• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Галина Хованская: Чтобы контролировать капремонт, людям надо выползать из общего котла и, где возможно, открывать спецсчета

Галина Хованская: Чтобы контролировать капремонт, людям надо выползать из общего котла и, где возможно, открывать спецсчета

Гости
Галина Хованская
депутат Госдумы, председатель Комитета по жилищной политике и ЖКХ

Рубрика «Личное мнение». В Госдуму внесли законопроект о распространении московской программы реновации на другие регионы. Правда, от столичной она будет существенно отличаться. Все подробности узнаем у автора документа, главы думского комитета по ЖКХ Галины Хованской.

Ольга Арсланова: Сейчас – наша рубрика «Личное мнение». И вот о чем мы планируем поговорить.

Петр Кузнецов: В Госдуму внесли законопроект о распространении московской программы реновации жилья на другие регионы – правда, от столичной она будет существенно отличаться. И пока к возможной реализации проекта готовы всего пять регионов, в частности указываются Уфа и Петербург.

Ольга Арсланова: Еще в сентябре прошлого года Владимир Путин заявил, что программа реновации в Москве может задать стандарт для других регионов России, однако при ее реализации должны учитываться интересы конкретных людей, которые в этих пятиэтажках живут. Все подробности узнаем прямо сейчас у автора документа – у председателя Комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галины Хованской. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Галина Хованская: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Спасибо, что пришли к нам, чтобы подробнее рассказать об этой программе. И мы сразу хотим задать вопрос нашим зрителям. У нас будет опрос, принимайте в нем, пожалуйста, участие. Вашему региону, как вам кажется, нужна реновация или нет? Отвечайте «да» или «нет» на короткий номер. Ну и конечно же, звоните, если у вас есть аргументированная точка зрения.

Петр Кузнецов: Интересно, Галина Петровна, какие цифры получатся у нас, потому что вы признались, что были удивлены результатом соответствующего опроса. Вы полагали, что 90% будут против. А сколько в итоге получилось?

Галина Хованская: На самом деле у нас прошли публичные слушания, общественные слушания в Государственной Думе. И интерес вот эти слушания вызвали очень большой. Это было удивительно, потому что, по моим прогнозам, всего несколько субъектов федерации сегодня готовы. Но это не значит, что завтра и послезавтра, и через несколько лет это не будет представлять интерес у других субъектов федерации. Безусловно, так и будет, потому что постепенно у нас выполняется программа переселения из аварийного жилищного фонда, и нам надо с вами подумать о том, что будет дальше, чтобы этот жилищный фонд не становился аварийным и не воспроизводился. Потому что это очень затратная программа, она идет в основном за счет федерального бюджета с участием, безусловно, региональных бюджетов по мере сил и возможностей.

Но сейчас новый цикл этой программы – там предполагается для некоторых субъектов федерации аж до 86% софинансирование. Понимаете? То есть это дотационные регионы. Тем не менее и у них тоже есть шансы – не завтра, не послезавтра, но все-таки заняться тоже реновацией жилищного фонда, чтобы не попасть в ту же ситуацию.

Петр Кузнецов: Все-таки не совсем понятно. У нас сейчас действует программа расселения ветхого и аварийного жилья, при этом предлагается параллельно проводить программу реновации. Или не так я понял?

Галина Хованская: Нет, это не совсем так. Как раз почему я говорю, что всего несколько субъектов, как я думала? Я думала, четыре-пять субъектов федерации готовы приступить к этой программе. Это те, кто уже закончил не только переселение граждан по домам, которые были признаны таковыми до 2012 года, но и те, кто уже по собственной инициативе начал переселять граждан, которые… до 2017 года признаны аварийными вот эти аварийными дома, и из них переселяют граждан.

То есть – есть активная часть регионов, которая очень заинтересована в том, чтобы им такое право дали. Но вы, безусловно, правы в том, что вот эта законодательная инициатива и этот закон теперь, законопроект, который, я надеюсь, станет законом, отличается серьезно от московской. Потому что московская была посвящена конкретному субъекту федерации, а ведь у нас очень разные условия – от Калининграда до Дальнего Востока, от Севера до южных территорий. И разные условия: финансовые, экономические, природные. И их учесть невозможно в федеральном законе.

Ольга Арсланова: Давайте о финансах поговорим. Москва – это особый регион, здесь застройщикам крайне выгодно участвовать в программе реновации. И этот проект действительно, скорее всего, будет успешным, с финансовой точки зрения.

Галина Хованская: Да.

Ольга Арсланова: Кто в регионах будет платить за реновацию? Кому это может быть выгодно там? Недвижимость стоит значительно дешевле.

Галина Хованская: Дело в том, что у нас во многих региональных центрах как раз в центральной части города сосредоточены вот эти дома, которые еще не аварийные. Но если мы не примем меры сегодня, то они через несколько лет создадут нам ту же самую проблему. И если мы не хотим продолжения вот этого процесса, если мы хотим профилактикой заниматься этого процесса, то мы должны сейчас предусмотреть возможности регионов заниматься этой проблемой. Средства будут региональные, средства будут в гораздо меньшем объеме муниципальные, потому что у нас, к сожалению, в муниципальных бюджетах, я не знаю, мыши бегают, ищут крошку.

Петр Кузнецов: Ну да.

Галина Хованская: И если речь пойдет об объектах федерального значения… А мы включаем в том числе, вот если попадает в территорию реновации дом-памятник, то мы считаем, что здесь должна быть помощь из федерального бюджета. Помимо этого, могут быть и ветхие дома, дома с высокой степенью износа, которые… уже нет смысла экономически даже, и морально они устарели, и нет смысла их ремонтировать. Вот по таким домам, если они относятся к федеральному фонду, тоже может быть помощь федерального бюджета. То есть тут все уровни власти могут участвовать в этом процессе – в зависимости от конкретной ситуации.

Поэтому когда нам говорят, что речь идет только о пятиэтажках – это неправильно. Мы говорим о домах, которые нет смысла капитально ремонтировать. То есть это будут выброшенные деньги. Понимаете? Их надо либо сносить, либо реконструировать. И в этом уже первое отличие от московской реновации: у нас предусмотрена в том числе и реконструкция, то есть расстройка, надстройка. И если позволяют технические параметры дома, это можно сделать. Причем можно увеличить объем, улучшить жилищные условия тех, кто в этом доме проживает, практически без их переселения.

Ольга Арсланова: «У нас» – вы имеете в виду «в регионах»?

Галина Хованская: У нас – в России.

Ольга Арсланова: Понятно.

Галина Хованская: Я имею в виду – в нашей стране родной.

Ольга Арсланова: Просто если мы говорим о Москве, то там же в основном речь идет, я так понимаю…

Галина Хованская: Нет, в Москве снос, снос и чистое поле.

Петр Кузнецов: Ну, снос и реконструкция – конечно, это разные процессы.

Галина Хованская: Это разные процессы.

Петр Кузнецов: И для инвесторов это очень важно. Потому что я так понимаю, что для инвесторов более затратное дело – переселять, чем строить заново.

Галина Хованская: Для инвесторов – безусловно. Вы знаете, я была поражена на слушаниях, насколько (вот то, что я вам сказала) у нас совершенно разные условия. То есть одни регионы, выступая, говорили: «Нам нужна только реконструкция». Вот Ярославль выступал. «В основном у нас реконструкция, потому что у нас дома-памятники, которые нельзя сносить». Кстати, это тоже очень важно – по Золотому кольцу эти города центральные, и вот эта проблема возникает. А с Дальнего Востока, с Камчатки приехавшие говорят: «У нас только снос». Но у них барачного типа дома, которые действительно сохранять никакого смысла нет. И надстраивать их нельзя, и расстраивать нет смысла. Понимаете?

То есть нам надо создать такой закон, который бы дал просто право регионам. Более того, я хочу сказать, что закон будет работать только в том случае, если регион примет свой нормативный документ, в котором будут отражены их особенности, и они будут от конкретного региона.

Ольга Арсланова: То есть они будут отличаться?

Галина Хованская: Конечно.

Ольга Арсланова: В каждом регионе будут свои законы?

Галина Хованская: Конечно, конечно. В Санкт-Петербурге был не очень удачный опыт. Возможно, что то, что они сейчас пытаются сделать – это как раз основа для того, чтобы появился нормативный документ уже по Санкт-Петербургу. Уфа крайне заинтересована.

Петр Кузнецов: А вы посмотрели вот самый плачевный регион в этом плане?

Галина Хованская: Вы знаете, мы им не будем предлагать даже, чтобы не портить им настроение и не травить душу, что называется.

Ольга Арсланова: То есть – есть регионы, где это совершенно не нужно и невозможно реализовать?

Галина Хованская: Нет, просто на сегодняшний день, в пределах 5–7 лет ближайших это невозможно. Но процесс будет идти и расширяться по мере того, как регионы будут завершать переселение из аварийного жилищного фонда.

Петр Кузнецов: Но при этом сама программа эта масштабна в регионах, и она тоже займет какое-то время, думаю.

Галина Хованская: Безусловно. Но потом…

Петр Кузнецов: Через сколько к ней вернутся? Самый оптимистичный прогноз?

Галина Хованская: Главный здесь будет архитектор, который должен грамотно определить вот эту территорию реновации, понять, что можно включать, в общем, какие социальные объекты. А это же не только жилищный фонд, а освобождаются территории. И вот здесь возникает интерес инвестора, особенно когда речь идет действительно о территориях, о центральной части городов, где очень много вот этих ветхих домов. Вы когда-нибудь видели в Архангельске? Вы видели, что там в центре города творится, да?

Ольга Арсланова: Я не была в Архангельске. А что там?

Галина Хованская: Это страшно.

Петр Кузнецов: Позвоните нам, пожалуйста, из Архангельска, попробуйте.

Галина Хованская: Да. Для них пока это проблема нерешаема, потому что у них очень много аварийного жилья. Так что каждый регион должен найти свою нишу и свои особенности отразить. Вот если они это грамотно сделают, это будет замечательно – как бы соединение вот этих двух документов.

Ольга Арсланова: У нас первый регион на связи, сейчас Рязань, в эфире Иван. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Иван. Реновация в Рязани – как вы относитесь к такому проекту?

Зритель: Я как бы про Рязань не могу сказать, я сам из региона Республика Коми, Воркута.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: В Москве реновацию каждый может сделать – там и деньги есть, и все. А вы в Республике Коми попробовали бы сделать.

Галина Хованская: Ну, мы не говорим о Республике Коми сейчас.

Зритель: Я вот сам из города Воркуты, Республика Коми. Там поселки вокруг этого города, в поселках пятиэтажные дома, шестиподъездные. В одном доме живет по два человека. Полдома заморожено. Их даже в город, в город Воркуту не могут переселить из этих поселков.

Галина Хованская: Это другая проблема, извините.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Галина Хованская: Это проблема переселения с северных территорий, которые… Действительно, очень плохо идет эта программа.

Петр Кузнецов: Как будет учитываться мнение жителей? Будет ли отличаться подход от московского?

Галина Хованская: Вы знаете, я за эту часть отвечаю, потому что и я в московском законе много что предусмотрела для того, чтобы защитить жилищные права граждан, которым предстоит переселение. А там ведь только переселение. И все то, что хорошего было сделано, в частности и мной, и моими коллегами, присутствует в новой законодательной инициативе. Понимаете? То есть мы максимально учитываем, во-первых, действующее законодательство. Хуже сделать нельзя ни в коем случае, можно сделать только лучше.

И кстати, это право субъектов – предусмотреть еще более комфортные условия при переселении. Ну, по-моему, мы сделали так, что граждане, когда прочитают, какие права у них есть… То есть там и расселение коммунальных квартир, и обеспечение очередников по нормам, предоставление, и компенсация с учетом не только рыночной стоимости, но и не произведенного когда-то капитального ремонта. То есть мы здесь воспользовались теми решениями высших судебных органов, которые на этот счет есть, в отношении этих компенсаций. Надо очень серьезно как раз обратить на это внимание. Потому что в московском законе не удалось провести такую норму, а здесь, я думаю, она пройдет.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений от наших зрителей. «Реновация нужна всему Подмосковью», – нам пишут собственно из Подмосковья. «Живу в Ногинске в доме, которому 60 лет, хрущевка. Боимся, что он просто обрушится от старости». Ну, видимо, в не очень хорошем состоянии.

Галина Хованская: Это как раз те самые дома, которые не признаны аварийными, но через 5–7 лет они могут таковыми стать.

Ольга Арсланова: Ну, Московская область близко к Москве расположена, поэтому, наверное, там больше шансов.

Галина Хованская: Близко к Москве, да, но другая структура власти. Честно говоря, и возможности другие, потому что там есть очень разные муниципалитеты: некоторые самодостаточные, а некоторые, в общем-то, живут только исключительно на дотациях из бюджета субъекта федерации. Об этом говорить не стоит.

И очень важно в нашей законодательной инициативе, что на первом месте у нас стоит все-таки житель – собственник и наниматель. Понимаете, от него зависит, от решения сообщества в этом доме зависит, войдет ли дом в проект программы. То есть первый шаг – это войти в проект программы, только если жители согласны. А вот если они вошли в проект программы, то второй шаг – уже серьезное решение субъекта федерации, окончательное решение, в котором эта программа уже будет зафиксирована, и тоже с согласия жителей. Понимаете? Если кворума нет – откладывается на три года ситуация.

И если кто-то даже будет против (мы вспоминаем нормы Гражданского кодекса), то, к сожалению, дом пострадает. Ну, у нас норма – 70% собственников жилых помещений должны согласиться. Это достаточно высокая норма, учитывая, что есть наниматели. Ну а если субъект федерации включается в программу реновации, то ясно, что они тоже добавляют вот этот процент, они согласны, их согласия даже спрашивать не нужно. Нам важно получить мнение жителей.

Петр Кузнецов: Соответственно, они будут потом на следующих этапах голосовать за новое место жительства, куда они поедут? Это тоже будет отдельный пункт?

Галина Хованская: Это будет конкретная программа, которая будет обсуждаться с жителями, то есть когда будет картинка реновации. Понимаете?

Петр Кузнецов: Ну, это, чувствуется, на очень-очень долго.

Галина Хованская: Нет, это будут просто слушания, это будут обсуждения публичные. Обязательно надо жителям сказать. Прежде чем они будут принимать решение, они должны понимать, какая будет картина после того, как завершится вот этот процесс на территории.

Петр Кузнецов: Это к вопросу, прости, о московском опыте. Мы же опираемся на московский опыт. Можно ли сказать, что он признан успешным, чтобы уже взять его за основу и перевозить в регионы? Потому что очень и очень много трудностей было. Я думаю, что они остаются.

Галина Хованская: Они разные.

Ольга Арсланова: Еще очень рано судить.

Галина Хованская: Они очень разные. Я могу сказать, что на первом этапе скорее была негативная реакция. Я вхожу в рабочую группу, ее возглавляет Петр Толстой, а я как бы заместитель. И мы вот эти все обращения, все недовольство выслушивали, разбирались с каждым конкретным случаем. И если на первой стадии в основном шла реакция: «Мы не хотим, мы не будем никуда переезжать».

Петр Кузнецов: «Мне и здесь хорошо».

Галина Хованская: Да. «Нам и здесь хорошо. Оставьте нас в покое».

Ольга Арсланова: Опасения, что будет хуже.

Галина Хованская: «Нас не устраивают условия», – и так далее. То есть сейчас, вы знаете, какая ситуация? Сейчас говорят: «А почему вы наш дом не включили? Вот у нас было решение общего собрания, и по каким-то техническим причинам оно не дошло до властей. Включите наш дом. Мы настаиваем на том, чтобы наш дом включили в процесс реновации». Но там действительно получилась временная такая неприятная штука, что закон вступил раньше, чем это предполагали. То есть гражданам дали право принять решение до середины месяца, а закон вступил в силу в начале месяца. Понимаете? И все. А с момента вступления в силу закона прекращаются вот эти все включения дополнительные, иначе только в судебном порядке или только если допущена ошибка, вот только в этих случаях.

Ольга Арсланова: Насколько профессионально люди определяют, какие дома входят в программу, а какие – нет? И кто будет этим в регионах заниматься? У нас просто люди пишут: «Какие реновации? Разрушенные бараки без жизненных условий не признают долгие годы даже ветхо-аварийными». «Барак на карьере 56-го года, два этажа, все блага на улице…»

Галина Хованская: Какой субъект? Какой субъект?

Ольга Арсланова: Это Челябинская область.

Галина Хованская: Ну конечно. Мы не говорим… Мы сейчас пока говорим только о региональных центрах.

Ольга Арсланова: Мне кажется, такие дома можно отыскать в разных регионах.

Галина Хованская: Конечно, конечно. Такие дома нужно сносить. Они, как правило, аварийные. И слово «барак» я слышать не хочу. Потому что в Москве я в свое время приложила усилия для того, чтобы исчез последний барак в Березовой Роще, в моем округе Хорошевский в Москве.

Ольга Арсланова: То есть даже в Москве еще не так давно были бараки?

Галина Хованская: Нет, это было уже достаточно давно, я была еще депутатом Московской городской думы.

Ольга Арсланова: Из Нижнего Новгорода пишут: «Двухэтажный дом 27-го года. Не признан ни ветхим, ни аварийным». Может быть, крепкий дом. Кто знает?

Галина Хованская: Нет, мы же не просто так говорим… Вот я считаю ошибкой местных властей (я имею в виду сейчас – московских властей), что они определили конкретные серии домов. У нас принцип: дом нет смысла капитально ремонтировать. Это может быть морально устаревшее жилье. Это может быть изношенное жилье до такой степени, что до него дотрагиваться… лучше не дотрагиваться. Капитально ремонтировать его никакого смысла нет. И экономически нецелесообразно его ремонтировать. То есть дешевле построить новое жилье, чем отремонтировать вот этот дом. Вот это критерий, понимаете. Не серия, не этажность, а вот это должно быть критерием. И этот критерий у нас есть в проекте.

Петр Кузнецов: Новое жилье в регионах – это тоже будут многоэтажки? Известна этажность, плотность застройки?

Галина Хованская: Это хороший вопрос как раз для архитектора. Потому что я считаю…

Петр Кузнецов: Все зависит от города, да?

Галина Хованская: …что очень важной фигурой является не мэр, не губернатор, а именно архитектор. Вот от него зависит, насколько профессионально и красиво он выполнит этот проект реновации. Понимаете? От них очень многое зависит. И мне очень нравится подход архитектора Ярославской области, который включился в этот процесс. Я говорю: «Куда вы торопитесь? Вы еще не завершили программу переселения из аварийного жилищного фонда. Это пока не для вас». – «Нет, это для нас, Галина Петровна, вы неправы». Вот нам нужен именно такой рамочный закон, где не рамочными, а подробными являются только жилищные права граждан и процедура принятия решений. Вот это прописано досконально.

Ольга Арсланова: Спрашивают наши зрители, возможно ли в регионах, где достаточно пространства, строить не многоэтажки, «бетонные джунгли нам не нужны», а современные малоэтажные дома, как в Европе?

Галина Хованская: Конечно, возможно. И опять же это задача для архитектора. Понимаете? Потому что жадность не имеет границ, безусловно, у некоторых застройщиков, и здесь их должен останавливать архитектор, говорить: «Нет, здесь вот такая этажность, и выше нельзя». Понимаете? И я с этим очень согласна.

Петр Кузнецов: Есть еще опасение. Я понимаю, что, может быть, не совсем вам этот вопрос, но все равно нужно заглядывать туда, вперед-вперед.

Галина Хованская: Ну хорошо, давайте.

Петр Кузнецов: Есть опасение, что эта реновация в регионах повлияет на стоимость квадратного метра, и жилье просто будет дороже.

Галина Хованская: Нет, я так не думаю, потому что, как вы поняли, это процесс не одного дня и даже не одного года. Должна быть пройдена вся процедура. Должны граждане увидеть, что их ждет, какая территория возникнет, где они будут жить. Потому что на самом деле реновация – ведь она не только жилищного фонда, она затрагивает и объекты. Там должны быть построены объекты социальные, инфраструктура должна быть модернизирована. Понимаете? То есть это другой уровень жизни уже.

Ольга Арсланова: Боятся как раз финансовых новых обременений наши зрители. «Ждите очередного повышения налогов и цен для населения, потому что на реновацию нужны огромные деньги».

Петр Кузнецов: Миллиарды.

Галина Хованская: Нет, вот как раз жители тут в очень привилегированном положении, потому что максимум, за что с них могут взять деньги, если они захотят купить квартиру, положенную им, не двухкомнатную, а больше площади общей, из того же количества комнат, а захотят трехкомнатную квартиру…

Петр Кузнецов: Доплатить за комнату. Ну, это как в Москве.

Галина Хованская: Такое право у нас тоже прописано в нашей законодательной инициативе. И я считаю, что в этом случае нужно продажу осуществлять по себестоимости. Понимаете? Вот это будет правильный подход. Я думаю, что разумный инвестор с этим согласится.

Петр Кузнецов: Тут целая отдельная дискуссия. А Пермь вы изучали в этом плане? Что скажете о Перми?

Галина Хованская: Пока я не вижу с их стороны активности. Вот удивительно!

Петр Кузнецов: Но активность есть от Юрия из Перми.

Галина Хованская: Ярославль, Башкирия… Извините, я говорю по-старому. Башкортостан, Татарстан, Уфа, Казань, Санкт-Петербург, Ярославль. Вот удивительно! В Московской области целый ряд городов тоже заинтересованы в этом процессе. Мне как раз было очень интересно, как бы это пошло в Московской области на примере отдельных городов Московской области. Это интересно. Потому что там тоже, кстати, много домов и ветхих, но много и домов – памятников архитектуры регионального и местного значения. Вот надо это сохранить.

Петр Кузнецов: Юрий из Перми на связи. Здравствуйте, Юрий.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Реновация жилья – я, конечно, не против. Но вы знаете, сейчас дома строят из таких материалов, что жить страшно, потому что они выделяют такие запахи, что люди сразу болеют онкологией. Вот у нас город Березники есть в Пермском крае, там техногенная катастрофа.

Петр Кузнецов: Да, мы знаем.

Зритель: И там, знаете, дома построили, и люди стали болеть онкологией, рак у них. Оказывается, такие материалы, что они выделяют вот эти пары. И их уже снесли, потому что люди некоторые даже стали умирать. Вы представляете, какие материалы там были задействованы?

Галина Хованская: Можно я отвечу?

Петр Кузнецов: Спасибо.

Зритель: А в поселке меня все устраивает, да.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Петр Кузнецов: Конечно, это не только проблема Перми.

Галина Хованская: Я благодарна за этот вопрос Юрию и хочу его успокоить. У нас жестко прописано, что могут применяться только современные строительные материалы, нанотехнологии. И мы предполагаем, что это будет контракт жизненного цикла, то есть будет учитываться не только строительство, но и дальнейшая эксплуатация дома, чего она будет стоить. Потому что мы иногда стремимся побольше ввести квадратных метров, не задумываясь о том, что там через несколько лет – не через 25–30, а через 10 – дом уже будет нуждаться в капитальном ремонте. Вот это нужно исключить совершенно, да. Но это прописано в проекте.

Ольга Арсланова: Давайте еще Ростов-на-Дону послушаем, Валентина в прямом эфире. Добрый день.

Зритель: Добрый день. Скажите, пожалуйста, у меня такой вопрос. Я плачу за капитальный ремонт, люди все платят за капитальный ремонт. Мы поставлены на какой-то 2025-й или 2028 год. А дом не ремонтировался с 65-го года, ну, строительство, и он не ремонтировался никогда. У нас в подъездах с пятого этажа по первый льется прямо вода. Куда только ни жаловались – это все бесполезно. Скажите, как по закону правильно, к кому обратиться, чтобы, например, на следующий год хотя бы поставили на капремонт? Никогда нигде, ни в подъездах, ни дома не делался никакой совершенно ремонт. К кому обратиться реально, чтобы поставили примерно на следующий год хотя бы на капитальный ремонт?

Ольга Арсланова: Понятно.

Галина Хованская: Я поняла вопрос.

Петр Кузнецов: И сможет ли вообще вот эта новая программа подкорректировать, ускорить сроки все?

Галина Хованская: Дело в том, что вопрос вообще по капитальному ремонту решен Конституционным Судом. Очень хороший, кстати, вопрос. Он непосредственно не относится к программе реновации. Но вы можете этот срок поменять. Я вас очень прошу: напишите мне обращение, и я вам подробный дам ответ, потому что в рамках сегодняшнего эфира я просто не смогу об этом рассказать подробно. Но было очень хорошее решение Конституционного Суда по поводу капитального ремонта, по поводу всех этих фондов. И есть возможность ускорить этот процесс.

Ольга Арсланова: Очень много вопросов по капитальному ремонту. Понятно, что это совершенно другая тема, но связь следующая. То есть люди не очень довольны тем, как сейчас все происходит, сколько собирают денег, как этот ремонт производится.

Галина Хованская: Более чем, да.

Ольга Арсланова: И в любом случае тень может быть наброшена и на проект реновации. То есть нет доверия в принципе к тому, как это все происходит.

Галина Хованская: Вы понимаете, в проекте реновации как раз четко прописаны критерии качества этого жилья.

Ольга Арсланова: В отличие от капитального ремонта?

Галина Хованская: Да.

Ольга Арсланова: Понятно.

Галина Хованская: По капитальному ремонту, к сожалению, только надзор и контроль за этим процессом. Но жалоб действительно очень много. И я считаю, что людям надо выползать из общего котла, и нужно там, где это возможно, открывать спецсчета. А наша задача – обеспечить сохранность.

Это тема тоже, может быть, для другого нашего с вами эфира, для обсуждения. Потому что понимание моих коллег есть, но пока нет никакой поправки в законодательстве, которая бы гарантировала сохранность этих средств на спецсчете. Понимаете? А что у нас происходит с банками – мы наблюдаем. Поэтому очень ограниченное число банков, а это значит отсутствие конкуренции, это значит все-таки не очень комфортные условия для размещения этих средств граждан. Но если вы открываете спецсчет, вы владеете вопросом, вы контролируете качество, вы можете повлиять на выбор подрядчика, когда в общем котле за вас все делает региональный оператор, а вы только стоите и смотрите, и возмущаетесь.

Ольга Арсланова: Еще одно сообщение из Калининграда: «Нашему региону очень нужна реновация».

Галина Хованская: Да, я знаю.

Ольга Арсланова: «Живем в доме, восстановленном на фундаменте немецкой казармы в 58-м году, тихонько рассыпаемся. Но в 2018-м в БТИ составили справку о том, что наш дом построен в 61-м. Хотя у жильцов есть старые ордера о получении жилья, выданные как раз до 60-х годов. Как быть нам и чего ждать?» Придете ли вы с этой программой в Калининград?

Галина Хованская: Эта программа, к ней проявляет интерес губернатор Калининградской области. И впервые вообще, когда только сама идея была в моей голове, когда президент Российской Федерации дал практически мне такое поручение, чтобы я над этим думала, я рассказала об этом в Калининградской области. Был форум градостроительный, и я там впервые рассказала об этом. Интерес губернатора был очень серьезный к этой проблеме. Я думаю, шансы есть как раз там.

Петр Кузнецов: Ну, у них и регион необычный в этом плане – почти Европа.

Галина Хованская: Вы понимаете, там много домов тоже памятников. Дома, которые надо реконструировать, а ни в коем случае не сносить. Вот вам, пожалуйста, специфика субъекта федерации.

Петр Кузнецов: Галина Петровна, столько много административных мер было названо вами. Все-таки многие наши телезрители не понимают, откуда возьмутся вот эти миллиарды. Можете еще раз проговорить источники основные, может быть, даже в процентном соотношении? Сколько предполагается привлечь от инвесторов, сколько из казны?

Галина Хованская: Вы понимаете, когда мы говорим… Да, понятно. Вот сколько – это не ко мне вопрос.

Ольга Арсланова: Примерно.

Галина Хованская: Но я вам хочу сказать, какая разница с аварийным домом. Аварийный дом – это точечный процесс. Вот этот дом надо отселить, и деваться некуда. И здесь финансирование должно быть стопроцентное, как я вам уже сказала, из бюджета федерального и из бюджета регионального, дополнение – ну, насколько этот бюджет тянет эту нагрузку. А вот когда мы занимаемся реновацией, то здесь вступает в игру территория. Понимаете? Это уже может быть целый район. И это становится интересно инвестору. Понимаете? И я еще раз говорю, что здесь очень велика роль архитектора субъекта федерации и города, потому что на самом деле, мне кажется, она принижена серьезно. А здесь должен работать профессионал. Понимаете? И если он грамотно спланирует территорию, то интерес инвестора будет. И мы уже это почувствовали на слушаниях.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, как проголосовали наши зрители. Мы спрашивали у жителей разных регионов, нужна ли их регионам программа реновации. «Да» – ответили 59%, а 41% – «нет». Нравится вам такой результат?

Галина Хованская: Вы знаете, мне очень нравится такой результат.

Ольга Арсланова: То есть пока еще даже о программе ничего не известно, но люди готовы.

Галина Хованская: Нет, законопроект размещен, он официально внесен, он прошел слушания. Потому что на момент слушаний у нас 22 субъекта федерации поддержали, 8 не дали никаких замечаний, и только 7 или 8 были против. Но это была промежуточная цифра. Поэтому я вам очень благодарна за такую реакцию.

Ольга Арсланова: Видите, у жителей есть возможность проголосовать в прямом эфире.

Галина Хованская: Оптимисты мы с вами.

Ольга Арсланова: А как будет в жизни? То есть смогут ли люди действительно активно выбирать?

Галина Хованская: Здесь жители играют главную роль. Я сказала о роли архитектора при планировании…

Ольга Арсланова: А о жителях мы не успели.

Галина Хованская: Роль жителей для принятия этого решения, для включения дома в эту программу, понимаете, для участия в публичных обсуждениях, чтобы учли все их замечания.

Петр Кузнецов: Мы предлагаем сделать это на площадке Общественного телевидения России.

Галина Хованская: Хорошо, замечательно.

Ольга Арсланова: Приходите к нам.

Петр Кузнецов: Сделать такую коллаборацию. Расскажите, какой следующий этап. Он прошел слушания. Дальше что?

Галина Хованская: Он прошел слушания. Сейчас, по-видимому, будет обсуждение на экспертном совете при председателе Государственной Думы. И потом мы будем выходить на первое чтение. Вот так.

Петр Кузнецов: К весне?

Галина Хованская: А ко второму чтению мы будем стараться учесть замечания. Но о чем нас просили? Ни в коем случае не раздувать. Проект рамочный. И как я вам уже сказала, специфика в каждом регионе своя. То, что хорошо для Петербурга, плохо для Калининграда или даже для Ленинградской области, понимаете, или тем более для Дальнего Востока. То, что хорошо для Москвы, неприемлемо для Ростова-на-Дону. Вот как бы такая задача. Она непростая, между прочим. Рамочный закон сделать, как ни странно, сложнее, чем подробный проект, который написан для Москвы конкретно.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо, Галина Петровна. Галина Хованская, председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству. Рубрика «Личное мнение». Спасибо.

Галина Хованская: Спасибо и вам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Личное мнение»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты