Евгения Круглова и Дмитрий Тихонов. Реальные цифры: налог на недвижимость — итоги опроса ОТР

Гости
Дмитрий Тихонов
преподаватель МГУ и НИУ ВШЭ, налоговый консультант, кандидат экономических наук
Евгения Круглова
заместитель руководителя УФНС России по г. Москве

Ольга Арсланова: Это программа «Отражение», мы продолжаем. Сейчас будем подводить итоги рубрики «Реальные цифры», вот о чем пойдет речь. В последние 3 года объем выплачиваемых налогов в России рос почти вдвое быстрее зарплат, – это новые данные «ФинЭкспертизы». Кошелек опустошают три основных сбора, по данным экспертов: транспортный, имущественный и земельный налоги. С 2015 по 2017-е гг. собираемость этих налогов выросла на 28%, а зарплаты при этом только на 15%, сообщают в эти дни эксперты.

Петр Кузнецов: И в рубрике «Реальные цифры» на этой неделе мы изучали, сколько вы платите за свою недвижимость. За нее владельцам приходится выкладывать больше всего денег, траты растут каждый год. Смотрите, в 2015-м россияне заплатили за свои дома и квартиры почти 30.5 миллиардов рублей, в 2017-м почти 52.5; объемы сборов за 3 года выросли на 72% таким образом.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим теперь на транспортный налог, сейчас данные появляются на вашем экране. В 2015 году личные автомобили обошлись россиянам почти в 110 миллиардов рублей, а в 2017-м в 127.5 миллиардов рублей.

Петр Кузнецов: Почти 45.5 миллиардов рублей заплатили в общей сложности владельцы земельных участков в прошлом году.

Ольга Арсланова: Ну и добавим, что все то официальные данные Федеральной налоговой службы. Если кто-то забыл, кстати, напоминаем, чуть больше недели остается, для того чтобы оплатить налоги в этом году.

Петр Кузнецов: Да, совершенно верно.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, что дали результаты нашего SMS-опроса. Мы просили зрителей рассказывать, во сколько им обходится жилье, то есть какой налог им приходит. Понятно, что квартиры и дома совершенно разные по площади, поэтому мы посчитали, во сколько обходится налогоплательщику 1 квадратный метр жилой площади в год. И вот что у нас получилось.

Петр Кузнецов: По наименьшей ставке, согласно нашему опросу, облагается квартира в Волгоградской области в городе Волжский: за двушку площадью 44.8 квадратных метров начислен налог всего 184 рубля, то есть 4 рубля за метр получаем. Однако в самом Волгограде налог уже существенно выше, это 43 рубля за метр. Щадящие налоги в Ставропольском крае: дом в 104 метра обходится хозяину в 609 рублей в год. Квартира в многоэтажке площадью в 52 квадрата в Саранске обходится налогоплательщику в 738 рублей. Примерно столько же платят за недвижимость в Калининградской, Брянской, Архангельской и Рязанской областях, мы их сейчас покажем.

Ольга Арсланова: Следующие регионы, им гораздо дороже. Обходится жилплощадь жителям Томской, Ростовской, Иркутской областей и Алтайского края. Наш антилидер – Приморье. Автор SMS из Владивостока при этом задается вопросом, налог на имущество за комнату в коммуналке в 14 квадратных метров за 2017 год 7 тысяч 26 рублей – из каких соображений, удивляется зритель.

Петр Кузнецов: Вот другое сообщение из того же региона: «За хибару, иначе назвать не могу, площадь 24.5 квадрата, просят 9 тысяч рублей. Я пенсионер, Приморье».

Ольга Арсланова: В среднем, согласно данным нашего опроса, налогоплательщики платят 62 рубля за квадратный метр, и этому параметру приблизительно соответствуют квартиры в Саратове площадью в 60 квадратных метров, за нее начислен в этом году налог в 3 тысячи 800 рублей.

Давайте вместе продолжим изучать налоги на недвижимость. Звоните и рассказывайте, сколько платите вы, насколько для вашего кошелька это обременительно.

Петр Кузнецов: Но давайте сначала посмотрим небольшой сюжет из Сочи: оказывается, покупая жилье, люди не всегда задумываются о том, что им придется за него платить государству.

Ольга Арсланова: И сколько придется платить.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: О том, почему именно растут налоги, говорил сегодня наш гость Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ», он был в прямом эфире программы «Отражение» днем.

Алексей Коренев: Растут у нас и прямые, и непрямые налоги. Мы все знаем про НДС, мы все знаем про введение целого ряда акцизов на реализацию товаров, на экспорт, на импорт и так далее. Причина простая – нет денег, собственно, выполнять социальные программы, надо, майские указы президента обещали выполнить, средств на это дело нет, экономика, в общем-то, скажем так, буксует на месте, особо не развиваясь. Единственный вариант изыскать деньги – это изъять их у населения, перераспределить и уже по новым социальным статьям вернуть назад в виде где-то пенсий, где-то каких-то выплат, материальной поддержки и так далее. Но по сути это просто перекладывание из кармана в карман.

Ольга Арсланова: Ну а сейчас мы приглашаем к нашей беседе наших гостей. У нас сегодня в студии заместитель руководителя Федеральной налоговой службы России по Москве Евгения Круглова, – добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Евгения Круглова: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: И преподаватель МГУ и Высшей школы экономики, налоговый консультант, кандидат экономических наук Дмитрий Тихонов. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Если у наших зрителей есть вопросы гостям, тоже как всегда ждем вас в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Давайте с такого вопроса начнем, специально выписал, чтобы ничего не забыть. Значит, кроме подоходного налога 13% у нас есть НДС, у нас есть налоги на совокупный доход и имущество, дальше часть акцизов таможенных пошлин, соцвзносы, потом налог на прибыль, который платят компании, в которых работает гражданин, и так далее, там еще добыча полезных ископаемых, которые работают в этой сфере. То есть есть ощущение, что все то, что мы получаем, мы потом отдаем в виде налогов.

Ольга Арсланова: Круговорот налогов.

Петр Кузнецов: То есть народ, получается, источник налогов и бенефициар этих налогов. Хочется понять, какую роль в этой цепочке играет государство.

Ольга Арсланова: Да, давайте с Евгении Анатольевны начнем. Что там с налогами у нас?

Евгения Круглова: Ну если мы говорим о налоговой нагрузке, мы не должны с вами говорить, уважаемые коллеги, о том, что у нас самая высокая нагрузка в мире, никоим образом. Наша налоговая нагрузка достаточно стабильна. Если мы говорим о налоге на доходы физических лиц, то уже много лет сохраняется единая ставка 13%. Кроме того, если мы с вами говорим о налоговом законодательстве Российской Федерации, мы всегда смотрим на ставку, но почему-то мы не смотрим с вами на то количество льгот, которые сейчас заявляются налоговым законодательством и региональным законодательством.

Увидела сюжет из Сочи и просто обратила внимание, там мама и дочка. По всей видимости, мама пенсионер, и если мы говорим о законодательстве по налогу на имущество физических лиц, пенсионеры у нас освобождены на один объект. То есть если у мамы это одна-единственная доля в квартире, то она не будет являться плательщиком налога. Поэтому надо всегда смотреть с двух сторон на эту проблему. Ставка – это еще не показатель самого налога. Много исключений.

Ольга Арсланова: Дмитрий Николаевич, ваш комментарий.

Дмитрий Тихонов: Если мы возьмем цифры, а цифры у нас всегда ежегодно обновляет Минфин, у него есть документ о налоговой стратегии ежегодной, то наша налоговая нагрузка действительно, скажем, ниже среднего, если брать в целом среди 200 государств на этой планете. Соответственно, у нас гораздо лучше, чем в Европе, во Франции совсем тяжело с этим; наши ставки гораздо лучше, чем в США, там, напомню, где-то до 48% налогообложение именно доходов физических лиц. У нас действительно есть льготы, поэтому говорить, что мы прямо сверхобложены налогами, было бы несправедливо.

Петр Кузнецов: Зачем мы себя утешаем таким образом? Мы как будто бы создаем себе задел и оправдываем все дальнейшее повышение.

Ольга Арсланова: Дальнейший рост.

Петр Кузнецов: Да, говорим, что еще есть, куда повышать.

Ольга Арсланова: Если с миром сравнивать тем более. Зарплаты, правда, не сравниваем.

Петр Кузнецов: «Смотрите, как в Европе».

Дмитрий Тихонов: Нет, вот тут вы правы в том смысле, что, скажем, наши власти, включая финансовые, а финансовые включая налоговые, в каком-то смысле пошли плясать под дудочку Европы, и целый набор инструментов, который был внесен, скажем, от 6 до 3 лет назад в наш Налоговый кодекс, я бы не сказал, чтобы они были сильно эффективны с точки зрения получения денег, а в чем-то они вообще, скажем, противоречат государственным интересам Российской Федерации. Потому что, как выяснилось, Европа нам друг какой-то такой сильно сомнительный.

Ну я уж прямо скажу: налогообложение по КИК, то есть контролируемым иностранным компаниям, это тоже вещь, у которой имеется две стороны – некая позитивная контрольная и негативная, что масса людей уехала и перестала быть налоговыми резидентами Российской Федерации. То есть поэтому процесс сложный, но повторюсь, если изначально был вопрос, не велики ли у нас ставки, то ставки скорее у нас пока хорошие.

Петр Кузнецов: Хорошо. Если наши власти берут налоги с Европы, почему тогда мы не перенимаем прогрессивную шкалу налогообложения? Ведь это мировая практика. Почему мы до этого никак не дойдем? Почему мы на нее не переходим? Потому что все-таки опять-таки мировая практика показывает, что от этого государство получает хорошие доходы, от такой системы.

Дмитрий Тихонов: Тонкий вопрос, вопрос абсолютно политический, вопрос, скорее всего, к одному из заместителей министра финансов, который за него отвечает. В моем понимании год назад активно это обсуждалось, в Госдуме точно были, это просто факт, несколько законопроектов о повышении. Если я правильно помню, было 4 законопроекта о повышении ставки подоходного налога. Но, коллеги, вы поймите, власть не очень хочет получить одновременно с пенсионными изменениями еще и увеличение подоходного налога. Если бы это по времени совпало, это бы могло породить, извините, большее системное недовольство, в этом смысле не взяли.

Второе: но ведь вот у нас сидит коллега, а ее начальник 2 дня назад докладывал президенту, извините, о больших успехах. И на самом деле большие успехи присутствуют в чистом виде…

Ольга Арсланова: По собираемости в первую очередь.

Петр Кузнецов: Да, сборы увеличиваются, и прогнозы хорошие.

Дмитрий Тихонов: Сборы увеличиваются, причем это второй год, и прогнозы хорошие. И в этом смысле мы уже упоминали майские указы президента, они энергоемкие, то есть они вообще дорогие. Но сейчас, мне кажется, ситуация такова, что с учетом будущего года деньги на выполнение майских указов уже есть, и тогда зачем вводить вот этот подоходный налог, зачем, скажем, раздражать людей. Я уж не говорю о такой мелочи, которую неспециалисты не помнят, но как только мы вводим сложную ставку подоходного налога, у нас возникает железная необходимость в подаче декларации.

Евгения Круглова: Да.

Дмитрий Тихонов: А я вам могу сказать, что подача декларации – это не легкий часовой эксперимент. Для многих людей с кучей образований это выходило в 1.5-2 дня мучений, консультаций…

Ольга Арсланова: Или пришлось бы платить каким-нибудь людям.

Дмитрий Тихонов: Да. И напоминаю, что количество этих деклараций было, по-моему, последнее под 12 миллионов, то есть совсем немаленькое.

Ольга Арсланова: Евгения Анатольевна, вопрос, наверное, сейчас основной будет по налогу на недвижимость, потому что мы расчеты проводили, смотрели, какие налоги в разных регионах. И вот такой базовый вопрос: как рассчитывается? То есть насколько учитывается общая социальная, финансовая обстановка в стране у тех, кто платит? Просто кажется, немножко бездушные цифры, вот налог такой, кадастровая стоимость такая, а способен ли владелец этой недвижимости оплачивать такой налог, наверное, не очень принимается во внимание.

Петр Кузнецов: Да. То есть, условно говоря, почему к порогу бедности это не привязано?

Ольга Арсланова: Или это не рынок и, в общем, невозможно тут как-то регулировать таким образом и смотреть на благосостояние населения? Способны люди платить за свою недвижимость или нет?

Евгения Круглова: Вы знаете, наверное, я должна отметить следующее. Когда мы говорим о налогообложении имущества физических лиц, норма федеральная говорит о том, что субъекты вправе принимать решения, как исчислять налог на имущество физических лиц, исходя из кадастровой стоимости или оставаться на инвентаризационной стоимости. Соответственно, у нас более 60 регионов на сегодняшний день приняли решение исчислять налог исходя из кадастровой стоимости.

Ольга Арсланова: То есть это решает отдельный субъект Российской Федерации.

Евгения Круглова: Это решают регионы. И если мы говорим об инструменте льгот, я просто еще раз настаиваю на том, что все-таки надо понимать, что у нас достаточно широкий инструмент льгот. Если мы говорим об общем расчете… Прошла буквально где-то, наверное, недели 3 назад такая странная информационная кампания в Интернете, что налоговые уведомления не содержат налоговые вычеты, допустим, 50 метров стоимости жилого дома. На самом деле налоговая база абсолютно для всех плательщиков рассчитывается с учетом этого вычета, то есть каждому плательщику дается определенный метраж, не облагаемый налогом, независимо от возраста, независимо от статуса, каждый плательщик такой вычет получает.

Далее мы говорим о том, что у нас есть льготы федеральные и льготы региональные. Соответственно, если мы говорим о пенсионерах, я уже этот момент отмечала: пенсионеры, имеющие у нас одну квартиру, один гараж, они у нас в этой ситуации не облагаются налогом. У нас принята новая норма, дети-инвалиды с 2015 года, то есть норма принята сейчас, но она вернулась начиная с 2015 года, дети-инвалиды также освобождаются от уплаты налога на имущество физических лиц. Норм очень много социальных, причем могут регионы эти льготы расширять, дополнять, видоизменять. Плюс мы должны говорить о том, что земельный налог… У нас тоже появилась очень хорошая, правильная норма за 2017 год, у нас уже 6 соток у пенсионеров не облагается земельным налогом. То есть вот эти все нюансы социальные учитываются и должны учитываться региональными властями.

Петр Кузнецов: Давайте сейчас как раз послушаем Наталью, она инвалид из Самарской области, но ей в льготе отказали.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Наталья.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Наталья. Рассказывайте, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем.

Зритель: У меня муж инвалид I группы. Мы обратились в налоговую района, нам отказали в льготах. Правомерно ли? Налог на землю и транспортный налог.

Петр Кузнецов: Вы можете задать уточняющий вопрос.

Евгения Круглова: Если мы говорим о транспортном налоге, то у нас инвалиды I группы не облагаются транспортным налогом, но я говорю сейчас на примере города Москвы. Есть некое условие: мощность машины не должна превышать 200 лошадиных сил. Поэтому я все-таки еще раз очень рекомендую вам обратиться в управление Федеральной налоговой службы по вашему региону, написать жалобу, и я уверена, что коллеги разберутся с этой ситуацией. А земельный налог, 6 соток у нас с вами тоже вычет, плюс региональные льготы. Я знаю, во многих регионах предоставляются дополнительные льготы.

Ольга Арсланова: И давайте сразу еще один звонок примем. Из Москвы Ефим с нами на связи. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Да, мы слушаем вас.

Зритель: Очень приятно дозвониться до вас. Единственная программа, которую я смотрю со дня открытия вашего.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Зритель: Значит, мне 80 лет, я пенсионер, естественно, я ветеран труда. Я хочу сказать, что с тех пор, как правительство дало отмашку вот эту по поводу налогов и отчитался сейчас вот этот главный налоговый инспектор у Путина, что они перевыполнили программу, значит, дана команда стариков и всех подряд вообще кошмарить. Понимаете, мне 80 лет, мне присылают, вы должны за налог 3 тысячи 200 рублей, снимают перед этим со счета с моего в банке деньги, после этого приходят, вы должны еще 200 рублей заплатить. Иду выяснять, ничего не было, ни письма никакого, ничего, просто вот так. Иду выяснить, прихожу, он говорит: «Зайдите в суд, в суд идите». Оказывается, суд что-то там такое постановил. Обратно иду к нему, отсылают. На следующий день опять прихожу стоять, это же надо все выяснять, понимаете. Он выясняет, что у меня земельный налог не должны вычитать с меня, у меня 4.5 сотки. Квартира моя не приватизирована, понимаете?

Петр Кузнецов: И все равно гоняют и гоняют.

Зритель: И до сих пор я должен буду пойти в декабре месяце вот эти деньги, которые они с меня сняли, я должен буду пойти, опять писать им заявление, чтобы они…

Петр Кузнецов: …вернули.

Зритель: …вернули мне деньги, на какой счет. А я уже счет, естественно, закрыл, потому что они с меня сняли деньги, это же невозможно. Хочу обратиться к президенту: хватит кошмарить стариков, сколько можно? Вы обещали нам 2.5 миллиона рабочих мест, – где они? Мы голосовали…

Ольга Арсланова: Ну президента мы вам не обещаем, а вот заместителя руководителя…

Петр Кузнецов: Нет, он смотрит.

Собираемость выросла, вы с чем это связываете? С тем, что вот так стариков замотали?

Евгения Круглова: Позвольте ответить.

Петр Кузнецов: Да, пожалуйста.

Евгения Круглова: Все-таки хотела бы вам, уважаемые ведущие, задать вопрос: мы можем получить от нашего уважаемого пенсионера координаты?

Ольга Арсланова: Да, конечно.

Петр Кузнецов: Да.

Евгения Круглова: Потому что я обещаю лично разобраться с этим вопросом и восстановить справедливость, но никоим образом никаких задач кошмарить пенсионеров нет и никогда не было.

Ольга Арсланова: Это какая-то ошибка локальная или что это?

Петр Кузнецов: Кто постоянно ошибается?

Евгения Круглова: Это какая-то абсолютно локальная ошибка, потому что если мы говорим о 6 сотках, то у нас только что? Эти 6 соток вычитались из налоговой базы, а до этого облагались в полной мере. Поэтому надо разбираться в ситуации, надо смотреть, и говорить сейчас о чьих-то ошибках очень сложно. То есть каждая ситуация уникальна, но ситуация действительно уникальная, я просто еще раз обращаюсь к нашему уважаемому пенсионеру, мы обязательно с этой ситуацией разберемся; если кто-то виноват, они будут наказаны по всей строгости закона.

Петр Кузнецов: И все-таки по собираемости: почему она растет? Просто по логике растут же налоги, вроде бы как собираемость должна, наоборот, быть меньше.

Ольга Арсланова: Чем больше налог, тем меньше хочется его платить, согласитесь.

Петр Кузнецов: Ну невозможность выплатить.

Дмитрий Тихонов: Это вопрос к кому?

Евгения Круглова: Наверное, к нам обоим.

Дмитрий Тихонов: Я могу дать свою версию. Она такая сложная. Дело в том, что если мы возьмем ситуацию тех, кто не хочет платить налоги (я именно о бизнесе, о компаниях), то у нас много компаний, которые занимались вот таким нехорошим налоговым планированием. Но эта ситуация поменялась 2 года назад, причем поменялась она сильно. Сейчас задача налогового планирования вообще другая: ты соблюдаешь закон, а потом дополнительно доказываешь налоговым органам, что ты его соблюдаешь. Звучит странно, но я точно сказал то, что думаю, извините, то, что вижу на самом деле. И какая-то часть из этих 20% – это некое передавление на бизнес, не вся, конечно, большая часть – это правильное администрирование, нахождение той налоговой базы, которая была раньше неизвестна.

Очень важный фактор – цена на нефть, однозначно, потому что напоминаю, что у нас налоги «Роснефти» под 2 триллиона рублей, и понятно, как только цена высокая, извините, у «Роснефти» и остальных 7 больших нефтяных компаний большая налоговая база. Но какая-то часть – это некое такое давление, и я понимаю, что опять это частный случай, но частных случаев как-то много случается. Последний частный случай, мой клиент в Красноярске, выездная налоговая проверка: «Мы к вам пришли, потому что у вас есть недвижимость». Ну вы понимаете, упоминания недвижимости нет в Налоговом кодексе как отдельного повода прийти с выездной налоговой проверкой, но вот конкретный человек это позволил себе сказать и так далее. Поэтому недочеты определенные у налоговой еще есть.

Петр Кузнецов: Слова не налоговика, а коллектора.

Дмитрий Тихонов: Ну да, наверное, они не очень хороши. Ну и, соответственно, все-таки часто, скажем, поток документов со стороны уже не Минфина, а именно налоговой такой, скажем, иногда карательный, часто не совсем совпадающий с законностью, это тоже присутствует.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а вот невыплаты налогов, задолженности к чему могут привести? Давайте просто сравним с невыплатой кредитов, например, которые когда-то привели, в далеком 2008-м, к кризису.

Ольга Арсланова: Наш общий коллега рассказывал, что если 3 года не платить транспортный налог, он потом автоматически аннулируется.

Петр Кузнецов: То есть насколько государство зависит от налогов, которое оно собирает с частных лиц?

Дмитрий Тихонов: Ну в общем-то большая часть налогов поступает в совокупности от бизнеса, это точно.

Ольга Арсланова: Просто объем.

Дмитрий Тихонов: Второе: когда мы об этом говорим, мы должны первое помнить, что это есть процедура, четко ограниченная во времени. То есть иногда у вас задолженность есть, но физического способа, описанного в Налоговом кодексе, это осуществить уже нет, сроки ушли. Но, коллеги, вы тоже не забывайте, что у нас есть Конституция, в ней более 50 прав и только 3 обязанности, одна из них – это платить законно установленные налоги, я дословно цитирую.

Евгения Круглова: Да.

Петр Кузнецов: Есть такое.

Дмитрий Тихонов: Соответственно, есть Уголовный кодекс, который наказывает не за мелкие проступки, как там сигарету не туда кинул, а за большие, социально опасные нарушения. И статья 199-я, напоминаю, части 1-я и 2-я, часть 2-я у нас до 6 лет лишения свободы. Соответственно, если ты не заплатил, скажем… Давайте я вам точную цифру назову, миллионов 18 налогов как компания, то гендиректор и главный бухгалтер вполне могут потом пойти в тюрьму. Там есть масса других моментов, там есть условный срок, с отсрочкой, но это уголовное преступление…

Петр Кузнецов: С компаниями понятно, а частные лица?

Дмитрий Тихонов: А у частных лиц есть своя статья 198-я, тоже если ты не платишь налоги и это будет вычислено, ты их не заплатил, то это уголовная статья, ты можешь получить свой срок. Срок, правда, меньше, если я правильно помню, 2 года, но и 2 года в тюрьме, вы понимаете, не булка с маслом.

Петр Кузнецов: Но и сборы при этом не такие.

Евгения Круглова: Вы знаете, хочу все-таки оппонировать немного своему коллеге по двум аспектам. Аспект первый: мы говорим о том, что у нас растет собираемость. Да, действительно у нас растет собираемость, но собираемость у нас растет на основе очень хорошо выстроенного администрирования. Потому что на сегодняшний день ни одна выездная проверка просто так… Я опять же говорю сейчас на примере Москвы: могу сказать, что ни одна выездная проверка не может произойти просто потому, что так вот кому-то захотелось. Есть такое понятие, как предпроверочный анализ и предпроверочное планирование выездных налоговых проверок, по результатам которых налогоплательщику предлагается уточнить свои обязательства добровольно, если вдруг есть какие-то, скажем так, не совсем гладкие моменты в деятельности данного налогоплательщика. Поэтому все-таки система администрирования тоже приводит к росту поступлений налогов в бюджет.

Когда мы говорим о физических лицах, мы сейчас не будем говорить о таких злостных неплательщиках, а давайте поговорим об основной массе. Все-таки у нас мера, которая предусмотрена для основной массы наших налогоплательщиков, я бы сказала, что это даже не штраф, а пени, 1/300 ставки рефинансирования за несвоевременную плату. И при этом опять же, коллеги, давайте не будем забывать, что у нас была принята такая беспрецедентная законодательная мера по указанию нашего президента: налоги, образовавшиеся по состоянию на 1 января 2015 года для физических лиц, были списаны, и достаточно серьезная сумма бюджета нехорошо говорить пострадала, нет, никоим образом не пострадала, это было абсолютно правильное решение, но бюджет недополучил эти суммы, потому что все-таки наши плательщики посмотрели и решили, что вот так мера должна быть, учитывая все обстоятельства, которые на сегодняшний день есть.

Ольга Арсланова: Вот наши зрители пишут: «В Самарской области кадастровая стоимость выше рыночной, коэффициенты максимальные. Президент обещал пересчитать кадастровую стоимость, это касается что, только Москвы?» И спрашивают тоже из других регионов, если не согласен, как оспорить, к кому обращаться.

Евгения Круглова: Необходимо обращаться в Кадастровую палату Росреестра, и комиссии при Росреестре опять же субъекта пересматривают кадастровую стоимость. На примере Москвы хочу так же сказать, что кадастровая стоимость пересматривается активно по заявлениям налогоплательщиков, и мы пересчитываем налоги.

Ольга Арсланова: Понятно.

Мы спрашивали жителей разных российских городов, какие налоги они платят. Давайте посмотрим, что отвечали.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, один из основных вопросов: «Я за что налоги плачу?» Мы можем сейчас рассказать, насколько эффективно расходуются собранные налоги, вообще куда они идут?

Ольга Арсланова: И как мы можем это проверить как налогоплательщики?

Петр Кузнецов: Да, ведь мы же вправе получить всю отчетность.

Дмитрий Тихонов: Ну давайте я несколько умных слов скажу, уж извините.

Петр Кузнецов: Конечно-конечно.

Дмитрий Тихонов: Есть самый большой закон, который по объему в этой стране очень большой закон, Бюджетный кодекс. Он действительно показывает, что куда идет, потому что такая тонкая деталь, о которой ну наверняка все скорее не знают, что есть налоги, которые по их направлению, куда они идут, расщепляются. То есть 100 рублей собрали, Х из этих 100 пошло туда, а оставшаяся часть в другое место. Это Бюджетный кодекс.

Другой все-таки есть, Налоговый кодекс, который говорит, что у нас система налогов трехзвенная, у нас (я думаю, я не ошибусь) осталось 8 федеральных налогов и по 3 региональных налога и местных налога. Один налог странный, на игорный бизнес, игорный бизнес вроде бы как умер или почти умер, но налог остался. И соответственно, самое важное, что по идее они должны обеспечить финансирование вот этих трех ветвей власти, то есть страна в целом как федерация, регионы и районы, районная власть должна быть обеспечена деньгами. Если мы вообще историю берем года с 1995, то центральная власть налоговое одеяло всегда перетягивала на себя, то есть центральная власть налоги конструировала так, чтобы сначала себе получить, а, может быть, потом что останется отдать в регионы. Вот общая конструкция такова. Ну если говорить о транспортном налоге, транспортный налог – это все.

Петр Кузнецов: Я знаете к чему? Смотрите, уж если за это штрафуют, этого не избежать, налоги продолжают расти, мы можем надеяться на то, что хотя бы увеличенные сборы приведут к тому, что… Знаете, это уже из разряда благотворительности…

Ольга Арсланова: Дороги станут еще лучше.

Петр Кузнецов: Соцпособий достанется больше народу…

Ольга Арсланова: Мы почувствуем рост.

Петр Кузнецов: …адресная помощь какая-то увеличится, то есть мы поможем именно тем слоям?

Евгения Круглова: Наверное, будем. Опять же на примере Москвы, потому что все-таки то, что получают регионы, наверное, нельзя нам с коллегой говорить за власть, отвечать, мы говорим все-таки от лица… Я говорю от лица, скажем так, исполнительной власти, но никоим образом не законодательной власти. На примере Москвы могу сказать, что все налоги, которые мы собираем, очень четко расходуются, и пример тому – москвичи видят реновацию, которая у нас пошла новая волна реновации. Откуда возьмутся деньги? Конечно, это налоги.

Ольга Арсланова: Скажите, хотелось бы поговорить о дисциплине и об отношении россиян к налогам. Как вам кажется, у нас в основном люди понимают, что налоги платить нужно, или пытаются где-то отлынивать, просто система сборов сейчас совершенствуется, поэтому часто у них, может быть, не получается…

Петр Кузнецов: Ужесточается контроль.

Ольга Арсланова: Да, такой серьезной налоговой дисциплины, как, например, в Европе еще пока не сформировалось?

Евгения Круглова: Вы знаете, наверное, то количество плательщиков, которое мы видим, добровольно уплачивающие налоги по срокам (подчеркиваю, добровольно, без каких-либо понуждений со стороны налоговых органов) говорит о том, что все-таки большая часть нашего населения сознательна и понимает, что налоги платить надо. Если не платить налоги, государство просто развалится, налоги – это одна из основ государства.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей.

Петр Кузнецов: Сейчас еще один вопрос, а то можем к нему не вернуться. Тут спрашивают, налоговый вычет все могут получить и со всему могут получить, или здесь тоже есть какие-то условия, ограничения?

Евгения Круглова: Уважаемые коллеги, я, наверное, сразу уйду в такую высокую теорию. Есть некие понимания налоговых вычетов. Есть понимание налогового вычета для налога на доходы физических лиц, это при приобретении недвижимого имущества, при продаже имущества. Это одна категория, и это можно, знаете, еще не одну передачу по этому поводу устраивать и рассказывать, как это можно получить. На самом деле все это несложно, если зайти на сайт Федеральной налоговой службы, то там абсолютно все рассказано, все подсказки есть для плательщика.

Если мы говорим о налоговых вычетах, связанных с имуществом, о которых я уже сегодня упоминала, – это предоставляется абсолютно всем плательщикам. Если мы говорим о 6 сотках, то у нас уведомительный порядок заявления льгот для пенсионеров, то есть пенсионер должен нас уведомить, и мы в этой ситуации льготу предоставим плательщику.

Ольга Арсланова: Послушаем зрителей. Калининград на связи, Евгений. Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте, добрый вечер. Очень приятно с вами поговорить. Вот такая ситуация, мне она очень интересна. Это была ситуация у моей матери, лично я это все наблюдал. У нас ежегодно идет оплата по налогам, то есть она ждала платежку, она не приходит, эта платежка. Платежка не приходит, уже подходит день оплаты, и она идет в налоговую сама. Берет эту платежку, в ней сумма совершенно другая, то есть эта сумма выше, чем должно быть. Она понимает, ей говорят: «Вы сходите туда, разберитесь». Она понимает, что на это на все нужно потратить время, сходить, выяснить это, они должны пересчитать, а чтобы на это тратить время, значит, у тебя будут пени, значит, нужно оплачивать пени. Человек берет, оплачивает этот завышенный налог, а потом идет разбираться. Они все это пересчитывают и говорят: «Да, действительно, тут ниже, мы ошиблись, в следующий году у вас будет налог нормальный». Но извините, а те деньги, которые ушли, вы мне их дайте, а деньги эти ушли, вы оплатили сами.

И потом вот тоже здесь говорят, что пенсионеры должны, эти должны, те должны. А мне что должны? Это первое. И вот вообще вся эта ситуация, вот тут был разговор про колбасу до этого, вот эти все колебания, повышения цен. Я сначала скажу такую вещь: если человек ведет себя, если про человека говорят, что но неадекватный, то он вызывает такие разговоры своим поведением. Так вот у меня что вызывает в моей голове поведение правительства? Смотрите, у депутатов идут разговоры, это говорят сами депутаты, скоплены в бюджете колоссальные суммы. Для чего, куда? Они как-то не реализуются как надо, но эта сумма лежит.

И теперь мы представим народ в сравнении с чайником: чтобы чайник кипел, его надо подогреть, а чтобы чайник взорвался, ему надо закрыть отверстие, из которого идет пар. Так вот у меня появилась такая мысль: нас, получается, людей нашей страны поставили в такое положение, что он никуда не может выйти, выразить свое мнение либо выйти на улицу, что-то сказать. Это можно сделать, но это надо оформить законно, а тебе дадут место где-то там, где тебя никто не будет слышать и никто не будет видеть. Получается, отверстия в чайнике закрыты, чайник может взорваться.

А теперь тот человек, который сидит во главе, чтобы он, как сказать, не колебался, то место, где он живет, ему надо создать, как это сказать, технологично, Москва вся технологичная, у них все на высоком уровне. В других же городах это не так, в Калининградской области все дворы разбиты, всю брусчатку повытаскивали, до сих пор никто ничего не делает, вы заедьте посмотрите. У нас делают только те трассы, по которым главы государств да администраций ездят, все. Это же все не делается, народ это все видит.

И получается что? У меня появилась такая мысль: ждут взрыва народа, а потом можно главу… Он то есть не знает происходящего, ему говорят одно, а в стране совершенно другое. Ведь чтобы это глубоко понять, это надо жить среди людей. Вот когда слушаешь политиков либо вас, вы живете на совершенно другой планете, понимаете? И потом можно главу государства кинуть на съедение, как Каддафи, а в этот момент все накопленные ресурсы куда-то увести. Тогда будет в стране заварушка.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо за ваше мнение.

Зритель: Не к этому ли все это ведется? Мне бы хотелось очень узнать. Большое вам спасибо.

Ольга Арсланова: Вам спасибо за то, что так эмоционально выступили.

Петр Кузнецов: Но это все-таки опять-таки к вопросу, за что я плачу налоги, на который мы уже попытались ответить.

Евгения Круглова: Вы знаете, я, наверное, прокомментирую только первую часть касательно налогов. Я услышала такую достаточно странную ситуацию, что…

Петр Кузнецов: Вы про конкретную историю?

Евгения Круглова: Про конкретную историю. В данной ситуации, если налог был исчислен по каким-то основаниям неправильно, опять же мне очень сложно говорить, оснований может быть много, начиная от, допустим, завышенной стоимости кадастровой, заканчивая не предоставленными вовремя сведениями от каких-то регистрирующих органов. Но в ситуации, которая присутствует здесь, у данного налогоплательщика, у его мамы налоговая инспекция была обязана вернуть переплату по заявлению налогоплательщика. Вариантов два: либо переплата возвращается налогоплательщику, либо налогоплательщик оставляет эту переплату в счет будущих поступлений. Поэтому пропасть деньги не могли никоим образом, никак. Соответственно, я могу только порекомендовать все-таки обратиться с заявлением в территориальный налоговый орган либо в управление Федеральной налоговой службы по региону.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а если не приходит уведомление, такое часто бывает, в какой-то год не приходит уведомление, это чья забота, чья проблема?

Ольга Арсланова: Кажется, что ты никому ничего не должен.

Петр Кузнецов: Это проблема налоговой?

Евгения Круглова: Опять же, уважаемые ведущие, уважаемые налогоплательщики…

Петр Кузнецов: Или мне нужно самостоятельно прийти, заявить о себе, сказать, что вот что-то в этом году не пришло, возьмите-ка с меня налог.

Евгения Круглова: А давайте-ка вместе разберемся. У нас причин может быть несколько. Налог не приходит… Я опять же слышу, немножко меня пугает ситуация, я слышу о том, когда пенсионеры говоря о том, что вот я пенсионер, у меня единственное жилье, были сюжеты, я получил налог. Может быть, просто пенсионер не обратился с заявлением о том, что он пенсионер? У нас, еще раз подчеркиваю, заявительный характер, то есть надо сказать, что я пенсионер, и налоги будут пересчитаны. И поэтому первая категория, наши сознательные пенсионеры, не получив налоговое уведомление, а если у него одна квартира, он не получит налоговое уведомление, потому что его отльготировали. Соответственно, он беспокоится, что не получил налогового уведомления, у него и не будет этого налогового уведомления, ему не надо никуда идти.

Вторая ситуация, которая может возникнуть: сумма налога меньше 100 рублей. Налоговое уведомление также в этой ситуации также налогоплательщик не получит. Третья ситуация: налоговое уведомление у нас отправлено в соответствии с налоговым законодательством по почте.

Ольга Арсланова: Что-то там с ним в пути произошло.

Евгения Круглова: В пути произойти не может ничего. Налогоплательщики… Опять же на примере Москвы, мы очень четко работаем с «Почтой России» по городу Москве, мы четко понимаем, что потеряться не может нигде, и налогоплательщику приходит документ, говорящий о том, что надо все-таки прийти на почту получить данное налоговое уведомление. Но здесь сталкиваемся с ситуацией, когда налогоплательщик в силу каких-то своих причин не идет, не может, допустим, прийти. Пожалуйста, приходите в налоговый орган, мы с огромным удовольствием вам налоговое уведомление распечатаем и дадим. Более того, также хочу обратить внимание наших уважаемых налогоплательщиков, что если вдруг появилась какая-то ошибка в налоговом уведомлении, то пересчитывается сумма налога и изменяется срок уплаты, он переносится. Норма Налогового кодекса такова, что налоговое уведомление налогоплательщику должно быть предоставлено не позднее, чем за 30 дней до даты уплаты налога.

Ольга Арсланова: Понятно.

Мы спрашивали жителей разных городов, приходилось ли им разбираться с налоговой, были ли какие-то сложности. Я думаю, что тоже будет полезно узнать, как часто такие проблемы возникают.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Ну у нас два основных тренда на SMS-портале. Во-первых, люди жалуются на проблемы и считают, что налоговый инспектор должен нести личную ответственность за неправильно рассчитанный налог, за какие-то всякие нюансы. Вторая точка зрения о несправедливости взимания в таком объеме налогов. Например: «Квартира куплена за мои кровные, заработанные. Почему теперь я должна платить налог за квартиру?» То есть люди не очень понимают, за что конкретно он платят, если действительно, например, недвижимость куплена за собственные деньги, а часто еще и в ипотеку. Почему это справедливо, брать налог за жилье, например?

Дмитрий Тихонов: Дело в том, что одним налогом обеспечить справедливость и наполнение бюджета невозможно, одним-единственным я имею в виду. Собственно, наши вот эти 14 налогов – это еще не такое большое число налогов. Ну и берутся налоги опять с того, что легко найти и посчитать, потому что я вам не вдаваясь совсем уж в налоговую историю, но классическое собирание налогов – это любой феодал с проходящих купцов брал, с того, что можно было посчитать, он до десятины брал за то, что проходили мимо него, это на самом деле было. Поэтому какие явные объекты есть у человека? Явные объекты – это зарплата, потом машина и квартира. Вот, извините, с явных объектов и берут.

Я, кстати, вам напоминаю, что у нас с точки зрения транспортного налога есть очень большой элемент справедливости. Я в данной аудитории вроде бы за бизнес, за людей, но тем не менее там есть справедливость, потому что если у вас машина имеет мощность 251 лошадиную силу…

Ольга Арсланова: …загрязняет она значительно больше хотя бы.

Дмитрий Тихонов: Нет-нет, она ничего не загрязняет, но налог-то у вас гораздо больше, чем если у вас 80 лошадей, намного больше, то есть у вас налог вполне может быть 70 тысяч рублей и так далее.

Ольга Арсланова: Это справедливо?

Дмитрий Тихонов: Это справедливо, потому что если ты вот такой из себя, то есть у тебя большая машина, ты много ездишь, ты богатый, я думаю, справедливо, что ты платишь…

Петр Кузнецов: Ну не всегда. Человек может купить эту большую машину и 12-летнюю, например.

Дмитрий Тихонов: Коллега, если вы покупаете Ford самый здоровый, который огромный, он 6-метровый…

Петр Кузнецов: Ну допустим.

Дмитрий Тихонов: Вот у него обычно большие двигатели, 300 лошадей, вы будете платить большой налог. У нас система создана так: есть налог с лошадиных сил, есть с объема двигателя, у нас с лошадиных сил. Соответственно, вот этим неким набором типовых активов он обкладывается, этот набор типовых активов, чтобы государство получало деньги. И напомню: у нас типовых больших статей расходов бюджета как минимум 8-9, начиная от безопасности (милиция, армия) и дальше-дальше. Соответственно, дороги же все используют на самом деле.

Ольга Арсланова: А если это какой-нибудь одинокий пенсионер с неожиданно дорогой квартирой в центре Москвы, понятно, что у него могут быть льготы и так далее, но здесь же другая история. Или в таком случае продавайте такую квартиру, если вы не можете себе позволить?

Петр Кузнецов: Или сдавать и переезжать в однушку.

Дмитрий Тихонов: Ну вы понимаете, вы рассказываете про некую уникальную ситуацию. Кодекс говорит о типовых ситуациях, уникальная ситуация может быть какая-то вообще фантастическая, действительно человек в наследство получил и не знает, что делать.

Ольга Арсланова: Понятно.

Дмитрий Тихонов: Вполне возможно, что надо продавать, если честно.

Петр Кузнецов: Давайте по 30 секунд, к итогам… Добавьте, пожалуйста.

Евгения Круглова: Да, я хочу просто добавить об уникальной ситуации. Пожалуйста, не забывайте, уважаемые коллеги, что если у пенсионера будут 2 квартиры в Москве, одна будет фактически находиться почти на Красной площади, а другая где-нибудь ближе к окраинам Москвы, то наш пенсионер получит льготу, если он ничего не заявит и сам не решит, именно по самой дорогой квартире освобождение от налогообложения.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Что дальше, вопрос следующий. Из Калининграда нам уже о закипающем чайнике доложили. НДС нас ждет повышение с 2019 года. Что будет дальше с налоговой нагрузкой на граждан?

Евгения Круглова: Вы знаете, вопрос, наверное, все-таки к законодателю, а не к исполнителю. Федеральная налоговая служба исполняет законодательство неукоснительно.

Петр Кузнецов: Дмитрий Николаевич?

Ольга Арсланова: Как вам кажется, будет расти нагрузка в ближайшее время?

Дмитрий Тихонов: Ну смотрите, коллеги. У нас как минимум еще один большой маневр в нефтянке ожидается, большой, потому что мы должны гармонизировать наше законодательство с другими странами, в союзе с которыми мы находимся. У нас не прошла идея замены НДС на налог с продаж. Я радуюсь, что не прошла, потому что у нас был бы длительный переходный период. Подоходный налог не будет повышаться в ближайшее время. Поэтому я думаю, что у нас какое-то незначительное повышение будет, и как коллега очень правильно сказала, из-за того, что администрирование улучшается, детализируется, усиливается. Вот мой прогноз.

Ольга Арсланова: Спасибо большое нашим гостям. Заместитель руководителя Федеральной налоговой службы России по Москве Евгения Круглова, преподаватель МГУ и Высшей школы экономики, налоговый консультант, кандидат экономических наук Дмитрий Тихонов. Спасибо, что пришли.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Евгения Круглова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема дня: налоговое бремя

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты