Евросоюз не признал Лукашенко

Евросоюз не признал Лукашенко | Программы | ОТР

А кто признал? И с кем теперь республика?

2020-09-24T21:23:00+03:00
Евросоюз не признал Лукашенко
Люди и вирусы: правила сосуществования. Опять пора экономить. Жизнь с удобствами на улице. Новые санкции против России. Дорожные реагенты
Как долго нам еще придётся экономить?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Новые санкции: удар под крылья?
Льготная ипотека на дома для молодёжи. Что это за программа?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
Гости
Владимир Жарихин
заместитель директора Института стран СНГ

Александр Денисов: Евросоюз не признал в Александре Лукашенко президента, так там отреагировали на вчерашнюю церемонию инаугурации белорусского лидера, на что сам Александр Григорьевич ответил в своей манере, мол, и не нужно нам чьего-то там одобрения. Сделает ли теперь Белоруссия свой выбор, определится, с кем она, с Западом или с Россией, сейчас и поговорим с Владимиром Жарихиным, заместителем директора Института стран СНГ. Владимир Леонидович, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, да-да, каждый раз, как мы с вами обсуждаем Белоруссию, упираемся в этот вопрос, что дальше у Белоруссии будет с Россией, как будут складываться отношения, определится она или нет. Вот для Лукашенко сегодняшняя реакция Европы, США, Канады, правда, Китай поддерживает.

Анастасия Сорокина: Все-таки поддержал, да, сказал, что это их личное дело.

Александр Денисов: Да. Поможет ему настроить компас верный в нашем направлении?

Владимир Жарихин: Вы понимаете, Лукашенко уже мужчина сложившийся, со своими традициями, со своей позицией, со своей формой общения с российским руководством. И я думаю, что даже такое серьезное потрясение, которое он пережил во время попытки смещения его с поста президента, вряд ли изменит его поведение. Поэтому мы, к сожалению, обречены, если Лукашенко останется у власти, продолжать слушать его как бы заявления на грани фола, иногда за гранью фола, слушать его постоянную торговлю вокруг цен на то, цен на другое. Здесь, я думаю, мало чего изменится.

Александр Денисов: Вот, кстати, вчера в речи ни слова о России не было, ни слова, о союзном государстве тоже ни слова. Казалось бы, вместе выбрались из этой ямы, из этой беды, и вообще ни гу-гу.

Владимир Жарихин: Ну я же вам сказал, что это была речь Лукашенко, это была речь того Лукашенко, который пришел в себя после пережитого потрясения, вот. Поэтому ждать от него чего-то другого, к сожалению, не приходится. Единственное, здесь можно уповать только на то, что Лукашенко наконец поймет, что без проведения политической реформы, изменения Конституции, проведения досрочных выборов он не удержится у власти все равно. И поэтому все-таки, мне кажется, мы должны приложить все силы, чтобы дальнейшая ситуация развивалась именно по тому сценарию, который на словах нарисовал Лукашенко, но уже несколько раз ему напомнил об этих словах наш президент.

Анастасия Сорокина: Владимир Леонидович, вот верховный председатель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что признать новый статус Александра Лукашенко они не могут и будут пересматривать отношения с Белоруссией. А есть уже понимание, в каком направлении будет этот пересмотр? Они будут ждать его действий, или есть уже конкретные какие-то подготовленные санкции? Каких они целей будут добиваться – его ухода, новых выборов? Чего ждать?

Владимир Жарихин: Ну, они будут добиваться... Дело не в Лукашенко, они будут добиваться ситуации, когда Беларусь порвет с Россией и упадет в объятия Евросоюза, это понятно. Но при этом есть ограничители, о которых заявил в своей речи Макрон: они не хотят повторения Украины. То есть они хотят, чтобы это падение в объятия Евросоюза как бы произошло в Белоруссии тихо и без каких-либо волнений, противостояний и тем более без появления очередной горячей точки в Европе, и поэтому есть определенные ограничители. Поэтому я думаю, что да, санкции будут очень суровые, но персональные.

А вот что касается секторальных санкций, то есть серьезного ограничения экспорта Белоруссии в Европу, я думаю, что они как бы об этом «забудут», потому что некоторые экспортные товары Белоруссии, например те же самые калийные удобрения, являются исключительно важными для сельского хозяйства Европейского союза.

Александр Денисов: А тут даже Лукашенко сыграл на опережение, ведь прекратил экспортные потоки, перекрыл для кого там уже в Европе? Для Польши, да? Вот этот канал санкционных товаров, тоже серьезный ведь был канал, тоже перекрыл. Потом на границе с Польшей стоят супермаркеты, куда тоже завозится, все тоже тормознули. То есть он удар-то уже нанес заранее.

Владимир Жарихин: Словесный да, хотелось бы понять, в реальности это произошло или нет.

Александр Денисов: Ага, да.

Владимир Леонидович, такой вопрос, чтобы разъяснить. Все происходящее с Белоруссией воспринимаем болезненно, как будто наш последний форпост вот сейчас упадет. Давайте объясним значение этого бастиона для нас, для страны, для безопасности.

Владимир Жарихин: Ну, достаточно поглядеть на карту, мы видим, что Беларусь как бы врезается в Восточную Европу, является действительно форпостом, действительно бастионом и поэтому имеет действительно очень серьезное военно-стратегическое значение, которое, как бы было бессмысленно в ситуации разрядки отношений, но имеет немалое значение в нынешней ситуации, когда, как выразился потрясающе один американский генерал, «Россия все больше приближается к войсковым соединениям НАТО». Вот понимаете...

Александр Денисов: Это мы приближаемся или они к нам приближаются, Владимир Леонидович?

Владимир Жарихин: Естественно, Россия своими миллионами квадратных километров движется в сторону НАТО, представляете, какое несчастье? Вот в этих условиях, когда на самом деле как бы иногда и кажется, что рядом поехал поезд, оказывается, что это ты сам поехал, а он стоит, вот примерно то же самое, наверное, произошло с американским генералом.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, можем сказать, что происходящая кампания против Лукашенко направлена скорее против нас и что Запад против нас открывает, если так выразиться, белорусский фронт? Можем сказать, что игра против нас на самом деле ведется, просто ход через него?

Владимир Жарихин: Да вы понимаете, если бы игра не шла против нас, если бы действительно это было направлено в первую очередь против нас, наверное, учитывая, мягко говоря, непростой характер Александра Григорьевича, мы на него давно махнули рукой. Но здесь выбирать, к сожалению, не приходится, вернее приходится выбирать, но выбор сложный, но необходимый между Лукашенко со всеми его, так сказать, качествами и Тихановской со всеми ее качествами. И приходится выбирать пока что Лукашенко.

Александр Денисов: Как оцениваете, вот любопытен ваш взгляд, вчерашнюю инаугурацию? Там уж как ее ни называют, тайной спецоперацией, партизанской даже называют...

Анастасия Сорокина: Но хотя 2 тысячи человек было, как это она тайная, там все были приближенные.

Александр Денисов: Да. Вот как оцениваете, какой был выбор, объявить всем, торжественно провести? Казалось бы, чего стыдиться, чего бояться. Или, с другой стороны, может быть, были бы жертвы, ведь объявить – это что значит? Для оппозиции это момент истины, вот когда все, нужно лезть на баррикаду, последняя попытка, последний бой для них. Как вы думаете, что следовало предпочесть, правильный ли выбор сделал он?

Владимир Жарихин: Правильно было сделано, это был единственно возможный выбор. То есть Лукашенко в том числе за счет, будем прямо говорить, своего реноме, действительно выглядело это несколько так своеобразно, экзотично, тем не менее решил, что он не может, он не имеет права пожертвовать опасностью для жизни граждан Белоруссии как стоящих с одной стороны, так и с другой стороны. Потому что, если бы было заранее объявлено, вполне могли бы быть столкновения, где бы пострадали и с той и с другой стороны. И по крайней мере этого он не допустил.

Александр Денисов: То есть вы уверены, что жертвы были бы, что они бы сочли, что все, момент настал?

Владимир Жарихин: Во-первых, они сочли бы, что момент настал. Во-вторых, я не исключаю, учитывая, скажем так, не очень большую разборчивость в средствах при проведении своей политики со стороны Запада, не исключаю возможности откровенной провокации.

Александр Денисов: То есть еще раз можем подтвердить, что у Лукашенко политическое чутье такое крепкое, надежное и ход оставил он за собой, все-таки и тут их обыграл, украв у них момент?

Владимир Жарихин: Не то чтобы обыграл, он все-таки сделал так, чтобы сейчас не произошло такого сверхрезкого обострения ситуации. Все равно обострение произошло, но не такое резкое, как если бы были столкновения при заранее объявленном проведении инаугурации, это да. Но я считаю, что он проявит еще бо́льшую мудрость и дальновидность, если все-таки реально начнет проведение политической реформы, пользуясь, кстати, теми полномочиями, которые вчера получил во время инаугурации.

Александр Денисов: Вот хотелось бы тоже, Владимир Леонидович, ваш прогноз услышать, если это, конечно, возможно. Вчера с Богданом Безпалько говорили, он назвал происходящее в Белоруссии...

Анастасия Сорокина: …«бесцветной революцией».

Александр Денисов: …«бесцветной революцией» – неплохой термин, интересный такой. На ваш взгляд, когда сдуется «бесцветная революция», когда они перестанут бегать по улицам? Сколько еще это будет тянуться?

Владимир Жарихин: Ну, Богдан все-таки такой радикальный человек, ему надо, чтобы ярко сверкало, взрывалось вообще то ли в виде салюта, то ли горящие шины... Мне кажется, лучше бесцветная вот такая революция, чем такая цветастая, которую мы наблюдали на Майдане в Киеве, правда ведь?

Александр Денисов: Конечно.

Владимир Жарихин: Поэтому... Белорусы люди спокойные и где, кстати, проявляют мудрость и спокойствие, и слава богу.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ.

Александр Денисов: К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
А кто признал? И с кем теперь республика?