Эволюция открытки

Эволюция открытки | Программы | ОТР

Как люди поздравляли друг друга с Новым годом в эпоху до интернета? И во что открытка превратилась сегодня?

2020-12-29T13:58:00+03:00
Эволюция открытки
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Виктор Никишин-Голандский
коллекционер-исследователь, вице-президент «Санкт-Петербургского клуба любителей истории открыток»
Алексей Скворцов
доцент кафедры этики философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Марина Калинина: А мы к следующей теме переходим.

Петр Кузнецов: Открытку еще можем послать.

Марина Калинина: Можем. По почте.

Петр Кузнецов: Да. Тем более что Сергей Собянин, например, в этом году, в этот предновогодний период рекомендует всем, по крайней мере москвичам, присылать виртуальные открытки своим родственникам, родным через социальные сети. И потом все эти открытки будут каким-то образом опубликованы на официальном сайте мэра.

Марина Калинина: Да, электронную открытку можно отправить прямо с сайта мэра. Для этого нужно придумать заголовок и текст поздравления. Фоном может стать любая загруженная фотография или картинка. Вот такое предложение сделал Сергей Собянин.

А мы хотим спросить у вас: когда вы вообще в последний раз получали или отправляли именно почтовые открытки? Не так виртуально, где-то в Интернете, а именно по почте, рукой написанные, на бумажных открытках.

Петр Кузнецов: Начнем с опроса людей на улицах: «Когда в последний раз вы получали или отправляли почтовые открытки?» А потом вернемся в студию и послушаем, когда же это было.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Вас хотим спросить, наших телезрителей, тех, кто не попал в эту подборку, еще не высказался: открытки по почте отправляете? «Да» или «нет» – напишите, пожалуйста, одно из этих слов на короткий SMS-номер.

Марина Калинина: И уже через полчаса подведем итоги.

Петр Кузнецов: Именно SMS, да. Пока открытку отправите и она дойдет, мы уже не успеем ваш голос засчитать.

«Регулярно отправляю по всему миру, – пишет наш телезритель из Москвы. – Целое движение существует. Присоединяйтесь».

Сейчас мы это и сделаем. Виктор Никишин-Голандский, коллекционер-исследователь, вице-президент Санкт-Петербургского клуба любителей истории открыток, с нами на связи. Здравствуйте, Виктор.

Виктор Никишин-Голандский: Добрый день.

Петр Кузнецов: Наверное, о таком движении говорит наш телезритель, да? Целое движение существует тех, кто отправляет открытки?

Виктор Никишин-Голандский: Да, все верно, есть такое движение. Они называются «посткроссеры». Прекрасная организация, хорошая, дружная.

Петр Кузнецов: Главная цель – вернуть ценность открытки? Или что-то еще за этим маскируется?

Виктор Никишин-Голандский: Нет, это увлечение. Это захватывающее совершенно действо. Они встречаются, они пересылают друг другу поздравления. И не просто поздравления, они печатают открытки, ищут того, кому отправить. Это клуб по интересам. Это очень интересно!

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, с какого года вы начали свою коллекцию?

Виктор Никишин-Голандский: Хороший вопрос. С 98-го.

Марина Калинина: И сколько в вашей коллекции уже открыток? Их посчитать-то можно?

Виктор Никишин-Голандский: Ха-ха-ха! Вы знаете, у коллекционеров есть такая серьезная градация: если у вас более тысячи или 10 тысяч открыток, то вы серьезный коллекционер. Я не серьезный коллекционер.

Марина Калинина: У вас 20 тысяч?

Виктор Никишин-Голандский: Ну, дай бог… ну, может быть, тысяча наберется.

Петр Кузнецов: Ну смотрите. С 98-го? Но это же не значит, что самая старая открытка 98-го года, да?

Виктор Никишин-Голандский: Ну конечно.

Петр Кузнецов: Вы просто начали этим заниматься с 98-го. А самая старая открытка?

Виктор Никишин-Голандский: Самая старая открытка – это примерно начало наших отечественных открыток, это самый конец XIX века, 90-е годы. Напомню, открытка в Россию пришла в 95-м, а в Европу немножко пораньше.

Марина Калинина: А расскажите про историю открыток, вообще историю их появления. Какие они были? Насколько они отличались по периодам своего развития, так скажем?

Виктор Никишин-Голандский: С удовольствием. Но в общих чертах, хорошо? Чтобы никто не устал.

Петр Кузнецов: Да. И будет круто, если у вас что-то есть под рукой из раритета.

Виктор Никишин-Голандский: Кот в мешке? Вот смотрите. Это открытки, напечатанные в нашем клубе. Мы проводим ежегодные выставки и к ним делаем открытки.

Петр Кузнецов: Видно. Ну, это напечатано сейчас под ретро, да?

Виктор Никишин-Голандский: Это напечатано сейчас. Ну, не совсем под ретро. В общем-то, это обычная компьютерная графика, все современно. Но это не посткроссинг, это именно клуб коллекционеров. Мы дружим с ними, но мы немножко отдельно.

Так, кот в мешке. Давайте я вам покажу по случаю… Это рождественская открытка художницы Линдеманн, напечатанная общиной Святой Евгении. Вот такая оборотная сторона. Это где-то после 1904 года. Сейчас точно датами вас не буду утруждать.

Ну, надо сказать, что за изобретение открытки, за первенство борются несколько государств. Среди них Германия, конечно, Австрия, Англия. Вот недавно на аукционе «Кристис», в декабре, ну сравнительно недавно, буквально пару дней назад, за 18 тысяч с лишним долларов была продана одна из первых, наверное, самая первая открытка. Естественно, она была рождественская, новогодняя, английская. Англичанин Коул заказал ее. Там изображена его семья, они за столом пьют вино с детьми, большое застолье. Вот одна из первых открыток.

Ну, мы любим российскую открытку, поэтому мы говорим о российской открытке. Вот я вам показал одну. Конечно же…

Петр Кузнецов: Интересно, Виктор, как она менялась, наша открытка, как менялось ее оформление и, самое главное, содержание. Потому что мы пока еще очень мало говорили о содержании, мы о внешнем виде больше. Что писали? И самое главное – что влияло на ее изменение?

Виктор Никишин-Голандский: Ну, в нашей стране (все предсказуемо) влияла политика. То есть дореволюционная открытка была разнообразна. Поздравляли друг друга, так как открытка молода, не так, как сейчас. Например, никогда не скажете, что вот это поздравление (давайте покажем) с Новым годом. А вот эта с розой – это тоже с Новым годом. Ну, разумеется, была своя стилистика. Большое количество открыток было европейским. То есть это все привозила к нам Европа.

Петр Кузнецов: Ой, мне показалось, что справа от вас не тот человек… Нет, мне показалось.

Виктор Никишин-Голандский: Показалось? В общем, новогодние символы обязательно присутствовали. Вот курочка. Четырехлистники. Ну, Деды Морозы, условно назовем, хотя это, в общем-то, в каждой стране свой персонаж. Подкову вы видели. Елочку обязательно. Дети в большом количестве. То есть дети на саночках…

Петр Кузнецов: Просто и со вкусом на самом деле. Не такой уж креатив совсем… Ну, может быть, он и не нужен был. Чтобы какой-то тайный смысл читать.

Виктор Никишин-Голандский: Креатив был. К сожалению, вы знаете, так как коллекционеры в своей теме… Я не могу вам продемонстрировать, например, интереснейшую открытку времени Первой мировой войны, потому что это особый материал. Это первый раз, когда открытка столкнулась с мировым кризисом, потому что было очень много пропаганды в открытке. Это очень сильно отличалось от типичных символов, потому что это была карикатура, злая карикатура. Ну и добрая. Это было большое количество благотворительности, то есть призыв помогать раненым, семьям. Очень трогательные открытки. К этому были привлечены лучшие художники. Все, что мы сейчас знаем по музеям, все эти художники обязательно участвовали в формировании открытки.

Марина Калинина: Ну смотрите. В советское время был же совершенно замечательный художник Николай Поклад, который открытки делал совершенно другим способом. Он, по-моему, превысил миллиард экземпляров всего этих открыток. И они, наверное, в каждом доме были.

Виктор Никишин-Голандский: Вы знаете, советский период очень интересен и очень разнообразен, потому что после революции до 30-х годов, в общем-то, поздравительных новогодних открыток не изготавливалось. Люди использовали дореволюционные и, естественно, поздравляли. То есть в 20–30-е годы люди поздравляли друг друга… Вот, например, открытка. Это дворец, и здесь настоящее поздравление с Новым годом и Рождеством. Это у нас 29-й год. То есть людям не на чем было поздравить тематически. После 35-го года…

Петр Кузнецов: Виктор, извините, а что там? Раз у нас есть возможность прочитать, просто интересно, а что желали в том году.

Марина Калинина: В 29-м.

Виктор Никишин-Голандский: Давайте почитаем. «Дорогая мама и… – не буду врать кто, – поздравляю вас с праздником Рождества Христова и наступающим Новым годом! Желаем встретить и провести в радости. Мама, получила ли посылку? Напомни. Целуем тебя. Ваши Валя и Володя». То есть, в общем, теплые поздравления, которые и сегодня будут абсолютно актуальны, если просто их переписать.

Петр Кузнецов: По поводу актуальности. Все-таки вы начали с того, что вы изготавливаете открытки самостоятельно, чтобы ими обмениваться. Правильно ли я понимаю? Или все-таки выпускаете их для коллекционирования? Вы друг другу отправляете, но они больше не для того, чтобы снова восстановить вот эту связь между людьми?

Виктор Никишин-Голандский: Да, мы выпускаем. И, да, мы восстанавливаем связь. Мы как клуб, как организация являемся именно продолжателями и носителями истории и дела открытки. Да, мы собираем старинную открытку. Да, каждый в своей узкой тематике: кто-то собирает какой-то город, кто-то собирает каких-то персонажей.

Скажем так, серьезное коллекционирование все-таки касается периода до Второй мировой войны. Это то, что особенно увлекает серьезных и маститых коллекционеров. Конечно же, коллекционирование продвинулось вперед, собирают и открытки 90-х годов. Но мы именно рассылаем открытки как что-то новое, как подарки скорее. Конечно же, они в коллекцию практически не идут.

Петр Кузнецов: Виктор, скажите… Это была первая часть моего вопроса. По поводу изготовления. Дорого ли сейчас изготавливать открытки, учитывая, что спрос небольшой?

Марина Калинина: И выгодно ли это делать?

Виктор Никишин-Голандский: Хороший вопрос. Вы знаете, несмотря на то, что, например, до революции был бум открыток, всемирный, сумасшедшие тиражи расходились по всему миру, совершенно невообразимые цифры, открытки практически никогда не были каким-то прямо очень выгодным бизнесом. Да, их покупают. Да, они расходятся. Но все-таки по затратности, по времени, по скорости их расхождения… Я не знаю, год меняется, праздник меняется, настроение меняется, стиль изображения меняется. Все это может устаревать – и уже полтиража у вас остается.

Марина Калинина: Виктор, скажите, для вас не как для коллекционера, а для как обычного человека, вам больше нравится отправлять открытки или получать?

Виктор Никишин-Голандский: Вы знаете, как нас учили с детства: «Вы любите получать подарки. И вы должны полюбить дарить подарки». Открытка – это, в общем-то, подарок. Открытка, тем более сейчас, когда она перестала быть насущной и актуальной, когда с помощью нее передавали, в общем-то, эсэмэски… А надо понимать, что люди общались письмами. Но чтобы быстрее и дешевле поздравить, мы пользовались открыткой – до войны, до революции Сейчас, в общем-то, эта функция у нас вся в Интернете. Да, конечно, мы не надеемся на то, что почта быстро донесет нашу открытку. Но получить в руки красиво оформленную бумагу, где человек приложил руку, оформил ее…

Петр Кузнецов: Через месяц, через два.

Виктор Никишин-Голандский: неважно. Это открытка, которая потом… Ну, куда-то ее положите и будете хранить.

Петр Кузнецов: Спасибо. Виктор Никишин-Голандский, коллекционер.

Несколько сообщений. Вот что пишут наши телезрители. «Сейчас это дороговатое удовольствие – открытка с поздравлением и почта», – Белгородская область. Ростовская: «Купить открытку – дорого. Почтовые услуги – дорого. Почтовый ящик не найти. Одни проблемы! Нет». Вологодская, еще одно сообщение: «У нас в Вологде почтовые отделения очень бедные. Заходим по необходимости».

Марина Калинина: Зоя из Москвы нам дозвонилась. Зоя, здравствуйте. Вы отправляете открытки?

Зритель: Здравствуйте. Я отправляю, да, регулярно. Мне 80 лет. Я хочу сказать, что, наверное, поэтому я подвержена этому «недугу». Но знаете, что я хочу сказать? Во-первых, сейчас, конечно, это стоит очень дорого, поэтому я очень многих людей понимаю, что они не отправляют открытки. Почему? Потому что стоит она… Ну, 50 рублей – это минимум какой-то. А в общем-то, цена доходит до 100 рублей и даже выше. Плюс отправить открытку. Ну знаете, если ты к этому привык, если тебе это нравится, если благодарны люди, которые получают эти открытки, то это так греет!

Но я хочу сказать, что наша почта сегодня до такой степени безобразно работает, что просто нет никаких слов. До этого, можно сказать, года два назад я посылала новогодних открыток приблизительно 35–40 штук, потому что я очень много…

Петр Кузнецов: По стране, да?

Зритель: Училась в Ленинграде. Кстати, страшно понравился рассказ предыдущего… Виктор Голандский? Или как его фамилия? Я просто заслушалась так, что уже забыла, о чем сама хотела говорить. Поскольку я много переезжала… Я училась в Санкт-Петербурге. Кстати, Виктор тоже из Санкт-Петербурга, я его поздравляю с наступающим Новым годом. У него очень такое замечательное увлечение. Я сама, между прочим…

Петр Кузнецов: Как же он вам понравился! Так вот, смотрите. 35 вы отправляли по всей стране. А сейчас сколько? Просто интересно, за сколько доходят, раз мы так на почту киваем.

Зритель: Я поостыла к этому делу. Почему? Потому что, вы знаете, половина этих открыток не доходили до адресатов.

Марина Калинина: А, даже так?

Петр Кузнецов: Не получали.

Зритель: Когда появились вот эти сообщения, что где-то находят мешками сброшенные…

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Зритель: И дальше не появляется никакой информации, расследуется это или нет. И это все продолжается, на самом деле сейчас то же самое происходит. Вы знаете, я хочу сказать…

Петр Кузнецов: Коротко, пожалуйста, Зоя.

Зритель: Да. Я поздравляла человека в декабре месяце, принесла три открытки. Одну бросила в ящик почтовый, который висит на входе в почтовое отделение. А две открытки у меня были дорогие, они были в большом конверте. Мне пришлось, естественно…

Петр Кузнецов: …заплатить побольше.

Зритель: …попросить оператора, что мне нужны марки на эти открытки. Мне наклеивают марки. И я бросаю эти письма внутрь ящика, потому что…

Петр Кузнецов: Логично.

Зритель: В тот, который висит на входе, они туда не входят.

Марина Калинина: Так дошли открытки-то ваши, Зоя? У нас время заканчивается.

Зритель: Ну какие? Поздравительные открытки, я хочу сказать.

Петр Кузнецов: Так они дошли или нет?

Марина Калинина: Дошли до адресата они?

Петр Кузнецов: А то до нас эксперт сейчас не дойдет. Зоя, вот эти большие открытки дошли, последние?

Зритель: Нет, не дошли.

Петр Кузнецов: Ах!

Зритель: Одна шла в Тверь…

Петр Кузнецов: Понятно.

Марина Калинина: Понятно.

Петр Кузнецов: Спасибо, Зоя. Времени не остается.

Алексей Скворцов (есть время только на него), доцент кафедры этики Философского факультета МГУ имени Ломоносова. Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

Алексей Скворцов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: С главного, раз у нас очень мало времени. Что же все-таки современного человека, по-вашему, может заставить между WhatsApp и, кстати, открыткой в WhatsApp, которую можно переслать потом («С Пасхой!», «С Новым годом!»), и открыткой выбрать открытку в классическом виде?

Марина Калинина: Бумажную. И от руки написать пожелание, свое личное.

Алексей Скворцов: Ну что может заставить? Мне кажется, Виктор очень хорошо сейчас об этом сказал. Во-первых, забота о другом человеке, особый знак внимания. Это ведь не просто эсэмэска. Это должно быть оформлено красиво. Она не просто была первой эсэмэской, но еще и первой мультимедиа. То, что вы не можете выразить словами, вы можете выразить красивой фотографией или рисунком, который есть на другой части этой открытки. Это во-первых.

Во-вторых, конечно, возможность проявить себя, свое творческое начало. Показать, что вы можете передавать сообщения почти как произведения искусства. Вот это. И мне кажется, что не просто почтовая открытка. Открытками можно обмениваться просто так. Пригласить на свадьбу, допустим, на день рождения. Тогда не будет проблем с почтой, она точно дойдет, если вы передадите человеку в конверте. И это будет, конечно, особый знак внимания, особое уважение и особая забота о человеке.

Петр Кузнецов: Можно ли предположить, что текст поздравительный (берем, естественно, какое-то одно и то же событие) в эсэмэске и в открытке от одного и того же человека будет отличиться?

Алексей Скворцов: Ну конечно.

Петр Кузнецов: То есть сама форма, знаете, его несколько преображает.

Алексей Скворцов: В эсэмэске, конечно, мы пишем очень быстро и, как правило, сокращаем. А в открытке – нет. Знаете, красота открытки требует и красоты слов. Хоть это и краткое сообщение, безусловно, но мы с вами выберем самые точные, самое красивые, самые теплые слова, чтобы они соответствовали красивому оформлению этой открытки. Конечно, это совсем другой жанр. Мне кажется, тот, кто пишет эсэмэски, все равно жанр открытки может освоить, если он приложит к этому силы, если он действительно хочет создать это праздничное настроение.

Марина Калинина: Смотрите, сейчас очень многие открытки продаются уже с написанным текстом. И порой, в общем, тексты такие, что диву даешься. Вообще кто их придумывает и как-то контролирует? Вообще кто это делает? Что это за люди?

Алексей Скворцов: Ой, конечно, мне сложно сказать. Но это тоже достаточно интересно. Мне кажется, зачем их продают и зачем их печатают? Чтобы вы еще туда что-то добавили. Понимаете, это не полный текст, это такой полуфабрикат, заготовка, куда каждый может творчески что-то от себя добавить. Это во-первых.

А во-вторых, это, конечно, помощь тем, кто разучился. Понимаете, тот, кто не умеет, не помнит, что было в советское время для молодежи, он может купить, посмотреть, отослать, а в следующий раз сочинить что-то такое, что-то близкое. Еще и определенный момент обучения, безусловно (ну, мне так кажется), здесь есть.

Петр Кузнецов: Очень много претензий к «Почте России», ну, к почте вообще, к тому, что не доставляют, не доходит, что дорого, что поди еще конверт неправильно оформил. Можно ли все-таки сейчас говорить, что тенденция к возвращению открытки есть в том или ином виде?

Алексей Скворцов: Ну, во-первых, смотрите. Результат опроса – почти половина. Значит, они отправляют эти открытки. Но мне кажется, что можно же не использовать здесь почту (о чем я уже говорил). Можно, конечно, самому отсылать, дарить их. То есть жанр открытки не уйдет, поскольку это жанр праздничный, это жанр праздничного поздравления, а праздника мы всегда хотим. Это знак особого внимания.

Поэтому, когда мы хотим кого-то пригласить не формально, не просто по телефону, эсэмэски, по WhatsApp, а действительно показать уважение, что мы очень хотим видеть этого человека на мероприятии, в гостях, на свадьбе, то вот здесь открытка сыграет огромную роль. А вот как ее передать – посыльным, службой доставки, самому ли – это уже творческий вопрос, если игнорировать почту. Конечно, открытка в таком плане как приглашение не терпит длительности. Ее надо быстро передать, быстрее, скорее, чтобы передать приглашение. Вот как приглашение она сохранится и будет жить еще, я думаю, очень долго.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: Алексей Скворцов…

Марина Калинина: …доцент кафедры этики Философского факультета МГУ имени Ломоносова.

Петр Кузнецов: Ну, Алексей Алексеевич за нас уже предварительные итоги подвел. Давайте окончательные закрепим. Подсмотрел он итоги нашего голосования. И вот каким оно получилось. «Открытки по почте вы отправляете?» – мы вас спрашивали всю эту получасовку. «Да» – ответили 43%, «нет» – 57%.

Несколько сообщений еще?

Марина Калинина: Да. Из Ленинградской области: «Открытки до смерти храним. Это так греет!» Поздравляют нас с Новым годом.

Петр Кузнецов: «На почте очереди, толпы, лучше не посещать. Отправляю только две-три открытки, не могу больше себе позволить», – пенсионерка, город Чебоксары.

Это дневное «ОТРажение». Марина Калинина и Петр Кузнецов. Спасибо, что это время провели с нами. Не выключайте ОТР. Вечернее «ОТРажение» совсем скоро.

Марина Калинина: Всем пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как люди поздравляли друг друга с Новым годом в эпоху до интернета? И во что открытка превратилась сегодня?