Формула любви

Гости
Константин Лисецкий
доктор психологических наук, профессор, декан психологического факультета Самарского Национального Исследовательского университета
Виктор Абруков
доктор физико-математических наук, профессор, завкафедрой прикладной физики и нанотехнологий Чувашского государственного университета

Тамара Шорникова: Может ли искусственный интеллект подобрать идеальную пару и предсказать, каким будет брак? Специалисты Чувашского госуниверситета научили нейронные сети прогнозировать отношения. Сначала они долго собирали информацию, опрашивали семейные пары. Потом машина анализировала данные, искала закономерности, причинно-следственные связи. Так появились модели. Что делать, чтобы укрепить брак и увеличить его продолжительность?

Иван Князев: Ну, там, кстати, очень подробные параметры и очень четкие цифры, все-таки исследование ведет физико-математический факультет. Вот один пример. Хотите прожить вместе дольше? Рожайте больше. Продолжительность брака при появлении второго согласованного (это очень важно) ребенка вырастает до 15 лет, посчитали ученые. С третьим появляются большие шансы отметить вместе фарфоровую свадьбу.

Подробнее об алгоритме успешного брака сейчас поговорим с одним из авторов этого исследования. Ну а вы как считаете, может машина запрограммировать счастье и вообще быть запрограммированной на счастье? И в чем секрет долгих отношений?

Тамара Шорникова: Мы ждем ваших звонков, ваших сообщений на эту тему. Расскажите, из-за чего вы ссоритесь, как долго живете вместе, что вам помогло и помогает создать такие теплые добрые отношения.

Итак, подключаем к разговору эксперта. Виктор Абруков, доктор физико-математических наук, профессор, завкафедрой прикладной физики и нанотехнологий Чувашского государственного университета. Виктор Сергеевич, здравствуйте.

Виктор Абруков: Здравствуйте. Надеюсь, меня видно, как я вижу, и слышно.

Иван Князев: И слышно, и видно.

Тамара Шорникова: Да, все отлично! Машины информацию передают. Расскажите об исследовании немного. Оно длительное, с 2008 года анкетирование семей проводится, насколько я знаю.

Виктор Абруков: Да, все верно.

Тамара Шорникова: Как это работает?

Виктор Абруков: Ну, во-первых, спасибо ведущим. Они практически все за меня рассказали.

Ну, несколько слов я, конечно, добавлю. История началась в 2007 году, когда мы выиграли конкурс грантов РФФИ, и три года РФФИ нас поддерживал, чтобы мы пытались выяснить алгоритм счастливого брака. Я думаю, что, с точки зрения фундаментальной науке, нам это удалось. И у нас получилось следующее. Я пока про технологию не буду рассказывать. Получилось у нас вот что.

Мы создали искусственные нейронные сети в полном соответствии с полагающейся в данном случае технологией. Наши искусственные нейронные сети мы можем назвать искусственным интеллектом. Так вот, искусственный интеллект не только дает прогноз: 1) продолжительности брака; 2) уровня счастья в семье; он не только дает прогноз, а он еще делает самое главное – он говорит, что надо делать, чтобы брак был долгим и счастливым.

Тамара Шорникова: Виктор Сергеевич, мы уже поняли, что как минимум второй и третий ребенок продолжительность брака сильно увеличивают. А что еще?

Иван Князев: Что еще читали?

Виктор Абруков: Что еще? Вы задали хороший вопрос, я на него отвечу так. Это Лев Николаевич считал, что все счастливые браки одинаковые, а все несчастные – несчастный каждый по-своему. Так вот, Лев Николаевич в свое время ошибался, поскольку наш искусственный интеллект показал следующее. И нам кажется, что это самое главное.

Так вот, он показал, что каждый брак уникален, каждый случай требует отдельного управленческого решения. Это не статистика, это не средняя температура по больнице. Человек уникален, и семья его тоже уникальна. Для каждой семьи должны быть свои управляющие решения.

Иван Князев: А как же он тогда общие выводы делает, этот искусственный интеллект? Вот мне интересно.

Тамара Шорникова: Что для каждой семьи ребенок, например, увеличит продолжительность.

Виктор Абруков: Общие выводы, да. То, что вы зачитали – это все правильно, но это для одной конкретной семьи, для которой приведен график, приведенный в газете «Коммерсант».

Тамара Шорникова: Ага!

Иван Князев: А, то есть для каждой семьи тут отдельную, я не знаю, карту жизни составлять, карта брака, дорожную карту брака?

Виктор Абруков: Самое главное наше достижение, что нам удалось показать: не надо руководствоваться средней температурой, каждый случай должен анализироваться отдельно. В том-то и преимущество искусственного интеллекта – он-то считает, что каждая семья уникальная. И в этом, я думаю, правда.

Иван Князев: Это мы поняли. Мне просто вот что интересно. Он что считывает для своего анализа? Какие-то наши привычки? Какие-то наши поступки, наше настроение по утрам и вечерам? Насколько часто мы говорим «люблю» или, наоборот, не говорим? Понимаете, на развод можно подать из-за неправильного майонеза с утра в тарелке, например, на бутерброде. И как это искусственный интеллект поймет – я не знаю.

Виктор Абруков: Я попробую ответить так. У нас есть сайт проекта, и в нем четыре анкеты. В каждой анкете около 50 вопросов. Майонеза там нет, поскольку нейронные сети считают, что дело не в майонезе.

Иван Князев: А зря.

Тамара Шорникова: А что там за вопросы примерно? Хотя бы пара.

Виктор Абруков: Извините, я продолжу. Я могу вам…

Иван Князев: Это ваш искусственный интеллект женат не был, поэтому он и говорит, что дело не в майонезе.

Виктор Абруков: Да, он так прямо и говорит. Но, конечно, под словом «майонез» я понимаю такие мелочи, типа майонеза. Я, в принципе, готов вам показать анкету из 50 вопросов, которую нейронная сеть использует для того, чтобы проанализировать именно этот конкретный брак.

Тамара Шорникова: Виктор Сергеевич, на это, мне кажется, и часа не хватит. Хотя бы пару-тройку вопросов. Какие они там?

Виктор Абруков: Какие вопросы? Вот я сейчас для себя открою, чтобы не ошибиться. Например, анкета для живущих в браке. Я себе открою, а вам не покажу.

«Кто заполняет анкету? Дата рождения мужа/жены. Дата свадьбы. Вид брака. Венчались ли дополнительно в церкви? По какой причине вы вступили в брак? Номер брака мужа/номер брака жены. Была ли до брака беременность?»

Иван Князев: И сразу плюс десять пунктов ниже.

Виктор Абруков: А вы видите, да?

Тамара Шорникова: Нет, мы просто предлагаем от формальных вопросов… Я сейчас объясню, смотрите.

Виктор Абруков: Да-да-да. Сейчас я вам найду поинтереснее.

Тамара Шорникова: Пока вы ищете…

Виктор Абруков: «Муж злоупотребляет алкоголем?» Дальше идут у нас формальные вопросы. Сейчас я вам скажу. «Примерное число недель, которые муж отсутствовал дома».

Иван Князев: Недель? Если он число недель отсутствовал дома, то брак и недели не сохранится.

Тамара Шорникова: А брак сохранился. Это как-то странно уже.

Виктор Абруков: Так вот, от числа недель, которые муж или жена отсутствовали дома, в общем, зависит продолжительность брака и уровень счастья в семье.

Иван Князев: Надо думать.

Виктор Абруков: Другое дело, что, может быть, если жена у вас работает учителем, то это не сказывается. А если жена работает, ну допустим, в «Пятерке», то это может сказать. Понимаете, это все индивидуально. У нас есть профессии, группы крови, резус-фактор. Ну, про сексуальную удовлетворенность – это само собой. Ну что еще? Степень ревности.

Кстати, насчет степени ревности. Давайте я вам такую вещь про ревность скажу. Если ревность белая, то это очень хорошо. А если ревность фиолетовая, то это практически безнадежно для брака.

Иван Князев: А это как? Поясните нам, пожалуйста. Белая? Фиолетовая? Фиолетовая – это когда фиолетово?

Виктор Абруков: Ну как? Это же известный трактат в Инете – «Пять цветов ревности». Ради интереса почитайте, очень интересно.

Иван Князев: Хорошо.

Тамара Шорникова: Так, уважаемые телезрители, во-первых, вы поняли, что нужно искать в интернете. Трактаты о ревности – раз. И два – сайт Чувашского госуниверситета, где вы сможете найти анкеты, ознакомиться с ними.

Виктор Абруков: Да, совершенно верно.

Тамара Шорникова: Ознакомиться с материалами, заполнить на себя, на мужа или друга. И выяснить, как вообще – складывается или нет. Спасибо большое. Виктор Абруков, доктор физико-математических наук, профессор, завкафедрой прикладной физики и нанотехнологий того самого Чувашского государственного университета.

Давайте послушаем телезрителей. Зуфар, Башкирия.

Зритель: Алгоритм счастливого брака заключается в любви, доверии и… Ну, материальное положение тоже влияет. Я проработал более 40 лет в металлургии, зарабатывал более или менее хорошо. С женой мы прожили уже 48 лет. А когда познакомились, я ей сочинил стихи:

И скажу тебе я, Гава, не скрывая, не тая:
Ты меня околдовала, и влюбился я в тебя.
Я хочу, чтобы были вместе мы с тобой – и я, и ты,
И, как миленькой невесте, я б дарил тебе цветы.

Иван Князев: Спасибо. Как мило!

Тамара Шорникова: Спасибо, да, спасибо, Зуфар. Поздравляем вас с женой! Долгих лет совместной жизни вам!

«Из-за чего ссоры в вашей семье происходят? И как миритесь?» – спрашивали корреспонденты жителей Кунгура, Владикавказа и Чебоксар.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Дорогие друзья, вы пишете нам в SMS (их очень много), что нужно любить друг друга. Это, мне кажется, просто база, без которой вообще никуда не уедешь. Напишите подробнее. Из-за чего вы ссоритесь? Как налаживаете контакт после ссоры?

Иван Князев: Помимо секса.

Тамара Шорникова: Почему отношения счастливы или несчастливы? Вот что нас интересует, вот что нас волнует. Звоните, пишите.

Константин Лисецкий, доктор психологических наук, профессор, декан психологического факультета Самарского национального исследовательского университета.

Иван Князев: Здравствуйте, Константин Сергеевич.

Константин Лисецкий: Здравствуйте, Иван. Здравствуйте, Тамара.

Иван Князев: Психологи тоже ведь индивидуально подходят к каждой семье, к каждой ситуации?

Константин Лисецкий: Конечно, конечно. То, что рассказал Виктор – это достаточно забавно, достаточно романтично. Все-таки психологический взгляд сегодня, поскольку я очень основательно сотрудничаю… А у нас в университете тоже есть Центр искусственного интеллекта, и мы догадываемся немножко, что это такое. Вот сегодняшний день можно определить так: гуманизация роботов и такая легкая дегуманизация людей. Потому что создание различного рода программ…

Очень хорошо, что Виктор подстраховался Львом Толстым и всевозможными литературными образами. Потому что все-таки материнская плата, которая сидит у него в компьютере, она не в состоянии сама себя менять, и она не в состоянии получать удовольствие от того, что получилось у нее в результате такой чудесной деятельности.

Поэтому искусственным интеллектом назвать это трудно, поскольку это, скорее всего, машинный прекрасный интеллект. Они делают веселую и интересную работу, но вся эта работа построена на частотности повторений разводов, приходов, детей и так далее.

И я думаю, что не третий ребенок продолжает брак, а продолжающийся брак создает третьего ребенка. Дело в том, что родители, когда уже взрослые, есть такой очаровательный повод сохранить молодость – опять взять маленького на ручки. И так появляется третий ребенок. Ну, действительно, таким образом сохраняется брак, и здесь есть определенная взаимная зависимость. Но все-таки…

Тамара Шорникова: Константин Сергеевич, все-таки, вот смотрите, там же… Ну, допустим, в этом конкретном случае такая модель. Модели сейчас разные. Искусственный интеллект развивается, действительно. Возможен ли тот момент в нашей жизни, когда действительно будут агентства, будут приходить люди, заполнять анкетки, расписывать буквально все, в том числе про майонез, а машина будет отвечать: «Дорогие товарищи, на 99,8% у вас получится. Для этого через два года возьмите ипотеку, через три года отдыхайте в таком-то месте, через пять – не раньше для вас – первый ребенок», – и так далее? Это возможно? И они такие: «О’кей».

Константин Лисецкий: А через семь лет начнутся измены, да?

Тамара Шорникова: Ну, возможно.

Иван Князев: А через восемь они придут к вам спрашивать, что им делать.

Константин Лисецкий: Конечно, такие компьютерные анализы… Вот анализ крови, анализ еще чего-нибудь, конечно, показательный. Но это все-таки выяснение каких-то тенденций, но никак не индивидуальных особенностей. Потому что даже 200 вопросов – даже «Ругаешься ли ты с мамой и по какому поводу?» – это нереалистичная ситуация.

Если спросить у всех участников, сколько у них в базе данных за много лет, у каждого, что для них чувство удовлетворенности, то каждый из многих тысяч ответит по-разному. Поэтому я думаю, что это такая красивая штука, которая позволяет прогнозировать принятие решений глобальных по поводу попытки сохранить институт семьи, потому что он в кризисе, безусловно. И кризис этот развивается. И кризис этот может выйти во что-нибудь приличное и очень хорошее, и гораздо лучшее – во все что угодно.

Тамара Шорникова: То есть это больше информация для социологов и демографов, нежели для каждой конкретной семьи?

Константин Лисецкий: Да, конечно, конечно. Потому что для живых людей… Ну конечно, я посмотрел. Вот у таких, как мы, которые ответили, вот у них не очень долгий срок жизни. Но любовь устроена тоже очень интересно. Говорит: «Я ее всю жизнь любил, а во вторник разлюбил».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок. Гулия, Москва. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Очень рада, что я в эфире. Смотрим вашу передачу очень часто. Меня очень заинтересовала тема именно о счастливом браке. Нам с мужем в этом году будет 45 лет. Нам никто не мешал, ни родители, то есть в семье. Мы поженились, просто поженились. Мы живем. Счастливы, несчастливы – не знаем. Просто я хочу от души поговорить с людьми, которые нас слышат. Просто уступайте друг другу – и вы всегда будете счастливы! Просто уступайте, больше ничего не нужно.

Константин Лисецкий: Прекрасно!

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо большое. И еще несколько рецептов…

Константин Лисецкий: Сейчас, секунду! Я скажу, что можно попытаться ответить себе на вопрос: зачем тебе семья? И ответ ведь на самом деле заключается в следующем: чтобы делать друг друга хоть немного счастливее в условиях кризиса.

Иван Князев: Ленинградская область пишет: «Нужно уважать друг друга, беречь, заботиться друг о друге». «Молодожены обязательно должны жить раздельно от родителей», – тоже секрет крепкого брака.

Константин Лисецкий: Безусловно.

Иван Князев: «Умение слушать, уважать и прощать», – это уже пишут из Кировской области.

Я просто, Константин Сергеевич, вот что хотел узнать. У психологов же есть какие-то такие базовые моменты, на которые они опираются, когда решают проблемы той или иной семьи. Вот что можно развить? На что можно сделать акцент?

Константин Лисецкий: Иван, смотрите. Пишут люди, что надо не обижать и не обижаться. То есть они, наверное, все время обижают и обижаются друг на друга, потому что это ставится во главу угла. Это тоже как-то весело и интересно.

Еще раз. Семья нужна для того, чтобы делать друг друга («делать» – глагол) хоть немного счастливее. И для этого нужно знать, что делает счастливым моего партнера. Это тот самый новый институт семьи, который брезжит впереди. По крайней мере, есть надежда на счастье людей. «Я знаю, что делает счастливее тебя. Ты знаешь, что делает счастливее меня. Мы про это разговариваем. А то, что мы не можем еще пока, чтобы счастливыми сделать друг друга – это является нашей жизненной перспективой».

И такая внутренняя стратегия снимает вопрос мелких обид, потому что обиды необходимы тоже, без них никак, потому что в этом чудо наших различий. Мы, будучи различными, дополняем друг друга. Есть такая фраза чудесная: «Не согласись со мной хоть в чем-нибудь – и нас будет двое. Если мы абсолютно одинаковые, душа в душу, то у нас семья – это один человек». Вот так.

Тамара Шорникова: Константин Сергеевич, вот что еще нам пишут телезрители. Волгоградская область: «В этом году будет 40 лет. Вырастили троих детей, имеем пять внучат. Мы вместе прошли огонь и воду. Уважение и взаимопонимание – вот что важно». Тверская область: «Ссоры из-за алкоголя». Это многих привело к разводу, судя по SMS.

Иван Князев: Ну, пагубные привычки.

Тамара Шорникова: Да. Ростовская: «Семья – это телега с двумя лошадками. Если оба тянут телегу, то жизнь прекрасна. Если один не тянет, на диване сидит, а второй пашет, то не будет семьи». Приморский край: «Кто-то должен просто промолчать».

Иван Князев: Золотые слова!

Тамара Шорникова: Краснодарский край: «Счастлив тот, у кого жена верна». И так далее, и так далее. В общем, много таких индивидуальных рецептов собственного семейного счастья.

Есть время еще, давайте поговорим: а что база ссор вечных чаще всего? Это все-таки что?

Константин Лисецкий: Несогласие. Ну, чаще всего это накопленное раздражение. А если оно накопленное, то оно периодически должно отдаваться в удобной ситуации друг другу. «Если ты как-то чуть-чуть провинилась, Тамара, то я обязательно все скажу тебе. Если я оказался неуспешным, то ты мне тоже обязательно скажешь». И это накапливает раздражение и портит семейное счастье.

Тамара Шорникова: Сегодня, не через десять лет сказать друг другу это, да?

Константин Лисецкий: Да, конечно. А вот то, что говорят «Прощай!» и «Заткнись!» – это не «Заткнись!», а «Промолчи!», а «Промолчи!» – значит «Не поддержи». «Вот я ворчу. Если ты отзываешься – значит, у нас получается эмоциональный, такой веселый карнавал. Если ты поддерживаешь меня в моих несправедливых замечаниях, то ты, наверное, не очень разумно себя ведешь. А если ты внимательно смотришь, с любопытством и выслушиваешь не очень убедительные претензии, то я сам начинаю понимать, что я, наверное, что-то преувеличил».

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Константин Лисецкий, доктор психологических наук, профессор, декан психологического факультета Самарского национального исследовательского университета.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)