• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Евгений Сучков: Любые патерналистские игры с избирателем рождают в обществе ожидания немедленных улучшений. И это очень опасная игра

Евгений Сучков: Любые патерналистские игры с избирателем рождают в обществе ожидания немедленных улучшений. И это очень опасная игра

Константин Точилин: Вернёмся к нашему опросу, который мы проводим на нашем сайте.

Ольга Арсланова: Решение каких проблем вы ждете от президента – спрашиваем мы вас. Проблемы эти перечислены. Вы можете зайти на сайт http://www.otr-online.ru/, выбрать то, что вам ближе, проголосовать. Также вы можете позвонить в прямой эфир.

К.Т.: Голосование уже началось тогда, да?

О.А.: Да, вот сейчас вы видите на ваших экранах. Вы можете в прямой эфир позвонить и ответить на этот же вопрос.

К.Т.: Но нам, единственное, надо честно предупредить сегодня дозвониться будет сложней, чем обычно, потому что телефон у нас все-таки в приоритете: мы вызваниваем кандидатов, мы связываемся со штабами, с нашими корреспондентами, так что дозвониться будет сложно, но как всегда возможно. А у нас в студии Евгений Борисович Сучков, директор Института избирательных технологий. Евгений Борисович, здравствуйте!

О.А.: Здравствуйте!

Евгений Сучков: Добрый вечер!

К.Т.: Пока мы готовы в любой момент сорваться снова на прямую линию с Центризбиркомом, как только там будет важная информация. Пока давайте обсуждать, собственно, то что мы уже знаем.

О.А.: Ну мы точно знаем, что явка высокая. Есть данные на 6 вечера по Москве, скорей всего она будет только расти, но сейчас она составляет почти 60%, и это более чем на 5% больше, чем в 2012 году на предыдущих выборах. С чем это может быть связано?

Е.С.: Вы знаете, на самом деле явка в этой кампании действительно удивляет, причем удивляет в хорошем смысле. Чем выше явка, тем понятно больше легитимность власти, достоверность выборов, так как даже те нарушения возможные, они в меньшей степени влияют на конечную честность подсчета, да? Что хотелось бы отметить, причины значит, как вы спросили. На мой взгляд, причины здесь основные две – это, конечно, федеральная кампания, которая стимулировала повышение явки. Кампания, нужно сказать, результат этот подтверждает, прошла достаточно успешно. В то же время нельзя не отметить, это необходимо отметить, работу региональных властей в субъектах федерации, которые также проводили массу мероприятий по повышению явки. Еще важно, что подавляющее большинство мероприятий, абсолютно подавляющее большинство, проводилось в рамках действующего законодательства, вот это нужно отметить, да.

К.Т.: Вы хотите сказать, что кампания была чистая?

Е.С.: В плане организации явки - да, она может кому-то нравится, не нравится, но нарушения закона не было, если кому-то не нравится закон – это другой разговор.

О.А.: Что вы имеете ввиду под "нарушением закона"? Административное давление, на которое не жаловались?

Е.С.: Да, да, но в данном случае, вот фактов такого жесткого административного давления очень немного. Они пока что еще не подтверждены, будем откровенны.

О.А.: Что все-таки привлекло больше всего людей на участки? Разные же способы использовались.

Е.С.: Вы знаете, одной причины нет. Я сказал, что хорошо во многих регионах сработали региональные администрации. Тяжелый, традиционно, регион Волгоградской области, традиционно тяжелый. Изначально протестный, красный пояс, да, сильное влияние КПРФ. В этот раз явка достаточно высокая. Я надеюсь и предполагаю, что и голосование будет соответствующее. А в средней полосе России, если брать, ну наверно Владимирская область, да, тоже всегда традиционно очень низкие явки.

О.А.: Но она чуть ниже и в этот раз по Владимирской области. Для этого региона…неплохо.

Е.С.: Да, но немного. Она близка к средним показателям по России, что само по себе неплохо. Если брать Сибирь, да, Ханты-Мансийский округ, тоже самое были проблемы с явкой, допустим, на выборы в Государственную Думу. В этот раз регион выглядит вполне достойно, то есть там, где региональные администрации реализовали общефедеральные проекты, где придумали и провели собственные проекты – это повлияло реально на явку избирателей.

К.Т.: Давайте на секунду прервем нашу беседу, потому что наш корреспондент в Центризбиркоме Александр Денисов сигнализирует, что ему есть, что сказать, кажется, да?

О.А.: Ждем его в прямом эфире.

К.Т.: Ну а мы возвращаемся в нашу московскую студию.

О.А.: И эти цифры мы, конечно, должны начать обсуждать.

К.Т.: Не можем не обсудить

О.А.: Не можем обсудить. Уже видны лидеры, да, скажем так?..

Е.С.: Да.

О.А.: …лидер с большим отрывом и второе место.

К.Т.: Ну, в лидере, в общем-то, честно говоря, даже и из участников предвыборной гонки не сомневался никто.

О.А.: Ну, 72%.

К.Т.: Да. Тем интересней все же второе место…абсолютно новый человек.

Е.С.: Вы знаете, вот на самом деле с моей точки зрения ничего удивительного здесь нет. В обществе и до выборов, и во время избирательной кампании явно обозначился запрос на новые личности, потому что та сложившаяся система, по которой выдвигают кандидатов, она по большому счету себя в определенной степени исчерпала. Избиратели постоянно видят в подавляющем большинстве одни и те же лица, да?

К.Т.: Ну, собственно, мы же и видим, наверное, здесь такую борьбу между старыми колодами и вот новой колодой, немножечко вот трое появилось новых персонажей.

Е.С.: Да-да-да, совершенно верно. На этом фоне в появлении Грудинина сработал эффект новизны – это первое. Второе – его опора на базовый электорат КПРФ, которая его выдвинула. И третье – это то, что против него была очень развернута слишком сильная кампания, против него. И та часть электората, которая придерживается протестных настроений, подвержена протестным настроениям, она увидела в нем главного оппонента действующей власти или одного из главных оппонентов действующей власти, и несомненно это подвигло какую-то часть избирателей его поддержать. Я считаю, что при инерционном сценарии, если бы Грудинин спокойно вел свою кампанию, и о нем забыли бы благополучно федеральные СМИ все, его результат был бы существенно ниже.

К.Т.: Ну а кампанию вообще его вы как оцениваете? Ощущение, что оно было не очень подготовлено и продумано.

Е.С.: Я с вами, Константин, абсолютно согласен. Вот насчет "подготовлено" не знаю, это такой вопрос к работникам его штаба.

К.Т.: Нет. Есть глагол "готовили", а есть "подготовили". Готовить может быть и готовили, результат как-то вот…

Е.С.: Ну вообще его само выдвижение было несколько спонтанным, будем откровенны.

К.Т.: Да.

Е.С.: Времени на подготовку особенно наверно не было. Что касается содержания кампании, вот об этом хотелось бы поговорить отдельно. К сожалению, из всех кандидатов, за исключением Владимира Владимировича Путина, Грудинин – единственный человек, к которому есть, что предъявить избирателю. Это его достижение в Совхозе, который он возглавляет. Есть эти достижения, нету этих достижений, это он пусть сам доказывает, но фактически ему есть, что сказать. И тот факт, что его начали оспаривать, то факт, что это начали опровергать, говорить о его счетах. Не могу не привлечь внимания к одной из агитационных линий его кампании, она должна была бы стать по идее главной и единственной, но у его кампании мало ресурсов было, это понятно: и временных, и финансовых. Поэтому есть такое понятие "кампания одной темы" - когда кандидат говорит только об одном, то есть бьет в одну точку. Это позволяет сфокусировать кампанию и ее не размывать тематически. В данном случае этого не получилось. Он начал говорить и про Сталина, и про мировую закулису, и про коммунистическую идеологию, то есть его…

К.Т.: И при этом все парят, что он еще и богатый человек, да? Но в общем, каша некоторая такая идеологическая.

Е.С.: Да, получилась некая такая мешанина, совершенно верно, тематическая мешанина. И это не могло не сказаться в минус. На последнем этапе он опять через своих уже доверенных лиц во время дебатов начал выруливать на тему "Что я сделал? Что я смог?". На мой взгляд вот эти слагающие, три слагающих, его относительного успеха.

К.Т.: Это же успех, получается, двух кандидатов, каждый из которых предъявляет некий результат: Путин в масштабах страны, а Грудинин, естественно, в других масштабах.

О.А.: Ну практически 16% вот к этой минуте – это результат для новичка солидный.

Е.С.: Это хороший результат.

К.Т.: Но я думаю, что еще рановато восхищаться результатом

Е.С.: Возможно, он увеличится. Немного возможно.

К.Т.: Я же так понимаю, что пока мы говорим об обработанных бюллетенях, это же наверно все-таки Дальний Восток. Некоторые ваши коллеги полагают, что более-менее реальная картина появляется, когда посчитаны голоса в Екатеринбурге, Челябинске и Нижнем, тогда доли процентов будут расходиться, но тренд мы увидим уже железный. Так, да?

Е.С.: Совершенно верно. Да.

К.Т.: А это произойдет наверно ближе к концу нашего эфира?

Е.С.: Скорей всего, да.

К.Т.: Может быть и завтра.

Е.С.: Может быть и завтра.

К.Т.: Вы затронули такой вопрос, собственно, темы кампании. А была у всех кандидатов (может быть вам так показалось, нет?) некая общая для них всех тема, каждый может быть с какой-то своей стороны ее раскрывал. Ведь это же означает, что кандидаты реагируют на некий запрос в обществе, да, вот запрос в обществе во время это предвыборной кампании был на что?

Е.С.: Ну, это очень сложный вопрос, знаете. Изучение общественного мнения, в этой студии его провести невозможно.

К.Т.: Ну, мы-то изучаем здесь общественное мнение ежедневно с помощью нашего SMS-портала, что нам люди пишут, да.

Е.С.: Да, но это инструментарий должен быть соответствующий для этого. В то же время вопрос имеет место быть. Общего, на мой взгляд, у кандидатов особо не было за исключением одного (я не имею ввиду Президента страны) – это популизм, то есть это обещания, при которых избирателю становилось понятно, что этот человек этого сделать не сможет. Может быть мы рассмотрим в дальнейшем подробно по каждому кандидату, но вот вектор, который вы обозначили, он имеет место, то есть это завышенные обещания избирателю.

К.Т.: Давайте на секунду прервемся, потому что Денис Чижов нашел еще свежие самые данные экзит-поллов. Узнаем, что нового у Дениса.

О.А.: Они обновляются постоянно. Денис, что изменилось?

К.Т.: Спасибо, Денис! Следи за тем, что происходит на лентах. Итак, смотрите, мы увидели 0,9% прибавку у Грудинина, 0,9% прибавку у Жириновского. Ну, наверно, сейчас эти проценты не показательны, а тенденция в общем-то она…

Е.С.: Они ни о чем не говорят, пока преждевременно тенденцию рассматривать.

О.А.: Возвращаюсь к общественному запросу, мы продолжаем опрос на нашем сайте http://www.otr-online.ru/, сейчас лидирует борьба с бедностью, то есть ожидание борьбы с бедностью. На втором месте пока что улучшение жилищных условий, и об этом же нам пишут на наш SMS-портал: "Необходимо минимизировать разницу в зарплатах по регионам, нужно бороться с бедностью, бедных не должно быть 20 миллионов в богатой стране" - ну, это то, что думает наша аудитория Общественного телевидения России.

К.Т.: Ну мы хотели пройтись по программам других кандидатов…

Е.С.: Как это можно интерпретировать вы хотите спросить?

О.А.: Я просто рассказываю, что происходит к этой минуте, чего ждут наши зрители.

Е.С.: Вот вы знаете, почему я, когда вы спросили об общей линии кандидатов, бывали они или нет, я сказал, что эта общая линия – завышенные обязательства. К сожалению, вот эти завышенные обещания порождают в обществе ответную реакцию, как повышенный запрос. Любые вот патерналистские игры с избирателем, к сожалению, рождают в обществе ожидание немедленных улучшений. И это очень опасная игра. Кандидаты вместо того, чтобы предлагать реальные пути решения задач, стоящих перед страной, в том числе и борьбы с бедностью, начинают говорить, что в случае их прихода к власти они немедленно повысят зарплаты, увеличат пенсию, создадут рабочие места.

К.Т.: Евгений Борисович, соглашусь с вами абсолютно только одна маленькая деталь: чтобы объяснить, как ты собираешься бороться с бедностью, наверно нужно написать книгу и не очень тонкую.

Е.С.: Я бы не сказал.

К.Т.: А они же находились в форматах дебатов, когда вас спрашивают: "Как вы видите борьбу с бедностью? У вас сорок секунд". Естественно они говорят лозунгами. Нет?

О.А.: Да и электорат способен наверно воспринять короткое время.

Е.С.: Вы знаете, российский избиратель на самом деле умный человек, я вам вот хочу честно признаться…

К.Т.: Мы нисколько в этом и не сомневаемся.

О.А.: Но времени немного, чтобы понять, что кандидат предлагает.

Е.С.: …и не нужно сильно много времени, чтобы обозначить главные направления работы, не посулы, а направления работы: куда будут брошены основные ресурсы, на что будут направлены основные усилия. Сорок секунд или больше, на самом деле время было, можно сказать. Но этого не было сказано практически никем. Вот это, на мой взгляд, главный недостаток всех кандидатов.

К.Т.: Сосредоточенность на лозунгах, да?

Е.С.: Сосредоточенность на лозунгах и обещаниях в ущерб конкретным предложениям по решению проблем.

О.А.: Но, кстати, "Решение каких проблем вы ждете от президента?" - тот вопрос, который задавали наши корреспонденты на улице российских городов. Давайте изучим для сравнения.

К.Т.: Давайте посмотрим.

О.А.: Скажите, пожалуйста, о работе в регионах хотелось бы поговорить, насколько активно кандидаты ездили по стране, знакомились со своим электоратом в маленьких селах, в малых городах.

Е.С.: Понимаете, есть такое правило, что кандидат начинает свою кампанию на следующий день после окончания предыдущей кампании. Григорий Алексеевич Явлинский начал свою кампанию после предыдущей кампании.

К.Т.: А у нас этого, по-моему, даже в традиции нету политической.

Е.С.: Это очень плохо, да? Поэтому тот срок, который был отведен на данную кампанию, в этот срок реализовать то, о чем вы совершенно справедливо говорите, Ольга, это нереально просто, то есть времени на то, чтобы объехать всю страну огромную, а тем более побывать в глубинке, причем не одноразовым наездом под камеру, а реально пообщаться с населением, просто не было ни у одного из кандидатов. Нужно это четко понимать.

К.Т.: Ну при этом я думаю, что из всех кандидатов наверно можно несколько особняком поставить Владимира Вольфовича Жириновского, который постоянно говорит о своих президентских амбициях, ведет себя очень активно. Может быть он как раз исключение, но результат-то 6,9 пока.

Е.С.: Вот смотрите, значит Жириновский 93-го года, Жириновский 2018 года на самом деле примерно один и тот же кандидат. Те темы, которые у него звучали в 93-ем году, я прекрасно помню, и в 95-ом, и в 99-ом годах…

К.Т.: Извините, а вы не обратили внимание сегодня на избирательном участке, где висят портреты всех кандидатов, там был портрет Владимира Вольфовича, как раз датирующийся, по-моему, то ли концом 80-х, то ли самого начала 90-х.

О.А.: Таким его помнят его электорат.

Е.С.: Да. Если кто забыл, напомню, что в начале его политической карьеры, его очень выдающийся тогда результат (первое место он тогда занимал) был обусловлен тем, что он грамотно прочувствовал настроение в обществе, запрос на наведение порядка в стране. Он этим воспользовался грамотно очень, нужно отдать ему должное, талантливо отработал эту тему и получил соответствующий результат. Но чем дальше, тем больше. Эти темы в его исполнении становились все больше и больше на заезженную пластинку, то есть мы увидели пожилого человека, который ведет себя так, как он вел во время дебатов с Борисом Ефимовичем Немцовым, например. Только тогда он плескал воду, теперь в него плескают воду, то есть на самом деле изменилось направление полета воды. А вот сам подход к своему собственному электорату нисколько не изменился. Понять это можно? Да, можно. Желание сохранить базовый электорат, но вот базовый электорат скукоживается у него, к сожалению.

К.Т.: Тогда скажите, может быть существует какой-то срок годности кандидата?

Е.С.: Да, несомненно.

К.Т.: Две или три кампании неудачные, а мы понимаем, что неудача – это, видимо, все, кроме первого места, да? И лучше тогда воздержаться.

Е.С.: Лучше подготовить преемника, лучше подготовить партию собственную к выборам в Государственную Думу, сосредоточится на организационной работе и подумать о том, какие были совершены ошибки. Как бы мог вести, например, сейчас кампанию Владимир Вольфович? Не оскорблять своих оппонентов, тем более девушек, ни в коем случае, в Российской культуре это как-то вот не приветствуется, может быть не сильно осуждается, но не приветствуется во всяком случае, а выступить в роли умудренного годами, политическим опытом политического бойца, попытаться разыграть из себя, так сказать, русского Дэна Сяопина, который за те годы, что он провел в политике, знает верный курс России. Вести кампанию гораздо спокойнее, аргументированнее, то есть обновить свой положительный образ, как это мы называем на нашем языке.

О.А.: То есть так интересно, Евгений Борисович, вы сейчас говорите о предвыборной программе Жириновского и опираетесь полностью только на его поведение в теледебатах. Как еще по-другому они могли себя проявить?

Е.С.: Нет. К сожалению, нет потому, что у Жириновского есть еще партийные структуры, которые худо-бедно его поддерживали в этой кампании, нужно отдать ему должное. Партийными структурами он занимается, но, еще раз говорю, избирали-то мы не партию ЛДПР, мы избирали персонально кандидатов. Если ты участвуешь в 6-ой, если не ошибаюсь, раз в избирательной кампании...

К.Т.: Ну он, по-моему, во всех участвовал, кроме одной, если я не ошибаюсь.

Е.С.: Не помню, по-моему, он ничего не пропускал. Боюсь ошибиться.

К.Т.: Нет, была история, когда он то ли охранника…

Е.С.: Да-да, своего охранника выдвинул. Абсолютно правильно вы напомнили. То есть заезженная пластинка, она надоедает всем.

К.Т.: Давайте опустимся еще ниже по результатам экзит-поллов и перейдем к Ксении Анатольевне Собчак. 1,3…пока.

О.А.: Еще один новичок в этой кампании.

Е.С.: Ну вот мне приходилось даже об этом писать. У Ксении Анатольевны была на самом деле очень сложная ситуация. Что ее тянет вниз? Результат ее мог бы быть гораздо выше. Существенно выше. Может быть не в разы, но на несколько процентов. Дело в том, что ее вниз тянет ее бэкграунд: светская львица, участница Дома-2…

К.Т.: Ну и так далее, и так далее

Е.С.: Да, и так далее, и так далее. В свое время она хорошо работала на этой поляне, ничего не скажешь, но это другая совершенно область. Перейти из одной профессии в другую, сразу не получается, тем более в политике.

К.Т.: Еще перейти так, чтобы поверили.

Е.С.: Да.

О.А.: И чтобы поверили в то, что твои взгляды искренние, оппозиционные. Очень важно.

Е.С.: Вот, вы очень правильное сделали замечание. Смотрите, с чего началась ее избирательная кампания? Со встречи с Владимиром Владимировичем Путиным, а в то же время она сразу же после этого заявила, что она против, то есть она ведет кампанию не "за", она ведет кампанию "против".

К.Т.: Чего тогда встречались?

Е.С.: Да, зачем тогда встречалась с президентом. Или ты - засланный на него казачок протеста или тогда зачем, вопрос естественный. Это первое. Второе – она искусственно выдвижением от партии Нечаева, если не ошибаюсь, сузила свою электоральную базу, то есть она стала изображать себя лидером процесса на демократической "поляне". А вот демократы: а) люди недоверчивые; б) у них уже есть свои идолы в хорошем смысле этого слова: есть Явлинский, был Борис Ефимович Немцов.

К.Т.: И договориться сами, как показывает практика, между собой не могут в принципе.

Е.С.: И они не могут между собой договориться с 95-го года.

К.Т.: Да, с прошлого века.

Е.С.: Да.

О.А.: Но нужное какое-то обновление, и результаты Явлинского, видимо, это показывают, все-таки у него меньше, чем у Собчак.

К.Т.: Мы их даже пока не видим.

Е.С.: Мы же сказали с вами сейчас, что проблемы Жириновского в том, что он не изменился, что он не смог изменить свой положительный образ. Та же проблемы Григория Алексеевича. Ну мы, надеюсь, к нему позже перейдем. Что касается Собчак, ну вот эти факторы: во-первых, ее бэкграунд, во-вторых, некая невнятность начала ее избирательной кампании – чем все кончилось, что она не смогла все-таки себя во время этих дебатов, во время кампании преподнести избирателям в понятном для них виде, то есть что дают голоса, голоса кандидату дают опору на архетипы массового сознания и доминирующие стереотипы, существующие в массовом сознании. И когда кандидат им соответствует, тем или иным наборам этих стереотипов и архетипов, тогда он начинает получать голоса, то есть он не вообще получает голоса, он получает голоса, опираясь на эти две составляющие. Это нужно понимать, и на это надо работать. У нее такого понимания, она человек новый в этом пространстве, но ее штабы вообще должны были быть в представлении обо всем этом. Вот этого не произошло. Чем кончилось? Ей пошло странным образом (мне неприятно об этом говорить) вот ее конфликт с Владимиром Вольфовичем, то есть она оказалась в образе девушки порядочной, честной, приличной, которую обижают грубые мужланы, но этого образа недостаточно для получения голосов.

К.Т.: Вот так вот.

О.А.: Да. К задачам, которые президент будет решать и чего ждут россияне, у нас продолжается опрос на сайте http://www.otr-online.ru/. Посмотрите, пожалуйста, на главной странице пока борьба с бедностью лидирует.

 

 

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты