Галина Кожевникова: Если менее 90% населения привито, ждите повышения инфекционной заболеваемости

Гости
Галина Кожевникова
заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН

Юрий Коваленко: Ну что ж, а мы переходим к следующей теме, к болезненной теме. Сделать прививку от кори за две недели до поездки в Европу настоятельно советуют туристам в Роспотребнадзоре. Заболеваемость корью в этих странах достигла просто исторического максимума за последние десять лет – это данные Всемирной организации здравоохранения. Причем большинство заболевших – это дети, среди которых 90% не были привиты от кори.

Марина Калинина: Вот несколько цифр. Ситуация по кори в мире, в том числе в странах Европы, уже третий год остается неблагополучной. Больше всего заболевших за год зарегистрировано в Сербии – 643 человека; на Украине – 606 на 1 миллион человек; в Грузии – 307; в Греции – 293. Напряженной ситуация остается в Румынии, Италии, Черногории и Франции. А в целом за первые 6 месяцев этого года зарегистрировано более 41 тысячи случаев заболевания корью у детей и взрослых (это в Европе), 37 человек из заболевших от этой болезни умерли. Наибольшее число смертей от кори в Сербии – 14 человек. Показатель заболеваемости корью в России составил меньше 1 человека заболевшего на миллион. То есть у нас ситуация, ну, такая благоприятная, можно сказать.

Юрий Коваленко: Ранее Роспотребнадзор предупредил россиян о вспышке кори в Венесуэле, Бразилии, США, Канаде и Колумбии. Так в Штатах с начала года были подтверждены более 90 случаев заболевания. А вот в Венесуэле этот показатель составлял более 1 600, и из них 44 случая закончились летальным исходом. В общем-то, как и в Европе, в Америке чаще всего болеют, конечно же, дети. В Европейском центре профилактики и контроля заболеваний связывают такую тенденцию со снижением общемирового уровня вакцинации до 78% вместо требуемых 90–95%.

Марина Калинина: У нас в гостях сегодня – Галина Михайловна Кожевникова, заведующая кафедрой инфекционных болезней Российского университета дружбы народов. Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Галина Кожевникова: Добрый день.

Марина Калинина: Вот те цифры, которые мы назвали, насколько они тревожны, так скажем?

Галина Кожевникова: Ну, эти цифры действительно тревожны, потому что, скажем, в течение последних 20 лет ситуация с корью была очень успешной, причем не только в европейских странах, где вообще были единичные случаи болезни в течение года, где это всегда рассматривалось как чрезвычайная какая-то ситуация, но даже в странах с определенно низким уровнем медицинской помощи – в Африке, в странах Юго-Восточной Азии – было снижение заболеваемости. И вот начиная где-то с 2012–2014 года отмечается подъем заболеваемости.

И то, что мы сейчас видим в Европе, то есть в странах, где все было более или менее благополучно, – это, в общем-то, вызывает тревогу. И, конечно, все эксперты абсолютно признают (и даже не только медики, а, в общем-то, кто занимается и общественным здравоохранением), что это проблема вакцинации.

Юрий Коваленко: Так а с чего? Где затаилась болезнь?

Марина Калинина: Давайте как раз… Подожди, Юра, сейчас давай зададим вопрос нашим телезрителям как раз о вакцинации. Делаете ли вы прививки себе и детям? Ответьте, пожалуйста, «да» или «нет», пришлите сообщение на наш SMS-портал, номер есть на ваших экранах. А в конце этого получаса подведем итоги тех данных, которые вы нам будете присылать. То есть около 6 часов узнаем, делают ли россияне прививки или не делают. Так что пишите.

Юрий Коваленко: И все же где вот тот самый прокол, из-за которого корь опять вышла? Ну, казалось бы, благополучная Канада, США. Уровень здравоохранения там если не выше, то очень хороший.

Галина Кожевникова: Да, не обсуждается.

Юрий Коваленко: Как она могла развиться до таких масштабов?

Галина Кожевникова: Если говорить… Ну, может быть, Канада – меньше. Соединенные Штаты и Европа – здесь с двумя моментами связывают. Во-первых, это миграция населения. Очень мощный приток мигрантов из стран, в которых… в некоторых вообще прививают единично, там единичные случаи прививок от кори. То есть приезжают источники инфекции. Это один момент – увеличение миграционных потоков.

Второй момент – это то, что касается коренного европейского населения, цивилизованных и образованных европейцев. Но, к сожалению, такая тенденция отказа от прививок вообще. То есть корь – это показатель на данный момент. Но это говорит и о том, что от вакцинации от других болезней тоже очень многие люди отказываются. И здесь причина даже не медицинская, потому что вакцин на рынке много, они все уже больше 50 лет. Ну, какие-то 40 лет применяются, какие-то – 50 лет. То есть известные, и они есть. А общественное сознание несколько меняется.

Марина Калинина: А в чем оно меняется?

Галина Кожевникова: Люди рассуждают так: «Болезни этой нет. И я не болела…»

Марина Калинина: «Ни сосед не болел».

Галина Кожевникова: «Ни сосед не болел. И вообще мы про корь в последние годы не слышали, – впрочем, как и про многие другие инфекционные болезни. – Ситуация благоприятная. Зачем я буду прививать от болезни, которой не существует?» Но она не существует здесь, в данном месте, в каком-то регионе. Но возбудитель никуда не девался из природы, источники инфекции есть – это как раз те невакцинированные люди.

И такое отношение, что «нет – значит, не надо прививаться», оно в корне неправильное. Потому что контролируемые инфекции (а это те, от которых существует вакцина), они поэтому и называются контролируемыми. Есть вакцинация – нет болезни. Как только идет послабление вакцинации по разным причинам (общественным, нехватка вакцины, еще какие-то моменты), меньше 90% населения привито – значит, ждите повышения заболеваемости.

Юрий Коваленко: Но ведь насильно всех привить невозможно, все 7 миллиардов взять и заставить привиться.

Галина Кожевникова: Невозможно. Так справились только с одной болезнью – натуральной оспой, которой нет уже с 70-го года. Но сколько лет существует вакцинация? 200 лет. Поголовная вакцинация в течение больше 50 лет проводилась, то есть именно так называемая поголовная. Вы правильно совершенно говорите: всех привить – и проблемы не будет. Но мы понимаем, что это нереально. Например, полиомиелит. Всемирная организация здравоохранения ставила вопрос… А это очень тяжелое заболевание, приводящее и к летальным исходам, и к инвалидизации. ВОЗ ставила сначала ликвидацию – 2000 год. Потом – 2010 год. А теперь отодвинули…

Марина Калинина: А есть какой-то план по ликвидации того или иного заболевания?

Галина Кожевникова: Да, да, да.

Марина Калинина: И это связано как раз…

Галина Кожевникова: Это связано с вакцинацией, ну, когда мы говорим о контролируемых инфекциях. И полиомиелит сейчас пока остается в небольшом количестве стран, регистрируется. Ну, это буквально единичные какие-то случаи. Может быть, к 2020 году удастся ликвидировать.

Корь – ну, в общем, мы с вами понимаем, что в ближайшие, я думаю, лет десять о ликвидации мы не говорим, но хотя бы об уменьшении числа случаев. Многие считают, что корь – детское заболевание, «переболел, и все».

Марина Калинина: Обычные прививки, три идут – корь, краснуха, паротит.

Галина Кожевникова: Да, корь, краснуха, паротит.

Марина Калинина: Я это помню.

Галина Кожевникова: Да, правильно совершенно. Но есть моновакцина – прививка от кори, от краснухи, от паротита. А есть корь и паротит, есть корь и краснуха. А есть от трех инфекций.

Юрий Коваленко: Может быть, просто людям кажется, что это дорого – прививаться?

Галина Кожевникова: Но это бесплатно.

Юрий Коваленко: Что какие-то последствия после этого – болеть неделю, лежать, еще что-то? Это так, или все проще?

Галина Кожевникова: Все проще и сложнее. Вакцинация от кори – она бесплатная для всех, она входит в календарь прививок. Это закон. Ну, мы говорим сейчас о России и о европейских странах. То есть человек прививает своего ребенка на первом году жизни (потом в 6 лет у него ревакцинация) совершенно бесплатно. Вы можете узнать, взять сертификаты, какая именно вакцина, как она хранилась. То есть здесь никаких проблем нет. Связывают с тем, что (ну, опять же это не только кори касается, а и многих вакцин) от них вреда больше, чем пользы.

Юрий Коваленко: Очень частое мнение.

Галина Кожевникова: «Вот мы прививаем от болезни, которой нет. А вот и реакции есть, и побочные эффекты». Для каждой вакцины свои особенности. Что касается вакцины от кори, то количество осложнений – это может быть аллергическая реакция, это может быть высокая температура и у некоторых детей судорожный синдром, и описаны случаи (но это один на миллион вакцин) изменений со стороны центральной нервной системы.

И если брать соотношение каких-то осложнений (ну, даже это не осложнения, а это побочные эффекты вакцинации) и то, что может случиться с ребенком непривитым, на количество умерших, то на одно осложнение – десятки, а может быть, и сотни тысяч заболевших и тяжелого течения. То есть на самом деле это, наверное, мы виноваты, медики, что мы плохо об этом рассказываем. Ну, вот раньше санитарное просвещение было.

Марина Калинина: Рассказывайте хорошо.

Галина Кожевникова: Да, чтобы об этом знали.

Марина Калинина: Спрашивали мы вас: делаете ли вы прививки себе и детям? Продолжаем задавать вам этот вопрос. Пишите на наш SMS-портал «да» или «нет». А мы пока послушаем Дарью, из Владимирской области она нам дозвонилась. Дарья, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Я насчет прививки от полиомиелита. Моя внучка очень хочет сделать эту прививка, но не удается ей сделать уже в течение года.

Марина Калинина: Почему?

Зритель: Все время откладывается. Приходит, а ей говорят: «В марте сделаем». Приходит – нет прививки. И так каждый месяц. Уже август, а до сих пор нет прививки. Говорят: «Нет, отсутствует, дефицит прививки от полиомиелита». Вот меня это очень беспокоит.

Марина Калинина: А вы сами себе прививки делаете вообще от чего-то, вот вы как взрослый человек?

Зритель: Ну, я делала в детстве. Сейчас я уже человек взрослый.

Марина Калинина: Сейчас не делаете?

Зритель: Я беспокоюсь насчет внучки.

Марина Калинина: Я поняла ваш вопрос.

Зритель: Вопрос про полиомиелит поднимался с прошлого года, говорили, что там какие-то объективные причины.

Марина Калинина: Галина Михайловна?

Галина Кожевникова: Ну, это, в общем-то, конечно, безобразие – то, что откладывается. И я так понимаю, откладывается не по медицинским показаниям…

Марина Калинина: А потому что просто нет вакцины.

Галина Кожевникова: …а потому что просто ее нет. Ну, это нарушение закона об охране здоровья. Просто нужно не в поликлинику идти, а писать заявление и обращаться в министерство здравоохранения области, где находится. Ну, это серьезное, по меньшей мере административное дело с теми, кто должны обеспечивать вакциной население. Это государственное…

Юрий Коваленко: То есть если человек хочет прививку, она ему дается?

Галина Кожевникова: Он ее должен получить.

Юрий Коваленко: Но проблема в том, что многие не хотят.

Галина Кожевникова: Да.

Юрий Коваленко: Вот SMS, из Москвы причем, кстати. Женщина пишет: «Я мама годовалого ребенка, делаю все прививки по Национальному календарю. Осложнений, к счастью, не было. Но в моем окружении 50% мам вообще не делают прививок детям». И это Москва. А если мы возьмем регионы, то там будет ситуация наверняка не такая радужная.

Галина Кожевникова: Вы знаете, надо сказать, что ситуация хуже как раз в Москве, в Санкт-Петербурге по отказу от прививок.

Юрий Коваленко: А с чем это связано?

Галина Кожевникова: Ну, интернет и какие-то другие моменты.

Юрий Коваленко: А, то есть это «больничный синдром» – посидеть, наслушаться гадостей, а потом перестать это делать?

Галина Кожевникова: А потом перестать, да. И то, что 50% не прививается – это, в общем, катастрофическая цифра, потому что, так сказать, по официальным данным… Ну, посмотрим, что ответят наши зрители, но по официальным данным – где-то от 5 до 15%, ну, для разных прививок (это данные Роспотребнадзора), отказываются от прививок, не прививаются. Именно отказываются, именно отказы прививок. Но это тоже большое число.

Марина Калинина: Давайте послушаем Нелли из Костромы. Нелли, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Вы знаете, вопрос может показаться глупым, но мне интересен этот момент: может ли устареть сама по себе вакцина в связи с тем, что сейчас очень мутируются и меняются инфекции, вирусы? Ну, даже вакцина от гриппа – там же и А, и В, и С, и вот эти все виды появились. Действительно, 50 лет – большой промежуток для вакцины. Вот я не очень грамотна в этом, и меня это волнует. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо и вам.

Галина Кожевникова: Хороший вопрос. Значит, 50 лет проводится вакцинация от кори, да? Но вакцины в течение этого времени меняются, они совершенствуются и в плане…

Марина Калинина: Ну, наверное, корь – это как пример. А вообще, в принципе, любое заболевание, от которого есть вакцина…

Галина Кожевникова: Конечно, да-да-да.

Марина Калинина: Да?

Галина Кожевникова: Существуют целые центры, институты вакцинации, ведется постоянный мониторинг за возбудителем, который выделяется на данной территории. Что касается гриппа – это мы все хорошо знаем, он мутирует. И то успевают с вакциной, потому что налажена технология. Что касается кори. Этот вопрос возникал, когда появилась в Европе корь, думали, что, может быть, то что-то с вирусом произошло. Его очень хорошо изучали, смотрели. Ничего с ним не произошло, то есть вот как был такой вирус, он такой и остался.

И здесь что касается вакцинных препаратов – это везде в мире очень серьезная область, которая подлежит очень серьезному контролю, может быть, даже большему контролю, чем лекарственные препараты. И если вдруг происходят какие-то изменения, вакцинные препараты меняются. То есть идет усовершенствование. Вакцины, которые сейчас – это не те, что были 50 лет назад.

Марина Калинина: Скажите… Сейчас, Юра, извини. Мы говорим сейчас о кори, которая много лет спала и вдруг глаза свои открыла, потому что люди перестали прививаться. Каких вспышек заболеваний еще можно ожидать вследствие того, что снижается общемировая тенденция прививки делать?

Галина Кожевникова: Ну, я так надеюсь, что от полиомиелита все-таки будут прививаться, потому что все знают, насколько это страшное заболевание. Вакцина у нас от дифтерии…

Юрий Коваленко: Ну, про дифтерию давненько не слышно было.

Галина Кожевникова: Да. У нас были 90-е, 92-й, 96-й год, когда вакцинация… Ну, там были несколько другие причины, такие экономические. И тоже снизилась вакцинация буквально на несколько процентов, на 10–15% – и мы имели эпидемию дифтерии тогда в России. Ну, практически все. И корь, и краснуха, и паротит – они никуда не делись, болезни-то есть.

Марина Калинина: А вы сами делаете прививки как взрослый человек?

Галина Кожевникова: Да, я делаю прививки. Ну, мне положено делать прививки, потому что я медицинский работник. То есть мы периодически проверяем наличие антител, в частности кори. Вот только недавно, два месяца назад. В Москве очень серьезно к этому подошли, к медицинским работникам, нас просто обязали: либо делаешь вакцинацию… То есть сначала мы смотрим, есть ли антитела. Если антитела есть (ну, я в детстве переболела корью), то вы допускаетесь до работы; если нет антител – вакцинация, а потом на работу. То есть это такой вариант. Ну, там еще вакцинация от гепатита В, то есть то, что положено.

А так во взрослом возрасте… Ну, можно проверить вообще ко всем инфекциям, от которых мы прививались или болели, есть ли так называемый защитный титр антител. Если он есть, то вы совершенно спокойны. Если нет, то с учетом ситуации такой, действительно, если вы собираетесь куда-то ехать, то лучше привиться. У нас недавно был случай очень тяжелый: в реанимации женщина 56 лет, бабушка, а внучка не была привита, и она заболела. Ну, классическая корь. Бабушка в реанимации с пневмонией, с поражением центральной нервной системы, с нарушением зрения. То есть не пришла в голову мысль о том, что она тоже относится к категории… ну, не к группе риска, но она тоже может заболеть.

Юрий Коваленко: То есть можно прийти в поликлинику по месту жительства и сказать: «Я хочу привиться»?

Галина Кожевникова: Да.

Юрий Коваленко: И не откажут? Не должны?

Галина Кожевникова: Не должны отказать.

Марина Калинина: Вот смотрите – два совершенно противоположных сообщения. Одно из Кемеровской области, пишет нам человек, которому 65 лет, спрашивает: «А что – надо? Почему никакой информации от поликлиник?»

Юрий Коваленко: Люди не знают просто этого.

Галина Кожевникова: Не знают, да.

Марина Калинина: А вот другое сообщение из Красноярского края: «Мы живем в деревне, у нас хороший фельдшер, и прививки делают всем, даже бабушкам».

Галина Кожевникова: Вот это то, что называется «роль личности в истории», то есть как подходит к своему делу конкретный врач и конкретная администрация. Я вам рассказала на примере Москвы – просто всех поставили на ноги, решают этот вопрос. И вот в Краснодарском или в Красноярском крае…

Марина Калинина: В Красноярском.

Галина Кожевникова: В Красноярском крае. То есть все решается. С информацией у нас не очень хорошо.

Марина Калинина: Давайте послушаем, как обстоят дела в Карелии, Юрий нам дозвонился. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. Ну, я скажу лично про себя. Я работаю массажистом в частной организации. Вот сейчас пойдет гриппозный период, я и себе, и… Ну, у меня своих детей нет, а племяшка. Прививки от гриппа не делаем, потому что как бы здоровее будешь.

Марина Калинина: Вы так считаете?

Зритель: Я так считаю, потому что я работал в нескольких больницах и с другими массажистами. Двое не сделали, а двое сделали. Кто-то сделал – тот еще больше болеет потом, осложнений больше.

Марина Калинина: Спасибо за ваше мнение.

Зритель: И у меня еще вопрос к вашему эксперту, хочу спросить. Я недавно смотрел фильм в интернете, такая Галина Царева, фильм называется «Пандемии лжи». Там выступала бывший биолог Советского Союза, рассказывала плюсы и минусы прививок. Стоит ли верить этому фильму? Или лучше все равно относиться как бы 50 на 50? Вот такой вопрос. До свидания.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Галина Кожевникова: Моя точка зрения – никаких 50 на 50. Если есть вакцины, и они обоснованы… У нас еще одна проблема – вот то, что называется «экспертное мнение». Да, у него четыре человека сделали, массажисты знакомые, у двоих что-то было не так, у двоих вот так…

Юрий Коваленко: Выборка нерепрезентативная.

Галина Кожевникова: Да. И они решили, что достаточно. А то, что десятками лет тысячи ученых, разработчиков доказывали эффективность вакцины – это, в общем, как-то не учитывается. Посмотрел фильм в интернете про вред от вакцинации или другой, что прямо всем надо вакцинироваться, и составил свое мнение. Это к тому, насколько бывает сложно убедить человека. У нас больше сейчас верят не профессионалам, а около…

Юрий Коваленко: Альтернативам.

Галина Кожевникова: Да-да-да. До того момента, когда не случается катастрофа, когда они поступают к нам в больницу и умоляют: «Спасите! Вот так вот случилось».

Юрий Коваленко: Но ведь зерно истины есть. Человек говорит о том, что тот, кто сделал прививки, болел гораздо сильнее. Это правда, что прививка может спровоцировать на более тяжелое течение болезни?

Галина Кожевникова: Нет, это совершенно точно нет. Здесь могут быть моменты нарушения самого проведения прививки.

Юрий Коваленко: И иммунная система?

Галина Кожевникова: Во-первых, состояние иммунной системы, потому что есть ряд болезней, когда не делают ни ребенку, ни взрослому, ну, в этот период нельзя, или вообще у него такое состояние иммунной системы. Таких людей немного, конечно, но им не показаны прививки. Нельзя прививать, если человек болеет или болел две недели назад, перенес какое-то инфекционное заболевание – ОРЗ, кишечная инфекция, все что угодно, или какое-то более тяжелое инфекционное заболевание. Здесь может быть момент: делали прививку, а он находился в так называемом инкубационном периоде, поэтому он и дал такую реакцию.

Марина Калинина: Давайте я вам задам один вопрос, прямо конкретный очень, прямо буквально кратенько ответьте. «Скажите, пожалуйста, какие изменения в общем анализе крови являются противопоказанием для вакцинации от кори?» И есть ли такие?

Галина Кожевникова: В общем анализе крови? Это не противопоказания. Нужно смотреть ребенка или взрослого и выяснять, от чего эти изменения. Вообще анализ – это ни показание, ни противопоказание.

Марина Калинина: Понятно.

Галина Кожевникова: И это может только врач решать.

Марина Калинина: Спасибо. Конкретный вопрос – конкретный ответ. А мы задавали вопрос, который задаем вам сейчас, «Делаете ли вы прививки себе и своим детям?» (вы на него отвечаете на наш SMS-портал, присылая свои сообщения, итоги подведем совсем скоро), этот вопрос задавали и наши корреспонденты в разных городах России. Давайте посмотрим, какие ответы давали просто люди на улицах.

ОПРОС

Марина Калинина: Вот такие ответы давали.

Галина Кожевникова: Ну, не так уж и плохо.

Марина Калинина: Не так уж и плохо?

Галина Кожевникова: Не так уж и плохо, да.

Марина Калинина: Есть какой-то комментарий? Давайте такой кратенький итог подведем.

Галина Кожевникова: Ну, кратенький комментарий… Все-таки основная масса понимает необходимость этих прививок. Ну а что сказать человеку, который говорит: «Я обливаюсь холодной водой – и у меня иммунитет повышенный»? Это мы с ним должны поговорить определенное время.

Марина Калинина: Понятно. Ну и итог голосования, которое мы проводили в последние полчаса: «да» ответили 65% наших телезрителей – это люди, которые делают прививки и себе, и детям; а не делают прививки 35%. Вот так.

Юрий Коваленко: Хорошо это или плохо?

Галина Кожевникова: Ну, плохо. Лучше, если было хотя бы 80 на 20, а в идеале – 90 на 10.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Будем надеяться, что в скором времени эти цифры поменяются. Спасибо.

Галина Кожевникова: Всего доброго.

Марина Калинина: Галина Михайловна Кожевникова, заведующая кафедрой инфекционных болезней Российского университета дружбы народов.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Галина Кожевникова: Всего доброго.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты