• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Евгений Федоров: В экономике наш центр принятия решений - МВФ. Чтобы это изменить, нужна конституционная реформа

Евгений Федоров: В экономике наш центр принятия решений - МВФ. Чтобы это изменить, нужна конституционная реформа

Гости
Евгений Федоров
член комитета Госдумы по бюджету и налогам

Константин Чуриков: Ну что, начнем с горячего?

Оксана Галькевич: «Как пробьет 12 раз, все исчезнет в тот же час», – в новогоднюю ночь, уважаемые друзья, прямо под бой кремлевских курантов старые цены и исчезнут. 1 января 2019 года мы с вами вступаем в новую налоговую реальность: буквально вчера Государственная Дума в третьем окончательном чтении приняла закон о повышении налога на добавленную стоимость с 18 до 20%.

Константин Чуриков: На первый взгляд всего плюс 2%. Но по расчету Минфина, вот это скромное повышение даст бюджету, даст нашей казне на самом деле существенные деньги – по 600 с лишним миллиардов рублей каждый год. Более того, в 2021 году уже будет больше 700 миллиардов. Деньги сейчас очень нужны, в частности, на исполнение нового майского указа президента, этот документ требует увеличить финансирование инфраструктуры, заняться демографической политикой, здравоохранением, образованием, вообще планов очень много.

Оксана Галькевич: Бюджет пополнится, а кто поможет его пополнить? Мы с вами, обыватели, потребители. На часть товаров, правда, льготную ставку НДС сохранили (например, на книги, детскую и медицинскую продукцию, товары социального назначения, на все, что связано с образованием, наукой, культурой), но остальное по закону этого жанра экономики все-таки должно прибавить в ценовом весе вслед за НДС. В связи с этим эксперты уже высказались и по поводу инфляции, она тоже ускорится минимум до 4% в год (это в следующем году, что будет дальше, посмотрим).

Константин Чуриков: Ну и, кстати, это не первое изменение ставки налога на добавленную стоимость. В 1992 году она была на уровне 28%, потом уже, через год, ее снизили до 20%, и вот через 11 лет опустили до нынешних уже 18%, ну и сейчас мы видим уже обратное движение к 20%. Давайте разбираться во всем этом, звоните нам прямо сейчас в прямой эфир.

А в студии у нас Евгений Федоров, член Комитета Госдумы по бюджету и налогам. Евгений Алексеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Евгений Алексеевич.

Евгений Федоров: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А вы голосовали вчера «за» или «против»?

Евгений Федоров: По вот этому налогу?

Оксана Галькевич: Да, по налогу.

Евгений Федоров: У нас есть понятие фракционной дисциплины, в соответствии с которым за голосование Государственной Думы отвечает фракция парламентского большинства (сейчас это «Единая Россия», до этого были коммунисты и так далее), она обязана по определенной процедуре принимать решение.

Оксана Галькевич: Вы «за»?

Евгений Федоров: Да, как и вся фракция. Если кто-то во фракции проголосует неправильно, значит, это считается нарушением фракционной… Ну аналог рабочей дисциплины, это как прогул, например, на работе.

Константин Чуриков: Ну давайте не будем обсуждать, что сделано, давайте поговорим о том, что будет. Вот Оксана перечислила вот эти льготные категории товаров, для которых сохранится льготная ставка налога. Есть ли в этих льготных товарах – что самое важное, наверное, для всех – продукты питания?

Евгений Федоров: Ну вот в простом смысле в магазине этого нет. Есть некоторые ставки льготного характера, которые касаются продуктов питания, некоторых из них.

Константин Чуриков: Так.

Евгений Федоров: Но это как бы не основной массив того продовольствия, которое мы с вами покупаем. То есть в целом на магазинную политику это не повлияет.

Константин Чуриков: Так, секунду, чтобы было четко и понятно: НДС 20%...

Евгений Федоров: …распространяется на то, на что раньше распространялись 18%. Соответственно, льготы были в отношении некоторых товаров (лекарства, еще какие-то, детское питание, это ведь тоже продукты). И вот где была льгота, она останется.

Константин Чуриков: И продукты питания тоже?

Евгений Федоров: Да, где ее не было, льготы не будет.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья, я сейчас обращаюсь к телезрителям, – звоните нам, пожалуйста, в прямой эфире, мы интерактивная программа, обсуждаем повышение ставки налога на добавленную стоимость, который с 1 января вырастет с 18 до 20%, у нас в студии депутат Государственной Думы, который вчера голосовал также в третьем чтении «за». Высказывайтесь, что вы по этому поводу думаете, или пишите нам на SMS-портал 3443, первые буквы «ОТР».

Константин Чуриков: Евгений Алексеевич, я слышал заявление ваших коллег о том, что якобы даже представители бизнеса во время соответствующих встреч говорили, что они понимают всю полноту своей ответственности, в том числе социальной ответственности, перед государством, что они в общем готовы. Можно подробнее?

Евгений Федоров: Вы понимаете, как бы это сказать… Экономика – дело сложное, никогда нельзя никакие решения рассматривать, особенно в экономике, да и в политике, одно в отрыве от других. Вот совокупность решений называется политическим или экономическим курсом. Вот та совокупность решений, которые сегодня принимает Государственная Дума (их много, не только эти, там и по акцизам, и по бюджетному правилу, и по налоговому маневру, где цена на нефтепродукты, понимаете), это совокупность решений. Вот эту совокупность решений для нас вырабатывает МВФ, он как бы выложил, я даже взял с собой его прямые указания на этот счет, их довольно много, они практически в таком ежемесячном режиме. Вот видите, тут они пишут, что мы успели сделать, таблица прямо до этого, что не успели сделать до этого в таблице, то есть идут прямые управленческие решения.

Соответствуют ли этот курс нашим предпочтениям в экономике? Я как раз сторонник курса Путина, который изложен в 2012 году, это курс экономического роста, и сейчас в майских указах. Это, конечно, противоречит этому подходу. То есть нам надо, конечно, наводить порядок в политике, для того чтобы мы принимали суверенные решения, а не те, которые от нас требует МВФ, если уж так говорить. Но пока других вариантов у нас нет, мы реализуем курс, который проводится, в данном случае он изложен подробно в МВФ.

Оксана Галькевич: Евгений Алексеевич, пардон, я просто не могу понять. То есть у нас получается, что как бы Дума не суверенна от требований МВФ, зато суверенна от президента, который требует держать курс на рост экономики?

Евгений Федоров: Секундочку, президент говорил, что нужен рост экономики?

Оксана Галькевич: Нужен.

Константин Чуриков: Конечно.

Евгений Федоров: Решение по НДС снижает рост экономики.

Оксана Галькевич: Так.

Евгений Федоров: Вы этого не указали, а это так.

Константин Чуриков: Мы хотели, чтобы вы об этом сказали.

Евгений Федоров: Замедляет, об этом говорит и правительство, то есть секрета в этом нет. Это, конечно, другой курс, правильно, не тот, который предлагал… Потому что президент подробно в 2012 году разворачивал свой курс, там механизмы привязки рубля к национальным активам, там есть его методики. Но в настоящее время мы реализуем курс МВФ, как и последние 25 лет.

Константин Чуриков: Евгений Алексеевич, мы с вами часто встречаемся в этой студии, в общем, так или иначе этой темы касаемся, это такие вот мировые кулисы, откуда нам подсказывают, что нам делать.

Евгений Федоров: Ну мы члены однополярного мира, нет?

Константин Чуриков: Давайте сейчас не о мировой политике, давайте вот есть россияне, депутаты, есть мы, разные люди разных профессий, которым жить с новым НДС. Скажите, как вы думаете, по какому бизнесу этот налог ударит больнее? Крупному бизнесу от этого что будет, среднему и маленькому бизнесу?

Евгений Федоров: Значит, больше всего, сложнее всего будет бизнесу, который занимается большими переработками, то есть который создает большую добавленную стоимость.

Константин Чуриков: И делают важное дело, потому что они не гонят сырье за рубеж.

Евгений Федоров: Ну например, промышленность, станкостроение, машиностроение, судостроение, авиастроение, там, где много переработки.

Оксана Галькевич: Внутреннее производство.

Евгений Федоров: Там, где у вас короткие переделы, грубо говоря, достали сырье из земли и продали, там этот налог не скажется, но там есть свой налог на природные ресурсы. То есть, соответственно… Почему и разговор, он снизит экономический рост. Мы же не можем экономически расти просто за счет природных ресурсов, только за счет строительства заводов. А заводам будет сложнее, потому что у них будет больше налоговая нагрузка, вот и все просто. И это продолжается, это не сегодняшний курс, это продолжается 25 лет. Мы каждый год снижаем свой экономический рост. В последние годы мы растем по 1.5%, а мир растет по 3.5%.

Оксана Галькевич: Евгений Алексеевич, а вы сколько лет в Думе?

Евгений Федоров: С первого созыва.

Оксана Галькевич: И вы вот все это время голосуете согласно партийной дисциплине?

Евгений Федоров: Согласно Конституции, которую принял…

Оксана Галькевич: …и партийной дисциплине.

Евгений Федоров: А она входит, это производственная дисциплина.

Оксана Галькевич: Но если вы не согласны, собственно, с этим курсом, с вот этим курсом МВФ, документами, которые вы нам показали, зачем же вы за них голосуете даже в рамках партийной дисциплины?

Евгений Федоров: Еще раз: это работа. Вот вы сюда на работу ходите, вы всегда согласны…

Оксана Галькевич: Да, но как же честь, понимаете? Есть честь офицерская, есть честь журналистская, есть честь депутатская, или ее нет?

Евгений Федоров: Поэтому я честно об этом говорю, потому что за этим возникает вопрос, как решить проблему – только одним путем, конституционной реформой.

Оксана Галькевич: А как же ее решить? Если я буду задавать вопросы, которые вы от меня ожидаете, я никакого ответа, работу свою не буду выполнять правильно, нет у меня журналистской чести.

Евгений Федоров: Нет, я понимаю, я вам отвечаю: конституционная реформа – это не статус депутата, это статус народа, потому что это референдум.

Оксана Галькевич: Так.

Евгений Федоров: Поэтому я как правоприменитель народу говорю: уважаемый народ, в 1993 году вы здесь ошиблись, 15 статья пункт 4 – пожалуйста, подправьте, если вас, конечно, что-то не устраивает. А если устраивает, все нормально, дальше работаем.

Константин Чуриков: Теперь мы поняли, кто ошибся.

Давайте послушаем Михаила из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я вот сейчас слушаю. По поводу промышленности что я бы сказал? Промышленности с 1990-х гг. нет после гребаной приватизации ельцинской и чубайсовской вместе взятых. В Москве легкой промышленности нет, там бизнес-центры находятся, «ЗИЛ» Собянин развалил, «АЗЛК» тоже развалил, «Серп и Молот» тоже сносится, если хотят всю промзону застроить. А НДС повлечет увеличение бедности, и тоже Силуанов с Топилиным и Голиковой собираются повышать пенсионный возраст, это повлечет безработицу. Вот как он ответит на этот вопрос?

Константин Чуриков: Мы сейчас не о пенсионном возрасте только, у нас строго определенные темы в эфире.

Оксана Галькевич: Повышение ставки налога на добавленную стоимость.

Зритель: Ну вот это все в единой структуре, это Силуанов…

Константин Чуриков: Ну понятно, это все государство говорит: «Мне нужны деньги на это, на это, на это».

Оксана Галькевич: Возьмем у человека.

Зритель: А вот у Минфина есть, это в группу Собянина входит Чубайс и…

Евгений Федоров: Да Собянин тут вообще ни при чем.

Константин Чуриков: Спасибо, Михаил, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Москва не единственный город.

Евгений Федоров: Как будто только в Москве проблема с промышленностью, а не по всей России.

Константин Чуриков: Зритель имеет в виду, что вот здесь у людей взяли, здесь вот, там, сям…

Евгений Федоров: Это курс, понимаете? Вот у нас был когда-то курс, мы развивали группу А, группу Б, кто помнит советскую экономику, то есть мы развивали глубокую переработку, промышленности. Вы знаете, что, допустим, 25 лет назад на нашей территории, будем так говорить, доходы от продажи самолетов у нас были больше, чем доходы от продажи нефти и газа? Сейчас это нули, у нас полностью исчезла эта компонента в этом плане, но это вопрос курса, это курс, который был выбран, в том числе утвержден в Конституции. И он реализуется. Я же вам сразу говорю: да, мы каждый год падаем экономически относительно другого мира – так меняйте курс, граждане России.

Оксана Галькевич: Так как мы… Вот тут мне нравится: меняйте курс, граждане России.

Константин Чуриков: Все в твоих руках.

Евгений Федоров: Послушайте, субъект права…

Оксана Галькевич: Слушайте, вы власть, законодательная власть.

Евгений Федоров: Хотите я вам процитирую Владимира Владимировича?

Оксана Галькевич: Процитируйте.

Евгений Федоров: Что такое однополярный мир? Я вам цитирую: «Один центр власти, один центр принятия решений». И это не Москва, а Вашингтон, однополярный американский мир.

Оксана Галькевич: Слушайте, мы на своей территории сами себе…

Евгений Федоров: Вот он присылает конкретные указания, что делать, и мы это делаем.

Константин Чуриков: Кому? На чей адрес?

Оксана Галькевич: Кому присылает? Путину присылает или вам присылает?

Евгений Федоров: Присылает в соответствии с российской Конституцией, пункт 15.4 «властям Российской Федерации», которые обязаны их учитывать. Там порядок учета есть, прописанный в нормативной базе, но сейчас не об этом разговор.

Константин Чуриков: Да, действительно, разговор не об этом.

Давайте Римму послушаем из Москвы. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Я пенсионерка, хотела бы сказать: вы знаете, честно говоря, или у нас экономистов нет, или у нас законов нет. Зачем врать людям, что их мнение учитывается? Ничье мнение не учитывается, людей, их нет, их не слышно, их не видно. То и дело дербанят наши пенсии, нам впаривают мозги, что нам будет повышение пенсий – это не повышение пенсий, это обман людей. Это не повышение возраста, это выбросить людей за пределы социума. Люди вынуждены будут я не знаю как жить дальше, которые пойдут позже на пенсию…

Константин Чуриков: Римма, скажите, а как вы думаете, вот смотрите, плюс 2% к налогу на добавленную стоимость, как вы думаете…

Зритель: Это ужасно.

Константин Чуриков: …подорожает все или действительно какие-то категории товаров да, а то, что мы с вами привыкли покупать, нет?

Оксана Галькевич: Книги, билеты в театр, что-то не подорожает?

Зритель: Они говорят, что избранное. Но когда это начнется повышение, контроля над этим не будет, будет дорожать абсолютно все. У нас нет контрольного органа, который бы это все держал под своим надзором, под государственным надзором, защищая интересы людей. Где наши профсоюзы, скажите, пожалуйста?

Константин Чуриков: Вы снова о пенсиях, видимо, говорите.

Зритель: Они, наверное, получают пенсию, а где они? На них уходят суммы денег. Говорят, будут переобучать пенсионеров…

Оксана Галькевич: Римма, это уже несколько другая тема, прошу прощения.

Константин Чуриков: Римма, мы вас поняли, просто у нас действительно строгое соблюдение формата нашей беседы.

Оксана Галькевич: Много болезненных каких-то моментов, которые люди хотят обсудить.

Скажите, пожалуйста, а вот с точки зрения роста экономики, который поставлен в задаче президентом, я все-таки…

Евгений Федоров: 5-ю экономику мира, сейчас 12-я.

Оксана Галькевич: Да. Нам ведь нужно инвестиции какие-то привлекать в экономику, не только внутренние повышать, но какие-то внешние.

Евгений Федоров: Конечно.

Константин Чуриков: Опять-таки в производство, в бизнес.

Оксана Галькевич: Как вы считаете, повышение налоговой вот этой ставки того же НДС как-то скажется на инвестициях, которые будут приходить в страну? Они бодрее к нам потекут или наоборот?

Евгений Федоров: Для иностранных инвестиций это…

Оксана Галькевич: Ну а если это внутреннее производство?

Евгений Федоров: Грубо говоря, чуть-чуть это уменьшится, потому что как бы возрастет нагрузка на бизнес любой, свой, внутренний, поэтому и будет замедление, никто же с этим не спорит. Вы сейчас спросили, противоречит ли это курсу президента на экономический рост? Да, противоречит, это правительство открыто и говорит, в этом секрета нет. Почему я и говорю, что это решение, этот курс… Я считаю, что он неправильный, и мое как раз мнение, чтобы все-таки был поддержан курс президента, и тогда будет реализована политика рота, а не политика стагнации, которую МВФ от нас требует. А он требует по своим соображениям, ему надо Лондон кормить и Вашингтон за счет Москвы и России.

Оксана Галькевич: Ну хорошо…

Константин Чуриков: Я просто удивлен, что так много во власти людей, которые не поддерживают курс президента.

Оксана Галькевич: Поддерживают какой-то другой.

Евгений Федоров: Еще раз, вы меня просто не услышали: это реализация курса…

Константин Чуриков: Они как бы поддерживают, но они не могут поддерживать президента, потому что Лондон.

Евгений Федоров: Слушайте, один центр может быть только решений. Вот в экономике наш центр решений – Вашингтон, он и присылает… Видите, написано, указания, это по всем направлениям, все 25 лет. Это вертикаль власти для нас в этой сфере. Поэтому президент когда был в Думе при назначении Медведева и говорил, что вопрос экономического суверенитета приоритетен, это все знают.

Константин Чуриков: Хорошо. Вы в Комитете по бюджету и налогам – были какие-то другие варианты? Ну не трогать НДС.

Евгений Федоров: От МВФ?

Константин Чуриков: Нет, от вас, давайте про МВФ сейчас на время забудем, от вас.

Евгений Федоров: Есть вариант, предложенный президентом, в том числе мы его поддерживаем, логика принципиально другая: необходимо в экономику запустить национальный рубль, дешевые рублевые кредиты, он об этом говорил в 2012 году в послании. За счет этого в экономику поступает 65 триллионов рублей (это 4 бюджета), которые дают экономический рост 10-15% годовых. Но это потребует деофшоризации, там много политических издержек, которыми мы занимаемся 5 лет и которые не получаются. То есть для того чтобы так сильно сменить курс, откровенно говоря это передел в стране, явно не хватает расстановки сил, это прежде всего народная поддержка нужна, ее же тоже нет. Люди же сидят, звонят и думают: «А пусть за нас Путин с Федоровым все решат», – такого не будет.

Оксана Галькевич: Но вы с Путиным, я так понимаю, по-разному решаете: Путин вам одно говорит, а вы голосуете за другое.

Евгений Федоров: Еще раз говорю: мы голосуем в соответствии с Конституцией.

Константин Чуриков: Не дают проголосовать по-другому, понимаешь, Оксана.

Евгений Федоров: Конечно, потому что такая система установлена народом России в 1993 году. Мы же не просто, мы выполняем волю народа, он решил, что Россия является вот таким вот субъектом международного права.

Константин Чуриков: Ну да, приходят к нам некоторые эксперты и говорят: «Да все бы мы могли тут, и Норвегию построить, и Германию, но вот народ не тот».

Оксана Галькевич: Не тот, не подходит.

Константин Чуриков: Не уродились.

Евгений Федоров: Народ принял решение ликвидировать свое отечество СССР и подстроиться под американцев, ну а кто это решение принял?

Константин Чуриков: Вот так. Ну я думаю, что не Алексей из Петербурга. Алексей, здравствуйте.

Евгений Федоров: Не знаю, если Алексей голосовал за Конституцию 1993 года, тогда он такое решение принимал.

Константин Чуриков: Алексей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте. Отвечаю на вопрос: я не голосовал за распад Советского Союза в те времена, хотя я был в армии, нас в принципе не заставляли.

Константин Чуриков: Но разговор-то не об этом, мы говорим про НДС.

Зритель: Я понимаю. Так вот наш господин депутат, которого, кстати, выбирал вообще-то народ…

Оксана Галькевич: А не МВФ.

Евгений Федоров: Для выполнения Конституции, да, для Конституции выбирали или для чего, полы подметать?

Зритель: …хочет сказать, что мы являемся колонией Америки и просто-напросто… Мы в 1998 году спасали Америку, в 2008-м спасали Америку, сейчас спасаем Америку, выдавая все эти деньги, извините, которые нужны нам, вот туда вот, в Америку. У нас сколько сейчас облигаций американских куплено? Для чего они нужны? – чтобы доллар стоял.

Оксана Галькевич: Алексей, мы снизили свои вложения в американские облигации, государственные бумаги.

Зритель: У меня зарплата 20 тысяч, мне, к сожалению, не то что вложить в американские доллары, мне еле-еле хватает на еду и квартплату. Это Санкт-Петербург, про который у нас все орут, такой крутой город. У нас только депутаты там все крутые, когда у нас Законодательное собрание пенсионный возраст… Вы не собираетесь, кстати, «Единая Россия», убрать крымскую, которая проголосовала против пенсионного возраста, потому что она была против?

Константин Чуриков: Имеют в виду Наталью Поклонскую.

Евгений Федоров: Насколько я знаю, ей будет то ли выговор объявлен, то ли что…

Оксана Галькевич: Спасибо, Алексей.

Константин Чуриков: Мы уходим опять от темы, в нее вернемся.

Оксана Галькевич: Скажите, я вот хочу спросить по поводу ставки НДС. Вот у вас там планы какие-то лежат…

Константин Чуриков: Это присланные планы.

Евгений Федоров: Присланные, да, они есть, их любой в Интернете может посмотреть.

Оксана Галькевич: Ну это же расклад, я так понимаю.

Константин Чуриков: А я можно посмотрю?

Евгений Федоров: Да, тут нет никакого секрета, господин Габриель Ди Белла их плодит каждый месяц.

Константин Чуриков: У меня просто нет доступа к государственной тайне.

Оксана Галькевич: Так я вот по поводу ставки НДС. Может быть, 20% еще и не предел? Так если посмотреть, на самом деле в мире (я попрошу сейчас графику эту показать) есть ставки и повыше на самом деле: допустим, в Венгрии 27%, Норвегия, Швеция и Дания – 25%, Греция, Финляндия – 24%.

Евгений Федоров: Да-да, так.

Оксана Галькевич: Страны достаточно дорогие, конечно, для проживания, но и уровень жизни там побольше. Может быть, вы и дальше будете там прибавлять? Там нет никаких разнарядок в этих планах?

Евгений Федоров: Во-первых, разнарядки 22%, и если вы внимательно посмотрите, вице-премьер Голикова в правительстве сказала, что мы, скажем так, не стали 22%, все-таки на своем уровне это указание уполовинили, то есть 20%. Во-вторых, вы сейчас правильно сказали, как умный человек, что понятие курса многогранно – это значит, что-то может быть больше, что-то меньше. В той же Венгрии да, но при этом в Венгрии нулевая процентная ставка по кредиту, который компенсирует более высокое налогообложение. А у нас и процентная ставка не позволяет использовать рубли для кредитования экономики, то есть запустить механизм экономического оборота и роста, и одновременно, как вы видите, поднимается налоговая база, принимается целый ряд решений.

Почему мы говорим, что эти предложения МВФ для нас… Они не учитывают, что у нас богатейшая в мире страна, вообще, в отличие от Венгрии, то есть многие вещи не учитываются. Допустим, последнее решение по команде МВФ в отношении налогового маневра – то, что касалось перераспределения доходов от нефти и газа, налог на природные ресурсы – это прямое указание на внешний рынок. Фактически мы как бы лишаемся преимуществ страны, которая производит нефть и газ, то есть мы становимся субъектом Венгрии, у которой ее нет.

Константин Чуриков: Слушайте, ну сейчас получается очень выгодно и нефть, и газ за рубеж гнать…

Евгений Федоров: Поэтому я критикую решение МВФ.

Константин Чуриков: …а что-то делать своими руками, чтобы у нас в студии стоял не какой-то вот здесь вот китайский компьютер, а наш отечественный, наверное, сейчас будет менее выгодно.

Евгений Федоров: Это пожалуйста, технологию, как это сделать, о чем вы говорите, – это Путин, 2012 год, где 25 миллионов рабочих мест, где экономический рост. Технология известна, просто для этой технологии нужно право, политика, а для политики нужна конституционная реформа, а это люди, которые сюда звонят и никак не могут этого понять.

Константин Чуриков: Честно сказать, и мне сложно это понять, это выше понимания.

Оксана Галькевич: Евгений Алексеевич, есть слово, а есть дело.

Евгений Федоров: Разберитесь.

Оксана Галькевич: Вы кнопку жмете, голосуете «за», а приходите в студию и говорите, что «против».

Евгений Федоров: Ну естественно, потому что «за» фракцию, я лично «против», это нормально.

Константин Чуриков: Это когнитивный диссонанс, это бывает.

Оксана Галькевич: Это вообще…

Евгений Федоров: Слушайте, вы когда-нибудь в совещаниях участвовали? Вы на них что, всегда «за»? Но потом вы после совещания выполняете указания, это фракционная дисциплина.

Константин Чуриков: От нас просто никогда не требуют голосовать.

Оксана Галькевич: А воздержаться нельзя хотя бы?

Евгений Федоров: Еще раз, вы не понимаете, что такое фракционная дисциплина, не понимаете, что такое рабочая дисциплина? Ну поймите…

Оксана Галькевич: Я понимаю, что такое стыд и совесть, пардон.

Константин Чуриков: У нас нет такого рабочего опыта.

Евгений Федоров: Вот поэтому я честно вам и говорю. Вы хотите, чтобы я врал?

Оксана Галькевич: Нет, не хочу.

Константин Чуриков: Нет.

Давайте сейчас послушаем еще одного нашего зрителя Сергея из Бийска и будем уже заканчивать нашу беседу. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Я хочу разделить ваш сарказм и иронию по поводу приглашенного гостя. Хочу сказать, что он должен вспомнить, чьим слугой он является, или народа, или платят зарплату ему из Вашингтона.

Евгений Федоров: Конституции, слуга Конституции.

Зритель: Во-вторых, я хочу сказать, это подорожание прежде всего подхлестнет инфляцию, а инфляция – это, как известно, рост цен, рост тарифов естественных монополий. Поэтому вот эти депутаты, которым надо пить таблетки, а не заниматься законотворчеством, прежде всего не понимают, что уже подорожал сахар за 2.5 месяца после подорожания топлива, авиаперевозчики уже сообщили о подорожании авиабилетов. О чем вы думаете, господин депутат, когда у нас Калининград и Владивосток являются совсем раздельными странами де-факто? Люди даже с родственниками не могут пообщаться, не то чтобы на праздник купить те продукты, которые хоть и были в советское время дефицитом, но постоянно дотировались, мы в продовольственной безопасности были независимы от того же Вашингтона.

Я хочу еще сказать, что вот эти все майские указы в любом случае не будут выполняться, за 2013 год почти 300 указов президента в подвешенном состоянии, и новые указы тоже не имеют никакой почвы, в том числе финансовой. А деньги, которые будут с нас собирать, нужны для войны в Сирии, для поддержания непризнанных территорий и всего того, что мы называем аттракционом неслыханной щедрости по строительству…

Константин Чуриков: Сергей, мы вас не прерываем, просто у нас уже регламент по времени, 17 часов 28 минут, мы как раз уже должны выходить из эфира. Мы, кажется, вам дали высказаться.

Евгений Федоров: Строго думаем об исполнении Конституции, где заложена воля российского народа, прописано, как у нас принимаются решения по команде МВФ. Сергей, начните с себя.

Константин Чуриков: Вот такая у нас интересная беседа: вроде о налогах говорили, а просто говорили уже сразу обо всем. Спасибо.

Оксана Галькевич: Надо начать с народа. Ладно, спасибо вам большое, Евгений Алексеевич.

Евгений Федоров: Спасибо.

Оксана Галькевич: В любом случае вы пришли, вы все объяснили, все представили.

Константин Чуриков: Это ваша позиция.

Оксана Галькевич: Член Комитета Госдумы по бюджету и налогам был в студии программы «Отражение» в прямом эфире. Спасибо.

Константин Чуриков: А мы через 2 минуты к вам вернемся. Спасибо.

Евгений Федоров: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты