Футуролог Александр Кононов: В будущем смартфоны очень индивидуализируются и будут работать только с нами

Футуролог Александр Кононов: В будущем смартфоны очень индивидуализируются и будут работать только с нами
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Александр Кононов
член Ассоциации футурологов, член Российского философского общества

Голос за кадром: Петя, Оля, вы в кадре.

Ольга Арсланова: А-а-а.

Петр Кузнецов: А-а-а, извините.

Мы продолжаем, это «ОТРажение». Мы всю неделю считали, сколько вы сидите в своих телефонах, чтобы выяснить, насколько мы зависимы от электронных устройств вообще, это делали, и насколько ситуация опасна. Потому что нам задавали такие вот вполне справедливые вопросы, зачем…

Ольга Арсланова: Что «зачем»?

Петр Кузнецов: Ну вот мы узнаем, сколько вы проводите в телефоне, и что?

Ольга Арсланова: Просто за чем вы все время сидите в гаджетах?

Петр Кузнецов: Как вы мне поможете, если я все равно без этого не обойдусь? Хороший вопрос.

Ольга Арсланова: Да. По данным опроса «Ромир» тем более, более 40% россиян ни при каких условиях не отказались бы от мобильных телефонов, и я их прекрасно понимаю.

Петр Кузнецов: И я тоже! Но наши зрители оказались на самом деле, Оля, не так уж… Ну ты в принципе, мы же вместе все это изучали, не так уж зависимы от этого телефона, хотя варианты были, смотрите, от 2–3 минут в неделю…

Ольга Арсланова: В неделю!

Петр Кузнецов: Две-три минуты в неделю, это, пожалуйста, зритель из Чувашии нам сообщил.

Ольга Арсланова: Да. А есть вариант «24 часа в сутки», такое SMS мы получили из Камышина Волгоградской области. Причем от возраста, кстати, не всегда зависит, хотя, в общем, некая закономерность, наверное, есть. Вот смотрите, Ростовская область: «Школьники буквально живут в телефонах, не читают даже учебники!» – нам пишут. Из Волгоградской области пенсионер: «Сейчас без смартфона не обойтись, удобно, все под рукой, провожу в телефоне минимум 3–4 часа в день».

Петр Кузнецов: И вот результаты нашего подсчета, самое главное.

Ольга Арсланова: Это средние варианты, да.

Петр Кузнецов: Смотрите, почти половина зрителей, 44%, используют телефон менее получаса в день, то есть только говорят по нему или отправляют через него сообщения. Еще пятая часть проводит от 30 минут до часа, общаясь в соцсетях, просматривая ролики или следят за новостями.

Ольга Арсланова: Шестая часть зрителей зависают в телефоне от 1 часа до 2 часов в день, десятая часть не выпускает из рук гаджет от 2 до 4 часов в день, остальные 12% проводят более 4 часов в день перед экраном. Их можно назвать по последним данным, такие исследования есть, номофобами, то есть людьми, которые зависят от телефона. В среднем ежедневно тратим мы более 2 часов перед экраном, вот такие данные у нас получились.

Петр Кузнецов: Кстати, ученые подсчитали, что те, кто смотрит в смартфон ежедневно около 2 часов, тратит на это более 5 лет и 4 месяцев своей жизни в целом.

Ольга Арсланова: То есть они и это еще подсчитали.

Петр Кузнецов: То есть потом это аукнется.

Ольга Арсланова: Ну то есть всего ты тратишь 5 лет жизни.

Петр Кузнецов: Да, всего. Сколько мы будем проводить время в виртуальной реальности, с телефоном в будущем? Как они изменятся?

Ольга Арсланова: Гаджеты эти.

Петр Кузнецов: Давайте обсудим. Да, вот, кстати, есть еще текст, из Ростовской области нам прислали, вижу: «Два года назад случайно разбила смартфон и с тех пор пользуюсь кнопочным телефоном, отвечаю на звонки, звоню сама, SMS получаю, отправляю и только. Минут 15 в сутки, и нормально живу».

Ольга Арсланова: Вот нормально ли можно жить при таком раскладе в XXI веке, об этом тоже поговорим. Приветствуем в студии члена Ассоциации футурологов, члена Философского общества Российской академии наук Александра Кононова. Александр Анатольевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Александр Кононов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Ну вот явление, о котором мы сейчас говорим, относительно все-таки новое, человечество с чем-то новым столкнулось: экран, который поглотил очень много людей и много времени. Как человек вообще изменился благодаря этому и из-за этого в последнее время? Начнем с философской нотки.

Александр Кононов: Ну, с философской точки зрения, человек стал более продуктивен, более производителен, более коммуникабелен…

Ольга Арсланова: …с меньшими физическими затратами.

Александр Кононов: Да, потому что он может коммуницировать теперь со всем миром.

И самое главное: фактически мы получаем с вами то, о чем мы всегда мечтали в сказках наших, то есть буквально смартфон становится некоторой палочкой-выручалочкой, некоторым зеркалом волшебным, которое сообщает нам все о мире, блюдцем, по которому катится яблочко и сообщает нам информацию. Вот это все заменил, воплотил в себе смартфон, и он наращивает эти возможности и становится практически неотъемлемой нашей частью, потому что сегодня мы и расплачиваться можем с помощью смартфона, уже скоро в транспорт сможем, уже есть пробные варианты…

Ольга Арсланова: В метро в Москве, пожалуйста, смартфон прикладываешь и заходишь.

Александр Кононов: Заходить в метро, да.

Петр Кузнецов: Александр Анатольевич, а давайте вот как раз сейчас столкнем. Мы выяснили, что среди наших телезрителей в принципе такие люди есть, их немало, те, кто разбили смартфон, с кнопочным. Кнопочный мы все-таки приравниваем туда, к стационарному, то есть особо в SMS там не позалипаешь.

Ольга Арсланова: То есть у них телефон это телефон, удивительные люди.

Петр Кузнецов: Телефон – это телефон, все, одна функция. Вот человека, который, что называется, залипает в этом телефоне, по сколько, много часов в сутки, и человек, который в принципе без него обходится и говорит, что он и так себя хорошо чувствует, – в итоге кто из них проиграет?

Александр Кононов: Ну с чем легче жить, с волшебной палочкой или без волшебной палочки? Вот у нас появляется волшебная палочка, о чем все люди мечтали, то есть… Если у вас на счету лежат деньги, то вы вызываете любой сервис, пожалуйста, и даже если нет на счету денег, но вы приходите на остановку, вы знаете, вы смотрите, когда к вам придет автобус, когда к вам придет электричка…

Вообще удобнее жить без этого, ничего этого не зная, или это зная? Или, допустим, вы ожидаете тот же автобус или еще чего-то, и вы растрачиваете время, просто нечего делать, не знаете, как убить, или вы раз! – в смартфоне нашли все, что вам нужно: читаете, посмотрели фильм какой-то, чему-то обучаетесь, потому что сейчас мы все время должны, значит, быть конкурентоспособны, мы все время должны получать новые знания, навыки, умения, быть готовыми к изменениям.

Петр Кузнецов: То есть вот тот человек, который говорит: «А я зато столько времени экономлю на что-то», – на самом деле поди угадай, экономит он или нет.

Александр Кононов: Да.

Петр Кузнецов: Потому что записаться к врачу этот сможет за секунду, а этому что, в поликлинику ехать и там через регистратуру, например, записываться?

Ольга Арсланова: Да, по старинке. Но люди, которые по старинке, у них свои аргументы есть, они говорят, что есть издержки: «Так я книгу бумажную почитаю, а вы ролики свои глупые на YouTube смотрите, мозг разжижается, 10 часов перед смартфоном, ни здоровья, ни критического мышления, ничего не остается».

Александр Кононов: Почему?

Ольга Арсланова: Так пишут.

Александр Кононов: Вот как раз критическое мышление развивается очень сильно, потому что у вас появляется свобода оппонирования, вы можете тут же прооппонировать любому, кто участвует, допустим, в соцсетях с помощью смартфона. Любая новость в Интернете сейчас, пожалуйста, комментируйте, излагайте свое мнение, выражайте себя. Новое средство самовыражения, новое средство творчества, потому что смартфон позволяет сейчас, пожалуйста, и рисовать можно, и составлять собственные ролики, и снимать свое кино можно, то есть огромнейшие возможности для развития личности.

Другое дело, если вы ведете традиционный образ жизни, он вас вполне устраивает, то ради бога. Если вы привыкли читать книги… Смартфон этому не мешает, вы положили его в карман и читаете, если у вас есть интересная, хорошая книжка, ради бога, читайте.

Ольга Арсланова: Получается, что смартфон поглощает другую деятельность: там есть все, и можно больше ничем не заниматься.

Александр Кононов: Нет, на самом деле это можно сказать про что угодно, про бутылку водки так можно сказать, понимаете?

Ольга Арсланова: А-а-а, ну то есть если есть предрасположенность.

Александр Кононов: Да. А здесь есть, он открывает новые возможности, огромные возможности, то есть вы можете заниматься массой вещей, решать массу вопросов, массу проблем можете решать, понимаете, актуальнейших для вас, то есть быстро узнать по любому вопросу любую информацию и предпринять что-то, куда-то пойти, узнать, где что лучше продается, что покупается, – в общем, решать массу своих проблем. Это новые опции, понимаете? Он ничего не запрещает, это не водка, которую выпил и все, ты уже неработоспособен, – нет, смартфон положил в карман и делаешь все, что считаешь нужным.

Петр Кузнецов: А вот интересно, что думает футуролог относительно новой моды, называется она цифровой детокс. Люди начинают отказываться от смартфонов и различных гаджетов в пользу кнопочных телефонов старого образца. Не путайте, это уже такое в виде тренда.

Ольга Арсланова: Ага, ну как откат какой-то, что-то освоили или…

Петр Кузнецов: Как если бы мы вдруг теперь захотели бы, стало модно переезжать в деревню и жить там, доить корову, навоз загружать.

Ольга Арсланова: У какого-то процента.

Петр Кузнецов: По данным британской «Sky News», вот этих вот…

Ольга Арсланова: …продажи «бабушкофонов»…

Петр Кузнецов: В прошлом году продажи «бабушкофонов» так называемых выросли на 5%, смартфонов всего на 2%. Почувствовали новый тренд и производители, теперь перевыпускают хиты вот этой вот досенсорной эпохи.

Ольга Арсланова: А помнишь «кирпичи» Nokia такие синие? Очень популярные были. Заряжала раз в 2 недели.

Петр Кузнецов: Сначала нужно антенну вытащить, потом… В правильном порядке. Потом этот еще переговорник…

Ольга Арсланова: Они, кстати, десятилетиями не ломались, что удивительно.

Петр Кузнецов: Но не поэтому переходят. Почему, давайте узнаем из сюжета Татьяны Григорьянц.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Это вот что за люди? Это те, кто отрицают цивилизацию, например, в лес уходят, а потом такие: «Да нет, пожалуй, вернемся обратно»? Это массовая история.

Александр Кононов: Нет, во-первых, пока батареи неслабые. Вы понимаете, в смартфонах слабые батареи, у меня у самого смартфон и обязательно кнопочный телефон, потому что порой не уследишь, он разрядился, а кнопочный телефон – это палочка-выручалочка, он несколько дней без подзарядки, пожалуйста.

Но если полностью отказаться от смартфона… Понятно, у нас, вообще говоря, есть такая в культуре даже традиция, когда человек устает, он желает отдохнуть от всей цивилизации и уйти куда-то…

Ольга Арсланова: Это бывает.

Александр Кононов: Да, уйти туда, где она его не будет доставать. И это естественно для человека, понимаете, невозможно все время быть в напряжении, все время быть интегрированным, человеку надо отдохнуть иногда. И вот он отдыхает, он, да, отказывается от этого смартфона, который будет его всегда держать в трендах, а уйти вот и отдохнуть какое-то время, какое может потребуется время человеку, чтобы подумать, осмыслить жизнь и так далее, пожить просто нормально, естественно, вернуться к истокам, где нет этих всех технологий. Это все естественно, и человеку надо давать такую возможность, такое право, и кнопочный телефон, да, прекрасная замена, когда не надо вам интегрироваться в множество этих дискуссий и так далее, весь этот мир, но связь с миром поддерживать. Поэтому никогда не умрет.

Петр Кузнецов: Давайте мы поддержим связь с нашим миром, это наши телезрители, конечно же, Игорь из Карелии на связи. Здравствуйте, Игорь.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Игорь, слушаем вас.

Зритель: Ну я полностью поддерживаю вашего гостя, хотя скептически отношусь к утверждениям, что у кого кнопочный телефон, тот не в информационных сетях или вне компьютера. Это все равно что те люди говорят, что они не смотрят телевизор, но тем не менее все просматривают через Интернет.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Поэтому у меня всегда гаджет под рукой, и даже когда я сплю, я себя порой, когда ночью по той или иной необходимости приходится вставать, все время пользуюсь данным iPhone. Я заимел уже много виртуальных друзей от Пакистана до Индии, из различных стран Европы, в том числе на североамериканском и южном континенте, где более-менее можно общаться с ними по-английски либо имея так называемый с их стороны русскоязычный запас слов, мы все время проверяем те актуальные новости, правдивость российских новостей.

Петр Кузнецов: О-о-о.

Зритель: Но, конечно, если не брать во внимание ваш канал. Поэтому я всегда перепроверяю те новости, всегда в курсе тех событий, которые мне очень интересны.

Это действительно универсальное электронное коммуникативное устройство, мобильное в том числе, когда из кармана можно достать буквально весь мир и пообщаться со всем миром. Поэтому те, кто говорят, что они не в Сетях, лукавят. Еще Билл Гейтс, когда появился Интернет, сказал: «Если вы не в Сетях, не отчаивайтесь, вас просто не существует на планете Земля».

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, Игорь.

Ольга Арсланова: А вот что нам пишут: «Однобоко. Самая большая ценность – это свободное время. Гаджеты нещадно пожирают время, калечат мозги, особенно когнитивные функции».

Петр Кузнецов: Да, и подпись: «Отправлено через iPhone».

Ольга Арсланова: Да-да. «Молодежь идет по улице, уткнувшись в телефон, в ушах наушники, не видят ни прохожих, ни машин, так и до беды недалеко». В общем, вот те самые издержки, о которых мы не успели поговорить, отмечают наши зрители. Какие издержки есть?

Александр Кононов: Вы знаете, в прогрессе всегда так: любая технология новая имеет положительные стороны, за что мы ее любим, и, конечно, несет с собой новые какие-то угрозы, риски. Их надо понимать.

Петр Кузнецов: Мы так же, наверное, когда-то и после гужевой повозки к автомобилю привыкали.

Александр Кононов: Конечно.

Петр Кузнецов: Искали больше плюсов в том, что привычно

Ольга Арсланова: Ну вот нам пишут: «От смартфона мозг сваривается вкрутую».

Петр Кузнецов: А вот скажите, пожалуйста, Александр Анатольевич, больше как философ уже: вот человек, который забывает дома телефон, ну с нами это случается, тот самый смартфон, в котором сейчас весь мир, и вынужден весь день без него провести, – с чем похоже это поведение? Это похоже на поведение ребенка, у которого телефон родители отнимают?

Ольга Арсланова: Или хуже, говорят, что это как наркоман без наркотиков, ему будет плохо.

Петр Кузнецов: Паника, депрессия. Что с ним происходит? Не работается ему, потому что он выключен от мира, допустим, не знаю, в Интернет на работе зайдет, но в телефоне всякие переписки, мессенджеры, мало ли что…

Александр Кононов: Ну, конечно, многое зависит от человека, но я думаю, что не для многих настолько все критично. Это как кошелек: ну забыл дома кошелек…

Ольга Арсланова: Неприятно.

Александр Кононов: Да. Конечно, ты…

Петр Кузнецов: То есть занять вроде можно на денек…

Александр Кононов: Да, как-то выкручиваться. Тем более что в современном мире у нас столько сейчас развивается сервисов бесплатных и так далее, то есть мы… Ну вот есть Интернет-кафе, еще что-то, куда можно зайти, и там, если действительно срочное что-то надо сделать, что вы привыкли делать с телефоном, вы сделаете. От чего-то отказываетесь, или форматируете свой день, наконец у вас появляется минутка, значит, передохнуть, прожить этот день по-новому как-то.

Петр Кузнецов: Понять, что некомфортно на самом деле, ну потому что дня недостаточно для этого, это только усилит дискомфорт.

Александр Кононов: Короче, вообще говоря, в нашей жизни надо уметь адаптироваться, цивилизация – это адаптация.

Ольга Арсланова: Ага, вот так.

Александр Кононов: Ну вот так случилось, ну давайте воспользуемся плюсами, которые это имеет, перестраиваться.

Ольга Арсланова: Адаптация. Вот есть ли сейчас, по вашим наблюдениям, массовое явление дезадаптации из-за смартфонов? Ну то есть когда люди злоупотребляют. Сейчас же очень модно говорить о том, что у детей зависимость развивается, есть такие настроения параноидальные. Дезадаптация из-за засилья гаджетов – это действительно факт, или это больше надуманная история?

Александр Кононов: Ну это угроза, это риски, о которых нужно говорить, о которых нужно предупреждать. Особенно что касается детей, молодое поколение, оно очень нуждается в том, чтобы мы его вовремя предупреждали о возможных рисках и угрозах, с которыми мы знакомы, а они, слава богу, еще не успели познакомиться. Не надо, чтобы угрозы, какие-то риски они испытывали на себе. Они должны принять наш опыт в этом плане, и мы должны их предупредить.

Поэтому это очень важно изучать риски и угрозы, связанные с любой технологией, в том числе со смартфонами, и разъяснять, почему это опасно, периодически напоминать: «Будь осторожен». Что значит быть осторожным? Это думать об угрозах и рисках, стараться их избегать. Не надо нарываться, не надо строить из себя героя, не надо создавать автомобили без тормозов, так сказать. Нужно всегда знать, где притормозить, где перестать пользоваться тем же смартфоном. На улице подумайте, сколько угроз на улице, поэтому вы должны контролировать их. Посмотрите, в конце концов, фильмы вот эти вот есть, «Пункт назначения», посмотрите, сколько, вообще говоря, угроз существует и о чем надо думать. А когда вы в комфортной, нормальной обстановке, нет угроз, да, пожалуйста, вот вам смартфон, работайте. Поэтому вот это очень важно.

И вообще отношение к молодежи должно быть у нас более бережное, мы должны больше внимания уделять, вообще говоря, проблемам их защищенности, защищенности именно в интеллектуальной сфере, потому что они многие угрозы просто не понимают, даже не имеют представления об их существовании. И поэтому хорошо, что есть сейчас мощный кинематограф, который многое показывает, многие угрозы нам разъясняет и так далее. Но опять же нужны комментарии в этой области.

Петр Кузнецов: Если аккумулировать еще один вид опасения старшего поколения как раз за молодежь, то получится следующим образом. Смартфон – это же еще и отдельная культура, в том числе и так называемый новояз. И вас спрашивают как футуролога, вот эти все э́модзи или эмо́дзи (я правда не знаю, как их произносить), короткие сообщения, перестали знаки препинания на самом деле расставлять – грозит нам это тем, что в будущем мы гыкать будем и картиночками, анимациями перекидываться?

Ольга Арсланова: Картиночками, да.

Петр Кузнецов: Или это только грозит исключительно тем, кто вот просто только живет в этом телефоне, а такого не может быть?

Ольга Арсланова: Он и без телефона гыкает.

Петр Кузнецов: Все-таки настоящая жизнь возвращает к реальности и нам это не грозит?

Ольга Арсланова: В общем, важно, как наш язык, как наше мышление будет меняться дальше.

Петр Кузнецов: Язык, культура. Может быть, мы вообще в питекантропов превращаемся с помощью вот того, без чего не существует мир в смартфоне?

Александр Кононов: Ну, опять же многое зависит от конкретного человека, от его желаний. Вот на самом деле когда человек общается, например, в соцсетях, то, конечно, на первом этапе, может быть, его устроит обмен вот этими символами. Но в какой-то момент настанет время, когда он захочет более грамотно общаться. Я знаю, что многих подвигло обращаться часто на «Грамота.ру» именно общение в соцсетях – им хочется, чтобы к ним лучше прислушивались. Вы когда видите неграмотный комментарий с ошибками грамматическими, с пунктуационными ошибками, у вас сразу отношение к этому человеку: «Да о чем ты говоришь? Ты пишешь с ошибками».

Петр Кузнецов: Наоборот делают как раз вывод сразу же.

Ольга Арсланова: А если он тебе только смайлики присылает…

Александр Кононов: Да, вот. Опять же если только смайлики, опять у тебя скептическое отношение, у тебя сразу оценка…

Петр Кузнецов: Инфантильненький такой.

Александр Кононов: Да, человек не хочет думать, человек несерьезно к этому относится, лишь бы…

Петр Кузнецов: Бизнес точно с ним уже делать опасно.

Александр Кононов: Да.

Ольга Арсланова: То есть слов нет, одни эмоджи.

Петр Кузнецов: Эмоджи?

Ольга Арсланова: Эмодзи.

Александр Кононов: Да. То есть ограниченные возможности самовыражения и самоидентификации в этом мире, понимаете? А с другой стороны, когда ты хочешь себя показать с лучшей стороны, то ты стараешься сделать это, научиться излагать мысли красиво, цитировать, находить цитаты красивые, и грамматически все это излагать с меньшим количеством ошибок. То есть, на мой взгляд, многое зависит все-таки от человека, к чему он стремится.

Ольга Арсланова: Слушайте, а мы о будущем мало поговорили. Какие-то, знаете, сейчас же принято снимать, модно всякие сериалы о том, как изменят гаджеты наш мир, сами гаджеты изменятся, человек изменится, у него там все это будет вшито, не знаю, в организм, не понадобится уже отдельное устройство. В ближайшее время как видоизменятся гаджеты? Что они научатся делать? И наше общество как изменится из-за этого? Как вам кажется?

Александр Кононов: Ну, я думаю, что изменится очень многое. Прежде всего вот эти наши смартфоны очень индивидуализируются, они «спишутся» с нами. В каком плане? Они будут работать только с нами, будет работать так называемая многофакторная аутентификация, когда аутентификация проводится по множеству факторов. Во-первых, вы прилагаете свой палец, во-вторых, он видит ваше лицо, он видит ваши зрачки…

Ольга Арсланова: …проникает в мозг…

Александр Кононов: …и по этому множеству он определяет, что это вы, и он работает только с вами. Это устройство с другим человеком работать уже не будет. Он будет вас предупреждать, если вы его забываете, будет находить… Вы сможете благодаря вот такой аутентификации его активно использовать на работе, вот сейчас «Bring Your Own Device», используй его, вот эта технология развивается по мере того, как можно больше доверять этим смартфонам.

Он будет легко подключаться к любым устройствам: к телевизору, вы захотели что-то посмотреть на вашем экране, раз! – включили его, он подключился и смотрите; к компьютеру, значит, обменяться с ним данными; работа с облаками. Потом обещают нам терабайтную память в смартфонах, обещают нам вот эти вот много камер, которые заменяют, объектива нет с возможностью передвижения линз, все это компенсируется несколькими камерами, которые будут подстраиваться, и диафрагма, и выдержка, все, решается эта проблема, то есть высокое качество изображения. Нам обещают 8 процессоров в телефоне, то есть быстрая обработка информации. Нам обещают множество антенн, которые будут обеспечивать нам оптимальную связь в этих условиях, Wi-Fi, GPS и так далее.

Петр Кузнецов: Здорово! В общем, сидите в телефонах, ничего страшного нет, уважаемые телезрители, смотрите ОТР. Это можно, кстати, совместить, потому что мы присутствуем во всех социальных сетях, не забывайте, у нас есть сайт, на нем нас можно смотреть в прямом эфире и с маленького телефона. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Мы тоже в XXI веке. Спасибо.

Александр Кононов: Спасибо.

Петр Кузнецов: Александр Кононов, член Ассоциации футурологов, член Философского общества РАН. Поговорили о том, сколько вы сидите в телефонах и что нам от этого будет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски