Если ваше имущество не учтено - ваша задача проинформировать о нём налоговые органы

Если ваше имущество не учтено - ваша задача проинформировать о нём налоговые органы
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Кирилл Никитин
директор Центра налоговой политики экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Земельному налогу требуются уточнения. Власти начинают сверку данных об участках граждан. До конца года ФНС совместно с Росреестром и муниципалитетами начнет кампанию по уточнению данных о земельных участках, в отношении которых сейчас не начисляется земельный налог. По данным службы, сейчас в стране их примерно 800 тыс. Юристы полагают, что в ряде случаев собственники участков смогут оспорить такие доначисления.

Иван Князев: В общем, еще одна тема нашего эфира. Земельному налогу требуется уточнение: в Федеральной налоговой службе недосчитались (часто, наверное, такое бывает) 3,6 миллиардов рублей. До конца года ФНС совместно с Росреестром и муниципалитетами сверится, сколько у кого земельных участков в базах данных, в отношении которых сейчас не начисляется земельный налог.

Тамара Шорникова: По данным налоговиков, сейчас в стране примерно 800 тысяч таких участков, о которых в Росреестре нет вообще никаких записей. К примеру, при средней сумме… Попробуем сейчас выяснить, кто же окажется должен и сколько при обнаружении таких участков. Так вот примерно при среднем платеже в 1,5 тысячи рублей и 3-летнем сроке налоговой давности общая сумма доначислений как раз может составить те самые 3,6 миллиарда рублей.

Иван Князев: Ну да, с одной стороны, деньги-то лишними ну никак не будут, в местные бюджеты регионов почти не поступали платежи по налогам с населения на землю, транспорт, дома. Кстати, их общая доля в консолидированном бюджете субъектов России составила всего 2,5%. А с другой стороны, гражданам после всех этих подсчетов могут прийти «письма счастья», как говорится, извещения «с сюрпризом», что у вас долг за 3 года за давным-давно заброшенный, забытый участок.

Тамара Шорникова: Будем разбираться, кому это грозит и чем конкретно. Сейчас будем спрашивать об этом нашего эксперта в первую очередь: у нас в студии Кирилл Никитин, директор Центра налоговой политики экономического факультета МГУ. Ну и вас тоже, наши дорогие телезрители, призываем к общению в прямом эфире – рассказывайте, вспоминайте, есть ли у вас такие огороды, дома, в общем, те участки, о которых вы хотите узнать, что же с ними будет, какова их судьба и сколько придется потратить на вот те самые забытые налоги.

Иван Князев: Ну да, и сколько сейчас платят граждане, если платят, сколько начисляют и так далее.

Кирилл Михайлович, здравствуйте.

Кирилл Никитин: Здравствуйте.

Иван Князев: Скажите мне, что сейчас они опять там недосчитались в налоговой службе?

Кирилл Никитин: Вы знаете, я бы начал на самом деле не с налоговой службы, я начал бы, наверное, с инициатора вообще всей этой дискуссии, а именно со Счетной палаты. Счетная палата, как вы знаете, – это орган парламентского контроля, он у нас подчиняется Федеральному собранию. Счетная палата время от времени проводит те или иные проверки по тем или иным направлениям. Вот, в частности, Счетная палата проверила проверки, связанные с исчислением налогов, в том числе земельного налога, в двух областях, Смоленской и Ивановской. И значит, на примере двух областей, Смоленской и Ивановской, выяснила, что на уровне муниципалитетов существует проблема, собственно говоря, проблема, которая действительно существует, давно существует, – проблема того, что далеко не вся земля, которая физически существует…

Иван Князев: …есть на бумажке.

Кирилл Никитин: Ну вы знаете, что значит «есть на бумажке»? Далеко не вся земля, во-первых, откадастрирована. Далеко не у всей этой земли есть кадастровая стоимость. Далеко не у всей земли, которая откадастрирована и у которой есть кадастровая стоимость, есть правообладатель или есть полные сведения о правообладателе. Например, у земельного участка может быть историческое такое сведение о правообладателе, как Никитин К. Я ли это или кто-нибудь еще, это вопрос спорный, да?

Дальше. Даже если земля есть на кадастровой карте, есть у нее правообладатель, а у нее может быть не определен тип земли, собственно говоря, и также вид разрешенного использования земельного участка. А вот все эти параметры в совокупности обязательны, для того чтобы, выражаясь формальным языком, вовлечь земельный участок в налоговый оборот.

Иван Князев: Слушайте, ну это же сколько времени уйдет, 800 тысяч у нас таких неучтенных земельных участков, посмотреть, кому они принадлежат, внесены они там в какой-то реестр либо не внесены, сколько стоят и так далее…

Кирилл Никитин: Я отвечу на ваш вопрос, но прежде я продолжу мысль, связанную с тем, что вот Счетная палата провела вот эту вот проверку и сделала ряд интересных выводов, из которых почему-то в силу новостного цикла была выхвачена вот эта вот оценка условная, приблизительная, экстраполированная с 2 областей из 85, в 3,6 миллиарда рублей, которая, если посчитать за 3 года, да если везде все так, как в Ивановской и в Смоленской областях, то, может быть, будет 3,6 миллиарда рублей. Ну это прекрасная история на самом деле, давайте на самом деле говорить о реальных проблемах, а не о вот этих вот умозрительных заключениях.

Вот реальные проблемы заключаются в том, что, смотрите, у нас есть Конституция, в ней написано, что каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. У нас есть не так давно введенное требование налогового законодательства, что тот факт, что у вас ваше транспортное средство, или земельный участок, или объект недвижимого имущества не поставлен на налоговый учет, это вас не освобождает на самом деле от обязанности платить налоги. Это ваша задача по вашему имуществу, если оно где-то не зарегистрировано или не учтено, проинформировать в том числе налоговый орган. Но это как бы некоторый набор абстрактных соображений.

Были практические соображения, связанные со следующим, что действительно у нас в стране достаточно большое количество, давайте мы сейчас поговорим о земельных участках, у нас такая же история есть с налогом на имущество, пока о земельных участках. Действительно, больше количество земельных участков, может быть, никому особо не нужных, а может быть, где-то и нужных вполне, происходит это не только в Смоленской области, это происходит вполне себе в Одинцовском районе, например, Московской области, где, как вы можете догадаться, земельные участки имеют совершенно иную стоимость и так далее. Значит, происходит некий разрыв между данными, имеющими место в государственных органах, и собственно фактом.

Вот этот разрыв, собственно говоря, и планируют путем организации комплексного взаимодействия между органами местного самоуправления, – а я подчеркну, местное самоуправление в данной ситуации имеет очень большую роль, я сейчас объясню какую, – между Росреестром и Федеральной налоговой службой вот этот вот разрыв попытаться в рамках федеральной целевой программы, собственно говоря, Росреестр вместе с Федеральной налоговой службой закрыть.

Что на самом деле происходит? На самом деле происходит очень простая вещь. Вот, значит, большой объем действий, которые требуются для постановки, для должной постановки объектов, земельных участков на кадастровый учет, – заказ комплексных кадастровых работ, определение, выявление собственника, правообладателя и так далее – зависит от муниципалитетов.

На самом деле Росреестр в данном случае есть такой орган, который, во-первых, вообще не про налоги, он на самом деле про регистрацию, и во-вторых, он делает все в заявительном порядке: заявили, что это мой участок и так далее, и тому подобное в должном порядке – поставил на учет; не заявили, и как бы бог бы с ним, да? В данном случае это как бы вопрос человека или юридического лица, которому принадлежит земельный участок. Органы местного самоуправления вправе также на самом деле совершать действия, связанные с постановкой объекта на кадастровый учет, выявлением правообладателя и так далее.

Но факт заключается в том, что, как вы знаете, у нас из субъектов федерации, из 85 у 75 стабильно дефицит бюджета. Это не благодаря тому, что они такие несчастные, неправильные и неработающие, а благодаря в первую очередь сверхцентрализации налоговой и бюджетной систем. Но помимо всего прочего, о муниципалитетах и говорить не приходится. Да, у нас есть отдельные муниципалитеты, которые богатые, какой-нибудь Одинцовский район, или какой-нибудь Сосновый бор в Ленинградской области, или Череповец, и так далее, а большинство наших муниципалитетов денег не имеют практически ни на что. И с этой точки зрения у них нет ни денег, ни ресурсов, ни, наверное, может быть, компетенций, для того чтобы выполнить те задачи, которые они могли бы выполнить.

И вот в этой связи что будет происходить? Я вам просто хочу сказать про 800 тысяч участков: в этой связи будет комплексным образом происходить ситуация, при которой муниципалитеты будут всячески стимулированы, в том числе финансово путем предоставления им денежных средств, для того чтобы выполнить тот комплекс действий, который они могут выполнить для постановки земельных участков на кадастровый учет…

Иван Князев: Ага, то есть им все-таки дадут денег, да?

Кирилл Никитин: Им дадут на это денег, просто не абы на что, из бюджетов субъектов соответствующих не абы на что, я хочу подчеркнуть, а именно на эти задачи, то есть им дадут целевые деньги. Значит, им дадут деньги, им дадут ресурсы соответствующие, и они эту задачу с высокой степенью вероятности и выполнят в достаточно короткий срок под соответствующим контролем, потому что, как вы понимаете, финансовый контроль – это самый замечательный контроль в этой…

Иван Князев: А не получится ли так, что вот ну хорошо, мы сейчас заявили, 3,6 миллиарда, это прекрасная сумма денег, много, хорошо, консолидированный бюджет пополнит наши регионы. А те деньги, которые им сейчас дадут на то, чтобы все организовать и посчитать все эти неучтенные земли, не окажется ли их больше, чем эти 3,6 миллиарда?

Кирилл Никитин: Вы знаете, думаю, не окажется. Опять же я могу думать так, кто-то может думать иначе. Я думаю, что вопрос заключается, наверное, в другом. Я вам поясню, почему я считаю, что не окажется. Я знаю, что в целом ряде субъектов федерации частный бизнес проявляет инициативу, а это на самом деле происходит во многих странах, там такая практика…

Иван Князев: Чтобы разобраться с некоторой землей, нет?

Кирилл Никитин: Нет, не в том, чтобы разобраться, а в том, чтобы за счет собственных средств выполнить эти комплексные кадастровые работы, обеспечить полноту постановки земельных участков на учет из соображений о том, что будущие налоговые поступления полностью окупят, условно говоря, расходы, связанные с этими работами, и частные, и окологосударственные, и так далее, и тому подобное, что, мне кажется… Вы знаете, если к чему-то проявляет интерес частный бизнес, похоже, что доходов там может оказаться больше, чем расходов.

И кстати говоря, вы знаете, эта история не уникальная: во всех, не знаю, американских городах, я аналогию небольшую проведу, не знаю, особенно в прошедших через период джентрификации, когда там деградирует центр города, очень часто муниципалитеты берут займы, выпускают облигации или берут займы в банках для развития территорий, а потом отдают эти займы из налоговых поступлений, связанных с ростом кадастровой стоимости. Это не прямая аналогия на самом деле, в данном случае это аналогия, связанная с тем, что вот можно провести эти работы, а потом налоговые поступления компенсируют как бы стоимость этих работ. Так что я уверен, что вершки с корешками в данном случае срастутся, скажем так, и одни других не будут превышать в полном объеме. Вот это, собственно говоря, история.

А что касается 3,6 миллиардов, я еще раз хочу сказать: знаете, никто эти цифры не заявлял, кто-то, условно говоря, очень сильно экстраполировал что-то. Тут вопрос, вы знаете…

Иван Князев: Пока пальцем в небо, да?

Кирилл Никитин: Вы знаете, пальцем в небо.

Но вы знаете, я хочу при этом не приуменьшать важность работы, проделанной Счетной палатой. Счетная палата представляет собой такой вот независимый взгляд на ситуацию в экономике страны, и мы видим, в частности… Вот у нас недавно было, если вы помните, перед президентскими выборами списана налоговая задолженность граждан старая по транспортному налогу, по земельному налогу, по налогу на имущество. И после этого заново начался рост задолженности по этим налогам. О чем это свидетельствует? Это свидетельствует частично о неэффективности администрирования, которую сейчас пытаются решить в периметре органа местного самоуправления, ФНС и Росреестра. Частично о том, что…

Тамара Шорникова: О бедности регионов?

Кирилл Никитин: Частично о том, что где-то задраны ставки, избыточно задраны ставки и накапливается та задолженность, которая на самом деле нереальна ко взысканию.

Иван Князев: Ну вот звонок у нас…

Кирилл Никитин: И в этом смысле вот это очень правильная постановка вопроса, просто она не про 3,6 миллиардов, а про наличие проблемы вот там и про необходимость эту проблему решать, о чем, о решении потенциальном, мы и слышим.

Тамара Шорникова: Ну вот один из регионов со списанными долгами, Дагестан, на связи.

Кирилл Никитин: Так.

Тамара Шорникова: Здравствуйте, Ибрагим.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Да-да. Вот такой вопрос у меня. Вот лет 15 тому назад я купил земельный участок около Махачкалы, и дом построили, живем, за газ плотим, за свет плотим, за воду плотим. Никак мы не можем оформить этот участок, говорят, это не относится ни к городу Махачкале, они отсылают нас в Карабудахкентский район. Карабудахкентский район говорит, что это к ним не относится. Мы хотели как законные владельцы дома, чтобы налоги пошли государству, чтобы мы нормально получили дотации, – ничего, никак не можем это дело. Помогите, пожалуйста, как нам быть?

Тамара Шорникова: Понятно, Ибрагим. Ну вот есть разные нюансы, по которым действительно люди хотят, в общем-то, по закону все делать.

Кирилл Никитин: Да. Ибрагим, давайте я вам отвечу. Я теряюсь, в какую камеру смотреть…

Тамара Шорникова: Вот ваша камера, напротив.

Кирилл Никитин: Вот я буду смотреть туда. Ибрагим, давайте я вам отвечу. У меня вам предложение очень простое. Это, собственно говоря, во многом не ваша проблема, а проблема, наверное, неразберихи между двумя муниципалитетами. Вы, пожалуйста, дойдите до ближайшего налогового органа и, пожалуйста, оставьте им официальное заявление о том, что вы хотите убедиться в том, что принадлежащий вам на законных основаниях земельный участок (вот моя выписка из Росреестра или вот мой договор, условно говоря), я информирую вас о том, что он мне принадлежит, о том, что я готов платить с него налоги. А дальше уж пусть налоговые органы между собой разберутся на предмет того, к ведению кого он относится и как убедиться в том, что вам начнут исчислять налоги. Вы свою задачу выполните и предоставите налоговым органам, Росреестру выполнить свою задачу.

Тамара Шорникова: И здесь коротко, возможно, ответ будет тот же, но есть нюансы, из Смоленской области просто похожая история: у женщины дом, по картам он на болоте, тоже хотела зарегистрировать, ей говорят, что невозможно, потому что там болото. Физически болота нет, она говорит, что там все в порядке, придите ногами и посмотрите. Но ей отказывают в регистрации, потому что там якобы ее дома быть не может.

Кирилл Никитин: Ну вы знаете, я считаю, что вот в данной ситуации не нужно знать законодательство, нужно использовать здравый смысл. Я как налогоплательщик обязан… Мы говорим, кстати, когда о доме, мы говорим уже не о земле, не о земельном участке в данном случае. Я как налогоплательщик обязан информировать налоговые органы о принадлежащем мне имуществе, которое подлежит налогообложению. Значит, выполните эту обязанность в свободной форме в адрес того налогового органа, который вам ближе или который… Тут, в данном случае, видимо, нет спора по поводу того, какой налоговый орган…

Тамара Шорникова: Тут не указано, дом с землей они хотят регистрировать или отдельно дом.

Кирилл Никитин: Еще раз хочу сказать, моя главная рекомендация – оставьте, пожалуйста, документальный след того, что вы свои обязанности как налогоплательщик выполнили.

Тамара Шорникова: Обратились как минимум в письменном виде, чтобы было подтверждение.

Кирилл Никитин: Обратились в письменном виде, поставили, я не знаю, в электронном виде или поставили отметку на второй копии документа и так далее…

Иван Князев: Ну да, как минимум подстраховаться нужно, чтобы потом претензий никаких не было.

Кирилл Никитин: Замечательно. А дальше, я просто хочу сказать, проблемы-то уже становятся не вашими, условно говоря. Переложите эту «обезьянку» со своего плеча, пересадите на плечо…

Иван Князев: …муниципалитета.

Кирилл Никитин: …того, кто ей будет заниматься, да.

Иван Князев: Галина, Ярославская область нам звонит. Галина, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день, ведущие и гости студии.

Кирилл Никитин: Здравствуйте.

Зритель: Я бы хотела по вашей теме, значит, «Разыскивается ваша земля». Моя земля, конечно, не разыскивается, потому что у меня зарегистрированы 2 участка, один 2 сотки и 30 соток при квартире. Я хочу сказать про налог. Плачу я 4 тысячи налог, и хочется спросить государство, за что же оно с меня берет, пенсионерки, 4 тысячи налога? Моя пенсия 12 800 рублей. За то, что я обеспечиваю свою семью овощами на круглый год? Вот за что берется? Моя земля содержится в надлежащем, хорошем состоянии, уход, естественно…

Иван Князев: А сколько у вас соток?

Зритель: У меня 2 участка зарегистрированы, 2 сотки и 30 соток.

Иван Князев: Тридцать соток, наверное, как раз-таки цифры могут быть адекватные. Может быть…

Кирилл Никитин: Галина, из какого вы субъекта?

Тамара Шорникова: Ярославская область.

Кирилл Никитин: Ярославская область. Вы знаете, я бы вам сказал такую вещь. На самом деле это вопрос явным образом не к нам в эту студию, это вопрос, собственно говоря, к муниципальным депутатам, за которых вы на региональной основе голосуете.

Иван Князев: Я думаю, Галина спрашивает, могут ли какие-то быть послабления.

Кирилл Никитин: Нет, я думаю, что, условно говоря, конечно, могут быть послабления, и все эти послабления полностью находятся, предоставление этих послаблений находится полностью в полномочиях муниципального собрания или местного совета…

Иван Князев: А прийти спросить куда можно?

Кирилл Никитин: Пусть Галина обратится к своему депутату, который приходит к ней раз в 5 лет и вероятным образом говорит, что дай мне подпись или проголосуй за меня и так далее, и скажет: ты посмотри, что я плачу 4 тысячи, а у меня 12 тысяч пенсия. И может быть, депутат подумает о том, что можно… У них есть достаточно большой диапазон ставок, в пределах которых они могут снижать или увеличивать налог, значит, понижать его для отдельных категорий земельных участков, для отдельных размеров земельных участков, для отдельных категорий лиц и так далее. И с этой точки зрения пусть Галина убедится в том, что к ней применяются все соответствующие вычеты в 600 метров и так далее. Вот мое предложение такое.

Но я просто хочу сказать, что, еще раз, давайте не разделять два процесса: один процесс, что я плачу деньги, а второй процесс, я хожу на выборы. Они, к сожалению, напрямую связаны. Вы голосуете ровно за тех людей, которые установили те ставки, по которым вы платите налоги.

Тамара Шорникова: Еще один звонок из Ставрополя, Ирина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Подскажите, пожалуйста, у нас была дача с 1995 года, право собственности было тех времен, старое свидетельство. Мы платили взносы за дачу. Потом прошло время, пришли люди и сказали, что это их участок, показали розовое свидетельство. У нас проблема, конечно, не было межевания. Мы судились, 5 участков было.

В общем, суды вынесли решение: мы не знаем, где ваша земля. И в общем, мы продолжаем, землю отобрали, то есть они там пользуются этой землей, а мы не знаем, где наша земля, и продолжаем уже в течение 5 лет платить налоги. В налоговой спросила, они говорят, что это не их вопросы, их дело взимать налоги. Вот что нам делать?

Тамара Шорникова: Так, интересно. А за что же…

Иван Князев: Да, за что же вы платите все-таки? В налоговой что-нибудь сказали?

Зритель: Понимаете, у нас же есть свидетельство тех времен, даже розовое свидетельство уже мы там в 2006 году получили, обменяли старое свидетельство, белый такой листик, на розовое свидетельство. И по этому свидетельству кадастровая служба налоговая сообщила в налоговую, что у нас есть участок 6 соток дачный, и с нас выставляют налоги. И с тех пор все мы платим, платим…

Иван Князев: Ну понятно.

Зритель: А были суды, что не знаем, где земля.

Тамара Шорникова: Да, Ирина, понятно.

Зритель: Земля есть, но где, не знаем.

Иван Князев: Там какой-то технический момент такой?

Кирилл Никитин: Вы знаете, я думаю, что это момент абсолютно неналоговый, условно говоря, налоговая действует по своему понятному протоколу: есть информация в Росреестре, значит, в отношении информации, переданной из Росреестра, мы будем исчислять налог. А вопрос фактического обладания, спора за земельный участок, определение его границ и так далее – это на самом деле вопрос вашего диалога с Росреестром и вопрос вашего диалога с судами. Условно говоря, я прошу прощения, я не могу ответить на все вопросы, я готов про налоговые вопросы отвечать.

Иван Князев: Ох, уж не скажите, вопрос не налоговый. У меня за машину, которую я давным-давно продал, до сих пор взимают налог и просят меня принести документ, доказать, что у меня ее сейчас нет, именно в налоговой просят. Ну да ладно.

Кирилл Никитин: Я думаю, что… Опять же мы говорим, конечно, не про земельный налог, а про транспортный налог. Вы идите в ГИБДД, вы получаете…

Иван Князев: Я-то схему знаю, я просто боюсь, там точно такая же история.

Давайте послушаем еще одного нашего телезрителя.

Кирилл Никитин: Давайте, давайте.

Иван Князев: Это у нас…

Тамара Шорникова: …Калужская область, Людмила.

Зритель: Да, Калужская область.

Кирилл Никитин: Добрый день, Людмила.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Меня зовут Людмила Ивановна.

Кирилл Никитин: Людмила Ивановна, здравствуйте.

Зритель: Я платила налог, земля оформлена давным-давно, с 2013 года, присылали квитанцию, я платила налог. Вдруг квитанцию присылают совершенно из Стерлитамака какого-то, ИНН совсем не мой. И сколько я ни звонила в налоговую инспекцию Малоярославецкого района, до сих пор вопрос не решен. Писала заявление даже, заявление писала, они все равно, квитанции, приходят на мой адрес, но ИНН Башкортостана. Я там в жизни никогда не жила и не была. До сих пор, наверное, уже года полтора я налоги не плачу, потому что мне не присылают квитанции.

Иван Князев: Ну правильно, зачем платить-то за непонятно кого, особенно из региона, в котором никогда не был.

Кирилл Никитин: Что значит «непонятно за кого»? Во-первых, насколько я понимаю, присылаю на имя тем не менее конкретного человека с правильным именем, фамилией и отчеством, да?

Иван Князев: Но почему-то из другой области.

Кирилл Никитин: Почему-то из Башкирии и почему-то с другим ИНН. Я прошу прощения, в подобной ситуации вы доходите до условного налогового органа по месту жительства, демонстрируете эту историю.

Вы знаете, я хотел бы подчеркнуть одну вещь. Вот этот комментарий «я 1,5 года налог не плачу», я хочу сказать, что этот комментарий не избавит по действующему законодательству от как минимум пеней за неуплату налогов. И вы знаете, я более того хочу сказать, что вот у нас многие соотечественники, значит, поступают каким образом? Они открыли личный кабинет, например, на сайте ФНС, они, переставая получать извещения, думают, что нет извещений и нет обязанности платить налог, а у нас как только открыл личный кабинет, извещения приходят в электронном виде в личный кабинет.

Иван Князев: Сразу причем все.

Кирилл Никитин: Конечно, да, а обязанность, как мы помним, не прекращается, даже если не пришло извещение. Так вот я хотел бы на месте нашей телезрительницы посоветовать дойти, если это реально, до своего налогового органа или письменным образом уведомить свой налоговый орган и в достаточно короткий срок все-таки начать процесс уплаты налога в отношении своего земельного участка, желательно, конечно, по своему ИНН, желательно, конечно, в налоговый орган по месту жительства.

Потому что я напомню, земельный налог – это источник финансирования, он напрямую, на 100% зачисляется в муниципальный бюджет. Соответствие, конечно, нужно его платить в свой муниципалитет, тот самый муниципалитет, который несет расходы, связанные с постановкой на учет, вообще, собственно говоря, какие-то расходы, связанные с вами.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Пробовали разобраться, что будет с потерянными участками, кто и какие налоги за них будет платить. Спасибо большое. У нас в студии был Кирилл Никитин, директор Центра налоговой политики экономического факультета МГУ. Спасибо вам.

Иван Князев: Кирилл Михайлович, спасибо.

Кирилл Никитин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Это были темы дневного выпуска программы «Отражение», впереди вечерние. Сейчас расскажем, какие темы будут обсуждаться там.

Иван Князев: Там тоже много интересного.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски