Если у управляющей компании отобрана лицензия - это ещё не означает, что она банкрот!

Если у управляющей компании отобрана лицензия - это ещё не означает, что она банкрот! | Программа: ОТРажение | ОТР

ЖКХ по-нашему: Как заставить УК работать?

2019-12-04T16:57:00+03:00
Если у управляющей компании отобрана лицензия - это ещё не означает, что она банкрот!
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Ну что же, давайте к серьезным вещам – к «ЖКХ по-нашему». Это наша постоянная рубрика. Мы приветствуем Татьяну Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Человека, которому вы будете сегодня, как всегда, задавать самые важные вопросы. Что может быть важнее жилища нашего? Ничего.

Давайте поговорим сегодня об управляющих компаниях, которые не всегда качественно работают. Или как мы их назвали – «управляйки-негодяйки». Можно их так назвать.

Давайте посмотрим, у нас есть несколько историй из российских регионов, в этих историях люди пытаются заставить работать свои управляющие компании. Получается не всегда.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Успешный исход и неудача от чего зависят в таких историях? У кого-то получилось, а у кого-то – нет.

Татьяна Овчаренко: Там, где эта возмутительная история, избрали новую, а старая не дает документы, вообще не желает…

Ольга Арсланова: Бандиты просто.

Татьяна Овчаренко: Куда прокурор смотрит? У нас есть специальная статья в Административном кодексе – 7.23.2 (у нас там длинные такие названия) «Нарушение требований законодательства о передаче техдокументации», например. И там есть штрафы на должностных лиц – вообще 250 тысяч рублей.

Судиться надо в таких случаях. Неисполнение решения суда – уголовное преступление. Но главное – параллельно надо требовать перерасчетов. То есть не выполнено, нарушены какие-то меры противопожарной безопасности… Это ужас у них! – вот эти самые рубильники, на которых занавесочки, чтобы не попало. Это необходимо фиксировать, требовать перерасчета. И в обязательном порядке – все штрафы.

Я вам могу сказать, что у нас была такая лекция на эту тему. Вот если не убирают, только не убирают (одна-единственная процедура), если не убирают в подъезде в течение двух месяцев, то на этом при цене 2 рубля 40 копеек за 1 метр квадратный – ну, расценка конкретная – можно 1 560 рублей истребовать, просто соблюдая законные требования. Я думаю, что это правильный путь. Потому что просто жаловаться – этого недостаточно.

Петр Кузнецов: О правильном пути как раз. Посыпались эсэмэски. «Мы знаем, что делать. Нужно идти в суд», – Ставропольский край. «Про ЖКХ уже не надо говорить, а надо сажать всех подряд». Может, тогда вообще без «управляек» обойдемся, раз сразу все в суд идут?

Татьяна Овчаренко: А кто будет управлять?

Петр Кузнецов: Может, суд сразу и будет решать?

Ольга Арсланова: А можно как-то самоуправлением?

Татьяна Овчаренко: Можно, конечно.

Ольга Арсланова: ТСЖ.

Татьяна Овчаренко: Но законодатель, радея за монополистов, написал, что если у тебя больше 30 квартир в доме, то нельзя самостоятельно управлять. При этом должна вам сказать, что типовые проекты – это 16 и 32 квартиры.

Ольга Арсланова: Ну, собственно, все.

Татьяна Овчаренко: То есть уже сразу он вам преградил путь. Это вопрос монополизма. Они монополисты, у них сотни домов. И абсолютно никаких рядом конкурирующих структур. И вот это первопричина всех этих несчастий.

Ольга Арсланова: То есть управляющих компаний в принципе мало?

Татьяна Овчаренко: Просто мало.

Ольга Арсланова: Их недостаточно.

Татьяна Овчаренко: Им не позволили… Вот 300 домов, 400 домов, 1 000 домов.

Ольга Арсланова: У одной компании?

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: И, грубо говоря, они становятся нашими управляющими компаниями, не спрашивая нас?

Татьяна Овчаренко: Ну, не спрашивая, потому что граждане не выходят на общие собрания и вообще никак не решают эти вопросы. По закону…

Ольга Арсланова: Ну подождите. А на кого поменять-то, если их всего ничего?

Татьяна Овчаренко: Я вам скажу. У нас также отсутствует инициатива снизу, то есть нет самодеятельных бригад слесарей, столяров, плотников. Ну, я думаю, этому будут очень препятствовать. На самом деле это чисто подрядная работа. То есть сезон пришел, ты кого-то подрядил, он сделал. Если он хорошо делает, то из года в год заказываешь. Но это решение жильцов. А так зачем?

Ольга Арсланова: Вот нам пишут люди, в частности из Подмосковья, о новых домах. Новые жилые кварталы с дорогими квартирами часто, а иногда и с не очень дорогими. И к ним в комплекте управляющая компания.

Петр Кузнецов: Вот-вот-вот!

Ольга Арсланова: В частности, как правило, это управляющие компании, аффилированные с застройщиками. Поменять их невозможно.

Татьяна Овчаренко: Можно. Просто они сразу вписываются на пять лет, хотя по закону три года. Можно. От трех до пяти лет. Вообще минимальный срок договора – на год.

Ольга Арсланова: Даже за три года можно обобрать всех, и еще как!

Татьяна Овчаренко: Да, конечно. Так как закон пишется? Закон пишется заинтересованной стороной. Граждане, когда законодательство это готовилось, совершенно не обращали на него никакого внимания. Те, кто покупают эти новые квартиры, не объединяются – боже упаси! В результате, конечно, они попадают в руки просто откровенных мошенников. Но тем не менее за невыполнение можно расторгнуть договора даже с этими самыми товарищами.

Петр Кузнецов: Если речь о новых домах, то заодно и познакомитесь быстрее с соседями.

Татьяна Овчаренко: Друг с другом, да.

Петр Кузнецов: Конечно. Не помешает. Еще один конкретный вопрос. Сейчас звонок примем, подождите.

Калужская область пишет. Почему-то сообщение из Калужской области, но начинают так: «Московская область, Про́твино…»

Татьяна Овчаренко: Протвино́.

Петр Кузнецов: Протвино́. Неважно.

Ольга Арсланова: Это недалеко от Серпухова.

Петр Кузнецов: «Выиграл суд по переплате за горячую воду, но управляющая компания – банкрот. Вопрос: является ли новая ответственной за долги как преемница?»

Татьяна Овчаренко: Надо узнать, правопреемница ли она. Сначала надо выяснить.

Петр Кузнецов: Да, узнать. А может и не быть, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: Даже по саму факту того, что она пришла на место банкрота.

Татьяна Овчаренко: Вполне возможно, да, что она пришла на расчищенное поле, где нет никаких обязательств перед жильцами дома. И все начинается сначала. В принципе…

Петр Кузнецов: Это можно узнать, да? Это четко прописано: преемник.

Татьяна Овчаренко: Да, это необходимо узнать, правопреемник или нет, и потом принимать решение. И приняла ли новая компания на себя обязательства старой? Я подозреваю, что приняла.

Петр Кузнецов: И таких случаев с банкротством много? Мы выяснили, что не так много управляющих компаний. А много ли случаев банкротства управляющих компаний?

Татьяна Овчаренко: Ну, есть такое. Это довольно длительная процедура.

Петр Кузнецов: В связи с чем?

Татьяна Овчаренко: Обычно это…

Петр Кузнецов: С накопленными долгами?

Татьяна Овчаренко: Очень часто это просто разговоры. «Ваша бывшая компания – банкрот». А когда говоришь: «Документы на стол о банкротстве…»

Петр Кузнецов: А на самом деле – нет?

Татьяна Овчаренко: Нет, ничего. Просто она прекратила… У нее отозвана лицензия. Но это вовсе не означает, что она банкрот. И с обязательствами все не так просто. Меньше надо слушать, что говорят, а больше требовать документов – тогда станет понятно, на каком ты свете. Потому что может оказаться, что она потому и банкрот, что не хочет платить.

Петр Кузнецов: Может быть, в Протвино еще и не банкрот.

Ольга Арсланова: Московская область на связи.

Петр Кузнецов: Роза, да, из Московской области.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вопрос.

Зритель: Я в эфире? Могу говорить?

Петр Кузнецов: Да. Задавайте вопрос.

Зритель: Это город Электросталь Московской области. У нас управляющая компания «Жилкомфорт» не делает вообще ничего по нашему дому. Мы уже писали сколько писем! Дом рушится, дом старый, с балкона падают кирпичи. В общем, не делает ничего, на письма не отвечает, от нас скрывается. Мы им написали коллективное письмо всем подъездом: «Платить мы вам не будем, потому что вы ничего не делаете».

Вот как нам быть? И дали какой-то листок, на котором девять позиций, девять услуг на один расчетный счет. Это ненормально. К нам приходят две платежки. Мы не знаем, как платить. В общем, не делают ничего. И господин Овсянников организовал эту компанию сам по себе, ООО «Жилкомфорт». Вот как нам быть? Администрация города Электросталь вообще не реагирует на наши замечания.

Татьяна Овчаренко: Вот с этого и надо начинать – с администрации города Электросталь, которая, возможно, танцует польку «Бабочку» с вашим управленцем. Вы должны требовать перерасчета в обязательном порядке, штрафы назначать. И есть сроки в Жилищном кодексе.

К сожалению, только суд. Необходимо решать, что со счетами этой компании, для того чтобы там зарезервировать средства, которые вам будут должны. Либо перерасчет. Это вопрос серьезный, и просто одними жалобами вы не обойдетесь. На администрацию подайте жалобу губернатору, господину Воробьеву, на бездействие. Можно судиться за действия/бездействие должностного лица. Тут нужно серьезно к этому подходить, работать с юристом.

Ольга Арсланова: Важный вопрос интересует многих зрителей: кто является учредителем этих управляющих компаний? Кто у них начальники? Кому они принадлежат? И как найти на них управу?

Татьяна Овчаренко: Учредители не начальники, вынуждена я огорчить товарищей. Учредитель – это учредитель. Он учредил и отошел в сторону. Возможно, если это ООО, тогда перед ними отчитываются. Если это акционерное общество закрытого типа, то там есть какие-то акционеры, и они решают раз в год, получена прибыль или нет. А так там назначены директора, они и несут полную ответственность за деятельность.

И начальству жаловаться в данном случае бесполезно. Это только в контролирующие органы – что тоже подчас бывает бесполезно. В жилищную инспекцию. В стройтехнадзор, если дело касается инженерного оборудования. Санитарным врачам. И наконец – требовать отзыва лицензии, требовать смены руководящего состава, требовать проверить его образование, сдал ли он экзамены. У него вообще диплом есть? Кто он? Диплом у него не фальшивый? Я вам клянусь! Там такие ступени для того, чтобы загнать их, в общем-то, в нормы управления и права. Иначе никак.

Петр Кузнецов: Ну что, давайте расширим текущую тему, уже выйдем на вопросы любые по ЖКХ. У нас есть отдельная рубрика для этого. «Спросите Овчаренко» прямо сейчас. Любые вопросы по ЖКХ сейчас будем решать.

СПРОСИТЕ ОВЧАРЕНКО

Петр Кузнецов: Разминочка вот с чего, опять Московская область. Тут и смех, и грех. «Собака (дворняга) воет по 12 часов. Участковому писали – ноль». Я так понимаю, что за стенкой, не во дворе же.

Ольга Арсланова: Дворняга? На улице?

Петр Кузнецов: Собака (дворняга). В скобках.

Ольга Арсланова: Может быть, она на улице воет. Хорошо. Ну, если она кому-то принадлежит, то вопрос к хозяевам, правда? А если она на улице?

Татьяна Овчаренко: Вопрос, вообще-то…

Петр Кузнецов: И человек уже, видимо, считал, что 12 часов. По 12 часов в день воет, полдня.

Татьяна Овчаренко: У меня за стеной собака, не дворняга лает по 8 часов. Я вынуждена вам сообщить, что сделать практически ничего нельзя. Правда, новый закон требует от владельцев, чтобы они обучали собаку у специальных тренеров, но пока, к сожалению…

Петр Кузнецов: В общем-то, это приравнивается к шуму, да?

Татьяна Овчаренко: Да, это нарушение, вообще говоря, шумового режима.

Ольга Арсланова: А если речь идет о собаке, у которой нет хозяев? То есть она воет где-то на улице.

Татьяна Овчаренко: Только в приют. Требовать, чтобы ее поместили в приют. Больше никак. Раз эта собака вести себя не умеет по-другому, простите…

Петр Кузнецов: Ну а звонить кому? Этим, которые отлавливают?

Татьяна Овчаренко: Вообще нужно выяснить, да. Санитарные службы этим занимаются. Еще они заявят, что у них нет договора с администрацией на отлов животных.

Ольга Арсланова: И вообще они должны за какие-то деньги приехать.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Татьяна Овчаренко: И вообще эта услуга платная.

Петр Кузнецов: Еще по звукам. «Помогите! Замучил гул в квартире. В ДУ сказали: «Не знаем откуда». Куда обращаться?»

Татьяна Овчаренко: Это вопрос вообще сложный, потому что…

Петр Кузнецов: А что такое гул в квартире?

Ольга Арсланова: Может быть, в голове гул?

Петр Кузнецов: То есть это какой-то источник непонятный?

Татьяна Овчаренко: Есть явление того, что человеку в силу нарушения определенных зон мозга гул этот кажется. Это недавно выяснено. Это первый вариант.

Петр Кузнецов: То есть к врачу можно сходить.

Татьяна Овчаренко: Да, это похоже. А если гул все-таки есть, то только расследование. То есть обойти все помещения…

Петр Кузнецов: Померить.

Ольга Арсланова: Хорошо. Вот еще претензии к комфорту: «Кто должен заделывать межпанельные швы дома? Квартира угловая, четвертый этаж. В квартире дует из щелей». Дому 25 лет при этом, он не старый, в общем-то.

Татьяна Овчаренко: Управляющая организация. Причем это в стадии текущего ремонта. Она обязана была при подготовке к осенне-зимнему сезону заложить это на следующий год, раз в этом году не сделала. А вы параллельно должны требовать перерасчета и штрафа в 50% за создание… Тьфу ты, Господи! За не поддержание надлежащих комфортных условий проживания – так это называется. В договоре управления это первый пункт.

Петр Кузнецов: На прямой линии Наталья, опять из Московской области. Наталья, здравствуйте. Вопрос.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вот у меня такой вопрос. Постоянно идет ремонт труб у нас, и идет ржавая вода – и холодная, и горячая. Вот бывает, что по двое суток у нас шла вода горячая. Ну, холодная – ладно, дешевле. Но горячая – двое суток! Ни помыться, ничего. Должны перерасчет они нам делать? Они говорят: «Нет, не должны. Просто сливайте». Но сливать – это же тоже деньги.

Петр Кузнецов: Понятен вопрос.

Татьяна Овчаренко: Так вас не устраивает то, что она ржавая, или то, что ее нет?

Зритель: Ржавая, ржавая. Пользоваться ею нельзя – ни холодной, ни горячей.

Татьяна Овчаренко: Ну, обязаны сделать перерасчет. Вообще вам должны… Есть приложение № 2 в 354-м постановлении, «Правила предоставления коммунальных услуг», там все написано. Это некачественная услуга. И деньги вообще, в принципе, вы платить за нее не должны. Пусть делают перерасчет на этот объем. Восемь часов за месяц может быть ненормативная температура. Чтобы восемь часов текла ржавая вода – там это не написано.

Петр Кузнецов: Спасибо, как всегда, за ваши ответы. Это рубрика «ЖКХ по-нашему». Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
ЖКХ по-нашему: Как заставить УК работать?