Есть такая профессия – Родину защищать!

Есть такая профессия – Родину защищать! | Программы | ОТР

Рассказываем об истории российской армии

2021-02-20T21:56:00+03:00
Есть такая профессия – Родину защищать!
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Виктор Баранец
Член Совета по Общественному телевидению. Военный обозреватель газеты «Комсомольская правда»
Борис Кипнис
военный историк

Иван Князев: Ну что ж, переходим мы к главным темам этого дня, так или иначе они связаны с 23 февраля, с наступающим праздником, Днем защитника Отечества. Мы как бы уже и не привыкли к тому, что это ну просто праздник всех мужчин, но все-таки это больше праздник военных, не зря он называется День защитника Отечества. Ну и, кстати, женщины в погонах тоже в этот день принимают поздравления, военная форма красит не только мужчин, это мое личное мнение.

Оксана Галькевич: Ха-ха, да.

Ну еще, знаете, интересно, что праздник этот именно 23 февраля отмечают до сих пор в нескольких странах кроме России, в Белоруссии, Киргизии и Таджикистане, такой объединяющий момент из нашего общего, видимо, советского прошлого.

В следующем году этой дате будет ровно 100 лет. Но нашей армии, армии России, лет, конечно же, больше. Какой она была в разные истории периоды, эта профессия Родину защищать? Каким был образ военнослужащего и каким он является сегодня? Вот об этом, ну и, конечно, не только, давайте поговорим в ближайшие полчаса. Друзья, если у вас будут вопросы, легко присоединяйтесь, пожалуйста, звоните в прямой эфир, пишите нам на SMS-портал.

Ну а у нас сейчас на связи из Петербурга интересный собеседник, военный историк Борис Кипнис. Борис Григорьевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, здравствуйте, Борис Григорьевич.

Борис Кипнис: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Борис Григорьевич, я должна сказать, что сегодня я по вашей вине опоздала практически на работу, потому что я прослушала несколько лекций ваших в интернете, которые нашла, и очень была ими увлечена, очень интересно вы рассказываете об этом.

Борис Григорьевич, скажите, пожалуйста, вот мы говорим, отталкиваясь от 23 февраля, но это такая символическая дата, связанная так или иначе вот с новой Россией, с молодой Россией. А до этого периода были какие-то символические даты, которые так же вот отмечались как день людей военнообязанных, военнослужащих, день русской армии?

Иван Князев: День военного человека такой вот.

Оксана Галькевич: Да.

Борис Кипнис: Ну, во-первых, не будем лукавить: эта дата связана с Советским Союзом, а не с новой Россией, это первое. Второе: до революции в голову никому не приходило создавать какую-то специальную дату, связанную с русской армией. Русская императорская армия была окружена таким уважением и такой любовью, что достаточно было праздника в каждой воинской части, каждого полка, полка пехоты, полка кавалерии, праздника каждой батареи и каждого корабля. Дело в том, что у каждой воинской части был свой святой небесный покровитель, и в день его памяти в данной воинской части был праздник. Утром богослужение в полковой церкви, посвященное небесному покровителю полка или военного корабля либо батареи, а дальше церковный парад, после чего праздничный вечер в солдатских казармах, потом перетекавший в вечер в офицерском собрании...

Иван Князев: Ну то есть это вот такие богатейшие традиции были.

Борис Кипнис: ...который можно сравнить с концертом художественной самодеятельности, вот, солдатской и офицерской, ну и, естественно, застолье для солдат и для офицеров. Вот так изо дня в день весь год в каждой воинской части отмечался ее праздник, таким образом весь год был охвачен. А вот в сознании русских людей, и в первую очередь военных, особыми днями в первую очередь были день 19 августа по старому стилю, это день Преображения Господня. В этот день родилась официально русская гвардия, Преображенский полк, вы знаете прекрасно про него...

Оксана Галькевич: Петровский Преображенский полк.

Борис Кипнис: ...и его тезка Семеновский. И негласно Преображение Господне воспринималось и как праздник всей гвардии, и как праздник русских Вооруженных сил, российской императорской армии. А на флоте это был, конечно, день 6 декабря, день Николая Угодника, небесного покровителя нашего военно-морского флота. Смотрите Никольский морской собор в Санкт-Петербурге, где происходили все важные торжества в этот день для наших моряков.

Оксана Галькевич: Борис Григорьевич, вы сказали о том, что армия была окружена особым отношением и большой любовью общества. Вот если говорить об этом отношении и об образе военнослужащего в разные исторические периоды, как он менялся?

Борис Кипнис: Русский солдат – это защитник Отечества, беззаветно служащий престолу, Богу и Отечеству. На него смотрели как на человека, который посвятил себя, уйдя на военную службу... Напомню вам, что со времен Петра Великого и до конца XVIII века она была пожизненная, потом сократилось при Анне Иоанновне до 25 лет, но это считается все равно пожизненной службе, потому что трудно прожить так долго, участвуя в столь многих войнах, в которых участвовала Россия в те времена.

Человек отрывался навсегда от родной деревни либо от семьи в городе, часто в рекруты уходил неженатый человек. Конечно, солдаты имели право завести семью, более того, их дети были людьми свободными, если отец был крепостной до того, как стал солдатом, на него не распространялось больше ни крепостное право, ни тем более на его потомков. Но дети солдат должны были служить в армии известное количество лет. Итак, защитник Отечества, фактически посвятивший себя почти что пожизненно, и чаще всего так и бывало, военной службе.

Во-вторых, для русского дворянина другой службы почетной, кроме как служба военная, служба офицером, вообще была немыслима до второй половины XIX века. Только тогда, после отмены крепостного права, когда началась либерализация и демократизация общества, когда новые веяния стали проникать в русское общество, служба народу и России русскими дворянами могла уже восприниматься не только как служба в армии, но и быть ученым, о чем говорил ваш предыдущий оратор, это быть врачом, это быть инженером, это быть земским деятелем, наконец, и помогать крестьянству в его нелегкой жизни в посткрепостнической России.

Но это вовсе не значило, что служба в армии стала чем-то второстепенным, просто круг интересов и круг достойных занятий для дворянина расширился, вспомните хотя бы «Анну Каренину» Льва Николаевича Толстого: Левин, может быть, и отслужил... определяющимся после окончания университета, но он остался жить в деревне, он стал помещиком, и он как Николай Ростов во второй половине жизни, герой «Войны и мира», видел свою обязанность быть хорошим помещиком и этим помогать России, помогать крестьянам. Я вам просто объясняю, что военная служба была теперь, со второй половины XIX века, не единственным, чем исчерпывалось занятие молодого дворянина.

До отмены крепостного права, конечно, в первую очередь военная служба, она благородная, то есть соответствующая статусу дворянина. Вспомните того же Чичикова из «Мертвых душ», там вполне понятно, что он не дворянского происхождения, и по этой причине хищник и приобретатель. Другое дело, что и крепостное право превращало дворян в Собакевичей, Плюшкиных и Коробочек. Но чтобы сын дворянина стал вот таким хищником-приобретателем, как Чичиков, даже Гоголю в николаевской России в голову не приходило.

Иван Князев: Да, это было, конечно, сложно уже представить.

Борис Кипнис: У русского солдата была всегда возможность стать офицером, со времен Петра Великого, закон это поощрял. И у нас до четверти офицерского корпуса всегда были выходцы из самого простого сословия, а со времен Александра I они стали подниматься до уровня полковника – генерал-майора. Не забывайте, что в начале XX века кто были вожди Белого движения самые известные? Генерал Корнилов, сын казака сибирского из сибирской татарки, генерал Деникин, сын крепостного, генерал Алексеев, создатель Белого движения, сын крепостного.

Оксана Галькевич: То есть это такая была... ?

Борис Кипнис: Здесь, я думаю, ответ на отношение в стране к званию военного, тем более к званию офицера.

Оксана Галькевич: То есть это была такая важная ступень в этой социальной лестнице.

Борис Григорьевич, очень интересные вещи. Вы когда стали вспоминать о литературных героях, а давайте вспомним не только примеры произведений, а, может быть, великих деятелей нашей культуры? Литературы, музыки, композиторов, писателей, которые были...

Борис Кипнис: Ну естественно, естественно. Римский-Корсаков – морской офицер; Мусоргский – преображенский юный офицер, все-таки оставивший гвардейскую стезю ради музыки. Михаил Юрьевич Лермонтов... Кстати говоря, он никогда не стремился быть военным, но так как его исключили из Московского университета за участие в таких фрондерских отношениях к реакционным профессорам, он предпочел, чтобы времени не терять, пойти в Николаевское кавалерийское училище и через 2 года стать человеком, как он сам писал в письме своим знакомым, то есть стать офицером означало стать человеком.

Бестужев-Марлинский, декабрист, который стяжал себе славу на Кавказе еще солдатом-ссыльным заполнил своими произведениями, написанными под псевдонимом «Марлинский», русские журналы, и его смерть через полгода после гибели Пушкина оплакивала вся русская литература, к этому времени он уже был около 9 месяцев как прапорщик, ему все-таки вернули офицерский чин, а следовательно и дворянство. И таких примеров достаточное количество.

Военные были очень высокообразованные люди, не все, конечно, но была военная элита, которая не гнушалась пера, не гнушалась фортепиано, скрипки. Кстати говоря, автор русского национального гимна «Боже, Царя храни!» Львов – он полковник, участник войн с турками, храбрый офицер, но музыка победила в конце концов. Если бы не объем передачи, я бы мог вам, конечно, привести еще...

Оксана Галькевич: Да, это только малая часть.

Иван Князев: Да, с удовольствием бы слушали, Борис Григорьевич.

Борис Кипнис: Да. Ну, кстати, страна смотрела в 1990-е гг. «Петербургские тайны», … был младшим офицером уланского полка в свое время.

Оксана Галькевич: Да. Борис Григорьевич, действительно, это только малая часть...

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: ...имен, которые мы можем перечислить. Спасибо вам огромное! Еще раз рекомендую лекции Бориса Кипниса в интернете, друзья, ищите, очень интересно. Мы говорили коротко с Борисом Григорьевичем о том, что это была важная такая ступень этой социальной лестницы служба в армии.

Но и сейчас, в общем, армия тоже остается для многих возможностью как-то изменить свое положение в обществе, свой социальный статус. Давайте посмотрим небольшой сюжет, который сделали наши корреспонденты, там как раз о нескольких ребятах рассказ.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот интересный момент, да, что люди говорят, что они действительно и сейчас с честью служат Отечеству, как говорил наш предыдущий эксперт.

Поговорим о современной армии с Виктором Баранцом, военным обозревателем газеты «Комсомольская правда», полковником в отставке. Виктор Николаевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Виктор Баранец: Добрый вечер, ребята, добрый вечер.

Иван Князев: Виктор Николаевич...

Оксана Галькевич: Вас с наступающим для начала, Виктор Николаевич.

Иван Князев: Да, конечно же, да.

Виктор Баранец: Спасибо.

Иван Князев: Виктор Николаевич, а вот современная армия – она сейчас в каком статусе является и что дает современным молодым людям? Вот как раньше, говорил наш предыдущий эксперт, без этого не то что карьеру нельзя сделать, но таким вот серьезным человеком чести нельзя было стать, очень часто повторяли это слово. Сейчас это что? Кто туда идет? Как они дальше потом, в жизни что с ними происходит?

Виктор Баранец: Ага, хорошо. Ну, вы спросили меня сначала о современной армии, и я хочу сказать, что нынешняя российская армия – это армия, которую можно смело называть одной из сильнейших в мире, это раз.

Ну, второй вопрос, вы спрашиваете, кто туда идет и почему идут люди сейчас в армию. Я хочу вам припомнить брежневское время, когда уровень доверия народу армии где-то был на уровне 86%. Это было золотое время для армии, она купалась в народной любви, народном уважении, как клубника в сметане, и долгое время после падения Советского Союза престиж военной службы, ну несколько десятилетий, да и уровень доверия к армии народа был, в общем-то, гораздо ниже 86%, а сейчас он зашкаливает за 92%.

Я вам приведу всего лишь один факт, который говорит, насколько повысился престиж военной службы. Вот еще пару лет назад был зафиксирован случай, который можно, наверное, занести смело в Книгу рекордов Гиннесса для российской армии: в одном из высших военных учебных заведений количество желающих поступить в него повышало 30 человек. Вы знаете, я тогда написал статью, сказал, что МГУ, и Сорбонна, и Кембридж нервно курят в сторонке при таких параметрах.

Ну конечно, вам сейчас человек-контрактник говорил, конечно, дорогие друзья, рейтинг нашей армии за особенно последние 7–8 лет значительно вырос, и это по многим причинам, конечно, по многим причинам. Не будем скрывать, что, безусловно, что бы мы ни говорили о высоких словах о служении Отечеству, материальная сторона работает, здесь не надо, как говорится, вилять хвостом и уходить от этого вопроса. Да, ведь после 2012 года денежное довольствие армии значительно увеличилось, это раз. Во-вторых, очень серьезно стала решаться одна из острейших социальных проблем – это жилье. Вы понимаете, даже вот эти два фактора играют большую роль для тех молодых ребят, которые, возможно, не нашли себя на гражданке, а в армии они сейчас себя находят. Но не зря...

Оксана Галькевич: Да. Виктор Николаевич, я прошу прощения, что я вот вторгаюсь в этот разговор. Действительно, армия, мы видим, как она меняется, мы знаем, что действительно такой своеобразный хороший, надежный социальный институт в том числе. У нас просто есть звонок, давайте вместе с вами выслушаем Ирину из Ленинградской области, возможно, у нее какой-то вопрос или реплика, дадим ей слово в прямом эфире. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Очень рада, Виктор, вас видеть, очень много читала ваших статей по военной тематике, ваших отзывов, поскольку занималась именно этой темой военнослужащих.

Вот хочу сказать следующее. Есть такой критерий, на который, может, мужчины не обращают внимания, но вот мне как женщине, проходящей службу в армии, отслужившей 22 года в войсках, о престижности армии можно судить еще по такому моменту, как хотят ли девушки выходить замуж за молодых лейтенантов. Сколько было разведенных подполковников, и никто не собирался с ними даже строить семьи.

С 1991 года по 2011 год эта тема была очень актуальна, потому что армия была непрестижной. И только с 2012-го, как вы сказали, после подъема денежного довольствия и жилья, сейчас очень престижно выйти замуж за лейтенанта и создавать семьи. Это тоже боеспособность армии, поскольку семья – это, сами знаете, тыл армии, не тыл армии, а тыл офицера.

Оксана Галькевич: Очень интересное наблюдение, да, спасибо.

Зритель: Да. Но насчет контрактников тоже наблюдение. Я служила сама прапорщиком, и я прекрасно знала: когда начинаешь служить прапорщиком, заканчиваешь через 20 лет, твоя зарплата хоть как-то уравняется с лейтенантом. Сейчас же контрактники и прапорщики, сколько бы они ни служили, они все равно получают довольствие меньше, чем лейтенант, и вот эта категория не очень пользуется спросом у молодых девушек выходить замуж.

А я все-таки считаю, были даже такие перегибы на местах, что сократили всех прапорщиков, обозвали их ворами при господине Сердюкове, и это было очень обидно, прослуживши столько лет в армии, не воруя ничего, и тебя такими обозвали... Вот категорию все-таки от рядового до прапорщика хотелось бы, конечно, чтобы как-то пересмотрели, как-то улучшили их позиции, поскольку ребята здесь не очень популярные.

Оксана Галькевич: Да, Ирина, ну слушайте, видите, все меняется, по крайней мере не стоит на месте, значит, эти проблемы тоже будут решаться, мы надеемся.

Иван Князев: Спасибо вам, Ирина.

Оксана Галькевич: Виктор Николаевич, прокомментируете как-то замечания, соображения вашей читательницы, кстати, обратите внимание?

Виктор Баранец: Я скажу, что слова этой девушки достаточно объективны, потому что мне когда-то пришлось писать статью, и в этой статье был такой фрагмент: одна из женщин повесила объявление где-то на автобусной остановке о своем желании выйти замуж. Она там все свои параметры прекрасно указывала, и таким жирным, толстым фломастером было написано: «Офицеров просьба не беспокоиться». Да, сейчас, конечно, конечно, престиж офицерской службы значительно повысился, мы уже говорили, какие факторы.

А вот действительно, дорогие друзья, вопрос об оплате контрактников, конечно, он есть, он есть. Но я всегда считаю, что надо здесь смотреть на состояние экономики государства. Если бы состояние экономики государства позволяло, то, я думаю, и президент, и министр обороны никогда бы не были против, чтобы платить на начальном, на стартовом этапе контрактника, мальчика, который прослужил полгода и стал контрактником, где-то платить 25–27 тысяч рублей. И несмотря на это, люди идут.

Да, и вы же посмотрите, здесь же я бы очень сильно слукавил перед вами, как буквально несколько месяцев назад был приказ министра обороны, когда нескольким, по-моему, четырем и более категориям солдат и сержантов-контрактников денежное довольствие повысили. Государство видит, государство регулирует, но, конечно, государство не может прыгнуть выше своего военного бюджета, оно платит служивому народу столько, сколько ему позволяет военная казна, да и государственная тоже.

Иван Князев: Виктор Николаевич...

Виктор Баранец: Да, пожалуйста.

Иван Князев: Виктор Николаевич, а вот еще такой вот интересный момент. Ну служба в армии, она по сравнению как бы с карьерой обычного гражданского человека не такая долгая, военный уже лет в 40 уходит на пенсию. А потом они где и как работают, как себя находят?

Оксана Галькевич: И находят ли? Очень многие идут просто в охрану. Почему так? Почему люди не могут найти себя в гражданской жизни?

Виктор Баранец: Да, я могу согласиться. Только не подумайте, что все военные идут в охрану. Многие очень прилично устраиваются, они входят даже в состав, совет директоров очень крупных военно-промышленных компаний.

Иван Князев: Ага.

Виктор Баранец: Нельзя говорить, что человек, который в 45 лет снял погоны, он сразу бежит в ЧОП, берет этот пистолет и садится на проходной, чтобы проверять, чтобы рабочие что-то не выносили. Нет, дорогие друзья, я хочу быть искренним: меня очень обижает вот такая, я не хочу сказать, что такая либеральная молва, о том, что вот такие, 45 лет, крысоморды, уходят, получают такие пенсии...

Дорогие друзья, а ведь военный человек не 8 часов служит Родине в день, он служит Родине 24 часа в сутки. Военный человек – это не гражданский человек, который насидел теплое местечко где-нибудь в городе или в селе. Этого человека посылают на войну, и нередко, к сожалению, случается так, что он возвращается к жене и к детям в гробу, это надо тоже учитывать.

А сколько здоровья теряют! Да, выходят в 45, но вы посмотрите, какие у них разбухшие от всяческих приобретенных во время службы болячек, там книжка медицинская распухает, – это тоже армия, это тоже долг, это значит, здоровье было отдано во время защиты Отечества.

Оксана Галькевич: Виктор Николаевич, ну это справедливый социальный пакет, знаете, довольных всем всегда, часто бывает, что нет людей, которые довольны были бы всем, вы же понимаете, сколько людей, столько и мнений.

Виктор Николаевич, спасибо вам огромное! С вами всегда интересно и всегда не хватает времени. Я еще раз поздравляю вас с наступающим праздником. Друзья, у нас в эфире был Виктор Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», и я уверена, что многие из вас знают этого автора этой газеты, полковник в отставке.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)