Евгения Оносова: Вода для книг не опасна, но самостоятельно купать издания не надо

Гости
Евгения Оносова
реставратор книг

Рубрика «Профессии». Сегодня в гостях у ведущей рубрики Тамары Шорниковой – реставратор книг Евгения Оносова.

 

Тамара Шорникова: "Книги, зачитанные до дыр" – для этих специалистов это не метафора, каждый день они такие чинят. Это рубрика "Профессии". Сегодня у нас в гостях реставратор книг Евгения Оносова – встречайте! – директор компании "Ваш реставратор". Здравствуйте, Евгения.

Евгения Оносова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Зрителям (обратимся сейчас к ним) напомним: это прямой эфир, как обычно. Только так работаем в программе "Отражение". Значит, у вас есть возможность напрямую спросить Евгению о том, что вас интересует – например, какие-то подробности профессии или, может быть, что-то о своих книгах, которые бы хотелось отреставрировать. Звоните, пишите SMS. Мы обязательно в прямом эфире вам ответим. Ну а отвечать начнем сразу после сюжета. Мы подсмотрели, как Евгения работает, вместе с коллегами. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Вот такой трудоемкий процесс. Евгения, я вижу, что вы принесли с собой книги, похожие на наглядное пособие – до реставрации и после. Расскажите о них.

Евгения Оносова: Да, все верно. Здесь я принесла книгу, чтобы показать, какие к нам частенько приходят до реставрации. Все они потрепанные, безжизненные. А эту книгу я принесла, чтобы показать, как она выглядит уже после реставрации. Если можно, мы ее немножко пролистнем, чтобы увидеть, что здесь было доращивание.

Тамара Шорникова: Давайте задержимся на этой странице.

Евгения Оносова: Она была полностью промыта, почищена от грязи. К сожалению, не всю грязь иногда удается удалить, потому что от пальцев остается жир, и он, естественно, остается на этих листах. Но работаем.

Тамара Шорникова: То есть эта книга точно так же была разобрана на запчасти, а потом…

Евгения Оносова: Да, один в один, она была точно в таком же состоянии. Здесь единственное отличие – это то, что здесь переплет из ткани, а здесь переплет из кожи.

Тамара Шорникова: А можно я вот этот увесистый том посмотрю? Давайте мы тоже оценим. Вот с чем приходится работать. Расскажите пока про историю этой книги. Как она попала к вам?

Евгения Оносова: Вот этой?

Тамара Шорникова: Да.

Евгения Оносова: Эта книга к нам попала – приехала заказчица с этой книгой, дед у нее прошел блокаду, они ее прятали в подвалах. Поэтому если мы посмотрим, приоткроем завесу, так скажем, обложки, то там будут видны затеки, будет видна грязь, плесень. Но он ее пронес вместе с собой через всю войну. Он сейчас ее передал своей внучке, а она принесла к нам на реставрацию как памятник, как историю их семьи.

Тамара Шорникова: Ну, мне кажется, что ваш основной соперник, вас как профессионала – это время. К вам часто приносят старые, старинные книги. А вот с чем еще приходится воевать? Какие "раны" тяжелее всего вылечить?

Евгения Оносова: Вы знаете, реставрация – это такой процесс, что сложности возникают на каждом шагу. Но все всегда возможно исправить. Реставрация тем и ценна, что всегда все возможно исправить.

Тамара Шорникова: Я почему спрашиваю? Кажется, что, например, книжки и вода несовместимы. И при этом когда я вижу в сюжете, что вы добровольно опускаете книжные листы под воду – ну, сердце сжимается! Что это за растворы? И насколько опасна вода для книг?

Евгения Оносова: Вода для книг не опасна, но всегда, даже в Instagram мы ведем свою страничку, и мы всегда всем рассказываем, чтобы ни в коем случае это не повторяли дома, чтобы только это делали профессионалы. Раствор абсолютно безвредный для листов. Если в простонародье, то это мыльный раствор, потому что книгу нужно отмыть и пыль всю нужно убрать. Поэтому никаких завес и секретов нет. Все препараты должны быть настоящие, все клеи должны быть настоящие. Потому что когда через 100 или 200 лет кто-то будет реставрировать уже нашу книгу, которую отреставрировали мы, все клея должны быть обратимыми, чтобы их можно было опустить в воду – старая реставрация отошла, а появился тот самый лист.

Тамара Шорникова: Вот такими категориями мыслим – через 100–200 лет?

Евгения Оносова: Обязательно! По-другому никак.

Тамара Шорникова: Все-таки какие-то секреты хочет, видимо, выведать Борис из Москвы. К нам дозвонился телезритель, давайте послушаем его вопрос. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Если слышно меня, то мне хотелось бы узнать, сколько стоит такое удовольствие, если есть у меня книги, которые хотелось бы отреставрировать, причем старые, может быть, даже в деревянной обложке. К чему готовиться, к какой цене? То есть по силам ли любителю бумажных книг осилить?

Тамара Шорникова: Спасибо вам за вопрос, Борис. Итак о цене.

Евгения Оносова: Это частый, самый задаваемый вопрос, о котором спрашивают, когда нам звонят. Все зависит от формата книги, от толщины блока, от того, какие материалы будут использоваться, в каком она состоянии. Обычно, чтобы не быть голословным, я предлагаю выслать нам e-mail или WhatsApp фотографию, чтобы точно можно было уже определить стоимость. Но вообще реставрация начинается от 10 тысяч и выше, а там все зависит от степени разрушения.

Тамара Шорникова: А из чего складывается цена?

Евгения Оносова: Цена складывается из того, сколько мастер затратит на это своего времени. У нас, так скажем, нормо-часы.

Тамара Шорникова: Вот о времени любопытная вещь. Когда слышишь "реставрация книги займет месяц", представляешь себе достаточно комфортный рабочий график: вот ты положил листы в воду, час свободен, потом под пресс. И это уже, по-моему, от четырех до семи дней, вы говорили, сушка под прессом. При этом, когда мы снимали, мы не видели у вас скучающих людей. Расскажите, откуда берется работа?

Евгения Оносова: Работа есть всегда, слава богу, потому что люди собирают свои библиотеки, они ценят книги. Это очень приятно, что сейчас в метро не на электронном носителе книги, а люди действительно читают. И мастеру нужно сделать за месяц не одну книгу.

Тамара Шорникова: То есть параллельно он выполняет разные этапы работы?

Евгения Оносова: Параллельно он делает. Ну, в месяц он делает в районе десяти книг. А иногда это сложные книги, вот такой степени, поэтому он никогда не отдыхает.

Тамара Шорникова: Мы говорили о том, что к вам приходят обычные люди с обычными книжками, к вам приходят за помощью музеи, коллекционеры. А вот кого больше?

Евгения Оносова: Больше, конечно, людей с историей, у которых есть книги, доставшиеся от бабушек, прабабушек. Это могут быт детские сказки какие-то. Кто-то реставрирует старые папки. Старые фотоальбомы XVIII–XIX века тоже реставрируют.

Тамара Шорникова: Тем не менее, вы говорили о том, что в метро много читающих, причем обычные книжки. И все-таки вот сейчас вам действительно приносят книжки от бабушек, может быть, даже прабабушек. Иногда кажется, что нашим правнукам нести будет нечего – ну, только если айпад, но в ремонт техники. Вам не страшно за свою профессию?

Евгения Оносова: Не страшно, потому что если углубиться вэ тот мир, то он очень обширный, очень много книг, которые люди хотят спасти. И мы тут как тут.

Тамара Шорникова: Расскажите о том, как вы пришли в профессию.

Евгения Оносова: Я устроилась… Я работала, точнее, я училась в институте на четвертом курсе. Устроилась работать секретарем в похожую фирму, где увидела. Я до этого даже не знала, что бывает реставрация, что с книгами, кроме как перелистывать их и читать, что-то еще можно делать. И потом мне стало интересно, а как же это. Мастера меня обучили. Ну и дальше, дальше, стало все больше, больше…

Тамара Шорникова: Но учились вы, я знаю, на экономиста.

Евгения Оносова: Да.

Тамара Шорникова: Многие мечтают об этой профессии, а вы ее смело променяли на другую. Вот что так увлекло?

Евгения Оносова: Ну, потому что это действительно такой теплый мир, когда ты берешь в руки эту старину, ты просматриваешь каждый лист. Этот книжный запах… Ну, это ни с чем несравнимое чувство.

Тамара Шорникова: Кстати, не поверите, но про книжный запах очень много вопросов нам приходит в виде SMS. Наши сердобольные читатели спрашивают: "Нет ли у вас аллергии на книжную пыль?" И вообще есть ли в вашей профессии заболевания профессиональные?

Евгения Оносова: Профессиональных заболеваний нет. Если человек изначально аллергик, конечно, ему дорога не в реставрацию, потому что пыли очень много. Иногда приходят книги пыльные настолько, что когда открываешь, из них сыпется песок. Естественно, мы сидим все в масках и работаем уже со специальными пылесосами, или это специальные кисти, но в масках, обязательно в масках.

Тамара Шорникова: Так, не аллергик. А есть ли еще противопоказания для этой профессии? Мы уже поняли, что человек должен быть терпеливый, аккуратный. Вот что еще нужно добавить, ну, помимо знаний собственно в области?

Евгения Оносова: Нужно просто любить что-то делать руками, потому что это действительно можно сравнить даже с ювелирной работой. Ну, вы даже вчера могли заметить, как один разрыв можно реставрировать минут двадцать, а то и тридцать, чтобы уложить бумажечку к бумажечке, чтобы это было менее заметно.

Тамара Шорникова: Где берете инструменты и материалы?

Евгения Оносова: Инструменты берутся отовсюду, поскольку это не только профессиональное оборудование, а это и скальпели, это молотки, это пилы. В магазинах строительных. Реставрационную бумагу мы заказываем. Есть единственная, наверное, компания в Москве. Это, конечно, наша печаль и боль, потому что реставрационных материалов не хватает. А качественные материалы, понятное дело, дорогие. И если из других стран их привозить, то реставрация будет еще дороже. У нас в России есть единственная компания, которая делает реставрационную бумагу.

Тамара Шорникова: Хорошо. А если говорить, например… Вы говорите, что трудно найти те или иные материалы. А трудно ли найти сотрудников?

Евгения Оносова: Очень трудно!

Тамара Шорникова: Много ли желающих сегодня освоить эту редкую профессию?

Евгения Оносова: Желающих, как выяснилось, много, но не всем это под силу. Действительно, кажется, когда ты смотришь видео, что это так просто: "Ой, я сейчас пойду, подклею листочек".

Тамара Шорникова: Многие, кстати, пишут: "А что сложного? На уроках труда в детстве и в школе все брали в руки клей, бумаги и ремонтировали книги".

Евгения Оносова: Можно я сейчас даже расскажу пример? Когда я к вам ехала на студию, сегодня пришла пробоваться к нам женщина. И мы двадцать минут с ней пытались нарезать картон руками под прямой угол. И это оказалось даже очень сложно.

Тамара Шорникова: О таком тестовом задании на собеседовании мы еще не слышали. То есть у вас режут картон?

Евгения Оносова: Да-да-да. Работа с кожей. То есть какие-то простые вещи объясняют, это занимает буквально часа четыре, но чтобы уже понять – есть способность, есть ли руки, мелкая моторика, так скажем.

Тамара Шорникова: Есть еще один звонок, давайте послушаем. К нам дозвонилась Зоя, Приморский край. Зоя, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вы хотите на работу устроиться? Или у вас другой вопрос?

Зритель: Я не реставратор, я смотрю вашу передачу. Я из Находки Приморского края. У нас сейчас уже очень поздно, но тем не менее я случайно попала на вашу программу. Понимаете, у меня полное издание Пушкина 37-го года. Тоже прошло блокадный Ленинград, от моей мамы перешло ко мне. Мне 71 год. Извините, хочу передать детям и внукам. Но состояние очень тяжелое книги, понимаете? То есть как бы мне к вам обратиться, прислать ее или еще как-то?

Тамара Шорникова: Спасибо за вопрос. Сразу тоже перебью. Есть ли возможность своими руками если не реставрировать, а как-то продлить жизнь изданию, возможно, до того как оно попадет в профессиональные руки?

Евгения Оносова: Давайте начнем с того, что не нужно делать, чтобы не испортить книгу. Обычно не нужен скотч, мы забываем о нем сразу, потому что этот материал необратимый. ПВА, к сожалению, тоже необратимый. Когда он застывает, никакая вода его уже не размочит. У нас есть… мы подготовили, потому что очень часто задают такой вопрос: "Как в домашних условиях это сделать?" Мы подготовили такой набор для ремонта книг в домашних условиях. Туда входит натуральный клей, реставрационная бумага, кисти и инструкция, как это все сделать. Поэтому маленький как бы вклад мы для вас сделали.

Тамара Шорникова: Хорошо. Контакты Зои, конечно, передадим, потому что я думаю, что все нужно смотреть, прежде чем дать какую-то оценку.

Евгения Оносова: Да.

Тамара Шорникова: А если говорить о современных книгах, можно ли как-то должным образом за ними ухаживать, чтобы через 100 и через 200 лет они стояли на полках?

Евгения Оносова: Конечно, за книгами нужно ухаживать обязательно. Об этом мы тоже постоянно рассказываем на своих лекциях, в постах, так скажем.

Тамара Шорникова: У нас сегодня право прямого эфира, и как раз услышать в нем этот рассказ. Давайте.

Евгения Оносова: Обязательно нужно раз в месяц протирать пыль. По-хорошему, полки должны быть закрыты, но в них должна быть вентиляция, то есть воздух должен "гулять". Ни в коем случае не должен скапливаться конденсат, иначе это влага, и листы начинают уже цвести. Вот это два простых правила, которыми нужно пользоваться и соблюдать.

Тамара Шорникова: Так, любопытно. А скажите, были ли в вашей практике случаи, когда вы отказывали кому-то, ну, слишком тяжелый был случай?

Евгения Оносова: Нет, таких случаев ни разу не было. Мы всегда рады, мы всегда с интересом беремся за любую работу, потому что чем сложнее, тем интереснее.

Тамара Шорникова: Я знаю, что действительно, помимо книг, вы реставрируете документы, фотографии… Продолжите еще.

Евгения Оносова: Письма военных лет сейчас часто стали приносить, старые папки, старые чемоданы. Ну, все, что связано с бумагой, с кожей – это мы все можем осилить.

Тамара Шорникова: Так, есть еще один звонок, давайте послушаем Ольгу из Челябинской области. Дозвонился к нам чудесный телезритель, давайте выслушаем. Добрый вечер, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из города Челябинска, меня интересует вот такой вопрос. У меня в наличии есть книга "История Петра Великого", автор Чистяков. Страниц там около пятисот, но двадцать страниц не хватает. Естественно, страницы в потрепанном состоянии. Скажите, вот вы реставрируете края страниц, реставрируете тексты на страницах. А сами недостающие страницы вы делаете?

Тамара Шорникова: Спасибо. Можете ли поработать за автора книги, досоздать?

Зритель: Нет, почему? Не за автора.

Евгения Оносова: Не за автора, я поняла.

Зритель: Я имею в виду, что есть ли у вас возможность восстановить вот этот текст для моей книги?

Тамара Шорникова: Хорошо, спасибо.

Евгения Оносова: Конечно, есть. У нас на все есть ответ хороший. Существует государственные библиотеки, где хоть один экземпляр выпускаемой книги всегда есть. И поэтому мы часто обращаемся в Ленинскую библиотеку. Если у них есть этот экземпляр, они нам сканируют недостающие листы. Мы делаем подбор бумаги к этой книге, чтобы идентично было, печатаем, старим – и все.

Тамара Шорникова: Потрясающую историю вы сейчас рассказываете! Хорошо, перейдем от дела к коллективу. У вас преимущественно женский. Это специфика вашей мастерской или это общая картин в профессии?

Евгения Оносова: Это, скорее, общая картина в профессии. Как я уже говорила ранее, мужчине сложно ковыряться с одним листочком очень и очень долго. Ему удобнее молотком отбить корешок, сделать кожаный переплет. Это у них получается достаточно быстро.

Тамара Шорникова: Если говорить об отрасли, реставрации книг, то она консервативная? Насколько часто меняются методы, материалы, инструменты?

Евгения Оносова: В том-то и дело, что нет. Ничего нового. Конечно, происходят семинары, мы часто посещаем, в Ленинской библиотеке происходят семинары, где люди делятся опытом, проделанным за год. Но уже за нас все придумано. Если этот клей мучной есть, то это самый благоприятный клей для реставрации. Поэтому – нет.

Тамара Шорникова: Понятно. И тоже вопрос от телезрителей: "Гораздо проще вот ту же самую книжку, того же Носова с цветными иллюстрациями купить, – пишут. – Слишком дорого обходится". Ну, вряд ли вы говорите об этом с читателями своими, с клиентами. А может быть, говорите? Как для себя отвечаете на этот вопрос? Почему люди готовы тратить гораздо большие деньги за реставрацию той книжки, которую сегодня, в общем-то, можно найти на полке. Ну, не сборник Святослава.

Евгения Оносова: Ну, мы говорим об этом и с нашими заказчиками, естественно, когда мы им рассказываем о том, какие будут проходить процессы, что нужно для этой книги сделать и какова стоимость. Первое, конечно, шок, если книга стоит 500 рублей, а реставрация – 10 тысяч. Но если человек читал эту книгу с детства, там все его пометки карандашные, какие-то рисунки, записи, то, конечно, он для себя хочет ее сохранить как историю, как свою память.

Тамара Шорникова: Так, а если составить такой общий портрет вашего клиента, то кого увидим?

Евгения Оносова: Это в основном мужчины. И это в основном 35+.

Тамара Шорникова: Мужчины?

Евгения Оносова: Да. Как это ни странно, это мужчины.

Тамара Шорникова: То есть оказывается, что сентиментальные мужчины у нас, хотят сохранять память?

Евгения Оносова: Ну, для кого-то это хобби. Кто-то коллекционирует, выбирает определенное направление и коллекционирует книги.

Тамара Шорникова: Давайте спросим у мужчины, к нам дозвонился телезритель. Добрый вечер. Алло.

Зритель: Алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Алло, здравствуйте. Меня интересует вопрос: берете ли вы учеников в свою мастерскую? И второй вопрос: есть ли у вас опыт работы в реставрации книги, которой 300 лет?

Тамара Шорникова: Отлично! Олег, а вы бы хотели научиться реставрировать книги? У вас такой личный вопрос, личный интерес?

Зритель: Да, я бы хотел еще больше узнать про реставрацию книг, потому что я немножко реставратор.

Тамара Шорникова: Понятно. Возможно, вопрос с подвохом, конкурент звонит. А такие книги вы реставрируете?

Евгения Оносова: Ну, к сожалению, сейчас у нас уже набран коллектив, и пока мы не обучаем. Но я могу подсказать, где хорошо научат. Если вы потом оставите свои координаты, мы вам все расскажем.

Тамара Шорникова: А где хорошо учат? В нашей анкете (мы всегда их делаем для всех наших сюжетов) мы ищем такую типологическую информацию: где обучиться, какова будет зарплата начинающего сотрудника, где он сможет применить свои навыки. И, естественно, готовясь к этому эфиру, мы находили и специализированные факультеты в вузах, которые готовят, и профильные курсы. Вот где лучше всего набраться опыта?

Евгения Оносова: По моему опыту, самый лучший – это Суздальский техникум, который готовит уже готовых реставраторов. Они проходят от начала – и промывку, и корешковую реставрацию. Мало того, они приходят уже со своими работами, и ты можешь наглядно посмотреть качество выполненной работы. И можно смело садиться и работать.

Тамара Шорникова: Как думаете, скоро ли появится в вашей отрасли, такой консервативной, но все-таки наука не стоит на месте, возможно, робот, который будет помогать вам выполнять тщательную ювелирную работу? В операциях уже помогают.

Евгения Оносова: Ой, это, конечно, хотелось бы, может быть, где-то, чтобы ускорить процесс. Но – душа. Ты же вкладываешь душу туда. Зачем роботы нужны?

Тамара Шорникова: Ох! О будущем и настоящем в реставрации книг говорили сегодня с профессионалом своего дела – Евгения Оносова, реставратор книг, директор компании "Ваш реставратор". Спасибо за то, что пришли в эфир. Это была рубрика "Профессии". Увидимся!

Евгения Оносова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Профессии»: реставратор книг

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты