Фастфуд запретят?

Фастфуд запретят? | Программы | ОТР

ВОЗ - за полный отказ от трансжиров. Сколько тогда будут стоить продукты? И готовы ли мы к полезной, но дорогой еде?

2020-09-10T11:31:00+03:00
Фастфуд запретят?
Как россияне копят деньги? Поучились и хватит. Какой будет зима. Рубль снова падает. К чему привела мусорная реформа. Проблемы с качеством европейских товаров в РФ
Хотим копить - не знаем как
Дурят нашего брата...
Что было, что будет, чем рубль успокоится?..
Каникулы. Ура?
Модернизация и новые направления в лёгкой промышленности
К чему привела мусорная реформа?
Как накопить на старость
Зима будет аномальной
Рубль заболел. Снова... Как лечить от коронакризиса нашу валюту?
Гости
Елена Соломатина
врач-диетолог
Юлия Николаева
доцент Московсковского государственного университета пищевых производств

Тамара Шорникова: И вот какая тема. Что мы едим? – внимательно изучили во Всемирной организации здравоохранения. Коротко: вредной пищи в скором будущем должно стать меньше. Потянем ли мы здоровую и полезную – отдельный вопрос. Но обо всем по порядку.

Иван Князев: «ВОЗ будет добиваться полного отказа от трансжиров к 2023 году», – заявила гендиректор этой организации. По данным специалистов, потребление промышленных трансжиров ежегодно приводит к смерти около 500 тысяч человек из-за сердечно-сосудистых заболеваний. 58 стран мира уже приняли законы, которые к концу 2021 года защитят от этих вредных субстанций и канцерогенов больше 3 миллиардов человек. Еще 100 государствам нужно предпринять шаги для устранения трансжиров из продуктов, – убеждены в ВОЗ. Где можно найти эти вредные субстанции? Давайте сейчас посмотрим, все покажем.

Большое количество трансжиров содержится в маргарине, друзья, а также в топленом масле. Присутствуют они в выпечке различной: в пирожных, печеньях и так далее. Фастфуд, ну конечно же. Картошка фри, бургеры – все это жарится на масле. Жареное мясо туда же.

Тамара Шорникова: В общем, все самое вкусное, как всегда, есть нельзя.

Иван Князев: Как обычно.

Тамара Шорникова: Понятно, что мало кто сейчас покупает маргарин. Но – выпечка, пирожные? Ну как?!

Иван Князев: Да. Как же без этого? Особенно вечером с чаем.

Тамара Шорникова: Вот сейчас и выясним у экспертов, что действительно из этого страшно и лучше не есть, а что не так опасно. И главное – что будет на наших полках?

Юлия Николаева, доцент Московского государственного университета пищевых производств. Здравствуйте, Юлия Владимировна.

Иван Князев: Здравствуйте, Юлия Владимировна.

Тамара Шорникова: Перед тем как разобраться, что будет на наших полках, давайте разберемся, что там сейчас есть. Вот мы показали такой короткий список продуктов, где можно эти трансжиры найти. Все ли мы правильно сделали? Где еще эта неполезная субстанция, как ее назвали в ВОЗ, находится?

Юлия Николаева: Дело в том, что согласно техническому регламенту Таможенного союза с 1 января 2018 года запрещена к реализации и к продаже масложировая продукция, которая содержит более 2% трансизомеров жирных кислот. Такая продукция не разрешена к продаже. И такая продукция не разрешена для производства других продуктов питания.

Это означает, что согласно этому техническому регламенту (а это документ, по которому живет пищевая продукция) содержание трансизомеров и жирных кислот уже запрещено и не должно составлять более 2% – как в масложировой продукции, так и в продукции, которая производится с использованием масложировых продуктов.

Иван Князев: А 2% – это много? Вообще это смертельная доза? Ну хорошо, а если не 2%, а 1,9%, то все-таки можно уже производить?

Юлия Николаева: Это то количество, которое разрешено практически во всех странах Европы и Америки. В 2004 году на такой регламент впервые перешла Дания, и дальше уже такой регламент распространился по остальным странам Европы. И в 2018 году такой закон был принят в России, Белоруссии и Казахстане – в странах Таможенного союза.

Тамара Шорникова: Хорошо. Юлия Владимировна, такой вопрос. Если все уже запретили до нас, то почему тогда ВОЗ беспокоится и хотят еще что-то запретить? В чем дело?

Юлия Николаева: Наверное, я так думаю, что, может быть, трансизомеры жирных кислот получаются при различных кулинарных обработках, таких как жарка несколько раз в одном и том же фритюрном жире. Но тут надо учитывать то, что трансизомеры жирных кислот являются естественным компонентом многих продуктов питания, в том числе таких продуктов, как мясо и сливочное масло.

Дело в том, что трансизомеры жирных кислот – это естественный продукт метаболизма, который происходит в желудочно-кишечном тракте жвачных животных при употреблении ими корма богатого полиненасыщенными жирными кислотами. Поэтому полностью избавиться от таких трансизомеров жирных кислот в пищевых продуктах я не вижу реальным.

Тамара Шорникова: Хорошо. Не полностью, но, допустим, снизить максимально уровень таких веществ в продуктах могут ли позволить себе производители? И как это отразится на ценах, на стоимости производства?

Юлия Николаева: Это все возможно – снизить долю трансизомеров жирных кислот в пищевых продуктах. Дело в том, что трансизомерами богата такая масложировая продукция, которая произведена с помощью такого химического процесса, как гидрогенизация. С помощью этого процесса традиционно получали маргаринную продукцию. Сейчас на смену этой технологии пришли другие технологии производства спредов и кулинарных жиров – так называемые энзимные переэтерификации, в результате которых получается продукция с минимальным содержанием или вообще без содержания трансизомеров жирных кислот. Поэтому, в принципе, уже на данный момент производители сделали все возможное для здоровья потребителей.

Иван Князев: Юлия Владимировна, скажите, пожалуйста, а как измеряют, есть ли трансжиры в продуктах либо нет? Ну хорошо, понятно, производители обязаны не больше определенного количества их добавлять. Как можно это проверить? Вот пришел человек купить картошку фри в тот или иной ресторан фастфуда. Ее могут жарить на одном и том же масле целый день. Кто-то это как-то может проверить? Может, оно там в десятки, в сотни раз зашкаливает?

Юлия Николаева: Если мы говорим про лабораторные методы проверки, то это определение жирно-кислотного состава с помощью хроматографических методов исследования. Если Роспотребнадзор придет с проверкой в такой ресторан и обнаружит, что продукция содержит трансизомеры жирных кислот выше положенной нормы, то к такому производителю будут применены санкции.

Иван Князев: Ну понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Юлия Николаева, доцент Московского государственного университета пищевых производств.

Друзья, очень много SMS. Вы можете нам еще и звонить. Рассказывайте, часто ли вы употребляете в пищу фастфуд, выпечку, другие не очень полезные, по мнению врачей, продукты.

Иван Князев: Люди прямо набросились на эти трансжиры! Пишут из Московской области нам: «Нужен вообще жесткий запрет на все опасные продукты. Закрывайте эти предприятия! Хватит травить людей». Спрашивает телезритель из Ярославской области: «В составе белого хлеба содержится маргарин. Что, его тоже запретят?» В основном пишут, что нужно стараться питаться здоровой пищей.

Тамара Шорникова: Из Смоленска: «А есть-то что будут нищие россияне?» – прямо так и пишет телезритель.

Иван Князев: Ну да. А вот SMS из Ростовской области: «В регионах и на фастфуд деньги не всегда есть».

Тамара Шорникова: Юрий дозвонился к нам, сейчас узнаем мнение нашего телезрителя. Здравствуйте, Юрий.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Мое имя – Юрий Витальевич. Я звоню вам из Ярославля.

Мое мнение по поводу «жиреем». Впустили в страну эти макдональдсы, курочки всякие и так далее и тому подобное. Хотя у нас в стране в те времена еще были пельменные, я знаю, пирожковые всяческие. Ну, то же самое практически, что и сейчас фастфуд, но не настолько вредное. А вот эти американские макдональдсы – их вообще нужно запретить и гнать из страны! Вот мое мнение. Я не знаю, конечно, мнение немножко такое радикальное…

Тамара Шорникова: Радикальное, да.

Иван Князев: Юрий, скажите, а вы сами-то не питаетесь такой гадостью, не любите?

Зритель: Никогда в жизни, никогда в жизни! Я единственный раз попробовал – как его называют? – гамбургер. С сыном на футбол пошли, зашли. Сын говорит: «Давай зайдем». Я говорю: «Ну давай».

Иван Князев: Ну и как?

Зритель: Да никак! Я не знаю… Эта котлета – это ужас какой-то! Я не знаю, это не котлета, а что-то ужасное.

Иван Князев: А сын сказал, что все нормально, все хорошо?

Тамара Шорникова: «Дайте два».

Зритель: Ему просто этот антураж нравится. Я вспоминаю те времена. На Пушкинской первый «Макдональдс» открыли, я помню эту очередь.

Тамара Шорникова: Бесконечную.

Зритель: Мне стыдно за эту очередь! Стыдно!

Иван Князев: Спасибо вам, Юрий.

Тамара Шорникова: Эх, Юрий Витальевич!

Иван Князев: И не только вам за это было стыдно. Ну, такое время у нас было, такая страна у нас была.

Тамара Шорникова: Жалко. Только хотела сказать: нашли единственного человека в стране, который не пробовал гамбургер. Но – нет.

Иван Князев: Из Саратовской области нам пишут: «А есть ли вообще уголовная статья, которая применяется к тем, кто вот такое поставляет на наш рынок, в наши магазины?»

Тамара Шорникова: Давайте выясним, что…

Иван Князев: …можно есть.

Тамара Шорникова: …да, что можно есть, а что не нужно есть, какие последствия бывают от употребления фастфуда, выпечки у другой продукции. Поговорим об этом с врачом-диетологом Еленой Соломатиной. Елена Павловна, здравствуйте.

Елена Соломатина: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Итак, один раз гамбургер в жизни съел – все, эффект навечно? Можно ли иногда употреблять все-таки?

Елена Соломатина: Да нет конечно. Ну причем здесь вообще гамбургер? Трансжиры у нас на нашем столе каждый день. Кстати, даже у тех, кто о них так говорит достаточно радикально, у них тоже на столе каждый день, потому что любые маргарины, любые кулинарные жиры, то есть сушечки, печенье… Они говорят: «Да они не сладкие, они диетические». Какая разница? Посмотрите на состав – обязательно кулинарный жир либо маргарин. Белый хлеб и так далее, и так далее. То есть без этой субстанции сейчас очень трудно что-либо испечь.

Дело в том, что вообще трансжиры, тот же маргарин мы употребляли еще в те времена. Кстати, выпечка тоже была всегда, покупали тот же маргарин или тот же кулинарный жир.

Иван Князев: Вот нам из Новосибирской области телезритель пишет: «В СССР все готовили на маргарине, а то и на гидрожире даже».

Елена Соломатина: Все на маргарине, все на трансжирах. Вообще никто не контролировал абсолютно. И вообще никто не знал, что это такое. Мало того, была даже реклама, что это же растительный жир, что это не холестерин, поэтому… Я помню рекламу: там ребенку давали прямо кусок этого маргарина, и он это все ел, и все этому очень радовались.

Тамара Шорникова: В общем, понятно. Что может себе позволить экономика в конкретный момент – то и полезно для нас, как оказывается.

Елена Соломатина: Я даже не могу сказать… Ну, единственное, что всем перейти на пальмовое масло разве что – у него все-таки температура плавления выше, не такой вред. Ну, по крайней мере, хотя бы растительное. Да, там есть, конечно, свои минусы, но тем не менее.

Иван Князев: Ой, Елена Павловна, про пальмовое масло… Нас сейчас тут телезрители заклюют, потому что уже пишут из Тюменской области, говорят: «Уберите еще и пальмовое масло подальше».

Елена Соломатина: Хорошо, я согласна. Но как это все убрать? Значит, с полок магазинов исчезнут очень многие продукты, к которым привыкли. Но надо минимизировать, нужно научиться читать этикетку. И если мы все равно будем минимизировать в своем рационе трансжиры, то, конечно, это отлично. Почему?

Что такое трансжир? Он встраивается в клеточную мембрану – и организм его принимает за обычный жир. Но дальше нарушаются обменные процессы, то есть клетка не может нормально функционировать. Все! И она начинает страдать, она начинает буквально гибнуть. Это вызывает раннее старение, это вызывает атеросклероз, это вызывает онкологию, вызывает очень многие те заболевания, от которых сейчас, в общем-то, и умирают люди. В принципе, огромный вклад в это вкладывают (тавтология), конечно, действительно, эти трансжиры.

Но когда мы жарим, когда мы делаем пищу во фритюре – это тоже трансжир. То есть нужно помнить, что не только нас какие-то нехорошие дяди травят. Действительно, с одной стороны, это реалии нашей жизни, потому что эти компании – ну, это налогоплательщики. В общем-то, от этого зависит в том числе наше благополучие. Но нужно просто научиться лавировать, так скажем.

Иван Князев: А как это сделать?

Тамара Шорникова: Да, дайте алгоритм правильного питания и помощи себе.

Елена Соломатина: Алгоритм? Если хочется очень что-нибудь, какую-нибудь плюшку – посмотрите на состав. Есть ли там маргарин? Есть ли там кулинарный жир? Ну, гидрогенизированный жир мало кто пишет, но тем не менее. То есть лучше отказаться от этого, перейти на какие-то другие десерты. То есть не нужна вот такая сдобная выпечка, любая. Чем более сдобное тесто, тем… Оно делается не на сливочном масле, а оно делается на маргарине в любом случае. Слоеное тесто, любое тесто – это трансжир. Поэтому отказываться от этих десертов – прежде всего. То есть переходить на какие-то другие.

Собственно говоря, переходить на качественные продукты, потому что так или иначе самые дешевые продукты их содержат. Конечно, в этом случае продукты будут более дорогие. Либо что-то выпекать самим. Но надо просто помнить, что любое растительное масло, которое самое полезное и замечательное (подсолнечное, соевое), как только мы его начинаем нагревать, оно становится этим трансжиром.

Поэтому, в общем, тут совсем уйти от этого ну практически невозможно. Просто нужно, как я уже сказала, минимизировать его потребление. Потому что мы и так потребляем. В молочных продуктах, в сливочном масле все равно эти трансжиры содержатся.

Иван Князев: Ну никуда, в общем, от них не денешься. Елена Павловна, в связи с этим вопрос. Ну, ВОЗ сейчас взяла курс на борьбу с этими трансжирами. Это можно решить на каком-нибудь, ну не знаю, государственном уровне, как-то это урегулировать? Или все-таки в конечном итоге все будет зависеть от человека? Вот что ешь – следи сам.

Елена Соломатина: Ну, в принципе, минимизировать, конечно, нужно. Понимаете, тут с двух сторон нужно: и человек, и, собственно говоря, государство.

Поэтому, с одной стороны, конечно, так напрямую все запретить… Я понимаю, что экономическая эта цепочка… Ну, что-то можно запретить. Но ведь все специалисты понимают: а что дальше? Ну, запретили. Ну, не будет на прилавках привычных нам продуктов – либо они подорожают в разы. Значит, это опять будут волнения: «Это что такое? Мы хотим есть!» Это с одной стороны.

С другой стороны, конечно, минимизировать нужно, необходимо. То есть – менять рецептуру. А есть рецептуры.

Дальше. Больше делать продуктов без трансжиров. Да, пусть они будут дороже. Но есть определенный социальный запрос, есть социальный слой, который может себе это позволить. Пусть это будут отдельные полки, но тем не менее. Вот как сейчас заменители молочного жира. Пусть будут без трансжиров. К примеру, другие рецепты. В общем-то, население должно читать этикетки. Либо они должны отталкиваться…

Тамара Шорникова: Коротко. Татарстан?

Иван Князев: Нет, у меня Ульяновская область. Два вопроса.

Тамара Шорникова: Елена, два вопроса, коротко. Татарстан: «А мне врач велел есть маргарин или спред». Это что за диета такая? Это возможно?

Елена Соломатина: Очень удивительно! Честно говоря, я вообще не понимаю…

Иван Князев: Интересный врач.

Тамара Шорникова: Это не распространенная мера?

Елена Соломатина: Это неправильно.

Иван Князев: И еще один замечательный вопрос, из Ульяновской области: «А если жарить на сале – это тоже трансжиры?»

Елена Соломатина: Любой окислительный процесс в конечном итоге – да, это не полезно.

Иван Князев: Канцерогены.

Елена Соломатина: Другое дело, что вообще животный жир имеет большую точку дымления, выше, то есть он не так быстро окисляется, даже если его нагревать…

Иван Князев: Ну понятно, да.

Елена Соломатина: …чем практически любой растительный. Ну, кроме оливкового масла рафинированного и так далее.

Вот смотрите. Самый-самый полезный жир – ну я не знаю, льняное масло и так далее. Его даже нагревать не надо, оно окисляется просто при теплой какой-то погоде, температуре.

Тамара Шорникова: Елена, спасибо.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: В общем, варим, парим.

Иван Князев: На сале лучше картошку не жарить – себе дороже будет.

Тамара Шорникова: И вообще картошку лучше не жарить.

Иван Князев: К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Если всё это запретить чем наши рабовладельцы будут рабов кормить? У них же нет денег на нормальную еду для людей. Нам платят только за самоликвидацию, на здоровй образ жизни нам не платят.