«Если вы не попросили помощь, вы ее не получите»

«Если вы не попросили помощь, вы ее не получите»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Антонина Дашкина
президент Союза социальных педагогов и социальных работников

Соцработники. Что у нас происходит в системе социальных услуг? Хватает ли соцработников, действенна ли их помощь, добираются ли они до отдаленных сел? Рассказываетпрезидент Союза социальных педагогов и социальных работников Антонина Дашкина.

Тамара Шорникова: Доля граждан старше трудоспособного возраста в России к 2025 году увеличится до почти 28% и составит 40.5 миллионов человек.

Виталий Млечин: Вот такая приятная статистика. Уже сейчас по данным волонтерских организаций в постоянном уходе в нашей стране нуждаются около 5 миллионов человек, а вот получают социальные услуги на дому по той же официальной статистике чуть больше 1 миллиона.

Тамара Шорникова: Статистика все-таки разная, первая была волонтерская, вторая официальная, но видим, что друг с другом не коррелируют, это очевидно. Как работает система социальной помощи? Как ее получать? Давайте разбираться.

У нас сегодня в гостях Антонина Николаевна Дашкина, президент Союза социальных педагогов и социальных работников. Будет отвечать на ваши вопросы наш эксперт, на ваши, на наши вопросы. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Антонина Дашкина: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Хочется сказать, согласны ли вы, во-первых, со статистикой, с тем количеством людей, которые у нас сегодня нуждаются в постоянном уходе на дому?

Антонина Дашкина: Вы знаете, статистика вещь упрямая, с ней сложно спорить. С другой стороны, статистика собирается разными людьми и дает разные результаты. То есть если нам волонтеры говорят одно, а официальная статистика говорит другое, то здесь, очевидно, правда где-то посередине. Но мы, конечно, должны владеть правильными цифрами, для того чтобы процесс обслуживания пожилых людей, инвалидов, семей с детьми группы риска был обоснованным и эффективным.

Тамара Шорникова: Дополним вопрос. По крайней мере судя по этой картине очевидно, что далеко не все, кто сегодня нуждаются в уходе, в социальной помощи, ее получают. Так ли это? Каков дефицит социальных работников сегодня?

Антонина Дашкина: В России эта цифра тоже разнится. 640 тысяч социальных работников, некоторые говорят, что более 500 тысяч. Правда, очевидно, в середине, то есть у нас между 500 и 600 тысячами специалистов и социальных работников. Эта цифра включает в себя и социальных работников, и специалистов по социальной работе. И вот здесь, конечно, для меня встреча с вами и со зрителями очень важна, потому что в России, говоря о социальной работе, не все проводят вот эту грань.

Социальный работник – это человек, который оказывает уход и помощь на дому, приносит продукты, помогает с уборкой помещения, ведет психологическую беседу, помогает пожилому человеку на дому. Но еще есть специалисты по социальной работе, которые обучаются 4-5 лет, получают диплом и выходят на организационные аспекты управления вот этими вопросами социального обслуживания. Поэтому у нас есть социальные работники, это полевые, главная наша опора, и специалисты по социальной работе, без которых мы тоже не можем обойтись.

Тамара Шорникова: Таким образом, если те 500-600 тысяч мы еще делим, получается, то тех самых как раз полевых работников, тех людей, которых ждут дома, еще меньше. Почему? Маленькая зарплата? Непопулярная профессия сегодня? Из-за чего люди не идут в социальные работники?

Антонина Дашкина: Вы знаете, сегодня, готовясь к эфиру, я позвонила в ряд регионов (в Якутию, в Приморский край), вакансий социальных работников полевых практически нет. Люди идут на эту работу, и вы не поверите, почему – потому что зарплата социального работника зачастую чуть ли не в 2 раза выше, чем зарплата человека с высшим образованием, обучившегося и получившего диплом.

Тамара Шорникова: Так, а сколько примерно?

Антонина Дашкина: Я могу вам дать информацию. Например, социальный работник в Кемеровской области получает 33 тысячи, а специалист с высшим образованием 22. В Кабардино-Балкарии социальный работник получает 22 тысячи 386 рублей, а специалист по социальной работе с высшим образованием, который управляет процессом, который должен внедрять цифровизацию, получает 12 тысяч. Это вот дисбаланс, который… Наша организация, в частности, вопросы, которые мы постоянно поднимаем. И проблема в том, что, говоря о социальной работе как профессии, люди не всегда сведущие не разводят эти две направления. В медицине это врач и медицинская сестра, так же у нас: специалист по социальной работе – это врач, а социальный работник – это медсестра.

Виталий Млечин: Очень хочется обратиться к нашим зрителям и узнать, сколько зарабатывают социальные работники в вашем регионе, если вы, собственно, являетесь социальным работником или знаете, сколько получают в вашем регионе такие специалисты, пожалуйста, позвоните нам или напишите, чтобы информация была максимально точной. Потому что, конечно, усредненные данные не всегда, к сожалению, полностью картину отражают.

Тамара Шорникова: А еще расскажите, приходилось ли вам вызывать соцработника, вам лично или, может быть, родственникам? Легко ли это было сделать или нет? Тоже ждем таких от вас откликов, таких рассказов. Кстати, Саратовская область уже пишет, что какие-то сомнения у них относительно цифр, но здесь официальные данные.

Антонина Дашкина: Данные получены из официальных источников.

Тамара Шорникова: Такие есть, ими оперируем, ждем от вас ваших конкретных реальных цифр.

Виталий Млечин: Но поверить действительно в это сложно, потому что я знаю, что лет 10 назад социальные работники получали просто сущие копейки, там не то что не 30 и не 20 тысяч, а тысячи 4-5 была зарплата в регионах.

Антонина Дашкина: Вы знаете, лет 10 назад, чуть больше, произошла историческая встреча социальных работников из регионов России с президентом, тогда Дмитрием Анатольевичем Медведевым, и мы поставили вопрос о катастрофически низкой зарплате и невозможности оказывать достойный уход за пожилыми, инвалидами. И было принято моментально решение повысить заработную плату социальным работникам. Но когда стали готовить документы, обратили внимание только на социальных работников, забыв о том, что специалисты по социальной работе управляют, как я уже сказала, этим процессом. То есть сейчас возникла опасность, проблема, в ряде регионов, я тоже могу их привести, есть вакансии на специалиста социальной работы, но нет вакансий на должность социального работника.

Виталий Млечин: Давайте разберемся. Понятно, что люди, которые нуждаются в помощи, есть в любом регионе и практически в любом населенном пункте, даже самом маленьком. А где есть специалисты, которые готовы им помочь? Мы говорим только о крупных городах, или еще где-то они существуют?

Антонина Дашкина: Нет, специалисты по социальной работе есть практически везде. У нас в России совершен мощный прорыв в развитии социальных услуг, социальных служб. Профессия, которая начала свое становление только в 1991 году, за эти 28-30 лет не возродила, а создала огромное количество учреждений: комплексные центры, стационарное обслуживание, услуги на дому. Естественно, что управлять этим процессом должны люди, которые этому обучены. Социальные работники сейчас в связи с повышением таким глобальным их заработной платы теперь тоже не берут каждого, как было раньше, есть стандарт. И даже идут на эту достаточно сложную работу обслуживания, тяжелую работу даже люди с высшим образованием на эти заработные платы.

Тамара Шорникова: Очень много SMS, хочется попробовать быстро, по возможности лаконично на них ответить.

Антонина Дашкина: Конечно, да.

Тамара Шорникова: Потому что действительно хочется помочь большему числу людей. Сначала сообщения, которые мы просили нам прислать про зарплату. Тульская область: «22 тысячи в Туле получает соцработник». Саратовская область: «Подруга работает в Саратове, 8 тысяч рублей». Ростовская область: «15 человек обслуживают, зарплата 10 тысяч, социальный работник».

Виталий Млечин: Вот еще: «Дагестан, социальный работник 16 тысяч». Воронеж – 12 тысяч, но Красноярск – 40 тысяч рублей!

Тамара Шорникова: Так. И важное сообщение на сайт пришло: «Каков порядок действий должен быть у инвалида у меня, например, маломобильного гражданина, чтобы получить помощь социального работника? К кому обращаться, звонить?»

Антонина Дашкина: Управление социальной защитой, Департамент социальной защиты, Министерство социальной защиты вашего региона. Вы всегда получите помощь. У нас заявительный принцип: если вы не попросили помощи, вы ее не получите. Это тоже, может быть, не совсем верно, но вот так пока сложена система. Поэтому необходимо звонить в управление, вам всегда помогут, я в это уверена.

Тамара Шорникова: И вот еще интересное сообщение: «В селе, где я проживаю (к сожалению, не указан регион) социальные работники пропалывают огороды, закручивают банки с консервами, сажают картошку. Разве для этого создана эта служба? Это не помощь, а дешевое рабство». С одной стороны, действительно кажется, что, наверное, другой функционал, мы его назвали в начале передачи, у социального работника. С другой стороны, это село, где эти вещи важны, где без этих вещей часто, тем более если человек сам не может это делать, трудно прожить. Как-то варьируется функционал соцработника от региона и от местности, где он работает?

Антонина Дашкина: Трудно себе представить социального работника, который пришел к своему клиенту, получателю услуг, и не поможет ему закрутить банки. Да, это звучит странно, это звучит, может быть, смешно, но ему некому помочь, это одинокая женщина 85 лет, которая живет в достаточно заброшенном селе, где уже и волонтеров не осталось, и, может быть, школа закрыта. Но социальный работник едет туда на санях, на лошади, на лыжах зимой, он приходит к этому человеку. Вот просто у меня такая есть книжка «Социальная работа – героические будни», вот там описана работа именно сельских социальных работников. Им приходится это делать, да.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем звонок из Белгородской области. Валентина к нам дозвонилась. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Вы знаете… Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, отлично. Говорите.

Зритель: Вы знаете, я сейчас слушаю вашу гостью. Бабушки у нас все бедные, несчастные. Но я хочу рассказать вам несколько о другом. Моя родственница, жена моего брата, уже много лет работает в сельской местности здесь у нас в Белгородской области соцработником. Нагрузка 10-12 человек. Вы представляете для села? – убрать двор, поднести, картошку посадить, прополоть ее, палисадники, приготовить что-то поесть, принести, все это понятно, правда? Но дело в том, что наши дедушки и бабушки, пусть у них пенсия 10-12 тысяч, но они довели ее до того, что она за них платит, они на нее постоянно жалуются, я свидетель того, что она действительно там у них пашет и сама же из своей зарплаты вносит за них плату. Ну это что, люди добрые?

Виталий Млечин: Так а как ее заставляет это делать?

Зритель: Что, платить?

Виталий Млечин: Да.

Зритель: Если она не принесет ежемесячную плату, которую должны платить дедушки и бабушки, она останется без работы.

Виталий Млечин: Ах вот оно что.

Зритель: И она это вынуждена делать.

Виталий Млечин: Понятно.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо.

Виталий Млечин: Ясно, спасибо большое.

Вот относительно вот этих денег – то есть это все не бесплатно?

Антонина Дашкина: Нет, я просто хотела сказать, что, во-первых, может сложиться впечатление, что этот социальный работник, ваша родственница каждый день обслуживает этих 10 человек. Это не так. На каждого человека положен 2 раза приход в неделю. Ряд услуг сейчас платные…

Тамара Шорникова: Какие?

Антонина Дашкина: Это зависит от… Есть специальные тарифы по услугам: помыть окно, вскопать огород, посадить рассаду. Это зависит от уровня заработной платы или пенсии пожилого человека или инвалида, чаще всего у них недостаточное количество денег, в этом случае оказывается помощь бесплатно. То есть бесплатно оказывается ветеранам Великой Отечественной войны, инвалидам с детства; достаточно большое количество категорий людей обслуживаются бесплатно. Но есть люди, которые должны заплатить за помывку окна, если она хочет это сделать чересчур часто.

Тамара Шорникова: Есть ли абсолютно для всех бесплатные виды помощи?

Антонина Дашкина: Сейчас социальные работники переходят на платные тарифы. Это оптимизация, против которой мы, конечно, как общественная организация тоже возражаем: слишком бедны наши старики, чтобы платить копейки. И также мне кажется, что сбор этих небольших денег требует большого административного ресурса, эти деньги нужно собрать, их нужно в каком-то месте аккумулировать, их нужно посчитать. То есть мы, конечно, за то, чтобы наиболее уязвимые группы оставались с бесплатной помощью. Но ваша родственница, конечно, должна обратиться с вопросами, которые вы сейчас задаете, в свои вышестоящие органы. Наши люди в нашей профессии очень скромные, очень боязливые.

Виталий Млечин: Понятно.

Давайте побеседуем с Кемеровской областью, начальник Департамента социальной защиты Кемеровской области Елена Воронина сейчас с нами на связи. Елена Анатольевна, здравствуйте. Слышите ли вы нас?

Елена Воронина: Здравствуйте. Слышу.

Виталий Млечин: Расскажите, пожалуйста, в вашем регионе как делают обстоят с социальными работниками? Достаточно ли людей? Сколько они получают и что можно бесплатно, какие услуги оказывают?

Елена Воронина: У нас в области обеспеченность социальными работниками достаточная, то есть нехватки таких специалистов у нас нет, в принципе и вакансий, текучки тоже нет. Конечно, приходят иногда люди, увольняются, но это те люди, которые не могут работать в данной профессии, потому что она специфична, она требует полной отдачи по отношению к людям, поэтому эти люди поработают немного и увольняются, а в основном это стабильные коллективы. Средняя заработная плата социальных работников у нас в регионе на сегодняшний день 33 тысячи рублей, это соответствует уровню 100%-у средней заработной плате в регионе.

Тамара Шорникова: И какую помощь оказывают? Что из этого бесплатно могут получить те, кто в этой помощи нуждаются?

Елена Воронина: Бесплатно у нас обслуживаются следующие категории граждан: ветераны Великой Отечественной войны, это все несовершеннолетние и граждане, чей доход не превышает прожиточного минимума.

Тамара Шорникова: А инвалиды?

Елена Воронина: Инвалиды у нас в зависимости от дохода. Если у них доход выше прожиточного минимума, социальные услуги по уходу они оплачивают. Но у нас тарифы очень маленькие в области, они небольшие, поэтому я считаю, что они доступны даже в случае ее полной оплаты.

Тамара Шорникова: А расскажите о тарифах, сколько?

Елена Воронина: Ну вот, например, у нас… В каждом муниципалитете тарифы согласовываются самостоятельно, но они очень маленькие. Например, у нас в городе Кемерово погладить 1 килограмм белья стоит 11 рублей, помыть посуду в течение 15 минут в квартире – 2 рубля 30 копеек, бритье – 6 рублей 50 копеек.

Тамара Шорникова: А есть какая-то почасовая оплата, например, если нужен какой-то долговременный уход?

Елена Воронина: Услуги сиделок у нас оказываются, там действительно почасовая оплата идет. Но сейчас наш регион в числе 12 субъектов вошел в систему долговременного ухода и ввиду того, что сейчас и стандарт сиделки утвержден, сиделки у нас вводятся в штатное расписание самих комплексных центров, то есть это будут штатные сотрудники наши, тогда уже почасовая оплата не будет использоваться – он будут получать заработную плату и работать весь трудовой день.

Виталий Млечин: Да, понятно, спасибо вам большое. Это была начальник Департамента социальной защиты Кемеровской области Елена Воронина.

Давайте теперь посмотрим небольшой материал. Наши корреспонденты спрашивали у людей на улицах, пользуются ли они услугами соцработников.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Вот, кстати, Кемеровская область только что написала: «С нового года соцуслуги подорожали в 2 раза». Насколько действительно мы… С одной стороны, мы слышим какие-то рубли, помыть 6.5 рублей и так далее. С другой стороны, многие действительно говорят, что даже такие суммы выливаются для них во что-то тяжелое.

Антонина Дашкина: Я не могу ответить на этот вопрос. Мы только что говорили с руководителем Кемеровской области. Я знаю, что регионы наряду с тарифами, которые предоставляются и по закону определяются государством, могут свои вносить коррективы. Знаете, мне кажется, что одна из очень важных у нас, больных проблем: наше правительство когда говорит о социальном блоке, о социальной сфере, говорит о здравоохранении, культуре, образовании, но никогда не говорит о нас, о социальном обслуживании социальных работников. Если говорить, врачи, учителя и работники культуры, но не говорить про социальных работников, то вот мы и получаем, что про нас люди мало знают, что к нам не обращаются. Я тоже всегда спрашиваю, с кем бы я ни ехала, куда бы я ни шла: «Вы знаете, кто такие социальные работники?» Люди многие не знают. Пока ты не столкнешься с этим, ты не будешь этого знать.

То есть тоже вот большая просьба и к этому эфиру: обратите внимание на профессию, без которой мы не сможем жить никогда, даже в самые богатые времена у нас будут пожилые, инвалиды, будут проблемы в семьях. Это то, чем мы занимаемся.

Виталий Млечин: Есть что-то, чего не хватает?

Антонина Дашкина: Кому?

Виталий Млечин: Вам.

Антонина Дашкина: Ну мы как раз об этом говорили. Нам не хватает рекламы, нам не хватает эфиров, нам не хватает возможностей говорить. Нам не хватает возможности донести свою позицию, потому что мы все-таки даже сейчас, когда говорим о социально ориентированных НКО, НКО работают часто без нас, без социальных работников. Поэтому это самая лучшая профессия в мире, это очень благородная профессия, и люди, которые в ней работают, действительно потрясающие.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: В этом мы не сомневаемся.

Виталий Млечин: Да, мы постараемся максимально донести ту информацию, которую мы можем, до наших зрителей. У нас в гостях была президент Союза социальных педагогов и социальных работников Антонина Дашкина. Мы беседовали о том, какая ситуация сейчас с социальной помощью в нашей стране.

А прямо сейчас мы расскажем, что будут обсуждать наши коллеги сегодня вечером в вечернем блоке программы «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски