Евгений Писаревский и Виталий Данилов. Как инвалиду получить инновационный протез?

Гости
Евгений Писаревский
первый заместитель председателя Фонда социального страхования РФ
Виталий Данилов
паралимпиец

Бороться и не сдаваться... История российского блогера Рустама Набиева. Он лишился обеих ног во время службы в армии. И недавно ему дали современные протезы. Кто в этом помог?

Константин Чуриков: Наша первая тема, мы ее озаглавили выражением «Бороться и не сдаваться». Никто не застрахован в этой жизни от разных трагедий, от проблем со здоровьем. Мы будем говорить о том, как государство должно помогать людям и как это происходит. У нас в студии Евгений Писаревский, первый заместитель председателя Фонда социального страхования Российской Федерации, и Виталий Данилов, паралимпиец. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Евгений Писаревский: Здравствуйте.

Виталий Данилов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте все-таки оттолкнемся с истории. Вот мы с Оксаной когда увидели этот сюжет… Честно говоря, просто даже не верится, что такое бывает. Многим уже известно имя Рустама Набиева в нашей стране, недавно его признали самым жизнеутверждающим блогером Рунета. Так вот в его жизни тоже произошла трагедия, несколько лет назад…

Оксана Галькевич: Многие помнят, наверное, эту историю, это произошло в Омске, там был очень сильный, серьезный пожар, обрушились стены, потолок казармы, многие погибли, 24 человека. Рустам выжил, но, к сожалению, в результате этой трагедии он лишился ног. Родные поддержали Рустама, поддержало и государство, в том числе Фонд социального страхования. Вот давайте посмотрим на этого человека, на его историю, а потом вернемся в студию, нам будет о чем поговорить, это точно.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну и все это время, пока сюжет был в эфире, нам активно писали наши зрители на номер 5445. Евгений Леонидович, вот свежая SMS из Рязанской области, зритель пишет: «Рустаму повезло, что он живет в Башкирии, в Башкортостане». Скажите, пожалуйста, насколько повсеместна вот эта система помощи тем, кто серьезно пострадал, кто получил серьезные увечья? Насколько человеку действительно гарантирована эта помощь?

Оксана Галькевич: Равномерно гарантирована в самых разных регионах нашей страны?

Евгений Писаревский: Во-первых, я хотел бы все-таки по сюжету высказаться. Я могу сказать, что такие люди, как Рустам, вот Виталий, здесь присутствующий, да и все инвалиды, которые смогли социализироваться, адаптироваться к новым условиям, они овладели наукой побеждать – побеждать боль, побеждать сомнения, побеждать страхи. И вот, мне кажется, сюжет об этом говорит, что сейчас государство и здравоохранение могут создать все необходимые условия, для того чтобы российские граждане, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, смогли не только выжить, но и жить, заниматься своим любимым делом, создавать семью.

Что касается Фонда социального страхования, то в целом со следующего года за исключением Москвы по всей стране мы обеспечим техническими средствами реабилитации более 1 миллиона инвалидов, ежегодно мы выступаем заказчиком и по большому счету организацией, которая обеспечивает более 350 миллионами изделий технических средств реабилитации практически во всех регионах России, кроме Москвы. И 25 миллиардов рублей государство выделяет ежегодно на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации.

Константин Чуриков: Вот этот протез высокотехнологичный стоит 5 миллионов рублей. Мы привыкли к тому, что нам государство говорит, что у него деньги кончились, а тут они нашлись.

Евгений Писаревский: Ну я не могу вводить всех в заблуждение, потому что, безусловно, это эксклюзивный вариант, исключительный вариант, потому что для спортсменов так же, как и для членов Паралимпийского комитета наших спортсменов, выделяются особые протезы высокотехнологические. Фонд, конечно, в большей степени обеспечивает в целом по определенным стандартам, они ниже, чем те, которые вы видели, но в целом уровень обеспечения средствами реабилитации достаточно высок, если брать страны бывшего Содружества независимых государств и страны Европы.

Оксана Галькевич: Вот давайте о протезах. Виталий Владимирович, они помогают достигать, добиваться каких-то особенных результатов, высоких результатов в спорте? В каком спорте, расскажите.

Виталий Данилов: Вы знаете, тема протезов не столько мне близка, потому что все-таки мое основное заболевание – это травма позвоночника, я немножко меньше погружен, так сказать, в тему протезирования. Но я четко знаю, что люди, которые лишились возможности самостоятельно передвигаться или утратили какой-то функционал организма, конечно, они хотят любым способом восполнить эти утраченные возможности. И в том числе протезы делают жизнь лучше, то есть люди легче справляются со своими невзгодами, если есть такие помощники.

Константин Чуриков: Евгений Леонидович, а с точки зрения вообще, скажем так, распределения обязанностей. В данном случае понятно, что есть Фонд социального страхования, который страхует граждан, но есть еще и Минобороны, ведь это был солдат-срочник, парень тогда служил, случилось это ЧП. Здесь как определить, кто какую помощь должен оказывать?

Евгений Писаревский: Безусловно, при возникновении чрезвычайных ситуаций, таких резонансных событий, как правило, подключаются все органы власти, органы соцзащиты, соответственно, тех структур, в которых служат граждане. Тут оказывается помощь и Фондом социального страхования на последующем этапе, когда требуется обеспечение ТСР, происходят выплаты социального характера по линии Министерства обороны, я думаю, и губернских властей. Поэтому государство, конечно, старается особенно в самый сложный первый период помочь оказать максимальное содействие, поэтому распределение идет по всем органам власти. Также, кстати, подключаются социальные организации, благотворительные тоже.

Оксана Галькевич: Вы хотели что-то добавить, Виталий Владимирович?

Виталий Данилов: Я просто хотел высказаться на тему высокотехнологических помощников для людей. Вот, в частности, у меня была возможность в этом году принять участие в соревнованиях «Нейротлон».

Оксана Галькевич: Который в Самаре проходил.

Виталий Данилов: Да, в Самаре который проводился, «Нейротлон-2018». Для понимания я должен пояснить, что еще его называют как соревнование киборгов, и там в том числе были представлены ассистивные технологии, то есть технологии-ассистенты, которые способствуют улучшить качество жизни, предназначены для этого. В частности, если человек утратил слух или зрение, они с помощью электроники, каких-то технологий улучшают возможности. То есть если человек плохо видел, ему дается возможность улучшить зрение; если он плохо слышал и так далее. В том числе там есть такие сегменты соревновательные, как и протезы, то есть люди, утратившие нижние конечности или руки, им даются те или иные задания, и они должны на скорость показать умения, возможности оперирования, пользования этими помощниками.

Мне довелось участвовать в сегменте экзоскелетов. Есть такая компания российская «ЭкзоАтлет», они мне предоставили экзоскелет. Для понимания я должен пояснить, что экзоскелет – «экзо» это «внешний», «скелет» это «скелет». Я сам передвигаюсь на колясочке, естественно, моя заветная мечта – это встать, пойти, вновь ощутить радость движения, в частности, экзоскелет помогает это сделать. Я участвовал в соревнованиях, была полоса препятствий, мы должны были на скорость ее пройти, и вот удачно так сложились обстоятельства, был очень сильный, неуступчивый у меня соперник, но удалось победить и стать чемпионом в этом году.

Оксана Галькевич: Мы вас поздравляем!

Виталий Данилов: Благодарю.

Оксана Галькевич: Давайте примем звонок из Калуги, Алексей у нас на связи. Алексей, здравствуйте, мы вас слушаем.

Константин Чуриков: Добрый вечер, Алексей.

Зритель: Добрый вечер. У меня вопрос к господину Писаревскому. Фонд закупает коляски, протезы, обеспечивает инвалидов. Но возникает вопрос контроля качества. Каким образом на сегодняшний момент контролируется качество поставляемых колясок и протезов? Спасибо.

Константин Чуриков: Хороший вопрос, спасибо, Алексей.

Евгений Писаревский: Да, хороший вопрос. У нас есть несколько направлений контроля качества, но наша основная миссия – клиентоориентированность, сделать государственные услуги адекватными и соразмерными тому, как это предоставляет коммерческий сектор. В этой связи при закупке технических средств реабилитации и предоставлении инвалидам мы стараемся привлекать гражданское общество. Заключены соглашения со Всероссийским обществом инвалидов, их региональными отделениями на местах, во всех приемках участвуют представители Общества инвалидов.

Во-вторых, мы создали во всех региональных отделениях комиссии по жалобам, то есть любая жалоба, любое обращение рассматривается, и принимаются решения не только выплатить компенсацию либо предоставить ТСР, но и привлекаются к административной ответственности виновные лица. В-третьих, мы работаем над совершенствованием законодательства вместе с Министерством труда, Министерством финансов. Сейчас планируется создание таких принципов софинансирования через электронные сертификаты и каталог технических средств реабилитации, когда от обеспечения ТСР у инвалида появляется возможность самостоятельно приобрести, и через карточку платежной системы «Мир» он получит компенсацию за приобретенное техническое средство реабилитации.

Константин Чуриков: Извините, не очень понятно просто про ТСР, карточки. Еще раз, как человеку добиться качества исполнения этой услуги?

Оксана Галькевич: То, о чем я хотела вас спросить, потому что очень многие, вы знаете, пишут, что приходится либо долго ждать, либо проходить круги ада, чтобы чего-то добиться. Как все-таки получить то, что необходимо? Алгоритм некий дайте людям.

Константин Чуриков: Только простым языком.

Евгений Писаревский: Простым языком алгоритм достаточно простой. У нас есть возможность подать заявление, то есть в соответствии с программой реабилитации, которая есть у инвалида, он может сделать это в электронном виде через портал Госуслуг, либо обратившись в присутственные фонды социального страхования, либо в многофункциональные центры. Есть установленные сроки по индивидуальным протезам, которые заказывают под конкретную потребность, тут срок более длительный; по типовым, например, как подгузники, трости технической реабилитации, происходит закупка в регионах, она предоставляется инвалиду.

Действительно бывают случаи, когда торги… Мы проводим посредством 44-го закона торги, и бывают случаи, когда торги срываются по различным причинам, не выходят поставщики, и тогда возникают случаи задержки. Но вот ровно для того, чтобы этих ситуаций избежать, разрабатывается новый механизм платежных карточек «Мир» плюс электронные сертификаты, когда у гражданина появляется возможность, не дожидаясь торгов, обратиться к аккредитованным поставщикам и самостоятельно приобрести то, что ему нужно, и ему будет государством компенсирована необходимая сумма…

Оксана Галькевич: Но уже постфактум, естественно?

Евгений Писаревский: В момент приобретения, то есть разрабатываются как раз Интернет-сервисы и технологии, которые позволяют это сделать.

Оксана Галькевич: Это на самом деле очень интересно, что вы сказали, это гораздо удобнее, чем потом постфактум возвращать.

Сергей из Владимирской области до нас дозвонился. Сергей, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Я вот хотел спросить. У меня зять без ног, он хотел, чтобы ему давали трости с подлокотниками, а ему говорят: «Мы лучше знаем, что тебе надо».

Константин Чуриков: Говорят ему здоровые люди, ага.

Зритель: Да, считают, что ему лучше так ходить. Он говорит, что упадет, руки сломает, а у него обеих ног нет, ему лучше тростями. А ему говорят, что лучше знают, что ему надо, и присылают…

Константин Чуриков: Сергей, спасибо за ваш звонок. Я думаю, тут Виталий Владимирович прокомментирует.

Оксана Галькевич: Как добиться именно того, что нужно тебе, а не того, что тебе рекомендуют?

Виталий Данилов: На самом деле, мне кажется, здесь есть проблема, здесь нечего скрывать, то есть недостаточно обратной связи. Государство все-таки видит эту проблему как общий момент, то есть это как из пушки по воробьям. Здесь нужна все-таки, я думаю, правильно сказали до меня, адресная помощь. Здесь каждый человек должен получить именно то, что ему нужно. Потому что, в частности, сейчас мы по звонку прекрасно понимаем, что человек не может добиться желаемого, то есть получается, что он по кругу ходит…

Оксана Галькевич: Того качества жизни, которого он бы хотел.

Евгений Писаревский: Я могу тоже дополнить. У каждого инвалида есть индивидуальная программа реабилитации и абилитации – это бюро медико-социальной экспертизы ее составляет, ровно там прописаны те технические средства реабилитации, в которых человек нуждается, в которых нуждается инвалид, фонд уже обеспечивает сообразно этой программе. Но мы готовы в нашем региональном отделении встретиться, сделать звонок в бюро медико-социальной экспертизы, попросить, может быть, уточнить эту программу с учетом индивидуальных особенностей. Но надо понимать, что есть федеральный перечень, это некий базовый стандарт, в соответствии с которым мы обеспечиваем государственные услуги. Все иные дополнительные потребности за счет благотворительных фондов либо социальных организаций, пока это так.

Оксана Галькевич: Давайте попросим наших администраторов просто телефон Сергея из Владимирской области записать, мы вам передадим после эфира.

Евгений Писаревский: Да, мы готовы рассмотреть.

Константин Чуриков: Еще мы вам передадим координаты нашего зрителя или зрительницы из Мурманска: «В Мурманске делают протезы, в которых в мороз невозможно передвигаться и вообще плохо с подгонкой», – может быть, там обратная связь тоже не помешает.

Евгений Писаревский: Мы готовы со всеми связаться, пожалуйста, контактные телефоны.

Константин Чуриков: И последний общий вопрос. Вы занимаетесь социальным страхованием, то есть вам неважно, сколько лет человеку, это касается и детей, и взрослых, правильно? Помощь, которую вы оказываете?

Евгений Писаревский: Социальное страхование в настоящий момент в нашей стране распространяется на работающее население.

Константин Чуриков: На работающих.

Евгений Писаревский: Вот о той функции, о которой мы сейчас говорим, это государственная функция, которая возложена на Фонд социального страхования, кроме Москвы, с нового года.

Константин Чуриков: Просто зрители спрашивают, действительно, я тоже понимаю их вопрос, мы всем миром, и мы у нас на ОТР, на всех каналах собирают деньги на лечение детей, – это не к вам вопрос?

Евгений Писаревский: Есть еще Фонд обязательного медицинского страхования, которым занимается Министерство здравоохранения, есть еще Пенсионный фонд, в Российской Федерации три внебюджетных фонда. Фонд отвечает в целом за потерю утраченного заработка работников в силу рисков, несчастных случаев на производстве, либо временная нетрудоспособность, либо материнство, такие риски. И техническими средствами реабилитации по заданию мы обеспечиваем инвалидов, да.

Оксана Галькевич: Вот чтобы меньше было недопонимания и непонимания в этой теме, очень важная у нас сегодня была встреча. Вы знаете, очень много слов поддержки герою нашего репортажа Рустама, очень многие пишут, что он большой молодец, так держать.

Константин Чуриков: «Сильный парень, спортивный, уверенный в себе».

Оксана Галькевич: Поздравляют вас, Виталий Владимирович, вам тоже слова поддержки, вас поздравляют.

Спасибо нашим гостям. В студии программы «Отражение» сегодня были Виталий Данилов, паралимпиец, и Евгений Писаревский, первый заместитель председателя Фонда социального страхования Российской Федерации.

Евгений Писаревский: Спасибо.

Виталий Данилов: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Ну а мы продолжим «Отражение» буквально через пару минут, не переключайтесь.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

И история блогера Рустама Набиева

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты