Если у вас нету сети... Обходиться без социальных сетей - подозрительно или нормально?

Гости
Елена Сюр
психолог, психотерапевт
Дмитрий Винник
профессор финансового университета при правительстве РФ, доктор философских наук

Тамара Шорникова: И продолжаем разговор о соцсетях. Смотрите, стандартная история. Вы знакомитесь с кем-то, потом находите друг друга в соцсетях, смотрите последние фотографии, читаете пару постов. Вы понимаете: да, действительно интересный человек. Или наоборот: ой, с виду и не скажешь, странная личность какая-то.

Иван Князев: Кто его знает, что у него в голове.

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Соцсети давно стали бесплатным банком данных. Информацию о вас там может найти кто угодно. Например, ваш потенциальный начальник или кадровик. По данным популярного сайта по поиску работы, 84% компаний изучают профили кандидатов в соцсетях перед трудоустройством. При этом 72% таких работодателей признались, что уже отказывали соискателям после того, как просмотрели его страничку ВКонтакте, в Фейсбук или в Инстаграме.

Тамара Шорникова: Чуть больше 40% начальников стараются контролировать поведение сотрудников на этих площадках и после приема на работу. А в 8% случаев неподобающее поведение в Интернете привело к увольнению.

Итак, что, если поиск ничего не дает? Собственно, кто сегодня не идет в соцсети? Этот человек очень занят или что-то скрывает, например. Может ли сегодня отсутствие такого персонального аккаунта стать такой черной меткой, когда и на работу не возьмут, и знакомые посмотрят-посмотрят и скажут: «Да ну его!»

Иван Князев: Будем обсуждать это вместе с экспертами. А вы нам тоже, друзья, расскажите. Вот у вас странички есть в соцсетях? Вы как-то фильтруете, что вы туда выкладываете? Зачем они вам нужны? Может, они вам действительно совсем не нужны? Выкладываете вы туда своих котиков или прямо вот ждете, когда лайк вам поставят?

Тамара Шорникова: Или жаркую вечеринку?

Иван Князев: Да, вечеринку, что все посмотрят, где вы. Или только исключительно по делу они вам нужны?

Тамара Шорникова: И вот еще важный вопрос: можно ли прожить без соцсетей? Этот вопрос мы задали нашим телезрителям – жителям Чебоксар, Рязани и Белгородской области. Давайте послушаем ответы.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Что вы думаете по этому поводу? Расскажите о своих страничках и о своем поведении в соцсетях. А мы поговорим с экспертом. Дмитрий Винник, ведущий аналитик Института исследований Интернета, доктор философских наук. Дмитрий Владимирович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Владимирович.

Тамара Шорникова: Дмитрий Владимирович, вот я даже выписала себе цитату нашего телезрителя, одного из, которые приняли участие в опросе: «Социализация – главный принцип успеха, один из важнейших признаков». Думаю, вряд ли кто-то сейчас с этим поспорит, что это сегодня важно: вот этот нетворкинг и т. д. А если у человека действительно нет аккаунта и он не ведет соцсети? Что это сейчас о нем говорит? Как к нему относится окружение?

Дмитрий Винник: Вы знаете, есть такое слово древнегреческое: «идиот» называется. Изначально оно имело другой смысл. В Древней Греции идиотами называли селян, которые жили вокруг полиса, вокруг древнегреческого города. Тоже граждане, но не имели возможность посещать там каждодневные публичные мероприятия. Включая и театральные представления. И соответственно, они не понимали шуток, которые во многом проистекали из театра. И они сами себя называли идиотами. А потом это слово приобрело такое значение, так сказать, ироничное такое значение: человек, который не понимает контекста. Это вот такую античную аналогию я хотел бы привести.

Тамара Шорникова: Но сейчас опасно, Дмитрий…

Иван Князев: Да нет, почему…

Тамара Шорникова: Опасная аналогия. Просто сейчас, я чувствую, такие СМС начнут к нам падать – ух!

Иван Князев: Те, у кого нет странички в Фейсбуке, идиоты.

Дмитрий Винник: …А так, вообще говоря, понимаете, прожить без соцсетей, конечно же, можно. И это совершенно нормальные люди. Я вам для контраста скажу, что я знавал людей, и дай бог им здоровья, я думаю, они до сих пор живы, у которых даже паспорта не было. Никогда не было паспорта. И в Сибири, допустим, таких людей, я так полагаю, что десятки тысяч человек. Это, конечно же, люди странные. В основном они представители старообрядческой культуры. Но не только. Жители удаленных таежных уголков. Но это совершенно психически нормальные люди.

Тамара Шорникова: Ну, не знаю. Вот смотри: «странные люди» – это уже какой-то такой образ некоего фрика, что ли. Хотя при этом у нас масса СМС. Смоленская область: «У меня нет странички в соцсетях, мне это неинтересно, смотреть на чужую жизнь глупо, да и дурь чужая тоже неинтересна, в жизни столько всего хорошего».

Дмитрий Винник: Мне вообще импонирует такая точка зрения.

Иван Князев: Давайте узнаем, что думает по этому поводу Юрий из Тулы. Он нам дозвонился. Юрий, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Юрий?

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Слышите нас? Насколько вы активный пользователь Интернета? Есть ли у вас странички в соцсетях?

Зритель: Скажу главное. Я пенсионер, мне 71 год, Юрий Михайлович … . Так вот, я вам скажу. Никогда у меня не было компьютера, ни планшета. Я пользуюсь простым телефоном, и то для экстренных случаев, вот вам позвонил. Большое спасибо, что приняли. Так вот, я скажу, в России есть старая поговорка: «Меньше знаешь – крепче спишь». Забыли ее. Мне 71 год, но посмотреть, вот там еще старше меня живы, потому что нервы спокойные. Вот у моей соседки недавно сломался компьютер. Ей 67 лет. Так она вся на иголках, крутится-вертится, не знает, что делать. Это прямой путь для тех, кто имеет… Я призываю вас: детей своих не приучайте к компьютеру, это прямой путь в сумасшедший дом.

Иван Князев: Да… Спасибо, спасибо вам, Юрий. Ну, действительно, если рассматривать те же социальные сети, Интернет и все остальное, те же сайты в контексте каких-то отклонений, то – да, у многих людей можно отметить и повышенную тревожность в связи с этим. Но об этом мы поговорим с другими специалистами.

Дмитрий Владимирович, я вот что хотел спросить. Получается, понимаете: социальные сети, Интернет – это ведь в нашей цивилизации, в нашем современном мире это такой вот неизбежный и новый этап развития коммуникации, да, коммуникационной среды какой-то. И без него уже ну совсем никак нельзя.

Дмитрий Винник: Нет, «никак нельзя» – я не согласен. Как-то можно. И задача общества заключается в том, чтобы на самом деле ограничить необходимость использования социальных сетей. Надо оставить людям возможность, чтобы они могли существовать и без них. Просто в качестве некоторой возможности. И я считаю, что такой тренд на медиа-аскетизм (я его так называю) или медиа-схизму, он постепенно будет увеличиваться и количество этих медиа-схизматиков, т. е. людей, которые ушли от социальных сетей, не используют их, т. е. такие иноки Интернета…

Иван Князев: А почему это становится… Да, я так и подумал, что вы скажете, что их становится все больше. А почему? Почему? Люди переосмысливают что-то?

Дмитрий Винник: Нет, ну конечно, они переосмысливают. Причины разные. Кого-то тяготит постоянный надзор, понимаете, вот паноптикум, публичность. У кого-то просто начинаются неврозы. Люди не могут поддерживать такое большое количество коммуникаций и реагировать на такое большое количество раздражителей.

Иван Князев: А может, люди просто понимают, что жизнь-то на самом деле реальная – она не там? Или нет?

Дмитрий Винник: Бывает, что и так. Но, вы понимаете, что значит «реальная жизнь»? Реальная жизнь и там тоже. Тут вопрос просто – соответствует ли это твоим ценностям. Смещение фокуса внимания, акцентов в сторону планшета, который находится у тебя перед экраном, или есть возможность погулять по парку.

Тамара Шорникова: Да, Дмитрий, и прямо коротко всё-таки про работу. Это очень важно. Мы сейчас многие говорим о том, что насколько это важно, действительно, как-то позиционировать себя в соцсетях. Большая внушающая цифра: 84% компаний изучают профили кандидатов. Но интересно, конечно, среди кого проводился опрос. Офисные это работники или нет? Потому что вряд ли же, наверное, если нанимают на работу сварщика, будут смотреть, что он там выкладывает у себя ВКонтакте, да? Насколько и для кого в первую очередь это сейчас важный рабочий инструмент?

Дмитрий Винник: Сварщика, конечно, возьмут в первую очередь потому, что сварщиков в стране страшный дефицит. В любом случае его возьмут. Конечно же, это да, офисные работники, клерки. Люди, основная работа которых заключается в общении с другими людьми. Конечно же, по социальной сети можно оценить адекватность человека и его коммуникативные способности. Вне всякого сомнения. Поэтому осуждать работодателей не стоит. Но в некоторых странах, кстати говоря, уже введены ограничения на мониторинг социальных сетей. Конечно, это доказать тяжело, но, по крайней мере, обоснованные отказы на основании ознакомления с социальными сетями – они просто выведены из законодательного…

Иван Князев: Спасибо. Спасибо вам, Дмитрий. Дмитрий Винник, ведущий аналитик Института исследований Интернета, доктор философских наук, был с нами на связи.

Несколько СМС. Чувашия вот пишет: «Я по молодости искал там вторую половинку. Сейчас очень редко захожу, чтобы только почитать новости в группе своего района, где живу».

Тамара Шорникова: «Те, кто не может жить без соцсетей, психически нездоровы», – пишет нам Брянская область. И давай послушаем телефонный звонок. Ольга, Рязань. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. Можно говорить?

Тамара Шорникова: Да, Ольга, слушаем вас.

Зритель: Я хочу похвастаться. Для нашего поколения считают, что они в компьютере не сильны. Так вот, буквально за 2 года я нашла и родственников, и соседей, и сослуживцев и родителей, и себе, и Север. Это потрясающая вещь. Представляете, 40 лет живу в Рязани, и через 40 лет я узнала, что здесь живут родственники, которые с нашим родом соединились в XIX веке. Вот я могла раньше это сделать без, как говорится, соцсетей или вообще компьютера? Конечно, нет.

Тамара Шорникова: Ну, по различной информации. Но вы, конечно, как минимум, гораздо больше времени и ресурсов потратили бы.

Иван Князев: Ольга не одна такая. Много людей нашли своих дальних родственников, которые в совершенно отдаленных регионах живут, только благодаря социальным сетям. Спасибо. Спасибо вам, Ольга. Еще вот интересная СМС, Краснодарский край: «В Интернете правда. Центральные каналы все врут, не смотрю их». Михаил подписался.

Тамара Шорникова: Любопытно, да, что пришла СМС в эфир одного из центральных федеральных телеканалов. «Как оторвать школьников от Интернета, которые 24 часа стреляют до истерики?» Это СМС из Нижегородской области. Вот об этом тоже поговорим с нашим психологом, психотерапевтом, экспертом. «С нашим психологом» хорошо прозвучало, да?

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Может быть, понадобится после эфира. Елена Сюр, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Елена Сюр: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Елена Анатольевна. Так, вы где?

Елена Сюр: Здравствуйте. Я здесь, здесь.

Иван Князев: Ага. А вот мы здесь.

Елена Сюр: Да, вот она я.

Иван Князев: Об отклонениях тогда поговорим. Вот многие наши телезрители говорят, вот звонил нам человек, говорит: «Не буду читать, только нервы себе трепать». Какие еще отклонения, какие страхи? Что мы приобретаем, когда много времени там проводим?

Елена Сюр: Давайте разберем две истории. Есть люди, которые учатся через Интернет, учатся через соцсети. А есть люди, которые действительно там зависают и всю жизнь уже полностью живут в той реальности, не своей жизнью. И уходят с головой в потусторонний мир, скажем, соцсетей. Когда живут, когда смотрят, как другие люди развиваются, как другие люди живут, смотрят, как они одеваются, в какие магазины ходят, а сами этого себе позволить не могут. И есть такие люди, у которых уже действительно отклонения. И про детей когда говорят. Действительно, есть дети, которые вот до одури сидят в Интернете, их вообще невозможно отодрать, как говорится, от телефона или от компьютера. Но если мы говорим с вами вообще в принципе о соцсетях, то я, как человек, как психолог, психотерапевт, то я могу через … помочь. Потому что огромное количество информации, которую я знаю, которую я в своей работе изучаю и получаю от людей, я могу это принести людям, дать им, и люди могут от этого получить очень много пользы. И огромное количество людей учатся через Интернет, через соцсети и благодарны такой возможности, что сейчас не надо ехать куда-то, где-то останавливаться, платить деньги бешеные за проживание, за обучение и т. д. Есть возможность в соцсетях этому научиться.

Т. е. есть просто разные вещи. И если мы говорим сейчас все-таки о девиантном, об отклонениях, то я бы рекомендовала, если ваш ребенок сидит за компьютером круглосуточно, это говорит о том, что вы его больше ничем не заинтересовали. Найдите возможности, начните задавать вопросы своему ребенку. Что он хочет? Что больше всего ему нравится? О чем он вообще мечтает? И начните в эту сторону его развивать. Где-то даже через усилия, на тренировку спортом отправьте, отправьте его на пение или иностранный язык или еще что-то.

Т. е. от нас, от родителей, очень много зависит, что будет наш ребенок делать. Если мы просто его бросили за компьютером и на него еще злимся и ждем, когда он сам от него отойдет, – не отойдет. Сейчас компьютеризированный век, когда все в Интернете. И любая информация, какую ты хочешь или не хочешь, вся есть в Интернете. И поэтому сейчас информации в принципе уже переизбыток, и люди хотят результат. И поэтому уже ищут возможности, как изменить свою жизнь через это, и ищут такие, скажем, знания, какие-то конкретные навыки, чтобы жизнь менялась и чтобы сразу польза была.

Тамара Шорникова: Да, Елена, давайте поможем телезрительнице. Любовь из Пензы, возможно, тоже хочет изменить свою жизнь. Здравствуйте. Ну, или просто высказать мнение. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я вот полностью согласна с вашим психологом, который говорит про детей. Она именно говорит про детей, что ребенок сам не отойдет от компьютера.

Иван Князев: Ну, понятно. Нужно его чем-то занимать.

Тамара Шорникова: А как оттащить-то? У вас есть рецепты?

Зритель: А как оттащить? Я вот 45 лет работаю в детском саду воспитателем. И я знаю очень много таких игр развивающих, как ребенка занять, как его отключить с одного вида деятельности на другой вид деятельности. А молодые не понимают этого. Родителям сколько об этом говоришь, родственникам, племянницам говоришь об этом…

Иван Князев: Не слушают, да, Любовь?

Зритель: Нет, компьютер ставят и все. И как будто ребенок этому научится чему-то. А он ничему не научится. Мне вот для работы тоже нужен компьютер. Но я там советую родителям стихотворение какое-то выбрать, там, по времени года как-то. А свою личную жизнь я не собираюсь туда…

Иван Князев: А вы кем работаете, Любовь, прошу прощения? Воспитателем, да…

Зритель: Я работаю в саду. 45 лет уже мой стаж педагогический.

Тамара Шорникова: Любовь, спасибо вам за звонок. Елена, у нас 2 минуты. И 2 вопроса. Если можно, как-то вот распределить время и ответы. Первое: если у человека нет соцсетей, это может насторожить работодателей? И говорит ли это что-то о человеке? Может быть, не уверен в себе?

Елена Сюр: Есть 2 варианта. Один вариант – он прячется и что-то скрывает очень серьезно, и поэтому не показывает свои соцсети, не показывает свою жизнь. И второй вариант – он действительно стесняется и не понимает, что показывать. Допустим, я не хочу свою жизнь показывать, мне нечего показать. Я живу простой совершенно жизнью. Хожу на работу, домой. И нечего показать, не о чем рассказать. И если говорить для работодателя, это действительно показатель, что человек, скорее всего, некоммуникабельный и, скажем, низкий по коммуникациям и по внутреннему состоянию. Потому что мы через соцсети проявляем себя.

Иван Князев: Прошу прощения, Елена Анатольевна, а работодатель может что-нибудь сказать, что вот, например, если человек не выкладывает свои фотки в соцсетях, он вполне себе самодостаточный, у него много друзей, он прекрасно с ними общается вживую, он к ним ездит, он их видит, он им звонит?

Елена Сюр: Тоже может быть вполне. Есть такие люди, которым не надо вообще соцсети, и у них прекрасно все с друзьями. Они туда не заходят даже вообще, в соцсети.

Иван Князев: Понятно. Т. е. однозначных выводов здесь нельзя делать.

Тамара Шорникова: Да, хорошо. И, меньше минуты…

Елена Сюр: Я вам хочу сказать очень важный момент. ФСБ конкретно смотрит, если когда человек устраивается на работу в ФСБ, просматривают все соцсети. И если где-то молодого человека увидели с бутылкой пива или с кем-то ненужным, то этого достаточно, чтобы его не взяли на работу. Поэтому надо быть очень аккуратным.

Тамара Шорникова: Ну, уж в такие-то структуры – понятно.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Не только, конечно, да, в ФСБ такие методы действуют. Но ладно, нам в ФСБ не работать.

Тамара Шорникова: Елена Сюр, психолог, психотерапевт, была с нами на связи. Это были темы дневного выпуска программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)