Евгений Насонов: Верить в то, что государство сможет каким-то образом переловить все «серые» хостелы… Это малореально

Гости
Евгений Насонов
председатель правления Лиги хостелов, член Московского отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России»

Хостелы вне закона. Госдума приняла закон, который запрещает хостелам находиться в жилых домах. В итоге в Москве могут закрыться 40% недорогих общежитий, в Санкт-Петербурге - и вовсе 80%. Чем хостелы не угодили депутатам? И что будет с ценами в гостиницах?

Виталий Млечин: Про хостелы поговорим, серьезная тема. Немножко отвлеклись, похихикали, а теперь расскажем и обсудим то, что скоро уже хостелы не смогут работать в жилых домах. Дело в том, что депутаты сегодня в окончательном чтении уже приняли законопроект, который таким вот мини-гостиницам, мини-общежитиям запрещает находиться в жилых домах рядом с квартирами, если только на первом этаже и имеют отдельный вход, вот тогда можно, а если нет, то, соответственно, нельзя.

Марина Калинина: Ну и вот несколько цифр. Сейчас в Москве 403 хостела, из них как раз 40% в жилых домах, а в Санкт-Петербурге 281 хостел, из них 80% в жилых домах. Вообще хостелы – это достаточно востребованный формат размещения: в первом полугодии 2018-го в хостелах останавливались почти 24% россиян, которые путешествовали по стране.

Виталий Млечин: И теперь самое главное, сколько это все стоит. Стоимость суточного проживания в хостелах Москвы – от 250 до 1 300 рублей, а недорогая гостиница уже начинается от 2 тысяч и до 6 примерно. Стоимость бронирования самого дешевого отеля в Санкт-Петербурге от 1 700, в самом дорогом – 23.5 тысячи рублей; хостелы от 650 рублей до 1 200 за одну ночь. Тут разница в ценах, по-моему, очевидна, правда, и в комфорте разница, наверное, тоже будет.

Марина Калинина: Будем обсуждать эту тему с нашим гостем – это Евгений Григорьевич Насонов, член правления «Лиги хостелов», член московского отделения «Опоры России». Здравствуйте.

Евгений Насонов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Понятно, что сейчас в основном эти хостелы, как мы уже сказали, размещены как раз там, где они быть не должны. Они вообще исчезнут из нашей жизни, из жизни туристов, или как?

Евгений Насонов: Как вы сами сказали, это востребованный формат, он нужен людям.

Марина Калинина: Цены говорят сами за себя.

Евгений Насонов: Да. Если он востребован, если какое-то явление востребовано и нужно людям, оно будет существовать. Просто если раньше оно существовало, скажем так, в «белом», законном поле, теперь это все уйдет в какие-то там непонятные «серые» схемы.

Виталий Млечин: А каким образом?

Евгений Насонов: В первую очередь пострадают, к сожалению, гости, потому что в любом случае рынок сожмется, всегда, если сжимается рынок, вырастают цены. Во-вторых, кто-то не захочет уходить, кто-то будет продолжать работать «в серую». Если бизнес работает «в серую», то там клиентам невозможно обеспечить соответствующее качество услуг. Верить в то, что государство сможет, не знаю, каким-то образом всех их переловить, вот эти «серые», незаконные, полузаконные хостелы, маловероятно, честно говоря.

Виталий Млечин: Посмотрим сюжет, узнаем, как работают хостелы?

Марина Калинина: Да, давайте посмотрим сюжет. Несколько примеров, как работают эти мини-отели.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну смотрите, то, что мы видели в первом сюжете, как вы прокомментировали эту ситуацию, действительно мы говорим, что давайте развивать туризм, давайте делать пребывание в том или ином городе, малом, большом, неважно, более доступным, а с другой стороны, мы закрываем такое явление, как хостелы в принципе.

Евгений Насонов: Ну слушайте, еще министр Мединский в то время, когда закон этот проходил первое чтение, а Министерство культуры курировало туристическую отрасль, прямо говорил, что этот закон является ударом под дых российскому внутреннему туризму. Собственно говоря, Министерство культуры больше не курирует туризм, но от этого ничего не изменилось, все точно так же и есть. Это плохой, глупый, неправильный закон.

Виталий Млечин: Ну а давайте разбираться, все-таки чем эти хостелы так не угодили депутатам и почему не получилось как-то защититься или по крайней мере повлиять…

Марина Калинина: Почему не получилось отстоять права, да?

Евгений Насонов: Это удивительно, потому что были поправки правительства, которые говорили о том, что можно открывать средства размещения в жилом доме в том случае, если на это будет согласие соседей. Таким образом, тем людям из Екатеринбурга, которые были, нужно было бы каким-то образом договориться с уважаемой дамой с собачками, чтобы она дала свое согласие, или, например, найти другое…

Марина Калинина: Надо сказать, что собачки-то тоже не молчат, круглосуточно…

Евгений Насонов: Да, собачки тоже не молчат. Но послушайте, в домах постоянно случаются какие-то сложности в рамках соседских взаимоотношений: у кого-то собаки, у кого-то дети, у кого-то ремонт, кто-то кого-то залил. Но никакие из этих взаимоотношений не решаются Государственной Думой на уровне закона. Да, случается, что в домах, например, соседи сверху заливают соседей снизу, бывает такое. Но это же не значит… По аналогии тогда Государственная Дума должна принять закон, что всем людям запрещено мыться.

Виталий Млечин: Ну смотрите, логику можно понять, принять или не принять, уже другой вопрос, но понять можно. Действительно, когда хостел, значит, много людей входят в твой подъезд, каждый день новые, непонятно какие, никто их не контролирует.

Евгений Насонов: Ну слушайте, а вот вы живете в доме, вы контролируете людей, которые ходят к вашим соседям?

Виталий Млечин: Ну это не так много. Много ли ходят людей к соседям, согласитесь.

Евгений Насонов: Бывают разные соседи. Вы сами понимаете, это все… Я не думаю, что это…

Виталий Млечин: Это скорее исключение. Все-таки обычно, в основном контингент один и тот же.

Евгений Насонов: Это все не должно… Все-таки опять же хостелы не открываются в двухкомнатных квартирах на окраинах, хостелы в жилых домах – это обычно все-таки историческая застройка, это центр города, это такие тоже не совсем обычные дома. Например, в Петербурге не редкость квартиры по 400 или даже 500 квадратных метров, и кроме как под средства размещения ее можно использовать только как коммуналку.

Виталий Млечин: Вот давайте как раз узнаем, что думает Наталья из Санкт-Петербурга. Наталья, здравствуйте. Вы за хостелы или против?

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что хостелы в жилых домах – это кошмар для жильцов.

Виталий Млечин: Так. Почему?

Зритель: В нашем доме два хостела. В жилых квартирах проводится перепланировка. Толпы посторонних на лестницах, безопасность жильцов под угрозой. Дикая нагрузка на сети электрические и водопроводные. Общедомовое имущество портится. Налогов хостелы при этом не платят, они маскируются под краткосрочный найм. Мне бы хотелось спросить вашего гостя, он бы хотел, чтобы в его парадной существовал хостел? Вот честно.

Евгений Насонов: Вот честно, если хороший хостел, то почему нет?

Виталий Млечин: А в доме, в котором вы живете, есть хостел?

Евгений Насонов: Я живу, к сожалению, не прямо в центре…

Марина Калинина: Подождите, я хочу у Натальи спросить. Наталья, а если бы, допустим… Что, собственно, вас смущает? Они плохо себя ведут? Они пристают к жителям дома? Они мусорят, они курят в подъезде, они приводят…

Зритель: Естественно, да. Они и курят в подъезде, они хамят. Во-вторых, вообще вы выходите со своей лестницы, вам навстречу толпа с чемоданами, понимаете? Они разбивают лестницы, они пачкают стены, они курят на лестничных клетках. Это вообще полное безобразие. Мы же отвечаем, мы платим за содержание своей лестницы, почему же должна быть вот такая нагрузка огромная? Понимаете, получается, что владельцы этих хостелов за наш счет, за счет жильцов существуют, потому что…

Марина Калинина: Наталья, а вы видите способ для себя договориться с владельцами этих хостелов, сказать: ребят, хорошо, живите, работайте, но вот давайте так, что вы не мусорите, ведете себя прилично и так далее?

Виталий Млечин: И отремонтируете подъезд еще за свой счет.

Зритель: Это невозможно, потому что владельцы этих жилых квартир в нашем доме не проживают, они живут в совершенно других местах. В ответ, если мы пытаемся какие-то предъявить претензии, хамство и все.

Марина Калинина: Понятно, спасибо. Ну вот мнение человека.

Евгений Насонов: Да. Но слушайте, если… Еще раз, я не говорю и никогда не говорил, что все хостелы хорошие. Если конкретно у этого нашего зрителя хостел плохой, то этот хостел нужно оштрафовать или закрыть, как-то его преследовать. Например, у меня у самого хостел в жилом доме, наша уборщица, которой мы платим деньги, моет подъезд каждый день. Всякий мелкий текущий ремонт подъезда тоже берем мы на себя. Все разговоры о том, что изнашиваются электрические сети оттого, что постояльцы хостелов чаще включают лампочку, – это просто безумие, которое сложно комментировать.

В чем были поправки правительства? В том, чтобы дать людям выйти из тени, дать людям возможность договариваться. А теперь, когда принят закон Хованской в самом жестком варианте, цивилизованные средства размещения уйдут с рынка, а вот такие объекты, о которых нам сейчас только что говорил наш зритель, все останутся, потому что они уже сейчас нарушают закон, они продолжат нарушать его дальше.

Виталий Млечин: А их не проще будет как раз на этом поймать, на нарушении закона?

Евгений Насонов: Сейчас существует миллион способов вот такой хостел призвать к ответу, плохой хостел. Если этого не делают, значит, есть где-то коррупционная составляющая между владельцами этого средства размещения и, не знаю, полицией, прокуратурой, какими-то органами власти. Потому что то, о чем сейчас рассказали… Курят на лестнице – 5 тысяч рублей штраф на каждого человека, достаточно сделать, я не знаю, 5 штрафов, если действительно много курят, 5 штрафов можно сделать за несколько дней, и как-то курить люди перестанут. Что еще? Выкидывают мусор в общий контейнер? Ломают лестницу? Это тоже все решаемые проблемы. Просто логика законопроекта Хованской в следующем: если где-то на окраине Москвы…

Марина Калинина: Уже закона теперь.

Евгений Насонов: Нет, еще пока законопроект, еще должен Совет Федерации и Путин подписать.

Марина Калинина: Ну да.

Евгений Насонов: Вот в чем их логика? Если где-то на окраине Москвы в каком-то ресторане кого-то отравили, нужно закрыть все рестораны в стране. А мне кажется, что логика ответственного государства должна быть другая: если где-то есть плохой ресторан, нужно его штрафовать и воспитывать, чтобы он стал хорошим, а если где-то есть хороший ресторан, то его нужно поддерживать и помогать ему. Еще раз, это важно: статус жилого или нежилого помещения – это просто бумажка, которая у вас есть относительно вашей собственности, она никакого отношения не имеет ни к взаимодействию с соседями, ни к качеству услуг. Есть огромное количество средств размещения, хостелов в Москве, которые расположены (с отдельным входом) в нежилых помещениях и тем не менее создают огромное количество проблем соседям, люди просто воют от них. Если интересно, мы вашу съемочную группу можем туда сводить.

Виталий Млечин: Обязательно.

Марина Калинина: Прекрасно! Я просто хочу напомнить нашим телезрителям, кто такая Галина Хованская, – это председатель Думского комитета по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству, депутат Государственной Думы, это ее инициатива.

Виталий Млечин: А что мешает, собственно говоря, предпринимателям действительно делать хостелы на первом этаже с отдельным входом и не нарушать закон, функционировать при этом?

Евгений Насонов: Во-первых, таких помещений мало.

Марина Калинина: Немного, да.

Евгений Насонов: Таких помещений немного, они могут быть дороже. Во-вторых, не надо забывать, что согласно закону о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, предоставление гражданам для постоянного или временного проживания нежилых помещений в принципе запрещено.

Марина Калинина: Вот, это, кстати, был мой вопрос – как же можно переквалифицировать жилое помещение в нежилое и там разрешить делать хостел?

Евгений Насонов: Если в нежилом жить нельзя, совершенно точно.

Марина Калинина: В нежилом жить нельзя. Логики никакой.

Евгений Насонов: Слушайте, а почему вы спрашиваете об этом у меня? Спросите у депутатов Государственной Думы.

Марина Калинина: Потому что вы сидите в студии пока.

Евгений Насонов: Спросите у депутатов Государственной Думы, которые по 400 тысяч получают зарплату и вот такие законы нам принимают. У нас теперь есть такая вот совершенно непонятная правовая коллизия, теперь любой предприниматель в области гостиницы перед проверяющим сотрудником всегда в чем-нибудь виноват. А это делается для чего? Чтобы можно было собирать взятки.

Марина Калинина: Георгий из Калуги нам дозвонился. Георгий, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте. Мы слушаем вас.

Зритель: Я за хостелы, потому что данный закон только убьет наш туризм. К примеру, я сейчас езжу в Санкт-Петербург, туда приезжают миллионы туристов в течение года. Если не будет дешевых хостелов, чтобы, к примеру, на 2-3 дня приехать, это пострадает опять экономика нашей страны, потому что у нас же власти провозглашают, что давайте развивать туризм внутренний. А людей-то где тогда размещать? Какая-то логика странная. И прав ваш гость, что это сделано для того, чтобы просто чиновники гребли деньги огромными мешками и все.

А насчет того, что там жалуются соседи, – у нас практически в каждом доме есть такие вредные бабки и деды, которым все всегда мешают: то им кошка помешала, то им собака помешала, то чужой ребенок громко плачет, лишь бы до кого-то докопаться.

Виталий Млечин: Понятно.

Зритель: Поэтому на вот этих жителей я бы вообще не обращал внимания.

Марина Калинина: Спасибо. Понятно ваше мнение.

Евгений Насонов: Спасибо вам за поддержку.

Марина Калинина: Да. Но вот нам пишут очень много сообщений, прямо тема затронула. Нижегородская область: «Получается, что как всегда проще запретить, чем навести порядок».

Евгений Насонов: Да, совершенно точно, очень правильно ваши зрители говорят. Вместо того чтобы навести порядок, ввести регулирование и отделить плохих от хороших, всех сразу запретили. Соответственно, хорошие, которые не хотят работать «в черную», уйдут, останутся только плохие.

Марина Калинина: Собственно, плохих можно, как вы сказали, уже давно было убрать при желании.

Евгений Насонов: Ну если бы была на это политическая воля и правоохранительная какая-то воля, конечно, сделали бы, но вот не делают почему-то.

Марина Калинина: Еще один звонок есть из Москвы. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, я сразу скажу, что я против всех хостелов. Ваш молодой человек лукавит, он говорит такие вещи, которые в нашем жилищном законодательстве, Жилищном кодексе уже прописаны, кто там заливает, кто что.

Но я расскажу про свой дом. В Западном округе Москвы, знаете, мы уже 4 года боремся с хостелом. Там взяли, значит, две квартиры, наша управляющая компания «Правление», совершенно не спросив ни соседей, никого, решили устроить хостел. Две квартиры, там перегородки все убрали, вытаскивали целые блоки. Мы пошли в милицию, мы пошли в управу, мы куда только ни писали. «Правление» вообще говорит: «Мы не знаем, это какой-то собственник». И вы знаете, потом мы написали в Мосжилинспекцию Западного округа, вы знаете, Западный округ, Мосжилинспекция, улица Подольская, по-моему, 25, мы даже ходили туда.

И вы знаете что? 3 года наша дорогая Мосжилинспекция… Ваш молодой человек лукавит, что очень легко навести порядок, – ничего подобного. Человек, который возглавляет Мосжилинспекцию, говорит, что ему нужно предоставить все, что мы писали, подписи живущих соседей, которым мешает, что у вас… Почасовая оплата нашего хостела, есть в Интернете, туда за почасовую оплату заезжают непонятно какие люди. И что вы думаете? 3 года Мосжилинспекция не может найти, кто же собственник нашего хостела, и не может подать поэтому в прокуратуру, хотя они нам обещали 3 года тому назад: «Да-да, вы принесли подписи, да, мы все видим, да, мы подадим в прокуратуру, да, мы разберемся». Не может найти собственника, не может найти разрешение на перепланировку этих двух квартира. Вы знаете, так что наше законодательство, к сожалению, то, что сейчас приняли хостелы вне закона, я просто две руки поднимаю за это, потому что…

Марина Калинина: Понятно ваше мнение. Давайте дадим возможность выслушать еще одного нашего зрителя, Василий…

Евгений Насонов: Вот сейчас я буквально секундочку прокомментирую.

Марина Калинина: Да, конечно.

Евгений Насонов: Вообще очень странно, то есть плохо работает Мосжилинспекция, а виноваты при этом почему-то хостелы, так вот получается.

Марина Калинина: Получается так.

Виталий Млечин: Ну так если бы они не открыли этот хостел, не было бы проблемы.

Евгений Насонов: Ну послушайте, хостелы не отвечают за работу Мосжилинспекции. Действительно, если есть какая-то незаконная перепланировка, то этот вопрос нужно урегулировать каким-то образом, узаконить ее. Мы видим недовольного гражданина, недовольного гражданина фактически обидела Мосжилинспекция, она 3 года не выполняет свои профессиональные работы, но виноват в этом почему-то хостел.

Марина Калинина: Нет, а мне интересно, если бы… Я не защищаю ни хостелы, ни жильцов, я просто хочу понять: если бы эту квартиру купил человек, который не собирался делать там хостел, но решил сделать перепланировку и так же снес бы все стены, это было бы такое же возмущение?

Евгений Насонов: Она бы, наверное, не орала.

Марина Калинина: Василий из Ярославской области. Василий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ярославская область, город Ростов Великий, это у нас Золотое кольцо России.

Евгений Насонов: Да, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хотел бы по поводу хостелов. Я за хостелы, конечно же, потому что все-таки правительство России… У нас как получается? Надо инвестиции, надо малый бизнес поддержать. С другой стороны, все взяли и закрывают хостелы. Ну вот как-то противоречие очень сильное, это раз, один момент.

А то, что сейчас женщина говорила по поводу того, что курят в подъездах, – да сейчас же уже закон на ее стороне, вызывайте полицию и решайте, это уже очень сильно штраф идет, даже я слышал по новостям, до уголовного дела. Это решается. А то, что блоки сносит кто-то, это жильцы тоже могут такие же нарушения производить помимо хостелов.

Евгений Насонов: Да, вы правы совершенно.

Зритель: Я за норму, то есть надо какую-то норму ввести для этих хостелов. Да, можно узаконить это все, правильно нормализовать, вот это да. Там и бизнес, понимаете… А вот так вот все это уничтожать… Я не знаю. А с другой стороны кричат, надо им дать подышать, чтобы все развивалось.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Евгений Насонов: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Давайте, у нас времени, в общем, немного осталось, разбираться, что за этим вообще последует, если этот закон сейчас примут, президент подпишет. Что будет с теми хостелами, которые по нему не смогут работать? Они должны будут сразу закрыться? Какой период будет?

Евгений Насонов: Вы знаете, сложно сказать, пока непонятно, пока закон не подписан, были разные точки зрения…

Марина Калинина: Но то, что денег придется вложить…

Евгений Насонов: Были разговоры о том, что дадут какой-то переходный период, я видел, что депутат Пахомов, заместитель Хованской из «Единой России», говорил, что, возможно, решат, введут какой-то упрощенный порядок перевода в нежилые помещения для тех, кто находится выше 1-го этажа, для тех, кто давно работает. В любом случае надо понимать, что только в Москве 10 миллионов человек в год пользуются услугами квартирных средств размещения, хостелов, мини-отелей и так далее. И до тех пор, пока мы не поймем, куда эти 10 миллионов человек поедут, в том или ином виде квартирные хостелы будут существовать в виде хостелов…

Виталий Млечин: А насколько гостиницы подорожают, как вы думаете?

Евгений Насонов: Я не знаю, я думаю, что, может быть, на 20%, но прилично подорожают, прилично. В любом случае до тех пор, пока есть спрос, будет и предложение. Может быть, в каком-то другом формате, в формате туристического жилья, например, и так далее. В каком-то виде это в любом случае будет существовать, потому что людям это нужно. Либо мы должны начать, не знаю, на уровне государства ограничивать миграционные потоки людей, что вот ты родился в Липецке, вот и живи в Липецке всегда. Если такого сделано не будет, то все равно…

Мы еще с вами сейчас не обсуждаем совершенно Крым, Краснодарский край и частный сектор. Мы не обсуждаем, действительно очень интересно, что позвонил житель из Ростова, потому что Ростов, Суздаль и все города Золотого кольца тоже пострадают от этого законопроекта.

Марина Калинина: Я думаю, что в Краснодаре такая же будет ситуация.

Евгений Насонов: Нет, не Ростов-на-Дону, а Ростов Великий.

Марина Калинина: Да, я понимаю, я имею в виду Краснодарского края города.

Евгений Насонов: Да, Краснодарский край, то есть это все… Мы сейчас даже не можем оценить в полной мере те негативные последствия, которые принесет этот закон.

Марина Калинина: Спасибо за эту беседу.

Виталий Млечин: Спасибо.

Марина Калинина: Евгений Григорьевич Насонов, член правления «Лиги хостелов», член московского отделения «Опоры России».

Ну что же, наш эфир практически подошел к концу, но вот что будет вечером, какие темы будем обсуждать.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О хостелах вне закона

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты