Евгений Брюн: Надо очищать жилые дома от торговли алкологем!

Евгений Брюн: Надо очищать жилые дома от торговли алкологем!
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Юрий Юдич
руководитель аналитической группы «Алкоэксперт»
Евгений Брюн
главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России

Анастасия Сорокина: Ну что же, переходим к обсуждению важных тем. Пятнадцать минут у нас есть на первую тему. Думаю, что она будет любопытна многим, у кого в жилом доме, в котором они живут, есть кафе, бары, рестораны. Вот послушайте, пожалуйста.

Теперь бармен вам может больше не налить. Как минимум 10 тысяч заведений, продающих спиртные напитки, закроют в ближайшее время по всей стране. Дело в том, что группа депутатов разработала закон о запрете продажи алкоголя в барах и кафе с залами обслуживания площадью до 20 квадратных метров. Это относится к заведениям, которые находятся именно в жилых домах. Объясняют инициативу «необходимостью обеспечивать общественный порядок и правами граждан на тишину и отдых в местах проживания». Это, кстати говоря, цитата из пояснительной записки.

Александр Денисов: Как относитесь к этой инициативе – поддерживаете или, наоборот, возмущены? Позвоните нам, напишите. С интересом выслушаем ваше мнение и обсудим вместе эту проблему.

Анастасия Сорокина: Ну а прямо сейчас выслушаем с интересом мнение Евгения Алексеевича Брюна, главного внештатного психиатра-нарколога Минздрава России. Евгений Алексеевич, здравствуйте.

Евгений Брюн: Да, добрый день.

Александр Денисов: Евгений Алексеевич, вот такая инициатива – как восприняли ее? Очевидна тенденция, знаете, такой маргинализации районов, когда в каждом жилом доме появилась точка по продаже пива или магазин специальный, алкомаркет, как они сейчас называются.

Евгений Брюн: Мне эта инициатива очень нравится. Мы уже много лет ратуем за то, чтобы из жилых домов вообще вывели торговлю алкоголем, чтобы не было шаговой доступности. А предложение это еще более широко смотрит на эту проблему. И я думаю, что это очень хороший следующий шаг профилактики пьянства.

Александр Денисов: Евгений Алексеевич, а вот к чему, к каким проблемам приводит шаговая доступность? Провоцирует ли это людей? Потому что бизнес уверяет: «Да ничего страшного! Кто не хочет, тот не купит. А кому надо, тот и в любое место дойдет». Очевидно же, что нет. Есть некий расчет: если ты можешь в тапочках дойти до магазина, то…

Евгений Брюн: Да, конечно, конечно. Безусловно, это провокация. И человек, зашедший в маленький магазин в жилом доме за хлебом, увидев алкоголь, он заодно купит и алкоголь. Эта мера, конечно, не предупредит пьянство среди таких закоренелых потребителей алкоголя, но на сомневающихся людей подействует очень хорошо.

Анастасия Сорокина: Евгений Алексеевич, здесь идет речь о питейных заведениях, которые работают после того, как уже нельзя купить алкоголь в магазинах?

Евгений Брюн: Мы все время сталкиваемся с жалобами на то, что жители, которые имеют такое несчастье, имеют в своем доме питейное заведение, жалуются, что идут постоянные крики, музыка, драки, грязь. И я думаю, что надо очищать наши жилые дома от этого всего.

Анастасия Сорокина: А почему именно 20 квадратных метров? Что, если там будет 25–30, то там будет тише?

Евгений Брюн: Это я не могу прокомментировать, почему именно 20 метров. Ну, может быть, это связано с тем, что там будет какая-то определенная толкотня.

Александр Денисов: Евгений Алексеевич, оставайтесь, пожалуйста, с нами на связи. Сейчас пообщаемся со зрительницей, выслушаем ее мнение и продолжим нашу беседу.

Анастасия Сорокина: Ирина дозвонилась из Москвы. Ирина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Переулок Спартаковский, 26, Москва – ситуация чудовищная! Магазин «Пятерочка» торгует алкоголем, рядом детская площадка. Понимаете, закрывать вот эти маленькие распивочные, где все-таки они сидят и пьют внутри, – стоит ли это делать? Идут в «Пятерочку» и пьют у нас на детской площадке, пьют под елками. И никто этим не занимается, милиция не приезжает. Нам устраивают пьяные песни, пляски…

Анастасия Сорокина: Понятно, Ирина. Спасибо вам за вопрос.

Евгений Алексеевич, наверное, может быть, не совсем по вашему профилю…

Евгений Брюн: Да, я абсолютно согласен с этой слушательницей, потому что я живу тоже в доме, где есть магазин, и там продают табак и алкоголь. И эти люди, которые это все покупают, тут же выходят, тут же распивают все, бросают окурки и бутылки, и тут же дети. В общем, понятная картинка.

Александр Денисов: Евгений Алексеевич…

Анастасия Сорокина: Вопрос в следующем. Если инициатива вызвана не здравоохранительными рекомендациями больше, скажем, а попыткой сохранить тишину, то, может быть, тогда к ответственности просто призывать тех, кто такие заведения содержит, тех, кто продает эти спиртные напитки? Мне кажется, что тишины-то как раз нет, потому что не контролируют.

Евгений Брюн: Я думаю, что у нас сил не хватит все это контролировать и как-то пресекать. Проще заставить бизнес строить или открывать какие-то отдельно стоящие бары и заведения, где люди могли бы пить, не мешая жильцам домов.

Анастасия Сорокина: Ну а вы не думаете, что они сейчас подпольно будут продавать все то же самое, просто из нелегального перейдут… в смысле, из легального перейдут в нелегальный бизнес?

Евгений Брюн: Ну, наверное, какое-то время это будет так. Но, в конце концов, это постепенно должно будет затихнуть, потому что любой нелегальный бизнес видно, и его легче пресекать.

Александр Денисов: Евгений Алексеевич, а ведет ли расширение таких небольших точек… Очевидно, почему речь идет о небольших точках – потому что народ весь не вмещается. Даже если там есть бармен, два столика, все это выплескивается на улицу, так сказать, веселье на весь район.

Евгений Брюн: Да, конечно, конечно.

Александр Денисов: Ведет ли это к маргинализации жилых кварталов – расширение таких точек продажи, небольших магазинов?

Евгений Брюн: Ну, я думаю, что в вашем вопросе уже есть ответ. Конечно, это все ведет. Дело в том, что ведь курить в питейных заведениях не разрешается по закону, и так или иначе это соблюдается. Часть людей будут выходить из этих питейных заведений на улицу курить, они будут пьяными. Ну и со всеми вытекающими последствиями.

Александр Денисов: И последний вопрос. Евгений Алексеевич, вы сказали, что некоторые категории, некоторые социальные группы это может провоцировать, смутить. Какие группы имели в виду? Кто это? Молодежь? Школьники? Они будут видеть, какой досуг принят в обществе, у них в районе?

Евгений Брюн: Да. Если это касается несовершеннолетних, то они будут воспринимать это как должное, такую систему поведения, будут подражать этому. Что касается людей, которые не готовы выпить, то это их спровоцирует. И потом, есть люди, которые активно лечатся и пытаются преодолеть свое пристрастие к алкоголю, а вся эта система их тоже будет провоцировать на срывы.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи с нами был Евгений Алексеевич Брюн, главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России.

А до нас дозвонился зритель – Олег из Башкирии. Олег, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Олег, как относитесь к этой инициативе – запретить небольшие точки продажи алкоголя именно в жилых районах, в многоквартирных домах?

Зритель: Вы знаете, мы живем в сельской местности. Кто бы у нас запретил в сельской местности точки по продаже?

Александр Денисов: А у вас есть точки в сельской местности?

Зритель: Да это, по-моему, повсеместно, по всей России у нас, потому что это заработная плата безработных людей, которые сидят дома.

Александр Денисов: Как это портит жизнь в населенном пункте? Как она меняется, когда появляется такая точка, все это рядом, по дешевке это пойло продается?

Зритель: Вы знаете, целый день вот эти пьяные ходят и бродят.

Александр Денисов: Понятно. Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Понятно, Олег. Спасибо вам за звонок.

Очень много сообщений посыпалось от зрителей из разных уголков нашей страны. Из Якутии сообщение: «Надо вынести магазины туда, где нет жилых домов». Но пишут не столько про питейные заведения, а вообще в принципе про магазины, где можно купить алкоголь. Ну, не исключено, что это следующая инициатива, которую будут разрабатывать наши законодатели. Будем следить за развитием этих событий.

Александр Денисов: Да. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски