Евгений Шлеменков: Наша экономия производителям тепла невыгодна. Мы экономим - они повышают тарифы, чтобы получить необходимую выручку

Евгений Шлеменков: Наша экономия производителям тепла невыгодна. Мы экономим - они повышают тарифы, чтобы получить необходимую выручку
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Евгений Шлеменков
вице-президент «Опоры России», руководитель направления «Строительство и ЖКХ»

Петр Кузнецов: Ужин при свечах – романтика современной России. Каждый второй житель нашей страны, как Денис Чижов, экономит на свете. Дальше уже разделение идет. Вместе с ним… Ну, не только на свете, как мы уже говорили. Газ и вода сюда добавляются, какие-то другие энергоресурсы. 57%, по данным ВЦИОМ, тщательно следят за расходом этих энергоресурсов. Три года назад экономных было всего 42%. Вот такой скачок.

Анастасия Сорокина: Да. И живут такие люди, как правило, в малых городах и селах. Это и понятно.

Петр Кузнецов: Как Денис.

Анастасия Сорокина: Главная причина экономии на услугах ЖКХ, как и у Дениса, – нехватка денег. «Ну а что же еще?» – спросите вы. Например, забота об окружающей среде.

Петр Кузнецов: Вот это как у Дениса как раз.

Анастасия Сорокина: Из тех, кто экономит, 15% делают это, чтобы сохранить природные ресурсы. Потенциальный электорат партии экологов.

Петр Кузнецов: Своеобразный такой получается.

Евгений Шлеменков у нас в гостях, вице-президент «Опоры России», руководитель направления «Строительство и ЖКХ». С ним и, конечно, вместе с вами обсуждаем эту тему.

Экономят ли воду, свет или газ в вашей семье? Почему? И получается ли сэкономить? Это вопрос для тех, кто будет дозваниваться в прямой эфир. Есть голосование. Если по каким-то причинам вы не хотите, нет возможности, не пробиваетесь в прямой эфир, проголосуйте, это намного проще. «Вы экономите на коммунальных услугах?» «Да» или «нет» – на короткий SMS-номер. Ждем. Подведем итоги.

Анастасия Сорокина: Евгений Иванович, экономия сейчас действительно становится таким, скажем так, единственным ресурсом для того, чтобы оплачивать коммунальные услуги, для людей, которые живут в регионах России?

Евгений Шлеменков: Ну, экономия может быть разной. Дело в том, что можно экономить, применяя, скажем, новые достижения науки и техники. Ну, к примеру, если у вас отопление регулируется в зависимости от температуры на улице, то это тоже экономия, но вы не живете в промороженной комнате. Или, скажем, если вы применяете лампы, которые…

Анастасия Сорокина: Энергосберегающие.

Евгений Шлеменков: …энергосберегающие, то это тоже экономия, и экономия достаточно серьезная. Просто проблема в том, что для того, чтобы вот так экономить (а экономить надо, по-моему, как раз так), нужно сделать какие-то предварительные вложения. Вот в этом проблема.

Петр Кузнецов: В плане экономии – здесь очень важно понять, где заканчивается забота о природных ресурсах и начинается реальная экономия.

Евгений Шлеменков: Это все очень лукаво, потому что… На самом деле понимаете какая штука? Даже те же самые свечи, которые вы можете зажечь сегодня, скажем, за своим ужином, – они тоже кем-то изготовлены, для этого потрачены какие-то ресурсы. И не факт, что это будет более экономно, нежели вы зажжете всю иллюминацию в вашей комнате.

Поэтому экономить нужно, но экономить нужно таким образом, чтобы лишние ресурсы не тратить. К примеру, вода не должна протекать в бачках унитазов и так далее. Это прямая экономия. Да, конечно, наверное, в тех помещениях, в которых вы сейчас не находитесь, нет смысла…

Анастасия Сорокина: …зажигать свет.

Евгений Шлеменков: …чтобы горел свет. Да, наверное, нет смысла на сегодняшний день держать температуру круглые сутки в помещении максимальную, потому что есть сегодня абсолютно нормальные системы, которые позволяют ночью, скажем, более умеренно топить, а днем – побольше. Это все идеальные случаи, когда…

Петр Кузнецов: Я как раз хотел сказать на примере отопления. В России-то другой вопрос: государство за нас решает, сколько тепла давать, а мы потом его форточкой регулируем.

Евгений Шлеменков: Тут есть еще один момент, который тоже надо учитывать. Дело в том, что вся эта наша с вами экономия далеко не всем нравится. Скажем, тем, кто нам поставляет тепло, в общем-то, не выгодно, когда мы это тепло экономим. Они хотят, сколько произвели, столько и продать. Поэтому, да, мы с вами достигаем каких-то высот в этом замечательно деле, а потом нам просто повышают тариф, потому что им нужна жизненно необходимая выручка.

Анастасия Сорокина: То есть те, кто экономят, подставляют тех, кто регулярно нормально платит, заставляя их потом платить больше, потому что повышается тариф? Такая логика?

Евгений Шлеменков: В каких-то случаях и так происходит, да, к сожалению.

Анастасия Сорокина: Выслушаем нашего зрителя из Челябинской области, Сергей до нас дозвонился. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Вы экономите на отоплении, на воде, на электричестве?

Зритель: Да, к сожалению, приходится экономить на всем – на воде, на электричестве, ну на всем.

Петр Кузнецов: Например, Сергей? Например, вы лишний раз что не делаете? Это важно понимать.

Зритель: Свет не включаю лишний раз. Тот же газ лишний раз… Ну и так далее.

Я не про это хотел сказать, а про экономию нашу. Почему в Советском Союзе за ЖКХ мы платили 5 рублей? Это 5% от зарплаты, 5 рублей я платил, зарплата была 100 с лишним рублей. А сейчас мы платим… Основная масса получает 10–15 тысяч. И основная масса у нас платит за ЖКХ ползарплаты. Это же в корне неправильно! Со своими налогами наши власти довели страну, что… На бензине, на всем я начинаю экономить. А с этой экономией у нас все производство встает, все что можно останавливается. Мы не тратим деньги…

Петр Кузнецов: Спасибо, Сергей.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Петр Кузнецов: То есть меньше тратишь энергоресурсов – казалось бы, меньше платишь. Но их стоимость-то все время повышается. В результате…

Евгений Шлеменков: Понимаете, тут проблема заключается…

Петр Кузнецов: …делаешь себе хуже, а все равно платишь столько же, если не больше, с этими повышениями тарифов.

Евгений Шлеменков: Это совершенно правильно. Так получается, к сожалению. Потому что у нас разнонаправленные интересы – у тех, кто производит, и у тех, кто потребляет. Это раз.

Во-вторых, правильно говорят, что дело не в том, сколько мы платим за ЖКХ, а дело в том, какую часть от наших доходов это составляет. Да, если бы было так, как это было когда-то, 2–3% от дохода, то никогда бы этого не замечал. В этом тоже есть свой минус, потому что никто бы и не экономил. А экономить все-таки нужно.

Экономия, как я уже сказал, должна заключаться не в том, что мы должны себя чего-то лишать, а в том, чтобы грамотно и толково обращаться с теми ресурсами, которые у нас есть. Ну, просто не тратить лишнего. В том числе мы должны заботиться об экологии.

Анастасия Сорокина: Ну а как же определить вот это «лишнее»? Где эта грань?

Евгений Шлеменков: Я же уже сказал, что лишнее – это то, чем ты сейчас, в настоящий момент не пользуешься, или то, что у тебя утекает в связи с тем, что ты просто-напросто не содержишь в порядке свои системы водоснабжения, канализации. Это как раз вот та экономия, которую нужно обеспечивать. А вот та экономия, когда люди лишний раз посуду вымыть не могут или принять душ…

Анастасия Сорокина: Пишут: «Чайник не включаю, хожу пить чай к соседке».

Евгений Шлеменков: Плохо это, ужасно!

Петр Кузнецов: Ну, это уже прямой показатель бедности.

Евгений Шлеменков: Это прямой показатель того, что у нас, к сожалению, затраты на услуги ЖКХ составляют очень большой кусок от бюджета большинства граждан. И это плохо.

Петр Кузнецов: При этом, по сравнению с Европой (поправьте, если я неправ), у нас достаточно дешевые энергоресурсы. Возьмите то же самое отопление.

Евгений Шлеменков: Опять же сравнивать сложно. И знаете почему?

Петр Кузнецов: Они там в свитерах ходят лишний раз, чтобы… И температура у них даже зимой в квартире – двадцаточка максимум.

Евгений Шлеменков: Правильно, у них совсем другие стандарты. У них, например, нормальная температура зимой в комнатах – 14 градусов.

Петр Кузнецов: Но у них есть возможность отрегулировать.

Евгений Шлеменков: У них есть возможность отрегулировать, но тем не менее они устанавливают… Если вы приедете куда-нибудь, скажем, в Чехию зимой и увидите, как эти ребята сидят при открытых дверях в своих кафешках, пьют кофе и им не холодно, а ты идешь, и тебе холодно... Мы просто понимаем, что мы немножко по-разному оцениваем, что такое «тепло», а что такое «холодно». Это раз.

Во-вторых, понимаете, нельзя сравнивать стоимость у нас и у них, потому что у нас разные доходы. Просто масштабы немножечко сдвинуты. Конечно, если, скажем, в той же Швеции 3,5–4 тысячи евро нормальный доход обычного работника, то для нас это фантастика.

Петр Кузнецов: Вот вы говорите, что экономия. Мне еще хочется выяснить такой момент. Вы сказали, что когда мы экономим – это невыгодно, потому что хотят получать по максимуму те, кто нам поставляют. Да? Ну, грубо говоря.

Анастасия Сорокина: Вот о стандартах…

Петр Кузнецов: Сейчас, секунду. Когда мы говорим, например, об отключениях воды в летний период, то считается, что город на этом очень сильно экономит.

Евгений Шлеменков: Не знаю. Я думаю, что это не совсем так, потому что в это время у города масса забот, связанных как раз с проведением работ по приведению в порядок этих всех систем водоснабжения того же. Они вкладывают деньги в профилактические работы, ремонтные и так далее. То есть расходы-то у них возрастают, а доходы несколько уменьшаются, потому что, в принципе, мы же не потребляем, на наших счетчиках это тут же отражается.

Анастасия Сорокина: Тут получается замкнутый круг. Это то, о чем мы заговорили. Одни пытаются экономить, чтобы платить меньше. А в итоге растут тарифы – и все в итоге платят больше. Вот эти стандарты как-то…

Евгений Шлеменков: Мы больше всего платим в платежках за ЖКХ именно за тепло, прежде всего. Это в некоторых случаях до 80% тех денег, которые мы с вами платим. В то же время тепло – это такой продукт, который невозможно накопить, невозможно положить, отложить и так далее.

Анастасия Сорокина: Про запас.

Евгений Шлеменков: Про запас. Поэтому тепловые станции, вырабатывая тепло, заинтересованы в том, чтобы вы все это тепло потребили. Как вы с ним распорядитесь – им все равно. Открывайте форточку и топите окружающую среду.

Анастасия Сорокина: Улицу.

Евгений Шлеменков: Но главное – вы потребите. А вы поставили тепловой счетчик. Этот тепловой счетчик показывает, что вы потребили гораздо меньше, чем вам было предложено. И естественно, тепловая станция лишается определенной выручки. В какой-то момент это может снизиться до предела, который называют жизненно необходимым. То есть они говорят: «Вот если меньше этого заплатят, мы просто не можем работать, мы просто перестанем вообще…»

Петр Кузнецов: «Будем ходить по квартирам, включать свет и воду открывать».

Евгений Шлеменков: И вот этот парадокс возникающий как раз и приводит к тому, что вся наша экономия при централизованном теплоснабжении получается бессмысленной.

Есть другой способ – можно топить локально. То есть в каждой конкретной квартире будет стоять, предположим, газовый котел, который в нужный момент будет включаться и поддерживать ту температуру, которую мне сейчас в этой квартире необходимо иметь. Можно точно так же нагревать воду, то есть не гнать ее за несколько километров по трубам, которые текут, в которых она остывает и так далее, а можно все это делать прямо непосредственно перед потреблением. Но для этого нужно произвести некие вложения. Нужно, чтобы эта возможность возникла. Вот это самое сложное, потому что, к сожалению, это требует достаточно серьезных затрат.

И получается, что мы учимся экономить. И в то же время, по сути дела, нам мало что это дает.

Анастасия Сорокина: Боком выходит. Давайте выслушаем звонок.

Петр Кузнецов: Много звонков. Ирина, Московская область. Здравствуйте, Ирина.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела сказать, что вообще мы экономим с детства, нас так приучили родители.

Петр Кузнецов: Советское наследие.

Зритель: Свет экономим, свет обязательно экономим.

Я хотела вам такую свою боль рассказать. Мы купили квартиру в Московской области, город Котельники, у группы компаний «ПИК». И наши дома сразу были обустроены (в 2018 году мы получили ключи) индивидуальными счетчиками тепла. Апрель, май, июнь, июль, август – не брали вообще за отопление. А в сентябре 20 тысяч начислили по среднему. Когда получали ключи, нам показания счетчиков не учитывали, не зафиксировали. Воду зафиксировали, свет зафиксировали. А мы даже не знали, что у нас есть индивидуальные счетчики тепла. И потом они с нас по среднему стали брать.

Сейчас мне начислено 50 тысяч с лишним за отопление, хотя я истратила 3,7 гексакалорий за всю зиму. Летом, естественно, не тратила. И они не собираются делать перерасчет. Хотя я пожаловалась в администрацию города Котельники, и мне ответили, что они должны сделать перерасчет. Но этого не происходит до сих пор, куда я ни пишу, куда я ни обращаюсь и ни жалуюсь. Вот моя такая боль.

Петр Кузнецов: Спасибо. Это, напомним, Московская область.

Евгений Шлеменков: На самом деле, действительно, должны были сделать перерасчет. Если счетчики стоят, если они легализованы, то есть приняты должным образом в эксплуатацию, то расчет должен производиться по счетчикам.

У нас, кстати, такая же чепуха, мягко говоря, происходит и с электроэнергией. Зачастую у нас стоят счетчики, которые позволяют учитывать энергию, потребленную в дневное время и в ночное, но далеко не везде это принимается к расчету.

Анастасия Сорокина: Не учитывается.

Петр Кузнецов: Карелия на связи, Нина. Здравствуйте, Нина.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Об экономии электроэнергии я приведу пример. Раньше я за электроэнергию в коридоре платила 40 рублей. Потом сказали, что… Это было, когда у нас счетчик стоял. Потом сказали, что теперь новый какой-то приказ – надо платить по нормативу. И теперь я плачу по нормативу. За что – непонятно. Одна лампочка в коридоре на все квартиры. И получается 130 рублей. То есть сравните – 40 и 130. И сколько платят у нас четыре квартиры на площадке, сколько платят люди? То есть тут хоть эконом, хоть не эконом…

Вы говорили про счетчики, которые ночные и дневные. Избавь бог нас от ночных счетчиков! Если это будет, то мы просто будем болеть. Когда у нас соседи…

Петр Кузнецов: Спать не будете просто, переживать будете.

Зритель: Не дай бог, наши соседи будут включать стиральную машину, то, вы извините, мне надо будет вставать и включать телевизор, потому что спальня рядом с ванной, и это будет невозможно. Потому что, конечно, это вроде бы и хорошо, но на самом деле ничего хорошего.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Нина, за звонок.

Евгений Шлеменков: Ну, это говорит только об одном. Вообще говоря, вот эти дневные и ночные счетчики были сделаны неслучайно. Дело в том, что производители электроэнергии заинтересованы, чтобы равномерное было потребление, то есть и ночью тоже.

А то, что слышимость вот такая, что стиральная машинка, работающая в соседней квартире, не дает спать, если ее включать по ночам, говорит только о качестве нашего с вами жилья, о качестве нашего строительства, о качестве звукоизолирующих стен, которые между квартирами.

Петр Кузнецов: Я понял знаете как? Я понял, что она будет не спать и переживать, что машинка работает…

Евгений Шлеменков: Нет, это как раз не страшно, она выключится.

И второй момент. Вы на самом деле платите, скорее всего, не за лампочку, которая висит у вас в коридоре. Вы платите за общедомовые расходы электроэнергии. Туда входят все расходы, не только ваша лампочка, а и то, что горит вокруг дома, подсвечивает ваш номер, то, что, если есть лифт, использует лифт и так далее.

Петр Кузнецов: То есть 40 рублей она за то же самое платила?

Евгений Шлеменков: Да.

Петр Кузнецов: Тоже не за одну лампочку. Хотя, казалось бы, сумма.

Евгений Шлеменков: Да, конечно. Просто был другой расчет, другой норматив. Кто-то посчитал…

Петр Кузнецов: К вопросу о тарифах.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок у нас есть, давайте выслушаем Галину из Москвы.

Петр Кузнецов: Галина. Снова столица на связи. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Зритель: Я хотела сказать, что я пенсионерка и могу по ночам стирать, готовить, а днем отсыпаться.

Петр Кузнецов: Вот-вот! Соседям не давать спать.

Зритель: Ну извините, это не моя вина. Дальше. А вот моя дочь, мои родственники – они работают. И они, естественно, не могут ночью этим заниматься. И получается, что у нас тариф дневной. Вы посмотрите, у меня двухфазный – там 6 рублей, по-моему. А у всех 4,30 – общий. Понимаете? Вы понимаете, о чем я говорю? И получается, что я…

Петр Кузнецов: Ну, наш эксперт точно понимает.

Зритель: Я плачу по 6 рублей, не по 4,30. А ночью я буду готовить, стирать. И в итоге у меня экономии никакой! Это называется вообще «лохотрон».

Петр Кузнецов: «Экономите ли вы на коммунальных услугах?» – этот вопрос мы задавали людям на улицах разных российских городов. И вот какие ответы получили. Вернемся и обсудим их.

ОПРОС

Анастасия Сорокина: Надо ли экономить, Евгений Иванович?

Евгений Шлеменков: Я думаю, экономить надо, но доводить это дело до абсурда не нужно. По крайней мере, учиться умываться, скажем, как умываются англичане, когда они напускают воду в раковину и этим всем умываются, не нужно. Я считаю, что экономить нужно именно… То есть не нужно потреблять лишнего, но экономить не нужно впрямую. Надо пользоваться всеми благами сегодняшнего дня совершенно спокойно, потому что вот эта экономия, вообще-то, мало что дает, но очень ущемляет человека по жизни.

Петр Кузнецов: Итоги голосования. «Экономите ли вы на коммунальных услугах?» «Да» – 91%, «нет» – 9%. В принципе, очень сходно с итогами того опроса, с которого мы начали.

Спасибо большое. Евгений Шлеменков, вице-президент «Опоры России», руководитель направления «Строительство и ЖКХ». Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, что были с нами. На этом выпуск дневного «Отражения» практически завершен. Мы расскажем вам, что ожидает вас вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски