Евгений Бунимович: Платная продленка – это странно. Ведь как раз у пользующихся ею родителей нет лишних денег

Евгений Бунимович: Платная продленка – это странно. Ведь как раз у пользующихся ею родителей нет лишних денег
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Евгений Бунимович
Уполномоченный по правам ребенка в Москве

Анастасия Сорокина: Несколько дней назад в турецком отеле по недосмотру родителей погиб ребенок, 5-летняя девочка утонула в бассейне. Вообще такие случаи за последнее время не редкость, в Сети то и дело появляются сообщения о гибели детей, оставленных родителями без присмотра. Похоже, что присмотр необходим взрослым.

Сегодня эту тему обсудим вместе с вами и с нашим гостем: в студии у нас Евгений Абрамович Бунимович, Уполномоченный по правам ребенка в Москве, заслуженный учитель России. Евгений Абрамович, здравствуйте.

Евгений Бунимович: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Вы слышали вот про этот случай, который произошел?

Евгений Бунимович: Ну конечно, слышал, да. Ну что тут скажешь? Хочется выразить, во-первых, соболезнования, это страшная история, страшная потеря. И я могу вам сказать, что в таких случаях, даже когда это, так сказать, не заканчивается так трагически, а когда это даже бывает просто какие-то травмы или что-то еще, каждый раз теряешься. Потому что, с одной стороны, конечно, это недосмотр родителей, а с другой стороны, они сами…

Анастасия Сорокина: То есть не всегда это несчастный случай, а это именно недосмотр, невыполнение родительских обязанностей?

Евгений Бунимович: Нет, в данном случае я не могу сказать точно, понимаете, как там, это должно следствие разбираться, что там произошло, я думаю, они разберутся. Но вы знаете, что касается недосмотра, это какое-то наше общее такое, знаете, российское «авось». Вот у нас каждое лето… У нас просто все Уполномоченные по правам ребенка, мы получаем статистику и мы знаем уже это, и все равно каждое лето вот эти сетки, например, против комаров…

Александр Денисов: На окнах.

Евгений Бунимович: На окнах которые, каждое лето у нас травмы и даже гибель ребенка в разных регионах, потому что дети не понимают, потому что они же видят стенку, они залезают… Во-первых, не все родители то ли понимают, то ли понимают, но не отдают себе отчета, насколько дети бывают ловкими даже тогда, когда, так сказать, не ждешь от них этого, как они залезают и опираются просто на эту вот сетку. Вот это очень сейчас, к сожалению, нередкая история.

То же самое, когда оставляют… Вот я сейчас смотрел детские площадки во дворах на севере Москвы. Вот я прихожу на площадку, с родителями смотрел, как, хорошо или плохо. И одна мама прямо при мне, вот она растерянно: «Я потеряла ребенка», – понимаете? Ну я ее так немножко успокоил, говорю: «Не волнуйтесь, найдется». Маленький ребенок, но чуть-чуть она отвернулась… Слава богу, нашли, слава богу, понимаете? Но вот это мгновение должно быть очень внимательным.

Вот этот момент передачи какой-то культуры безопасности у нас, конечно, не очень развит, вот это могу вам сказать, среди родителей. Причем не только тех, кто просто так бросает, ну знаете, бывает, слава богу, не так много, но, конечно, есть семьи, которые просто, к сожалению, не очень внимательно относятся к своим детям. Но в данном случае я говорю и о тех, кто относятся достаточно внимательно, но не отдают себе отчета.

Также, слава богу, стало немножко меньше, но у нас просто была эпидемия в прошлом, в позапрошлом году, когда летом, в жару (в этом году и жары такой, слава богу, не было у нас в Москве по крайней мере) запирали ребенка в машине, и там… Ну слава богу, если кто-то замечал, там поднимали скандал, вызывали полицию и так далее. А если нет? Тоже были такие случаи.

Анастасия Сорокина: А какое количество детей было потеряно, которые оставались в машине.

Евгений Бунимович: Да, ну это вообще отдельная история. Я могу вам сказать, что то, что связано вообще с поиском ребенка, вот «Лиза Алерт» и все остальные… Ну действительно в лесу, даже просто в парке, понимаете, на минуту отвернулся, они же очень быстрые, ловкие, знаете, свернул, и ты… И родитель сам немеет, я понимаю эту ситуацию, когда просто отчаяние какое-то, но это так.

Вот мне кажется, что научиться быть четко абсолютно… Сейчас вроде, если говорить о более взрослых, о подростках, все-таки не такая ситуация, как была, скажем, в моей молодости или когда я растил, мы с женой, сына, потому что все-таки есть мобильные телефоны, есть постоянные такие вот связи. Поэтому, конечно, больше возможностей узнать, где твой ребенок и что. Но в лесу это не работает, а многие уже, знаете, настолько привыкли к мобильникам, что даже не понимают, что…

Анастасия Сорокина: …он где-то может и не сработать.

Евгений Бунимович: Да, что он там может не сработать просто и все.

Анастасия Сорокина: У нас есть опрос, мнение высказывали жители Владикавказа, Чебоксар и Омска, с какого возраста можно ребенка оставлять одного дома. Вот такие получились результаты.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну вот многие именно про 6 лет говорят, что 6-летнего… Но очевидно, мне кажется, даже…

Анастасия Сорокина: Но говорят по какой причине? – что они его вынуждены оставлять.

Александр Денисов: Работа, да. Вот главный вопрос, конечно, не только в родителях, но и так называемое отсутствие инфраструктуры детства, потому что…

Евгений Бунимович: Вот я тоже хочу сказать.

Александр Денисов: Да.

Евгений Бунимович: Понимаете, я могу сейчас засыпать вас…

Александр Денисов: …терминами…

Евгений Бунимович: …административными наказаниями и так далее, потому что, конечно, нельзя ни в 6, ни в 8, это понятно…

Александр Денисов: И в 12-то, мне кажется, тоже рановато.

Евгений Бунимович: И в 12 тоже. Но я много раз говорил об этом: понимаете, прежде чем наказывать за это, мы должны… А вот если действительно одинокая мама? У нее, соответственно, даже не один ребенок, а два, три и так далее? Бывает и так у нас, к сожалению, много чего бывает. И дальше что? И вот один ребенок, допустим, в детском саду, а другой в школе, ей надо работать, она должна их кормить, кроме всего прочего. И я думаю, что прежде чем наводить такую грозность, нужно, конечно, обеспечить эти возможности. Нужно, чтобы у нас продленка в школе, классическая вещь вроде бы, но она сейчас тоже становится платной, как известно…

Анастасия Сорокина: Уже стала платной.

Евгений Бунимович: Да, я говорю, что в разной степени, это в регионах по-разному, но по крайней мере это странно, и я уже ставил этот вопрос, понимаете, потому что а что делать-то? Потому что обычно это как раз те семьи, у которых нет лишних денег, скажем так осторожно, да? И поэтому я считаю, что государство должно брать на себя вот такого рода ответственность, особенно когда в семье ну просто безвыходная в этом смысле ситуация. Социальные службы должны работать.

Потом, вы знаете, у нас как-то… Да, еще одна очень серьезная вещь – у нас же очереди в детские сады достаточно серьезные. Ну в Москве, для жителей Москвы уже формально было у нас с 3 лет, сейчас уже в 2,5 можно устроить, если ты постоянный житель Москвы, в детский сад. Но у нас есть много с временной регистрацией, и там гораздо сложнее уже, так? А это люди, работающие в Москве тоже.

А потом, смотрите, у нас большинство выплат, связанных именно с детьми, заканчивается в 1,5 года, а даже в Москве можно гарантированно попасть в детский сад с 2,5. А вот этот год? А представляете, какой это период? Значит, уже надо встать на уши, для того чтобы думать, как. И дальше уж тем более… Поэтому да, конечно, дети оказываются в таком положении. И правильно говорили, что, конечно, с точки зрения индивидуальной разные дети по-разному, разная степень ответственности. Но потом отсутствие жизненного опыта, даже если этот ребенок достаточно ответственный, он может оказаться в ситуации, про которую он просто не знает, что она опасная, и это запросто может быть в квартире, где… Мы сейчас заполнены все электроникой, вообще у нас все на электричестве, все на свете; я вам только что говорил про эти сетки; может быть, какой-то рычаг того же окна, балкон, все что угодно, понимаете? И многие, кстати говоря…

Вот знаете, я вспоминаю свой собственный опыт, когда маленький ребенок, когда он начинает ходить, естественно, ты все запираешь, все закрываешь и так далее. И тут вроде бы даже в комнате, когда ты находишься в квартире, тоже ребенок в другой комнате, вот здесь нужно быть очень внимательным, потому что я хорошо помню этот момент, когда я вдруг почувствовал, что что-то тихо слишком, что-то слишком тихо в комнате, потому что я привык, что парень, естественно, шумно, что-нибудь там делает. Оказывается, он прекрасно открыл упорно то, что мы считали, что мы все обеспечили, закрытость… Как, я даже до сих пор не понимаю.

Александр Денисов: Что он открыл там?

Евгений Бунимович: Ну такую, там, где были лекарства какие-то, что-то еще, понимаете? То есть мало того, что это могло… Понимаете, упрямо там, видимо, что-то делал, как-то ковырял-ковырял, и открылось, может быть, плохой был замок и так далее. То есть я хочу вам сказать, что даже когда вы в квартире, вот эта другая комната и так далее уже что-то такое, уже есть какая-то опасность. Сейчас очень многие считают, что вот они дали компьютер…

Александр Денисов: Планшет.

Евгений Бунимович: Планшет дали и все, отлично, и тихо. Но ребенок может… Ему может надоесть, может закончиться…

Александр Денисов: А в планшете-то тоже не все хорошее.

Евгений Бунимович: Планшет – это вообще отдельная история. Вообще вот эти опасности… Но это другого плана, это, конечно, не такие маленькие дети. Кстати, к вопросу о 12 годах, о 14 годах. Как раз мы вместе с «Лабораторией Касперского» давали презентацию, они занимались как раз вот этими исследованиями, и где-то как раз происходит это одновременно, потеря контакта с родителями где-то в подростковом возрасте, которая вообще свойственна, когда ребенок немножко замыкается, становится подростком, этап более сложный, и в это же время наиболее активно он входит в Интернет. Понимаете, мы исторически так знаем, да, что вот опасно, когда ребенок был в подворотне, не дай бог еще где, а тут он или она сидят в квартире, может быть дверь открыта даже вполне, а где он там бродит, что там такое, сколько там этих опасных сайтов и серьезных, какие там…

Анастасия Сорокина: Ну это тоже ответственность родителей, получается.

Евгений Бунимович: Да, это тоже ответственность родителей, потому что, я хочу вам сказать, что, например… Вот на улице, представьте себе, если там к девочке начнет приставать какой-то посторонний мужчина, она постарается либо убежать, либо к кому-то… Надо понимать, что это опасно.

Александр Денисов: А там куда убежишь, да.

Евгений Бунимович: А в Интернете они так хорошо работают, они там месяцами входят в доверие. И по тому же исследованию, больше 10% получали предложение встретиться уже офлайн.

Александр Денисов: Евгений Абрамович, прервемся, расскажете про интересное исследование.

Евгений Бунимович: Давайте.

Анастасия Сорокина: Звонок из Челябинска, давно Ильдар ждет возможности высказаться.

Евгений Бунимович: Да-да.

Анастасия Сорокина: Ильдар, спасибо, что подождали. Говорите, пожалуйста.

Александр Денисов: Алло.

Анастасия Сорокина: Алло, Ильдар, здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый день.

Александр Денисов: Да-да-да.

Зритель: Ильдар Юсупов, Челябинская область, город Карабаш. Я вот полностью согласен, «Один дома». Прежде всего, мое личное мнение, все зависит от воспитания родителей, как родители воспитают ребенка, так и будет. Вот у меня дочь, она с 5 лет могла спокойно приготовить яичницу, накормить младшего брата. Я считаю, что все зависит от воспитания родителей, и второе, зависит от воспитания садика, вот такое вот мое личное мнение.

Александр Денисов: С 5 лет готовила яичницу для младшего брата, да, я не ошибся?

Зритель: Да, в 5 лет она у меня спокойно оставалась одна дома. У меня брат порезал руку, она сама ему эту руку перебинтовала, представляете? Просто вот так случайно порезал руку. То есть я говорю, все зависит от воспитания родителей, это прежде всего, как родители поставят ребенка на ноги, так оно и будет. Не то что там беспризорники, не беспризорники. Я тоже работал, и в ночь работал, у меня дети дома одни оставались, но тем не менее она могла и постирать, и все. Сейчас уже достаточно взрослая девочка. То есть я говорю, что все зависит от родителей, как родители научат детей… Надо не бояться детей оставлять дома одних, им какая-то нужна самостоятельность, не то что мама там…

Анастасия Сорокина: Спасибо, понятно, Ильдар.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Давайте, еще одна зрительница ждет возможности…

Александр Денисов: Маму послушаем, папа у нас такой…

Анастасия Сорокина: Елена из Приморского края, здравствуйте.

Александр Денисов: Елена?

Зритель: Я слушаю вас. Что мне говорить?

Александр Денисов: Скажите, что думаете.

Анастасия Сорокина: Скажите, что хотели.

Александр Денисов: Ильдар вот из Челябинска сказал, что…

Зритель: Говорю, говорю. Есть прекрасная французская поговорка: «Если вы не знаете, за что хвататься, хватайтесь за ребенка». Я сама бабушка, у меня пятеро внуков и шестеро детей, и я хочу сказать, задать вернее вопрос компетентному вашему гостю. Будьте любезны, ответьте на всю Россию: зачем людям дети, если на них нет времени? У меня все, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Вот такой вопрос.

Евгений Бунимович: Очень правильный вопрос. Я считаю, что это очень серьезный вопрос и очень серьезная ответственность. Понимаете, я могу вам сказать, что ко мне, естественно, как к Уполномоченному по правам ребенка, приходят если уж родители, то в ситуациях трудных, очень тяжелых, сложных, разладах семейных и так далее. И я начинаю объяснять про особенности физиологии, о том, что дети в подростковом возрасте, понятно, у них может быть такая реакция…

Александр Денисов: Что, к вам как к психологу приходят разводящиеся пары, что ли?

Евгений Бунимович: Ну в том числе, хотя на самом деле я должен защищать только от государственных органов, но люди приходят, ну что ж ты… И начинаешь им объяснять и особенности психологии, и так далее. Они смотрят и говорят: «А что это, я должен все это знать?» – понимаете? Я говорю: «Ну хорошо, вам на работе поставили компьютер, как у вас здесь стоит, вы же его осваивали, а ребенок…»

Анастасия Сорокина: Но там же инструкция была, а ребенок-то без инструкции появляется.

Евгений Бунимович: Ну и в компьютер тоже все тыкают, никто инструкцию не смотрит. Но главное, что люди понимают, что здесь надо осваивать, научиться. Но с ребенком то же самое, тем более это гораздо более сложное… То есть надо понимать, что он сорвался, но это не значит, что ты должен в ответ сорваться, когда вот теряются эти контакты.

Я совершенно согласен с тем, что это ответственность с самого начала, понимаете, когда появляется ребенок. Это, конечно, счастье, это прекрасно, но это ты еще должен понимать, что во многом приоритеты твоей жизни меняются. Сейчас, конечно, очень многие говорят, что да, надо зарабатывать, всегда так было, надо зарабатывать, надо то, надо карьеру. Но все-таки, мне кажется, важнее, чем твои дети… Не только мне кажется, это, в общем, нормально, понимаете? И в этом смысле я немножко… Вот из Челябинска говорил…

Александр Денисов: Ильдар, да.

Евгений Бунимович: Да, Ильдар. Я очень рад, что так получилось и так прекрасно…

Александр Денисов: Скорее повезло.

Евгений Бунимович: Повезло.

Александр Денисов: Хотя как, руку порезал же.

Евгений Бунимович: Вот я тоже хочу сказать, что не все все-таки зависит от воспитания. Есть характер у ребенка, есть темперамент. Многие срываются, не могут себя, так сказать… Это просто развитие ребенка таково, что он до какого-то возраста не может с собой все время справляться вот именно в этом смысле. Надо с ним работать и так далее, да. Дети бывают разные, но все равно все-таки я бы, если есть возможность, то все-таки, конечно…

Я вот еще раз говорю: мы должны как государство, регионы, города эту возможность обеспечивать. Мы не можем спрашивать и требовать, пока мы не можем обеспечить. Когда мне говорят: «А что мне делать, а куда мне деться?» И пока я не могу подключить социальные службы, пока я не могу… Потом у нас, понимаете, детский сад так детский сад, с утра до вечера обязательно все и так далее, а вот куда можно привести ребенка на 2 часа, например?

Александр Денисов: Хорошо, если с утра до вечера, а если до обеда? И привет.

Евгений Бунимович: Ну это другой вопрос. Но понимаете, вот мне нужно, например, допустим, какой-нибудь маме, особенно какая-нибудь многодетная семья, маме нужно с другим ребенком в поликлинику. Вот нужны такие вот, понимаете, пространства… Они существуют, так чуть-чуть уже развиваются, но вообще…

Анастасия Сорокина: Они, как правило, частные и стоят больших денег.

Евгений Бунимович: Вот я считаю, что наша социальная сфера должна развиваться в эту сторону временного… Да, там не должно быть большого развития ребенка, которого мы сейчас требуем от детского сада и так далее, но просто чтобы ребенок мог где-то там…

Александр Денисов: Было безопасно чтобы.

Евгений Бунимович: Да, особенно те семьи, на которые мы обращаем особое внимание. Многие семьи справляются сами, но если это не получается, мы должны помогать.

Александр Денисов: Давайте зрителя послушаем и договорим про Касперского, интересное там исследование.

Евгений Бунимович: Давайте, пожалуйста.

Анастасия Сорокина: Из Московской области Валентина дозвонилась до нас. Валентина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Я тоже мама двоих детей, старшему 5 лет, а младшему 3 года. В данный момент у нас тоже пока работает только папа, я сижу с детками дома. Но ищу уже работу, так как понимаю, что пособие мне платили до 1,5 лет вторым ребенком, но ищу, знаете, такой график, чтобы дети были со мной, то есть я смогу их отводить в сад и забирать. Я считаю, что оставлять маленьких детей одних ни в коем случае нельзя, это как бы опасно, потому что какие бы они ни были, они дети, это мое мнение. Оставлять если деток, уже хотя бы лет в 12, я считаю, и то не на полный день, а как-то…

Евгений Бунимович: Ну вот.

Зритель: У меня вот тоже нет бабушек, бабушки есть, вернее, они далеко, здесь их нет. Мое мнение такое, что маленьких детей оставлять одних нельзя.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Валентина.

Евгений Бунимович: Вы знаете, есть еще один путь, который я вот сейчас предлагаю и не только я, это важный очень путь, он тоже, кстати, связан с этими компьютерами, о которых мы говорили. Есть ведь все-таки очень много сейчас возможностей, давайте это развивать, удаленных рабочих мест. То есть мамы пусть хотя бы дома находятся, понимаете? Ей надо работать, но давайте искать больше возможностей и давайте дадим приоритет вот таким мамам, таким семьям, где ну нет возможности какой-то выйти из дома. Давайте искать работу, не только помогать с точки зрения социальной службы, но… Есть сейчас много типов работ, которые можно выполнять, гораздо больше, чем раньше, не выходя из дома, вот это один из путей, возможностей, чтобы ребенок не оставался один.

Александр Денисов: Про исследование мы недоговорили.

Анастасия Сорокина: Да.

Евгений Бунимович: Да.

Александр Денисов: Про планшеты и прочее – что там такого страшного выяснили?

Евгений Бунимович: Ну я могу вам сказать, что, пожалуй, вот этот момент очень серьезный, то, что с точки зрения владения планшетами… У нас дети, естественно, тут блистают, они гораздо лучше владеют ими, чем взрослые. Но опыт жизненный у них тот же, понимаете? И поэтому они… Все то, что они не знают в этой жизни, они не понимают и в Интернете. Понимаете, есть очень много, к сожалению, я не знаю, у меня нет статистики, но к ним входят в доверие, к ним входят, так сказать, уже чувствуя… Это подросток чаще, это обычно ребенок с 12–13 лет, он уже… Очень легко понять твои интересы, подростка, можно с этой точки зрения зайти…

Александр Денисов: Втереться.

Евгений Бунимович: Втереться. Потом подростки, к сожалению, совершенно плохо понимают вот что, что можно все узнать про них: и в какой школе они учатся, и как они идут домой, по какому маршруту, и когда, между прочим, родителей нет дома, и тысячу других вещей. Они сами все это выкладывают, не задумываясь над этим. И, конечно, одна из вещей, которых не хватает в нашей школе сегодня… У нас есть общие вопросы безопасности, ОБЖ, и то там мало чего есть, но вот эта Интернет-безопасность, когда они хотя бы должны понимать, какие опасности… Все-таки мы их учим, как переходить дорогу, «посмотри налево, посмотри направо, красный свет», а в Интернете, во-первых, родители сами не всегда владеют пониманием того, что там может быть. Это должны делать профессионалы, должны делать в школе…

Анастасия Сорокина: А разрабатываются сейчас такие системы?

Евгений Бунимович: Ну конечно, они есть, они разрабатываются. Есть, кстати, очень профессиональные вещи, можно их найти тоже в Интернете на тех же страницах «Касперского», а можно и на других, они есть сегодня, эти рекомендации для родителей, есть… Но систематической такой работы в школе пока нет, то есть внутри предмета информатики, конечно, что-то такое говорится, но мне кажется, что здесь должны быть стандарты, потому что это очень серьезно.

Александр Денисов: А вот просто поставить эту программу «Детский Интернет», Настя, это можно дальше спать спокойно? «Ну все, он там ничего не найдет».

Евгений Бунимович: Ну до какого-то возраста можно, а вообще наши дети очень искушены в том, как обходить любые запреты.

Александр Денисов: Умнее любой программы.

Евгений Бунимович: Да, понимаете, они очень сейчас в этом сильны, надо понимать, что одними запретами не… Это же, понимаете, не объект, он субъект, ему надо самому объяснить, какие могут быть опасности, показать это, и это должны делать профессиональные люди.

Я могу вам сказать, что я был в жюри пару лет назад московского конкурса «Учитель года», вот там как раз урок информатики был блестящий, потому что ребята все сидели с компьютерами, а он их все время обманывал. То есть учитель все время показывал, они думали, что это подлинный сайт, а это фейк, а найти его… И так далее, понимаете? Он из них выуживал информацию и показывал, как это делается, и вот это нагляднее всего на свете, понимаете? Я думаю, что… Я могу сказать, что это произвело сильное впечатление не только на детей, но и на членов жюри, которые тоже, в общем-то, не очень подозревают, насколько легко в Интернете получить от тебя информацию, которую ты даже не подозреваешь, что это… Особенно в социальных сетях, естественно, где там сами все выкладывают и так далее.

Анастасия Сорокина: Евгений Абрамович, мы решили не говорить о тех страшных вещах по поводу лишения родительских прав и так далее, мы говорим скорее о том, как помочь родителям найти ту самую инструкцию…

Евгений Бунимович: Ну что говорить о лишении родительских прав? Это другая совершенно история, понимаете, это действительно, когда систематически люди даже не понимают, оставляют ребенка в опасности постоянно, в опасности жизни, здоровья, да, тогда встают эти вопросы. Но все-таки сегодня я могу сказать как член Президентского совета по семье и детям еще кроме всего прочего, что наша главная цель – оставлять ребенка в семье.

Поэтому с теми семьями, которые бывают в серьезном кризисе, там все что хотите может быть (и алкоголь, и наркотики, и так далее), мы все-таки стараемся, чтобы те же самые социальные службы, психологи и все остальные старались вывести… Потому что вот такой аргумент, опасность потери ребенка, в общем, кого-то приводит в себя, люди готовы идти на реабилитацию, на какие-то там, понятно, и держаться потом, и получать… Бывает и хуже, бывает, держатся 2–3 года, а потом срыв, то есть это трудная работа, поверьте, не везде она получается. Но лишение родительских прав – это вообще крайняя должна быть мера, абсолютно исключительная, потому что все-таки это нормально, что ребенок должен оставаться в семье.

Анастасия Сорокина: А кто контролирует? Вот сейчас многие пеняют на социальные службы, что тоже недоглядели, тоже не посмотрели, не помогли, не подсказали.

Евгений Бунимович: Ну я могу вам сказать, в Москве это Департамент социальной защиты, который, так сказать, является координатором, все эти наши органы опеки и попечительства, социальные службы координируют. Но я со своей стороны, естественно, смотрю, тоже обращаюсь к ним, когда что-то не так, когда ко мне обращаются или сами мы это видим. Но вы сразу сказали слово «контролируют», все-таки наше главное слово сейчас не «контролируют», а «сопровождают», понимаете? Давайте не будем, главное, пугать семьи, что вот если…

Александр Денисов: Что их контролируют.

Евгений Бунимович: Да, что если пришли, то это что-то такое типа прокуратуры, знаете, которая будет сейчас проверять у вас там холодильник, подушки на кровати и так далее. Сейчас, слава богу, мы немножко снимаем вот этот момент, который был, когда пришли, чтобы помочь. Да, есть сигналы, да, вам сказали то-то и то-то, но давайте посмотрим, как выходить из этого. Самые разные бывают кризисы, в том числе и потеря работы, все что угодно может привести к серьезным кризисам, срывам и так далее. Но ребенок, конечно, при этом должен все-таки быть в сохранности, нельзя подвергать его риску.

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Тему обсуждали вместе с Евгением Абрамовичем Бунимовичем, Уполномоченным по правам ребенка в Москве, заслуженным учителем России. Спасибо, что были с нами.

Александр Денисов: Да. Сейчас расскажем, что будет у наших коллег в вечернем выпуске «Отражения».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски