Евгений Зырянкин: От природы мы немного хуже играем в футбол из-за другого строения стопы, зато мы хороши в силовых видах спорта

Евгений Зырянкин: От природы мы немного хуже играем в футбол из-за другого строения стопы, зато мы хороши в силовых видах спорта
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Сергей Лесков: Мы гордимся гигантским профицитом бюджета, хотя видные экономисты считают, что это абсурд
Вадим Муранов: Проблема, скорее, не в том, что в школе много лишних предметов, а в том, что много лишнего в самих предметах
Владимир Морыженков: Россия крайне благоприятна для принятия инвестиций, но она так заколдована, что ни рубль, ни доллар не могут сюда проникнуть
Под крылом самолёта...
Слишком много машин! Недовольны и автомобилисты, и те, у кого нет личного авто
Пентагон нацелился на Калининград
Космический интернет - залог создания цифровой экономики на земле!
Гости
Евгений Зырянкин
спортивный обозреватель, шеф-редактор еженедельника «Советский спорт. Футбол»

Петр Кузнецов: Прямо сейчас рубрика «Личное мнение». Мы будем говорить о последних наших успехах в спорте, точнее о наших позитивных выходных, можно так сказать, потому что у нас есть бой Хабиба Нурмагомедова с Дастином Порье, соответственно Хабиб там победил, уже 28-я победа у него в UFC, феноменальный прорыв теннисиста Даниила Медведева, который дошел до финала Открытого чемпионата США и почти его выиграл, как говорят. И хорошие новости из сборной России по футболу, потому что мы одержали очередные две победы. Обо всем об этом с Евгением Зырянкиным, спортивным журналистом, обозревателем, поговорим. Здравствуйте, Евгений.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Евгений Зырянкин: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: Это его «Личное мнение» прямо сейчас.

Вы из этого для российского спорта уже можно сказать многообразия что бы выделили? Что было главным вот в этих успехах наших последних?

Тамара Шорникова: Какой победе вы радовались больше?

Евгений Зырянкин: Ну учитывая, что сборная Россия постепенно начинает приучать к хорошим результатам, а Хабиб непобедим уже лет 10, то, конечно, теннисист Медведев. И этот его сенсационный прорыв… Прорыв, правда, начался немного раньше, не на US Open, а еще в августе, когда он стал выигрывать турниры в Америке и обыгрывать лучших теннисистов мира, он обыграл и Федерера, и Джоковича. Так что в какой-то мере и его успех на US Open был обусловлен успешными выступлениями на предыдущих неделях, тем не менее мало кто ожидал, что он дойдет так далеко, перебьет всех и в последний момент только не справится с Надалем, на последней секунде матча, можно сказать.

Петр Кузнецов: Ну да, с Надалем он при этом играл еще и в этом году как раз, в Монреале они встречались, то есть он со всеми сильнейшими успел поиграть, Надалю он тогда проиграл крупно, по-моему, 6:2.

Евгений Зырянкин: И там не было впечатления, что Медведев еще способен соревноваться на этом уровне.

Петр Кузнецов: Была ли вера, шансы вообще реальные, что вот он Надаля в этот раз пройдет и возьмет US Open?

Евгений Зырянкин: Ну перед матчем шансы были не слишком велики, потому что Надаль набрал очень сильный ход, Надаль – это признанный чемпион, для него это финал уже, там счет идет на десятки давным-давно, для Медведева первый, и опыт тут великая вещь. И по ходу матча то же самое, возникали сомнения, что у Медведева удачно все сложится. Но Даниил гнул свою линию, играл в свой теннис; какую тактику вот он взял от начала до конца, несмотря на неудачу он продолжал ее гнуть, тянуть и в итоге практически перевернул матч.

Тамара Шорникова: Многие говорили о том, что этот проигрыш сродни победе, действительно такой был накал, до 5 часов утра все переживали из смотрящих. Что не дало выиграть? Вот он играл в свой теннис, но что ему не позволило все-таки дотянуться до того самого заветного первого места?

Евгений Зырянкин: Более чем уверен, что как раз-таки отсутствие опыта таких матчей и, наверное, какое-то закравшееся ощущение, что все что нужно он уже доказал, а для Надаля не бывает никаких других мест, кроме первого. И вот это чуть-чуть в пользу Надаля сыграло в последний момент. Я думаю, Медведев там уже на последних метрах этого матча, уже никто не думал о том, что вот я буду с кубком или я буду без кубка, там уже просто идет битва за каждый розыгрыш, за каждый мяч, потому что 5 часов на корте, надо представлять, люди уже измотаны. Но у Надаля даже в тот момент жажда победы была гораздо сильнее.

Петр Кузнецов: Вы назвали его успехом главным этих выходных, потому что это неожиданно, потому что давно, судя по всему, не было подобных побед. Давайте поговорим о том, почему у нас такой провал был. Сразу его и сравнивают в принципе, не знаю, внешне вряд ли, хотя во внешности тоже что-то можно найти, с Сафиным. Четырнадцать лет назад в последний раз наш российский теннисист выходит в финал US Open или вообще в финал Большого шлема, это был Марат Сафин. Что это за яма такая в нашем особенно мужском теннисе? И что это за новое поколение появляется, потому что мы знаем, что это не только Медведев, это и Рублев…

Евгений Зырянкин: …Хачанов…

Петр Кузнецов: …это и Хачанов, да. Можно ли говорить о том, что мы куда-то там возвращаемся, знаете… А если возвращаемся, то где мы были?

Евгений Зырянкин: Вы знаете, я бы не сказал, что в мужском теннисе у нас был какой-то невероятный подъем. У нас были одиночные…

Петр Кузнецов: Вообще по крайней мере в российской истории, да?

Евгений Зырянкин: Сначала были Чесноков, Черкасов, за ними пришли Кафельников и чуть позже Сафин, потом Давыденко, Южный… У нас не было плеяды, которая выигрывала, у нас не было гегемонии на этом уровне; были отдельные самородки, жемчужины, которые добивались разовых опять же успехов. Не было такого, чтобы вот Кафельников стабильно или Сафин стабильно, на протяжении длительного времени, это топ мирового тенниса, первая ракетка и никто к нему не может подойти. Нет, они взлетали, держались на этом уровне, но вот такой вот теннисной мощи, теннисной державы на мужском уровне в… у нас не было ни тогда, ни сейчас.

Поэтому, наверное, просто подросли ребята, может быть, тренеры подросли в том числе, тренеры стали лучше готовить, постепенно научившись, переняв в том числе и опыт лучших тренеров мира, подросла плеяда хороших теннисистов, в том числе, может быть, глядя еще тогда на успех, детьми совсем, на успехи и Сафина, и Кафельникова, и вот они прорвались, причем буквально в последнюю пару лет, еще 2 года назад мы про них толком не слышали.

Петр Кузнецов: Хорошо, что про тренера вспомнили. Тренер у Медведева француз, он долгое время тренируется в Монако, живет, хорошо говорит на французском. Можем ли мы в таком случае... Знаете, вообще за эти выходные есть такое мнение, что вот российский спорт встает несмотря на то, что понятно, что это исключительно индивидуальные какие-то результаты, просто так события сошлись и в теннисе, и в футболе, Хабиб понятно, так вот просто…

Евгений Зырянкин: Да, если будем вспоминать, то волейбольная сборная женская проиграла, баскетбольная мужская проиграла (каждая на своем уровне), так что тут, в общем, успехи с неудачами перемежаются. Просто успехи получились на глазах всей страны, а о баскетболистах и волейболистах говорили меньше.

Тамара Шорникова: Я продолжу этот вопрос: если все-таки говорить об этих конкретных успехах, это единичные случаи? Это сила воли спортсменов, это удачно попавшийся тренер, это хорошие задатки какие-то? Или это все-таки говорит о том, что что-то меняется в нашей спортивной подготовке в нашей стране?

Евгений Зырянкин: Ну это же разные виды спорта. В теннисе да, мы можем говорить о том, что пошел прогресс у Медведева, он очевиден. Постепенно в течение этого года человек где-то из второй десятки, на стыке второй и третьей, по-моему, десятков мирового рейтинга поднялся уже на 4-е место, и он с каждым турниром прибавлял. И вот в августе это уже было потрясение для всей Америки, которая его очень невзлюбила за то, что он начал «выносить» и фаворитов, и американцев на турнирах в Америке, на турнирах за океаном. Хабиб побеждает всех давным-давно, правильно сказано, что 28-я победа, а было бы еще больше, если бы он там 2 года не пропускал из-за травм. Просто он выиграл в тот же день, что Медведев поднялся. Сборная ну вроде как последний год выигрывает регулярно, наверное, нашли тренеры и рецепт, и подходы к игрокам, правильный состав подобрали. Я не готов смешивать все в кучу, потому что такого прорыва прямо российского спорта… О нем можно говорить обычно, когда Олимпийские игры идут. Ну вот я только что сказал, баскетболисты и волейболисты в олимпийских видах спорта выступили неудача.

Тамара Шорникова: Смотрите, как объединяют эти разные виды спорта наши телезрители. Например, вот сообщение из Омской области: «Очень приятно, когда наши спортсмены в разных единоборствах показывают хорошие результаты, как Хабиб Нурмагомедов. Также команды, сборные футболистов, теннисист, тоже сыгравший и проигравший, но все это должно популяризировать наш спортивный мир России, вовлечь подростков заниматься спортом, объединить народ и так далее». Вот эти разные победы в разных видах спорта какой результат дадут?

Евгений Зырянкин: Вот это самое важное, что может быть. Если дети, которые, может быть, засиделись у экранов поздно, в выходные дни родители не погнали их спать, на этих примерах тоже захотят заниматься теннисом, может быть, единоборствами, борьбой, футболом, больше будет ребят, которые хотят заниматься спортом. Потому что чем больше занимается ребят, тем больше шанс найти среди них настоящие таланты, может быть, даже и гениев, тем больше шанс вырастить чемпионов такого же уровня, на каком сейчас находится Хабиб или те теннисисты, которых сейчас еще догоняет только Медведев (Федерер, Надаль, Джокович).

Чем более будет спортсменов… Массовость на самом деле залог успешного поиска классных спортсменов, классных начинающих спортсменов, которые могут вырасти в настоящих лидеров мирового спорта. Когда занимается немного ребят, тем более когда их туда притаскивают, в эту секцию либо родители со своими связями, либо потому что вот они свои не реализованные в детстве собственные какие-то комплексы пытаются на своих детей переложить, невелик шанс, что мы получим чемпионов, мы получим просто хороших профессиональных спортсменов, не более того.

Петр Кузнецов: Вот вы о детях, а тут вот пока сейчас родители пишут, родители тоже у вас прозвучали. Я думаю, что вы с таким отношением вообще нашего человека к нашему спорту неоднократно сталкивались. Вот что пишет Москва, например, про Медведева несмотря на то, что он сделал: «Не оправдал вложенных в него сил и средств государства: в финале надо умирать за страну, на тебя смотрит будущее страны, болельщики и президент в конце концов». Может быть, это какой-то такой хитрый троллинг здесь из Москвы…

Евгений Зырянкин: Очень похоже.

Петр Кузнецов: И Саратовская: «Если бы такие деньги, как в спорте, платили рабочим, наши автомобили и гаджеты были бы самые лучшие в мире».

Евгений Зырянкин: Ну вы знаете…

Петр Кузнецов: Как нам изменить отношение взрослого человека, уже состоявшегося? У ребенка-то шансы еще есть все это своим отдельным посмотреть еще взглядом, но вот мнение большинства даже несмотря на существенные успехи, пусть и индивидуальные.

Евгений Зырянкин: Я мог бы сейчас надуть щеки и оптимистично сказать, что вот, сейчас взрослые загорятся, одни другим расскажут, а другие третьим покажут, и все будут любить спорт.

Мне тут попались на глаза рейтинги теннисного матча Медведева: после того как он проиграл первые два сета и в третьем начал проигрывать, гигантская телеаудитория российская практически вся целиком отключила телевизор. У нас не смотрят спорт, у нас смотрят какие-то отдельные разовые события. Многие вспоминают о спорте раз в 4 года, когда идет Олимпиада; для многих вот показали по телевизору – посмотрим, не показали – ну и неизвестно, где они там находятся, чем они занимаются. Возьмем старшее поколение, оно до сих пор читает газеты – хоть одна газета публикует на первой полосе регулярно, постоянно спортивную информацию? Не новости спорта, а заметки, публикации о спортсменах, о спорте? Да ничего подобного, он всегда в загоне, на последней полосе, где-то там 2–3 колонки о чем-то там, голы-очки-секунды.

Как изменить отношение? Да изменить отношение к спорту прежде всего. Спорт – это такая же часть жизни. Это не отдельное какое-то мероприятие для фриков, которое там несколько человек бегают, прыгают, штангу зачем-то на грудь поднимают, а это такая же часть жизни, как все остальное: как образование, как медицина, как культура и шоу-бизнес. Это все взаимосвязано, это все в нашей жизни.

Более того, спортсмены как раз-таки – это прежде всего гордость страны, лучшие спортсмены, которые представляют нашу страну на международной арене. Да, не всем удается побеждать, в спорте конкуренция очень велика, это всего лишь игра, в игре невозможно всегда побеждать, даже пускай Рафаэль Надаль доказывает обратное. Рафаэль Надаль – это уникум, Хабиб – это тоже уникум, но в целом остальные спортсмены точно так же проигрывают, выигрывают. Изменить отношение к спорту. Спорт должен быть среди нас, среди всех, в обществе, а не на последней полосе.

Петр Кузнецов: Есть, знаете, еще такой шаблон, когда сравнивают того же самого спортсмена с шахтером, с учителями. Вот наш народ просто не понимает, что это действительно огромные усилия, это риск, причем риск чуть ли не с самого начала. Потому что ты не учишься, ты забрасываешь учебу, ты просто ставишь на спорт, а там уж как получится. Тут завтра и травма может «прилететь», и карьере просто конец еще не начавшейся, и ты совершенно находишься в новом мире, потому что ты и образование не получил, потому что ты на тренировки каждый день ходил, и дальше совершенно непонятно, как ты будешь жить, на что ты будешь жить. И здесь это своеобразная ставка, то есть, не знаю, 1 к 10, что ты станешь, хоть куда-то дойдешь.

Евгений Зырянкин: Знаете, кто меньше…

Петр Кузнецов: Просто это же элементарно, это понятно, казалось бы.

Евгений Зырянкин: Бесспорно, меньше всех и всегда критикуют…

Петр Кузнецов: И опять-таки не спортсмен виноват, что ему столько платят.

Евгений Зырянкин: …предъявляют спортсменам, что они, дескать, ерундой занимаются, а вот есть труд тяжелый, реже всех им предъявляют шахтеры и космонавты, которые знают цену своему труду и знают цену труду спортсменов. Поэтому очень многие сильные команды, спортсмены были воспитаны в шахтерских, кузнечных, металлургических, промышленных центрах, городах, в том числе на территории всего Советского Союза, бывшего Советского Союза, не только в России. Предъявляют обычно бездельники, которым кто-то там чего-то там, а на самом деле только он сам себе недодал по жизни, он сам, может быть, недорабатывает и всех остальных в этом решил обвинять. По комментарию мы обычно узнаем суть комментирующего, а не то, как выглядит мир вокруг него. Поэтому я считаю, что таких людей просто не надо слушать.

Спортсмены тренируются адски, настоящие спортсмены высочайшего уровня тренируются адски, они всю жизнь подчиняют этому. Да, есть, конечно, отдельные примеры, когда люди, вместо того чтобы тренироваться, пьют, бьют и делают что-то еще, но это как раз-таки исключения, в основном они действительно и здоровье свое кладут, и силы свои кладут на успехи, в том числе на то, чтобы за флаг страны выступить за рубежом, чтобы гимн пропели, прогремело, и чтобы люди у телеэкранов со слезами на глазах приветствовали их успех.

Петр Кузнецов: «Наша страна должна всегда выигрывать хотя бы Евро», – это уже Мордовия нас к футболу отводит. У нас есть сборная, мы поняли в процессе уже на Чемпионате мира ровно год назад, что на самом деле она у нас есть, сборная в принципе перспективная, и оказывается, у нас поколение даже есть. Вот что изменилось уже на Чемпионате мира, что произошло с нашей сборной, что это такое сейчас – сборная России по футболу?

Евгений Зырянкин: Они поверили в себя, их очень долго шпыняли, очень долго над ними насмехались, и на каком-то этапе показалось, что у нас уже вообще футбола серьезного нет. И удалось это переломить…

Петр Кузнецов: Секунду, это вот мы говорили о теннисе, что в принципе-то у нас никогда топового тенниса не было, – а у нас вообще приличный футбол-то когда-то был?

Евгений Зырянкин: Ну футбол приличный был. Конечно, были времена, когда у нас сборная стабильно играла на Чемпионатах мира и Европы, на Чемпионатах мира пробивалась в плей-офф, на Европе даже и до финала доходила, однажды и победа была, Олимпиаду выигрывали по футболу.

Петр Кузнецов: Я просто к тому, что, может быть, так вот…

Евгений Зырянкин: Футбол был хороший, просто когда говорят, что мы должны всегда выигрывать Евро…

Петр Кузнецов: …сложилось, что мы нация, которая просто не умеет играть в футбол.

Евгений Зырянкин: Мы не то что не умеем играть в футбол, от природы мы немножко хуже к нему приспособлены, это физиология, у нас строение стопы другое немного, у нас дыхание иначе развито. Вот какие-то вот такие нюансы биологические, это, наверное, физиотерапевты могут лучше объяснить, но действительно в этом плане мы немного более склонны к физическим каким-то упражнениям, к силовым, к тому, чтобы характер проявлять, мужество, а вот в игровых в таких вот нам где-то чего-то не хватает.

Ну мы же не одни такие: китайцев возьмем, они вообще играть ни во что не умеют. Они умеют прыгать с вышки, они умеют делать какие-то монотонные, постоянные движения, но в этом они превзошли весь мир. А поставь их на футбольное поле, их никто никогда не видал на Чемпионатах мира по футболу. Когда мы говорим, что надо каждый раз выигрывать Евро, ну испанцы посмеются: ну давайте, побеждайте.

Петр Кузнецов: Ну как, при этом если против китайцев сейчас даже такую сборную поставить, мне кажется, что нам нелегко придется с китайцами.

Евгений Зырянкин: По футболу?

Петр Кузнецов: Да.

Евгений Зырянкин: Нет, ну по футболу нормально все будет.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонные звонки, выясним мнения наших телезрителей. Викентий, Калининград, здравствуйте.

Зритель: Да, слушаю вас.

Петр Кузнецов: Как раз у вас вчера футбол был. Здравствуйте. Поздравляем вас с этим.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И с хорошим стадионом.

Зритель: Слушайте, вот немножко мне жалко Россию было вчера, жалко. Сидел я очень на престижном месте и наблюдал, понимаете, это… Ну как говорится, старались они, старались, но уменья, уменья не хватает у них. Все же этот Черчесов, по-моему, он все же не того, не того все же. Есть патриотизм, есть, но не то, не могут, не могут. На последних-последних, еле-еле, уже так колотили, трибуны задыхались в Калининграде, задыхались, чтобы гол, гол, гол, гол. Летят, знаете, как говорится, ну типа-типа-типа и все вверх, только не в цель, не в цель получалось.

Петр Кузнецов: Ну в итоге-то в цель получилось. Спасибо. Это вот мнение человека, который непосредственно наблюдал за происходящим.

Тамара Шорникова: Ну есть прогресс, потому что раньше часто обвиняли в том, что нет желания у игроков, прямо видно на поле, что выходят просто так, а сейчас хотя бы стараются, это уже отмечают телезрители.

Евгений Зырянкин: Это очень правильное замечание. Действительно, команда до последних секунд билась, землю ела, чтобы все-таки выгрызть эту победу. Но сборную Казахстана тоже не надо принижать. Мы вон с шотландцами справились, конечно, и уверенно, но все-таки 2:1, они их на старте отборочного турнира 3:0 разнесли.

Петр Кузнецов: С Черчесовым ощущение такое, что она стала, что ли, стабильнее, то есть она как-то перестала плыть, что называется, в футболе, то есть четко как-то выдавать результаты. Про Черчесова Викентий из Калининграда сказал – насколько велик вклад тренера в эту новую сборную? Вы начали с того, что футболисты просто поверили в себя, – может быть, на самом деле это... Естественно, это при участии тренера происходило…

Евгений Зырянкин: Прежде всего.

Петр Кузнецов: Но заслуги тренера не так велики, как это преподносится.

Евгений Зырянкин: Ну конечно, тренер чего бы там… Во-первых, не тренер, тренерский штаб, тут не надо умалять заслуг и Ромащенко, который разбирает соперников и объясняет ребятам, против кого как играть…

Петр Кузнецов: А потом вот эта вот конспирологическая версия, согласно которой был какой-то человек, который Черчесову, Ромащенко в ухо подсказывал, как на самом деле действовать футболистам, какой-то мегатактик, я не знаю…

Евгений Зырянкин: Конспирологическая? Нет, там действительно в штабе может быть очень много людей.

Петр Кузнецов: Собственно, Ромащенко передавал…

Евгений Зырянкин: Например, на Чемпионате мира Андрей Лексаков работал, директор Высшей школы тренеров, в штабе сборной, помогал разбирать соперников. Психология очень важна в футболе в любом случае. Но работа тренера – это всего лишь объяснить до игры, все остальное ребята будут делать сами, без тренера, на футбольном поле. Насколько до них дошло, насколько они умеют, насколько они готовы это выполнять, в конце концов, насколько они хотят?

Вчера хотели, может быть, где-то немножко думали, что все-таки это Казахстан, ну все-таки мы должны с ними справляться, вон, Андрюха Аршавин, 36 лет с брюшком, он в прошлом году от них вернулся с Чемпионата Казахстана, там у них королем был, – ну что мы их, не разнесем? Но где-то пошло не так раз, два, три, нога поехала, мяч в ворота не полетел, начали немного суетиться, побыстрее забить, побыстрее забить. Казахи очень хорошо выстроили оборону, не дают пройти к воротам. Не хватило какого-то сигнала, может быть, от кого-то из игроков на поле: «Парни, ну-ка давайте прибавим темп, побежали быстрее играть». Все как-то немножко академично было. Наши понимали, что они сильнее, сейчас мы все равно укатаем, где-то мяч просквозит, где-то выведем Дзюбу на удар или Головин болтанет, попадет. Не шло, не шло, не шло, не шло, и все равно лезли, старались изо всех сил.

Конечно, у нас футболисты по мастерству не испанцы, не лучшие английские представители, не бразильцы тем более. Все-таки надо сказать, что и в Шотландии во втором тайме, и вчера против Казахстана было очевидно, насколько наши футболисты лучше, каждый и вместе, связками и всей командой, умеют играть в футбол, насколько они умеют выполнять установку тренера. Не всегда получается, мы поэтому и не занимаем первые места в мировом футболе, мы…

Петр Кузнецов: Вот про бразильцев как раз вопрос, спрашивают, почему бразильцы так хорошо играют в футбол, ведь у них же школа явно не сильнее наших.

Евгений Зырянкин: А вот как раз вот эта физиология. У них организм немножко другой, у них такие шарнирные суставы, я бы так сказал. Вот это давным-давно еще разбирали, вот это вот прямо скрупулезно садились и тренеры, и медики спортивные и разбирали. Да, у них немножко по-другому устроен организм: там, где наш попытается сделать то, что делает бразилец, он упадет и расшибется, а бразилец раз-раз-раз вот так вот и покатился дальше с мячом.

Петр Кузнецов: То есть в принципе бесполезно школы новые открывать, усиливать, все равно, раз организм…

Евгений Зырянкин: Нет, не бесполезно. Ну а как? Немцы же тоже такие немножко деревянненькие, и вон, прекрасно играют. Да, в последнее время у них немного разладилось…

Петр Кузнецов: Ну у них там, если уж вдаваться, у них же большая реформа была проведена футбольная после их неудач, связанных, не помню, в начале 2000-х гг., когда они провалились на крупных турнирах и у них пошла система…

Евгений Зырянкин: Да. И кстати, что характерно, вот сейчас, когда у них должна плоды давать эта реформа, у них как раз сейчас немножко на спад почему-то пошло. То есть нельзя думать о том, что вот мы сейчас понастроим академий и станем чемпионами или что у нас ничего не работает, откуда вдруг у нас будут спортсмены. Да нет, нужно просто завлекать ребят в футбол, тренировать, искать среди них классных футболистов, что и произошло. У нас большая часть сборной – это ребята из каких-то сибирских городков, которых вот так же где-то кто-то случайно подыскал, нашел, привезли вот в те же самые академии, которые только-только тогда начали свое становление в середине нулевых, и вот они выросли в отличных футболистов: Головин на хорошем счету в Европе, и многих других там с удовольствием бы видели в неплохих командах сильных.

Ну а то, что мы до сих пор не выросли в лучшую команду мира, – так, знаете, и итальянцы об этом мечтают, а уж в Италии футбол является национальной религией. Бельгийцы вон сколько лет были никем, но сейчас вроде бы в порядке на каком-то этом отрезке; потом пройдет опять 10 лет, опять не будет никаких бельгийцев вокруг нас. Голландцы два турнира крупных пропустили – ну что они, плохо играют в футбол, там людей нет хороших?

Петр Кузнецов: Нет, школы одни из лучших.

Евгений Зырянкин: Пожалуйста: Чемпионат мира минус, Чемпионат Европы минус, и вдруг в Лиге наций всех выносят и сейчас немцев 4:2 на их поле. Ну вот бывает такое, вверх-вниз, взлет-посадка, как в жизни белая и черная полосы. У нас в футболе, слава богу, вроде белеет.

Тамара Шорникова: Успеем послушать еще один телефонный звонок, Андрей, Московская область. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте. Слышите меня, да?

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Я вот вижу вашего Евгения Зырянкина, я очень со многим не согласен. Вы просто упускаете одну главную тему, которую у нас в России просто все замалчивают. У нас нет, как в других странах… У нас есть хорошие футболисты, но только у нас нет фундамента. А что такое фундамент, у Зырянкина спросите? – это детско-юношеский спорт!

Петр Кузнецов: Так мы же поговорили о нем.

Зритель: Нет… спортивных школ, футбол я имею в виду, только футбол пока, о других видах спорта я говорить не буду, я сам бывший тренер и сейчас вот начал опять заниматься. Просто детям сейчас недоступен футбол, вы можете понять?

И вот он говорит, что оттуда, из Сибири откуда-то нашли мальчишек, – знаете, сколько денег надо вложить в этого мальчишку не способного, а талантливого? У нас одни блатные играют, понимаете, блатные из богатых, из блатных семей. Или посмотрите, сколько у нас вообще фамилий наших вот этих бывших спортсменов, бывших футболистов: один, другой, третий, пятый, десятый. И все… Вот простой мальчик Глушаков из Миллерово, все говорят «простой мальчик» – чей он оказался племянник? Знаменитого нашего Глушакова, Валерий Глушаков, который играл и в «Спартаке» при Бескове, потом перешел в «Пахтакор», когда, к сожалению, разбился, в команду он туда ушел. Вот они, простые мальчики-то ваши.

А вы говорите, а вы нам тут лапшу на уши вешаете, сидит Евгений Зырянкин и там откуда-то из Сибири кого-то взяли, куда-то в школу пригласили. Никого не приглашают, столько денег надо вложить! А просто так мальчишка, простой, талантливейший… Знаете, почему Испания играет, почему Аргентина и Бразилия играют?

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо большое, Андрей.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Петр Кузнецов: У меня недавно был опыт общения с футболистом 15-летним из Абхазии, приехали сюда в поисках какого-то просмотра, кое-как собрали на билет. В одну школу, в другую: «Нет денег? Все, до свидания, даже смотреть не будем». Вот о такой схеме, я думаю, говорит Андрей из Московской области.

Евгений Зырянкин: Не исключено…

Петр Кузнецов: Все? Ну то есть в Абхазии он насобирал какие-то призы, выиграл локальные турниры, где-то попытался поездить, не знаю, с какой-то неофициальной сборной Абхазии, с какой-то сборной собрались, но ничего. Призы какие-то есть, даже смотреть на это не хотят.

Евгений Зырянкин: Вы знаете…

Петр Кузнецов: «Пожалуйста, вносите, и пока есть деньги, вы будете играть; как только они закончатся, все, до свидания из школы».

Евгений Зырянкин: Я вам…

Петр Кузнецов: А мы о каком-то наследии Чемпионата мира говорим.

Евгений Зырянкин: Вот я могу сказать, что если вот такое происходит, надо просто к руководству клуба сразу обращаться. Я более чем уверен… Ну если это клубная школа…

Петр Кузнецов: Да в клубную вообще не попасть.

Евгений Зырянкин: …в руководстве клуба знать не знают, что там такое происходит на низовом… Как, знаете, вот есть такая схема, что высшее руководство знает только 4% происходящего внизу, остальное до них просто не доходит. Так и здесь: они, может быть, всех бы взяли, всех талантливых, они бы разослали скаутов, но там уже начинается чисто человеческий фактор, когда каждый на своем месте хочет срубить бабла или там еще каким-то образом провернуть свои личные интересы. Вот с этим все время сталкивается, потому что на самом деле школ много, и если мы говорим о высшем руководстве этих школ, то если бы оно об этом узнало, оно бы сразу дало по шапке тем, кто требует деньги.

Петр Кузнецов: Я сейчас представил, как мальчик из Абхазии пишет письмо Леониду Федуну с жалобой, это президент «Спартака».

Евгений Зырянкин: Ну зачем мальчику из Абхазии, родители вполне могут на него выйти. А что, Леонид Федун на облаке живет где-то или в замке на скале? Леонид Федун даже на футбол своей команды приходит и просто садится на трибунку, на «Спартак-2» он в Академию Черенкова приезжает, он доступен, журналисты по крайней мере к нему подходят просто так, без всякой санкции, просто приходят, тычут в него диктофоном, он им рассказывает всякие вещи. Позвонить ему можно, телефон у многих есть. Выходить на них, выходить, поднимать вопрос, поднимать, может быть, через телевидение, через прессу, потому что такие вещи… Если когда говорят, что вот кто-то с кого-то затребовал денег, хотя этого не должно быть, так давайте мы предадим огласке этот момент, давайте мы все вот такие факты… Это же та же самая чистая коррупция.

Давайте мы эти факты будем наконец-то освещать публично и ловить за руку тех, кто это делает. Потому что именно таким образом мы теряем и талантливых спортсменов, и талантливых людей в принципе, не только в сфере спорта, и инфраструктуру, и… Мы всю страну так потеряем рано или поздно, когда вот такие вот люди, которые требуют с кого-то денег, они и так собой уже все заполонили. Если мы не начнем их ловить сами, их никто не поймает, потому что невозможно столько людей переловить правоохранительным органам.

Петр Кузнецов: Давайте завершим вот чем рубрику «Личное мнение». Уже прозвучало про наследие Чемпионата мира: помимо более-менее приличной сборной в чем заключается наследие домашнего Чемпионата мира нашего?

Евгений Зырянкин: Интерес к футболу очень вырос, очень вырос. Стадионы не стоят пустыми, новые прекрасные арены…

Петр Кузнецов: Локально? То есть это был не временный эффект, он остался, он вырос и остается на этом уровне?

Евгений Зырянкин: Нет. Чемпионат России, действительно заполняются стадионы и люди ходят в том числе… Ну понятно, что там и команды в большинстве своем неплохо играют, за редким исключением, но и сами стадионы, и инфраструктура вокруг них, это все привлекает людей. Действительно посещаемость очень сильно выросла, очень сильно, хотя, казалось бы, раньше стадионы были не 3-тысячные, точно так же стояли хорошие арены и в Самаре, и в Ростове. Но Ростов, у которого всегда заполнялся маленький стадиончик, теперь собирает огромный большой стадион, то есть этим людям просто не было места на маленьком старом.

Вырос интерес к футболу очень сильно, футбол стал как-то у нас интереснее, может быть, даже тоже такой же импульс это дало, потому что Чемпионат России стал интереснее, борьбы в нем стало больше. Если раньше в пешеходном каком-то режиме проходил футбольный наш чемпионат, большинство матчей, и каждая передача в ноги сопернику, то сейчас это действительно можно смотреть, это интересно, захватывающе иногда даже. Мне кажется, вот это главное наследие. Ну а на длинном шаге, на перспективе мы это узнаем лет через 10, что нам дал Чемпионат мира, а может, и через 20.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Обсудим, безусловно, лет через 10 в программе «Отражение».

Спасибо большое. У нас был Евгений Зырянкин, спортивный обозреватель.

Петр Кузнецов: Мы вернемся через две минуты уже, большая тема впереди.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Вова
Футбол - это в первую очередь мозги, а не стопа. И во вторых - аксиома: мяч летит быстрее, чем бежит футболист.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски