Гагарин. Как это было?

Гости
Александр Милкус
обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией НИУ ВШЭ

Иван Князев: Ну а сейчас – дождались, да? – самая главная тема сегодняшнего дня, конечно же. Шестьдесят лет как мы первые. Шестьдесят лет со дня первого полета человека в космос. И стал им советский человек – Юрий Гагарин, о котором, казалось бы, знаем практически все. Но! Издательство «Комсомольская правда» подготовило к юбилею выпуск уникальной книги «Юрий Гагарин. Как это было. Первый человек в космосе». Вот здесь у меня рядышком лежит.

Тамара Шорникова: В ней собраны все публикации «Комсомолки» о первом космонавте планеты за 60 лет. Из нее можно узнать про девять ЧП, случившихся в полете «Восток-1»; почему засекретили место и способ посадки; что подарили космонавту за полет; а также о катастрофе, в которой погиб Юрий Гагарин.

Иван Князев: Ну и сейчас с нами на связи автор этой книги – обозреватель «Комсомольской правды» Александр Милкус. Александр, здравствуйте.

Александр Милкус: Здравствуйте.

Иван Князев: Александр, понимаете, мы, наверное, с Тамарой хотим просто сейчас молчать и слушать, слушать вас – о том, что вошло в эту книгу. Потому что если сейчас немножко отталкиваться от содержания, то три части. Во-первых, каким был этот полет. Каким был Юрий Гагарин. И как погиб наш первый космонавт. И все это – на уникальных публикациях «Комсомолки». Расскажите, как работа велась, что это были за публикации, кто авторы.

Александр Милкус: Ну, на самом деле я один из авторов этой книги, потому что мы включили в нее очерки, начиная с публикаций 13 апреля 61-го года. Понятно, что на следующий день. И эту публикацию написал многим нашим зрителям старшего поколения известный по очеркам о природе Василий Михайлович Песков. Первым космическим корреспондентом «Комсомольской правды» был Василий Михайлович Песков на самом деле.

И вот этой публикации предшествовала детективная история. В общем-то, люди знали в больших кабинетах, что полет Гагарина… ну, не знали кого, а полет человек в космос должен состояться между 11 и 14 апреля. И «Комсомольская правда» заслала в Центр подготовки космонавтов (тогда это был не Звездный, а Зеленый городок) своего лазутчика. У нас работала корреспондент «Комсомолки», которая была внедрена и выпускала местную газету в Центре подготовки космонавтов. И она позвонила главному редактору и рассказала о том, что: «Ждите».

Василия Михайловича послали на «Волге» редакционной к дому, где жил Гагарин. Тогда, естественно, ничего не было огорожено, домики стояли просто в сосновом лесу. И вот он ждал решения… ждал объявления о полете Гагарина, ждал объявления Левитана. Как только он услышал это, он поднялся в квартиру к Валентине Ивановне и оказался первым журналистом, который пришел тогда. Как раз он успел заснять, как Валентина Ивановна реагировала на сообщение о приземлении Юрия Алексеевича.

И такая интересная деталь еще. Песков забрал семейный альбом Гагарина. И в газете «Комсомольская правда» 13-го числа вышли как раз фотографии из семейного альбома. И Василий Михайлович рассказывал: «Я, конечно, взял без разрешения, потому что тогда не до того было. Но я таким образом спас семейную реликвию Гагариных, потому что приехали бы потом журналисты и обязательно этот альбом бы раздербанили». А Песков уже подружился с Гагариным, они вместе потом и общались, и в гости друг к другу ходили. Вот он этот альбом в мае 61-го года вернул. Вот такая история была, связанная с «Комсомольской правдой».

Ну а потом на самом деле (тоже известная вещь) часть выступлений, часть речей Юрию Гагарину писали журналисты «Комсомольской правды».

Тамара Шорникова: Александр, я помню, что когда была в командировке в Гагарине Смоленской области, в мемориальном комплексе, в Музее космонавтики, меня поразило вот то самое письмо, которое Гагарин написал накануне полета, которое жена его получила уже после его гибели. Действительно, вот эти размышления человека, на котором огромная ответственность, радость и страх в том числе. Вас какое из воспоминаний о Гагарине, какой документ найденный, какая встреча поразила больше всего? Что запомнилось?

Александр Милкус: Вы знаете, для меня, когда я готовил эту книжку… Хотя я с 1997 года занимаюсь космической темой и вроде бы много чего знаю. Вот когда мы собрали всю книгу, особенно публикации 60-х годов, а потом об этих же событиях наши публикации конца 80-х – 90-х, когда рассекретили уже кое-какие материалы, ну, как раз про те внештатные ситуации, которые были в полете Гагарина. А это же было неизвестно, об этом не рассказывали. Так же, как было засекречено, что он… Вот вы сейчас показываете фотографию, как он катапультируется. А было же засекречено, что он катапультировался. Говорили, что он приземлился в корабле.

И когда ты послойно снимаешь, что было в разные годы, и как открывается этот полет, и как открываются действительно обстоятельства этого полета – вот это для меня сейчас было… ну, не могу сказать, что открытием. Вот есть моя любимая фотография, которая снята буквально через час после того, как он приземлился. И там не радостный, а именно такой серьезный 27-летний парень. Вот понятно по этой фотографии, что он только что осознал, что он вернулся, в общем-то, с того света.

Ведь на самом деле нам сложно сейчас представить… Сейчас, 9 апреля, улетела 65-я уже экспедиция на Международную космическую станцию, да? А вот сел человек, молодой парень, летчик. Он не сильно был образован, он не заканчивал университет, у него летное училище. Вот он садится и совершает то, что никто никогда не совершал. Вообще представления не имели, что будет. И сделать этот первый шаг…

На мой взгляд, здесь две составляющие. С одной стороны, это героизм, конечно. Почему мы чествуем Гагарина? Вот я для себя отвечаю. С одной стороны, действительно совершен подвиг, подвиг великий, великий подвиг.

Маленькая деталь. Ведь думали врачи о том, что человек, оказавшись на такой высоте – больше 300 километров над Землей, – у него может быть просто плохо с головой. И для того, чтобы Гагарин мог перейти вдруг при необходимости на ручной режим, он должен был набрать код определенный. И думали, что если у него, как говорится, «крыша поедет», он этот код не наберет. То есть даже до такого представление было.

Потом, когда он возвращался… Сейчас космонавты знают, что корабль попадает в плотные слои атмосферы, и вокруг него языки пламени. А тут летчик, для которого главная трагедия в самолете, главная проблема, когда вдруг появляется в самолете пожар. И он видит в иллюминаторе огонь. Или когда он приземлялся, и клапан, который должен был открыться и дать воздух, был закрыт, и он вынужден был очень сложным образом открыть защитную оболочку, вот эту оранжевую, знаменитую, открыть клапан. Это все такие мелкие вещи вроде бы, но они складываются из того, что мы понимаем. Человек совершил шаг в неведомое. И вот это было на памяти нашего поколения, я бы так сказал. Это одна сторона.

Другая история. Нам просто фантастически повезло с тем, что среди 20 ребят, молодых летчиков, которых отобрали в отряд, был Гагарин. Действительно, по подготовке они все могли бы совершить этот полет. Но то, что среди них оказался человек с такими абсолютно неожиданными (я думаю, что когда его отбирали в отряд, то никто не представлял) человеческими качествами, обаятельный, который мог с любым человеком найти общий язык… Он и с английской королевой был за столом, и с обычными работягами общался. И при этом у него была фантастическая страсть к учебе. Вот правда, он же прошел «медные трубы», которые были, может быть, не менее сложны, чем полет.

Тамара Шорникова: Александр, простите, у нас сейчас в эфир просто рвутся люди, которые тоже хотят поделиться своими воспоминаниями. Давайте послушаем телезрителей. Лариса, Саратовская область. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Добрый.

Зритель: Во-первых, поздравляю всех россиян, всех людей мира с этим знаменательным событием, с этим праздником. Я звоню из Энгельса Саратовской области. И могу сказать о том, что в 60-е годы мой папа, Алешин Павел Павлович, работал председателем колхоза «Ленинский путь», в состав которого входило и село Смеловка.

И на землях колхоза «Ленинский путь» 12 апреля 61-го года приземлился Юрий Алексеевич Гагарин. Мне посчастливилось, довелось видеть его в январе 65-го года. Я была тогда, конечно, ребенком, школьницей. Но вот то чувство гордости, радости, ликования, оно сохранилось и пронесено через все годы.

Впечатление от встречи с Юрием Алексеевичем осталось таким, что… Человек, который действительно совершил подвиг, человек, который на голову выше других людей, что он сумел преодолеть все, может быть, какие-то человеческие слабости и это сделал. Он был очень просто в общении. Встречали его в доме председателя колхоза села Узморье, так как в «Ленинском пути» был не достроен ДК. Угощение на столах – чего только ни было. А он попросил, спросил: «А картошка есть? И огурчика бы соленого». Ему картошку принесли. И он, ну я не знаю, с таким аппетитом ел эту картошку, как будто это какой-то величайший деликатес.

Иван Князев: Спасибо, да.

Зритель: Мне хочется сказать, что это действительно гордость. В селе Смеловке сейчас хотят сделать пристань. Естественно, будет развиваться туризм. У меня есть такое предложение. Может быть, кто-то этим заинтересуется…

Тамара Шорникова: Так?

Зритель: Значит, он приземлился на землях колхоза «Ленинский путь», который был лучшим хозяйством в регионе. И встречались с ним люди достойные. В 2010 году я была в Крыму, и экскурсовод в Евпатории сказали, что за свой полет Юрий Алексеевич Гагарин был награжден автомобилем «Волга» ГАЗ-21». А мой папа, когда колхоз выполнил пятилетку за три года, был награжден Орденом Ленина в 69-м году, и его также поощрили автомобилем ГАЗ-21.

Тамара Шорникова: Лариса, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое за эти воспоминания, за все слова, что вы сказали. Действительно, много теплых слов.

Вот пишет нам… Кстати, интересный факт по поводу машины, да? Был такое?

Тамара Шорникова: Давай передадим эстафету Александру.

Александр Милкус: В Гагарине хранится, как раз в том самом музее, личная машина Гагарина хранится в Музее Гагарина в городе Гагарине (в Гжатске). Но у Гагарина было две машины: одна служебная, на которой его возил водитель, а вторая – его личная. Обе были черного цвета, обе сохранились. Вторая находится в Центре подготовки космонавтов.

Иван Князев: Из Ленинградской области пишут: «Ах, какая улыбка у Гагарина была!» А скажите, правда, что в том числе его отобрали только потому, что улыбка такая была? Это был один из критериев, и чуть ли не Королев…

Тамара Шорникова: Хорошо бы в новостях смотрелся, да?

Александр Милкус: Слушайте, ну это, конечно, неправда. И так же, как… Я очень рад спичу, который только что произошла наша слушательница. Но он не был на голову выше. Он почему и был принят так людьми, и он стал народным героем – потому что он был такой, как все. Он не был на голову выше, он был наш. Вот с кем бы он ни общался, его воспринимали как нашего парня, нашего человека. Он был близкий и родной. Он был нормальный советский парень.

И 19 ребят, которые были отобраны в отряд, я уверен… Просто там один погиб, потом нескольких отчислили. Но вот изначально любой бы совершил этот же полет совершенно достойно. Другое дело, что я думаю, что с тем жизненным опытом, который был у Королева, он видел, как дальше мог бы и должен был развиваться Гагарин.

Я закончил на том, что он прошел «медные трубы». Он же потом пошел учиться. Он за несколько месяцев до окончания… до смерти он получил диплом выпускника военной академии имени Жуковского. Он же был дублером космонавта Комарова. Он хотел вернуться к летной практике, он восстанавливал летные навыки. Именно поэтому он и погиб. Он хотел вернуться в космонавтику.

И все говорят… Это очень важная вещь! Все говорят о том, что он был уже как руководитель. Сначала командир отряда, потом заместитель начальника Центра подготовки космонавтов. Непререкаемый и уважаемый авторитет. И не потому, что он слетал и помнили его заслуги, а потому, что он был грамотный, умный человек. Я думаю, что если бы он не погиб, то это был бы, наверное, в 70-е, 80-е, 90-е годы один из лидеров космической отрасли России, Советского Союза. Может быть, он заменил бы после гибели через какое-то время и самого Королева. У него были эти лидерские качества, и они развивались по жизни.

Иван Князев: Александр, продолжаю листать вот эту книгу вашу. Очень много всяких таких интересных моментов, даже маленьких интересных нюансов. Например, кто написал буквы СССР на шлеме Гагарина? Изначально не было их там. Очень интересно! Расскажите нам.

Александр Милкус: Там вообще история, она состоит из очень таких мелких деталей. Ну действительно, никто не знал, что произойдет потом. Когда Гагарина одели в скафандр… Кстати, скафандр до сих пор находится в Музее научно-производственного предприятия «Звезда». Его, к сожалению, только те, кто бывал там в музее, на закрытой территории, видели. Я бы очень просил все-таки руководство предприятия этот скафандр передать, может быть, на время в какой-нибудь музей, чтобы люди могли увидеть реальный полетный скафандр Гагарина.

Так вот, изначально, действительно, никто не знал и не соображал о том, что скафандр же нужно как-то обозначить. Уже когда собирались садиться в автобус, чтобы ехать на площадку и сесть в корабль «Восток-1», сообразили, что Гагарин может приземлиться на любой территории, в любом месте, и нужно как-то обозначить.

Был инженер рядом, он же был самодеятельный художник. По-моему, Давидянц, если я не ошибаюсь, не перепутал фамилию. У них была акриловая краска, красная. И он от руки написал эти буквы СССР. И уже не хватало времени для того, чтобы они высохли. Я не помню кто, по-моему, начальник Центра подготовки космонавтов тогда, Карпов, сказал: «Садись, в автобусе высохнет по дороге на старт». Вот такая история.

И потом, понимаете, ведь никто не планировал такую народную встречу. Никто не ожидал, что так будет. Никто не ожидал, что народ выйдет на улицы. Вообще вот эта вся история после полета Гагарина – это именно такое народное движение, это стремление людей как-то порадоваться за себя. 9 мая 45-го года и 12 апреля 61-го года – это два величайших народных праздника, которые были у нас и которые мы продолжаем, я бы сказал, наследовать.

Тамара Шорникова: При этом, Александр, знаете, какой самый популярный запрос в «Яндексе» сегодня в связи с именем «Юрий Гагарин»? «В каком году был совершен полет?» Как вы думаете, почему такая пропасть между теми, кто вбивает это в поисковик сегодня, и между теми, кто выходил тогда на площадь в таком всеобщем народном ликовании?

Александр Милкус: Ну, во-первых, сменилось поколение. Вы знаете, я несколько дней назад в магазине продуктовом встретил банку сгущенку, на которой был нарисован космонавт в оранжевом комбинезоне с буквами СССР на шлеме. Ну, явная отсылка к Гагарину. И было написано «Самая сладкая советская сгущенка» или что-то в этом роде, «Сгущенка России», то есть расшифровано СССР вот таким образом. Ну, это просто безобразие! И я думаю, что именно такие люди, которые ну просто не понимают и не ощущают, не знают, что такое память народная, они и провоцируют ребят, видимо, на поиск этих дат.

Вы знаете, я вижу, что у нас очень мало времени осталось. Я хочу сказать и подчеркнуть, что книжка, которую мы выпустили, – это не биография, вот документальная биография Гагарина. Я бы назвал эту книжку: книжка-настроение, книжка-эмоция, книжка-воспоминание. И там послойно можно посмотреть историю. И книжка-история, и книжка, которая может позволить нам почувствовать Гагарина через других людей, через воспоминания, через общение и погрузиться, может быть, в ту эпоху и понять нынешнюю. Вот я бы так сформулировал.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое. Александр Милкус поделился о том, как создавалась эта замечательная книга, которую мы держим сейчас в руках, «Юрий Гагарин. Как это было. Первый человек в космосе». У меня отдельная благодарность и вам, Александр, и «Комсомолке», потому что много информации раньше приходилось искать в Интернете, а теперь, пожалуйста, все в одной книге. У меня уже есть. Спасибо вам большое, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Александр Милкус, обозреватель издательского дома «Комсомольская правда».

Это были темы дневного выпуска программы «ОТРажение». Но мы хотим еще, поэтому встретимся с вами вечером. Вечером уже поговорим о том, куда поехать на майские, о том, что сегодня происходит с нашей космонавтикой. И, конечно, будем искать все те же ответы на те же вопросы.

Иван Князев: Как бороться с бедностью?

Тамара Шорникова: Безусловно, да. Встречаемся в 20:00.

Иван Князев: Увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
«Комсомольская правда» выпустила книгу о космонавте №1