Федор Мезенцев: Сэкономив на лицензировании общей скважины 400 тыс рублей, дачники получат штраф на миллион

Федор Мезенцев: Сэкономив на лицензировании общей скважины 400 тыс рублей, дачники получат штраф на миллион
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Федор Мезенцев
исполнительный директор «Союза дачников»

Территория: дача. В России более 70 тысяч садоводческих объединений. В каждом втором из них есть общие скважины для полива водой огородов. Для чего нужна лицензия на пользование недрами и кто должен её оформить? Что ждёт нарушителей? Нужно ли получать разрешение на колодцы? И что делать с артезианскими скважинами на частных участках? О лицензировании скважин рассказывает Федор Мезенцев - исполнительный директор Союза дачников.

Тамара Шорникова: Ну а сейчас тоже, в общем-то, повод для веселья, для радости точно – рубрика «Дача», мы снова объявляем ее в прямом эфире. Сезон давно начался, значит, есть что обсудить. Ждем ваших историй, вопросов, как вы эти вопросы решаете в своем товариществе, на своем участке. На ваш опыт как всегда тоже рассчитываем.

Виталий Млечин: Да. У нас в гостях исполнительный директор Союза дачников Федор Мезенцев – Федор Николаевич, здравствуйте.

Сегодня решили поговорить о воде. Лицензирование скважин, кому нужна лицензия на пользование недрами, кто должен ее оформить, что ждет нарушителей? В общем, ответы на все вопросы, которые волнуют дачников и тех, у кого просто есть участки. Без воды никуда, поэтому давайте расскажем все подробно максимально, чтобы лишних вопросов не осталось, по крайней мере чтобы максимально как-то порядок действий, что ли, обозначить для тех, кто еще не в курсе.

Федор Мезенцев: Добрый день.

Вода – это одно из основных условий, при которых можно использовать дачный участок по назначению. Мы понимаем: первое – электричество, дороги и вода. Если не будет воды, у нас не будет ничего расти. Поэтому сегодня в законодательстве есть определенные требования как для индивидуальных колодцев и скважин, так и для скважин общего пользования в садоводческих объединениях. Но самое главное нам нужно помнить, что вода – это ресурс общий, и если где-то в верховьях реки вода будет испорчена, то она будет плохая везде. То же касается и колодцев: если в водоносный горизонт попадает какая-то отрава, вода будет испорчена по всему водоносному горизонту.

Либо есть другая проблема, когда бурят скважины, на одной территории их возникает очень много, начинается неконтролируемый отбор воды, в результате вода уходит у всех. Получается, что если один водопользователь нарушает условия и откачивает воды больше, чем положено, то воды не будет и всем придется бурить новые скважины либо углублять действующие. Многие, наверное, помнят историю, когда было 2–3 засушливых сезона подряд и в колодцах пропадала вода у всех. Та же самая история может произойти и со скважинами, поэтому чистая питьевая вода – это стратегический ресурс, к ней нужно относиться бережно. Поэтому законодатель разделяет четко на пользователей индивидуальных на дачных и садовых участках, у кого есть свои колодца, и пользователей коллективных, это скважины водозаборных узлов на микрорайоны и скважины общего пользования в садоводческих объединениях.

Тамара Шорникова: Что касается самого важного пункта – как раз скважина общего пользования. Что нужно знать, какие документы, где лицензировать и так далее? Давайте пройдемся по списку.

Федор Мезенцев: По скважинам общего пользования в СНТ сегодня действует амнистия. У нас традиционно объявляют дачникам амнистии. Сначала была дачная амнистия в 2017 году, когда был принят закон о ведении гражданами садоводств и огородничеств для собственных нужд, единственная статья, которая вступила в силу немедленно после его принятия – это статья о том, что общие скважины в СНТ могут использоваться без лицензии до 1 января 2020 года. Этот срок понадобился для того, чтобы дачники могли подготовиться к новому законодательству и чтобы государство смогло дать упрощенный порядок лицензирования на общие скважины в садоводческие объединения.

Мы понимаем, что СНТ использует воду, как правило, для собственных нужд, для полива своих огородов, и это не снабжение микрорайонов, поэтому лицензирование скважин до 2017 года требовалось в садоводческих объединениях. Но это было очень сложно, были очень дорогостоящие процедуры: СНТ обязано было содержать специально обученный персонал, который должен был проходить квалификацию, и это было одним из условий лицензирования. Поэтому на сегодня требования к получению лицензии были упрощены, основная задача осталась только одна – чтобы вода была чистой и скважина имела водоохранную зону, зону санитарной охраны, чтобы вода использовалась по назначению и не было максимального забора воды, превышающего условия лицензирования. Поэтому на сегодня до 1 января 2020 года все садоводческие объединения, у которых есть скважины, должны получить лицензию.

Тамара Шорникова: Ну у нас говорят «готовь сани летом», в принципе осталось времени не так уж много, год. Дальше что ждет?

Федор Мезенцев: Все СНТ с учетом упрощенного порядка лицензию получить успеют. Есть два этапа. Первый этап – это непосредственно подача документов на лицензирование. Это учредительный документ садоводческого объединения и это паспорт скважины, если он есть в наличии. Первичные документы подаются, рассматриваются, и если земельный участок в СНТ предоставлен, документы на него есть, то лицензия будет выдана.

Далее следует второй этап, который может быть в течение полугода или года, это указывается в условиях лицензирования, когда нужно выполнить условия: установить зону санитарной охраны скважины, она составляет от 30 до 50 метров. Но мы понимаем, что не все дачники способны установить такую зону, во многих СНТ просто нет места, для того чтобы сделать 30 метров по периметру скважины свободную зону. Поэтому есть определенные условия, при которых ее можно сократить.

Тамара Шорникова: А что это за условия?

Федор Мезенцев: Усиливается грунт, например, вокруг скважины закладываются глинистые грунты, специальная вызывается организация, которая проверяет, чтобы верховодка, грязная вода не попадала в скважину. Это очень важно, потому что если сточные воды или ливневая канализация будет попадать в скважину, то вода будет плохая у всех и ее придется просто ликвидировать, это важно. И установка зоны санитарной охраны связана с кадастровым учетом земельного участка общего пользования.

На сегодня с учетом вступления закона в силу земли общего пользования СНТ передаются в общедолевую собственность всех правообладателей участков на территории СНТ, и сегодня многие дачники столкнулись с проблемой оформления земель общего пользования и постановкой их на кадастровый учет. Поэтому сейчас мы вынесли предложение о том, чтобы упростить порядок постановки на кадастровый учет только того участка, где находится скважина общего пользования. Мы понимаем, что это нужно узаконить, а потом уже будем разбираться с остальными землями общего пользования. Для этого делается второй этап – лицензирование скважин.

Тамара Шорникова: Дорогие телезрители, вы нам пишете, сейчас мы будем эти SMS читать, а мы предлагаем вам еще и позвонить к нам в прямой эфир. Мы начали с обсуждения лицензирования скважин, разумеется, нашему эксперту вы можете задавать и другие вопросы, касаемые дачи, дачного участка, жизни дачной. Ждем ваших вопросов и вашего опыта.

Спрашивают нас телезрители: а изначально для организации работы этой скважины нужна ли какая-то процедура, проверка, которая на начальном этапе зафиксирует, что вот здесь вода качественная и так далее?

Федор Мезенцев: Качество воды определяется только путем пробы. Пока не пробуришь пробную скважину, будет непонятно, можно там добывать воду или нет. Есть, конечно, общие геологические карты, они есть в министерстве экологии каждого региона, есть в Министерстве экологии и природопользования России. Поэтому прежде чем принимать решение о том, какая скважина будет строиться, – а мы понимаем, что общая скважина в СНТ является коллективной историей, это не семейный колодец, который находится на дачном участке, – это действительно серьезные затраты. Поэтому рекомендуется сначала опросить организации, которые занимаются бурением скважин, они могут примерно указать, какая глубина нужна, для того чтобы была качественная вода, и посмотреть, какие скважины у соседей, насколько качественную воду они получают.

Потому что вода может быть совершенно разного качества и на разных водоносных горизонтах, и на расстоянии в радиусе одного километра: одна скважина будет работать хорошо, а в другой скважине будет повышенное содержание железа. Для дачников важно, чтобы вода была в принципе для полива огорода, потому что есть еще и такая процедура, как водоподготовка, – это уже следующая история, когда скважина пробурена, лицензия получена, счетчик установлен, после этого каждый принимает решение, как будет использовать воду. Если нужна вода питьевая и она качеству соответствует, то можно поставить фильтры, так же как у нас это идет в наших квартирах, и будет вода, которую можно использовать для питья.

Тамара Шорникова: Вот спрашивают нас пользователи нашего сайта: этот закон касается только СНТ или также распространяется на индивидуальное жилищное строительство?

Федор Мезенцев: Лицензия получается только на юридическое лицо либо на предпринимательскую деятельность. Важно, что условия лицензии – это скважина, которая добывает от 100 до 500 кубических метров в сутки, установлена на водоносный горизонт общего пользования, поэтому это касается коллективных скважин.

Индивидуальное жилищное строительство нужно определять. Если скважина стоит на своем участке, то никаких разрешений получать не требуется, если выполняются условия: до 100 кубических метров в сутки (мы понимаем, что ни одно домохозяйство больше 100 кубометров на свой участок в 15 соток не может в принципе выкачивать), а второе условие – это глубина скважины. Если эта скважина артезианская, то здесь, конечно, нужно получать разрешение, потому что это общий водоносный горизонт питьевой, которым пользуются все. Если это верховодка, первый водоносный горизонт, то колодца и скважины не подлежат никакому лицензированию, это вода для полива огородов.

Тамара Шорникова: Да, что касается индивидуальных скважин на участках, по ним есть какие-то особенности? Каков алгоритм их бурения на собственном участке?

Федор Мезенцев: Есть общее требование, что скважина или колодец должны находиться не ближе 8 метров от ближайших построек и не ближе 12 метров от туалетов и выгребных ям. Это обусловлено тем, что вода должна фильтроваться, должна быть чистая. Вот основное требование. Второе требование – это если скважина все-таки бурится на водоносный горизонт в виде артезианской скважины, глубокая, тогда здесь нужно получать разрешение. Это требуется для…

Виталий Млечин: А артезианская – это сколько метров?

Федор Мезенцев: В зависимости от региона она может начинаться от 50 метров, есть скважины глубиной 150 и 200 метров до известняка, это зависит от геологических условий, на которых она бурится.

Тамара Шорникова: А где на такую скважину получать разрешение?

Федор Мезенцев: Разрешение предоставляется в Министерстве экологии и природопользования. В любом случае, если скважина поставлена на учет, то государство об этой скважине знает, она вносится в реестр источников водоснабжения, в любом случае контролируется объем, который может добываться из каждой скважины. В паспорте скважины указывается, какое количество кубометров воды можно добывать, поэтому если министерство понимает, что суммарно количество воды может добываться больше, чем может прибывать по водоносному горизонту, то разрешение на дополнительную скважину выдано не будет.

Тамара Шорникова: А с чем связано вот такое ограничение? Мы таким образом о недрах наших беспокоимся или о, скажем так, о том, а не можем ли мы заработать на этом человеке, раз он так много воды добывает?

Федор Мезенцев: Если о недрах не заботиться, то на этом заработают только буровые компании, которых будут вызывать, для того чтобы бурить новые скважины, когда воды у всех не будет. Потому что если будет неконтролируемый отбор воды, водоносный горизонт опускается, для этого как раз и делается паспорт скважины, в котором учитывается минимальный и максимальный уровень воды в скважине. То есть если уровень воды в скважине падает, то условия лицензирования могут поменяться.

Например, в один год было установлено не более 400 кубометров добычи в сутки по скважине, то если вода будет убывать, то может быть этот лимит снижен до 100–200 кубометров в сутки, для того чтобы всех пользователей можно было обеспечить водой. Поэтому лицензия на скважину общего пользования – это прежде всего защита людей, во-первых, на чистую питьевую воду, во-вторых, в принципе на возможность добычи воды на этом участке.

Тамара Шорникова: Ну и перед тем как спросим Наталью, еще вот вопрос по скважине на личном участке. Если человек о ней не расскажет государству, что ему грозит?

Федор Мезенцев: До тех пор, пока не будет проверки, владельцу скважины ничего не будет. Но это больше… На сегодня есть определенный пробел в законодательстве, который не обязывает владельцев индивидуальных скважин ставить их на учет независимо от глубины. Но в том случае, если будут серьезные жалобы, если будет проводиться серьезная проверка по скважинам, то есть, например, пожалуется один из недропользователей о том, что вода стала плохого качества…

Тамара Шорникова: Соседи.

Федор Мезенцев: В рамках этой проверки может быть инициирована проверка всех скважин и колодцев на территории садоводческого или дачного объединения, и вот в этом случае владельцу зададут вопрос, на какую глубину у него скважина пробурена и получал ли он соответствующее разрешение, если эта скважина артезианская. Но это в основном касается глобальных нарушений, такие случаи были единичные, когда скважину делали, например, рядом с химическим производством, что категорически запрещено. Такие случаи были.

Тамара Шорникова: И что грозит? Штраф? Что это?

Федор Мезенцев: Если скважина пробурена и невозможно обеспечить ее безопасность, то самая крайняя мера кроме штрафа – это ее ликвидация. Скважина засыпается и ликвидируется.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Наталья…

Виталий Млечин: …из Волгограда. Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем ваш вопрос или рассказ о чем-либо.

Зритель: Я хотела бы узнать, город Волгоград, Наталья, я смотрю передачу ОТР. Скажите, пожалуйста, конечно, может быть, не тот вопрос, что вода на даче, да ее нет и никогда у нас в жизни не было. Но можно спросить, что такое инфраструктура дачи? Вот скажите, пожалуйста, за что платится сотка и что в нее входит? Простите, может быть, не тот вопрос, но я не знаю, куда обращаться.

Тамара Шорникова: Но мы попробуем на него ответить, для этого мы в студии и ведем эти разговоры.

Виталий Млечин: Можем ответить?

Федор Мезенцев: Вопрос правильный. Инфраструктура дачных объединений заключается в том, что построили люди на земле, имущество общего пользования. Это наши дороги, столбы электропередач, трансформаторные подстанции, водонапорные башни, въездная группа, сторожка правления, будка для собаки – это все то имущество, которое сделано на наши членские либо целевые взносы. Если мы создаем новое имущество, взносы целевые; если это поддержание работоспособности инфраструктуры, это взносы членские.

Каждый коллектив дачников решает сам, что нужно построить, на какие деньги и какие возможности есть у дачников. У нас есть совершенно разный уровень дохода: в коттеджных поселках это одна история, там управляющая компания, а в садоводческих объединениях жители делают это за свой счет, никаких управляющих компаний нет и быть не может, закон четко защищает садоводов от управляющих компаний, поэтому жители решают сами. Как платить взносы, с сотки или с одного участка, тоже решает общее собрание; важно, чтобы не было споров, общее собрание должно быть легитимным, и правление, и председатель должны быть законно избранными.

Тамара Шорникова: И снова Волгоград у нас на связи.

Виталий Млечин: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Татьяна теперь.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие и гость программы.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, я хотела задать такой вопрос. Вы слышите меня?

Тамара Шорникова: Отлично слышим, говорите.

Федор Мезенцев: Да.

Зритель: Вот такой вопрос у меня. В связи с тем, что пожарная безопасность сейчас повышена на дачах, не разрешается жечь никакой вообще мусор. И естественно, очень много мусора собирается в контейнерах на дачах. В связи с этим председатель у нас просто-напросто решил нас водой ограничить в связи с тем, что экономия должна быть, он говорит, мы мусора больше вывозим теперь, в связи с этим будем экономить воду. Нам и так ее дают 3–4 раза в неделю, а сейчас совсем тогда… Такая жара, воды нет. Как вот нам быть?

Тамара Шорникова: Какой интересный взаимозачет.

Виталий Млечин: Да, странно очень это.

Федор Мезенцев: Вот это одна из проблем жарких регионов. Южные регионы действительно страдают периодически от воды, Волгоградская область не исключение. Это как раз к вопросу о том, почему дают воду 3–4 часа в течение сезона, – значит, ограничено водопользование, значит, невозможно в течение суток обеспечить воду, это одно из условий лицензирования скважин либо того водозаборного узла, от которого питается СНТ. Насчет мусора это не совсем, наверное, правильное обоснование, мусор к воде абсолютно никакого отношения не имеет, кроме удаления контейнерной площадки от водозаборного узла. Понятно, что на территории, где стоит скважина, нельзя складировать мусор. Но сами расходы на водопользование у дачников небольшие.

Если говорить о водном налоге, который платится на скважину общего пользования, то он составляет от 30 до 67 копеек с одного кубометра, поэтому это абсолютно не обременительно даже для любого пенсионера. Водный налог платят все водопользователи, и говорить об экономии воды за счет того, что не хватает взносов на мусор, абсолютно неправильно. Здесь, наверное, другая причина.

Тамара Шорникова: Ленинградская область пишет: «Скоро скважина на даче будет дороже алмазного рудника». А насколько все это дорогостоящий процесс? Скважина на личном участке, лицензирование общей скважины?

Федор Мезенцев: Если говорить о лицензировании общей скважины с нуля, у нас есть очень много скважин, которые были построены 50–60 лет назад, никаких паспортов не было, очень часто председатели и дачники договаривались с местными буровыми компаниями, которые предоставляли свои услуги, расплачивались наличными, это все у нас было, и поэтому на сегодня у нас очень много скважин, о которых знают только сами дачники. С одной стороны, это правильно: если люди используют скважину по назначению, то проблем не возникает. Но если есть нарушение, если есть, например, такие соседи, которые пытаются расширить свои участки за счет зоны санитарной охраны, поставить там туалеты и гаражи, то, конечно, это уже будет глобальная проблема. Поэтому лицензирование скважины обеспечивает безопасность и устанавливает зону санитарной охраны.

Если никаких документов на скважину нет, то стоимость лицензирования с учетом всех условий может составить до 400 тысяч рублей на 25 лет. Если мы разделим это на среднее садоводческое объединение, в котором 100 участков, то затраты каждого дачника на лицензирование скважины составляет 80 рублей в год – это при условии, что никаких документов нет и лицензию ранее на скважину не получали. Поэтому это не затратное мероприятие; сумма кажется изначально большой, но тем не менее лицензия делается один раз на 25 лет.

А вот штраф может составить достаточно серьезную сумму: если СНТ не получит лицензию на скважину, сэкономит сегодня деньги, не соберет общее собрание и не утвердит бюджет на эти цели, – а у некоторых СНТ есть 2, 3 и 4 скважины, соответственно сумма кратно увеличивается, – то штраф за отсутствие лицензии на общую скважину в СНТ составляет от 30 до 50 тысяч рублей на председателя и от 800 тысяч рублей до 1 миллиона рублей на юридическое лицо. Если в первом случае председатель должен заплатить со своей зарплаты, хотя мы понимаем, что, скорее всего, он заплатит эти деньги из тех же взносов садоводов, то во втором случае штраф на юридическое лицо раскладывается на всех владельцев участков, и это не освобождает от получения лицензии. Получится, что, сэкономив 400 тысяч рублей на получении лицензии один раз, дачники получат штраф в 1 миллион, а в конце концов, если они не выполнят это условие, то будет предписание на ликвидацию скважины.

Тамара Шорникова: И это уже не на 25 лет, а здесь и сейчас сложись и отдай эти деньги.

Федор Мезенцев: Да, штраф накладывается, и с учетом того, что все платежи в СНТ должны быть по безналичному расчету, то эти деньги будут списываться с расчетного счета садоводческого объединения. Поэтому мы призываем всех дачников позаботиться уже сегодня о том, что лицензию на скважину нужно получить, провести общее собрание и заложить эти деньги в бюджет. А если общее собрание уже провели, но не предусмотрели эти деньги, то сделать дополнительное, внеочередное общее собрание, на котором утвердить смету расходов и получить лицензию на скважины. Срок достаточный, до конца года лицензии получить успеют все.

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо за подробное объяснение. Это была рубрика «Территория: дача», мы беседовали с Федором Мезенцевым, исполнительным директором Союза дачников. Спасибо большое.

Федор Мезенцев: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски