Франция в шоке. Как высказывания Макрона разделили мировую политическую элиту и ожидать ли Европе новых терактов?

Франция в шоке. Как высказывания Макрона разделили мировую политическую элиту и ожидать ли Европе новых терактов? | Программы | ОТР

Комментарий политолога

2020-10-30T13:11:00+03:00
Франция в шоке. Как высказывания Макрона разделили мировую политическую элиту и ожидать ли Европе новых терактов?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Александр Асафов
политолог

Иван Князев: Сразу три французских города подверглись нападениям. В Ницце выходец из Туниса устроил резню в церкви Нотр-Дам, трое человек погибли, другие получили ранения. Через несколько часов после теракта стало известно о попытках нападения в Авиньоне и Леоне, там обошлось без жертв.

Тамара Шорникова: Президент Франции Эммануэль Макрон объявил об усилении охраны школ и молитвенных мест. Для защиты страны дополнительно мобилизуют до 7 тысяч военных. «Мы подверглись нападению за наши ценности и свободу веры, но мы не отступим», – сказал французский президент.

Иван Князев: Нападение в Ницце произошло спустя всего 2 недели после убийства учителя Самюэля Пати в пригороде Парижа: 18-летний беженец обезглавил преподавателя из-за того, что тот показал своим ученикам карикатуры французского журнала Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. Государственные похороны учителя и речи Макрона вызвали бурную реакцию в мусульманском мире. Президент Турции Реджеп Эрдоган рекомендовал Макрону проверить психику, призвал соотечественников бойкотировать французские товары.

Тамара Шорникова: Как дальше будут развиваться события? Могут ли быть новые теракты? Сможет ли Пятая республика удержать ситуацию под контролем и будет ли менять политику в отношении мигрантов? Обсудим вместе с экспертом: Александр Асафов, политолог, выходит с нами на связь.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Николаевич.

Александр Асафов: Здравствуйте.

Иван Князев: Александр Николаевич, ну что, потихоньку потряхивает старушку Европу, если они уже внутри, между собой начинают ссориться? Вроде как бы, понимаете, и Франция в НАТО, и Турция тоже в блоке, вот, а начинается такая небольшая грызня. Хотелось бы понять, к чему это приведет и чем закончится.

Александр Асафов: Я бы не сказал, что это началось сегодня, вчера или 2 недели назад. Дело в том, что ее совсем недавно, несколько лет назад, международный терроризм считался угрозой №1. Но вследствие изменения политического контекста, политических интересов Соединенных Штатов эта угроза ушла на второй, третий план, и на первый уровень поднялась, например, тема противодействия России и другие там важные политические темы. Но как процесс такой инфильтрации террористов в европейское общество, не только европейское, как шел, он так и идет, им нужен лишь любой повод. Хотя, конечно, сейчас обвиняют Эрдогана, обвиняют Макрона, обвиняют карикатуристов, обвиняют всех, кто так или иначе, да, мог этому поспособствовать.

Я вижу, что этот процесс системный, и террористам по сути нужен лишь повод, они есть, и вот Макрон, конечно, этот повод им дал, призвав вывешивать карикатуры на фасадах зданий. Если бы этого повода не было, нашелся бы другой. Мы видим, что на протяжении последних лет десятки терактов происходят в Европе, это не только Франция, но сейчас вот очередное обострение. И вопрос системный, что с этим делать системно, к сожалению, а не точечно, вот конкретно во Франции или конкретно в Париже.

Тамара Шорникова: Александр Николаевич, действительно, разные страны принимают ту или иную сторону, власти Ирана и Пакистана осудили высказывания Макрона, канцлер Германии после событий в Ницце сказала, что солидарна с властями Франции. Как дальше будет идти этот раскол? Можно ли ожидать не только высказываний, но и санкций, например, в отношении разных стран?

Александр Асафов: Я не думаю, что эта история будет иметь политическое продолжение, поскольку страны, государства, которые действительно входят в одни, например, военные блоки, как блок НАТО, у которых есть связи и торговые, и дипломатические, они не заинтересованы в создании новой причины для раскола. Конечно, последует обмен заявлениями, обмен риторикой, обмен, возможно, дипломатическими какими-то документами, но вот между странами этого не будет.

Другой вопрос, что будет с европейским обществом, какие выводы должна Европа в целом сделать. И тут, конечно, стоит вспомнить о предложении того же самого Макрона несколько лет назад создать единую европейскую антитеррористическую прокуратуру. По его мнению, ни Интерпол, ни Европол этих функций не выполняют, а американскими базами бороться с терроризмом тоже не очень получается. Но тогда эту идею никто не воспринял, возможно, она активизируется сейчас. Тут есть две составляющих. Безусловно, это, конечно, вопрос миграции, но для Франции этот вопрос нерешаемый, поскольку это выходцы из французских колоний.

Тамара Шорникова: Александр Николаевич, ну вот по поводу «нерешаемый»: многих еще же возмутила в мусульманском мире и реформа, которую сейчас хочет провести Эммануэль Макрон, как раз как-то взять под контроль вот эту историю с мигрантами, с мусульманами, с их обучением и так далее. И 2 октября как раз он рассказал некоторые меры, которые могут, так сказать, помочь в разрешении этой ситуации, например запретить приезжать иностранным имамам, следить четко за финансированием мечетей и так далее, ну и там много разных шагов. Как вам кажется, сейчас это может сработать? Наконец-то поймут такие свободолюбивые французы, что нужно жестче действовать в плане миграционной политики, или нет?

Александр Асафов: Эти меры имеют косметический характер, безусловно, основное решение этих вопросов лежит не в этом ключе, а это процессы интеграции второго, третьего поколения, это и вопрос отражения терроризма на уровне спецслужб.

Поскольку, если мы посмотрим внимательно на последние 60 терактов, произошедших во Франции за последние 4 года, то мы увидим, что нищие мигранты первого поколения, или недавно приехавшие, или, возможно, новообращенные в ряд исламских толков составляют минимум. В основном это потомки, второе и третье поколение, из приличных семей, которые французы по рождению, они имеют это гражданство по рождению, и это результат работы вербовщиков. Эта работа ведется не только во Франции, она идет и у нас, но у нас есть эффективная система работы наших органов, которые предотвращают и теракты, и ловят этих самых вербовщиков. Во Франции не так, вот.

И соответственно, тут две истории. Первая история – это, конечно, ужесточение законов по новым мигрантам. Но в первую очередь это борьба с международным терроризмом, именно там лежит решение, а вовсе не в запрещении, например, кухонных ножей в сумках, хотя такая вот мера, например, применена в Англии, тоже не очень помогает. И пока не будет осознания, что для предотвращения терроризма надо не конкретным людям что-либо запрещать или что-либо разрешать, а работать с проблемой системно, сотрудничая с другими странами, например взять успешный опыт у нас, у России, эта проблема будет продолжаться и продолжаться на улицах европейских городов.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Александр Асафов, политолог, был с нами на связи. Говорили о том, что происходит во Франции в плане терактов и в плане миграции. А сейчас переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)