Гаражам – амнистия

Гаражам – амнистия | Программа: ОТРажение | ОТР

Как зарегистрировать автомобильную недвижимость и в какие сроки нужно будет уложиться?

2021-03-15T15:12:00+03:00
Гаражам – амнистия
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски
Смените климат. С какой повесткой выступил Владимир Путин на климатическом саммите?
Президент нажал на газ
Жителям Кыштыма выставили счёт в 25 млн рублей за подключение домовладений к газу. СЮЖЕТ
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Гости
Вячеслав Лысаков
член комитета ГД по государственному строительству и законодательству, председатель межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора»
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: А мы снова о «гаражной амнистии». В последнее время очень много говорят тоже о ней, обрастает она всякими мерами, уточнениями. Так вот, теперь гаражи будут прятать от муниципалитетов. Ну, точнее сказать – муниципалитеты не смогут изымать для своих нужд землю под этими гаражно-строительными объединениями. Оформить дом для автомобиля и землю под ним в собственность можно будет по одному заявлению. При этом упрощенную регистрацию автонедвижимости продлят аж до 1 сентября 2026 года.

Оксана Галькевич: Людям с ограниченными возможностями могут дать право размещать гараж бесплатно рядом со своим домом. Комитет Государственной Думы по строительству и законодательству уже рассмотрел поправки в законопроект о «гаражной амнистии» и рекомендовал принять их во втором чтении. Пока только во втором.

Петр Кузнецов: То есть, скорее всего, все-таки – да.

Давайте посмотрим на масштабы. Сейчас в Едином государственном реестре юридических лиц зарегистрировано около 37 тысяч гаражных кооперативов, а на кадастровый учет поставлено более 5,5 миллиона гаражей.

Оксана Галькевич: При этом Росреестр уже выявил больше 2 миллионов гаражей, которые находятся вне правового поля. Количество существующих, но не оформленных объектов гаражного назначения, по оценке экспертов, гораздо больше.

Петр Кузнецов: По поводу этого упрощенного порядка. Предполагается, что упрощенный порядок предоставления земельных участков под гаражи будет в том случае, если земельный участок для размещения гаража был предоставлен гражданину, организации или органам власти или если гараж распределен гражданину на основании так называемого решения общего собрания членов гаражного кооператива.

Оксана Галькевич: В общем, знаете, как всегда, вначале это звучит как «гаражная амнистия» для всех, а потом обрастает нюансами.

Петр Кузнецов: А «амнистия» – слово-то какое! Кажется, что все, всех освободят. Да нет, не об этом.

Оксана Галькевич: А вот о чем, друзья? Давайте будем разбираться вместе с нашими экспертами. Вы, кстати, тоже звоните, потому что тема такая народная. Гаражей не осталось, по-моему, только в Москве, практически не осталось, а в регионах… вся страна этим еще пользуется.

Вячеслав Лысаков у нас на связи, член Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, председатель межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора». Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Вячеслав Лысаков: Добрый день. Ну, во-первых, коллеги, я хочу вас поправить…

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Вячеслав Лысаков: Наш комитет называется – Комитет по государственному строительству и законодательству. Все-таки мы к обычному строительству не имеем никакого отношения. Это чтобы не было… для чистоты отношений, как говорит наш спикер.

Что касается этого законопроекта, то там никаких хитростей и двойного дна нет. Вы здесь не совсем правы, что обрастать начинает какими-то деталями. Он хорошими деталями будет обрастать.

Оксана Галькевич: Ну, критериями определенными обрастает, конечно. Просто люди же доверяют сразу каким-то, знаете, заголовкам. Услышали: «Амнистия гаражам».

Петр Кузнецов: Вот! Вячеслав Иванович, позвольте я тоже… «Гаражная амнистия» – это только звучит-то свободно. Мы про то, что никто никого прощать и освобождать не будет. Речь идет об учете, контроле и налогообложении?

Вячеслав Лысаков: Ну, все-таки назвали таковым законопроект не мы, законодатели, а журналисты, поэтому претензии не к нам. По аналогии с «гаражной амнистией», когда люди действительно могли и могут зарегистрировать свое жилье. Мы неоднократно…

Петр Кузнецов: Вы хотели сказать «с дачной»?

Вячеслав Лысаков: Параллель провели такую. Ну, не суть важно. Я могу сказать, что, к сожалению, людей этот законопроект вначале напугал. Например, мне поступало очень много обращений с требованиями отклонить его, потому что он лишит людей собственности гаражной и так далее, и так далее. То есть было полное непонимание.

Мне пришлось на одном из заседаний нашего комитета предложить выпустить… ну, ознакомить людей с текстом, с разъясняющим текстом. И такая записка аналитическая была подготовлена нашим аппаратом, нашими специалистами. На самом деле на последнем заседании комитета (а это было несколько дней назад, ну, неделю назад) мы рекомендовали, наш комитет проголосовал за то, чтобы принять этот законопроект в первом чтении. Во втором чтении он будет уточнен, в том числе по предложению наших коллег, которое касается льгот для инвалидов. Действительно, этого в тексте нет, но это будет во втором чтении.

И я обращаю внимание на то, на что вы обратили внимание. Закон будет касаться не разбросанных где-то самостроев-гаражей, а только тех гаражей – сварных из металла, как автор законопроекта Павел Крашенинников, председатель нашего комитета, на комитете докладывает, этот законопроект обозначил, кирпичных, неважно каких, но они должны быть в рамках общественного объединения. Это или гаражно-строительные кооперативы, или филиалы ВДОАМ (Всероссийского добровольного общества автомобилистов), которое сейчас называется Всероссийское общество автомобилистов. Поэтому это организованные гаражи. И владельцы этих гаражей могут очень просто, в упрощенном порядке, одним заявлением не просто зарегистрировать за собой эту собственность, но и взять землю, которая под гаражами.

Что делала Москва? Здесь большой минус этого законопроекта – он запоздал, к сожалению, лет на десять. Вы правильно сказали, что в Москве уже владельцев гаражей осталось мало. Но для всех остальных городов российских, где не вели такую борьбу напряженную с владельцами гаражей, уничтожая и снося гаражи… А делали очень просто: прекращали аренду земли. Аренда давалась на год-два. Правительство Москвы прекращало аренду – и все! И говорили: «Пожалуйста, ваша собственность? Разрезайте ее на куски, разбирайте. Мы не претендуем на вашу собственность».

Вот сейчас вы получите землю под гаражом. Это будет ваша собственность. Вас никто не смеет согнать оттуда, отнять у вас эту собственность.

Петр Кузнецов: Вячеслав Иванович, но вы…

Оксана Галькевич: Прости, пожалуйста, Петр. А если эту землю уже отдали кому-нибудь под застройку, например, потенциальную?

Петр Кузнецов: Вот! Я хотел как раз про землю. Понятно, что самая дорогая земля в Москве, но есть земля дорогая и в других крупных городах. И есть опасения у владельцев гаражей, что, несмотря на всю эту амнистию, на нужной земле тебе не дадут оформить ее в собственность.

Вячеслав Лысаков: Ну, мы принимаем закон. И мы будем смотреть, как он будет правоприменяться. Но если вы спрашиваете о том, что могли принять решение по земле, которое интересно для администрации, то, я вас уверяю, такие решения уже были приняты, и там никаких гаражей нет.

Поэтому если люди остались в общественных объединениях, у них не прекращена аренда, у них никто не отнимал эту землю, то сразу после принятия закона (а закон вступит в силу буквально после опубликования) никто не посмеет посягать на их собственность, в том числе и на землю, которая расположена под их гаражами. Ну, для этого существует прокуратура, пусть она проверяет законность действий местной власти по отношению к автовладельцам.

Оксана Галькевич: Вячеслав Иванович, давайте выслушаем Ростов-на-Дону, Олег дозвонился. Олег, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Еще раз здравствуйте. Хочу поприветствовать вас. Вы единственная программа, которую смотришь, а вы говорите правду.

Петр Кузнецов: Ну, Олег, у нас здесь, как в гараже, да? Что есть, то и говорим. Конечно.

Зритель: Да. Я живу в Ростове-на-Дону, у меня возле дома железный гараж. Подхожу ли я под амнистию? У меня гараж стоит уже более 20 лет. Еще при советской власти я его купил, вернее, купил железо и построил. Не оформлен никак. Ходил в администрацию, а мне говорят: «Мы не можем оформить».

Петр Кузнецов: Олег, позвольте уточнить? Не «ракушка», а железный стационар, да?

Зритель: Нет, не «ракушка», а железный гараж. И я там не один, а нас там более десяти человек. То есть я рад был бы платить налоги нашему любимому государству, но меня никак не ставят на учет.

Петр Кузнецов: А почему? Подождите…

Зритель: Меня отсылают, говорят: «Ты не инвалид».

Петр Кузнецов: То есть вы бы рады поставиться, обозначить себя, платить за постройку? Вот как раз для этого…

Зритель: Конечно.

Оксана Галькевич: А причину какую-то называют?

Зритель: А никаких прав я не имею возле своего дома иметь гараж. Хоть они и стоят там, более 20 штук…

Вячеслав Лысаков: Давайте я объясню.

Оксана Галькевич: Хорошо, давайте, давайте, Вячеслав Иванович.

Петр Кузнецов: Да, пожалуйста. Только Олега не отключайте, вдруг у него какой-то еще вопрос.

Вячеслав Лысаков: Я Олега хочу разочаровать, хотя у меня есть друзья в Ростове-на-Дону, прекрасный и красивый город. К сожалению, он не очень внимательно слушал. Мы говорим о том, что закон защищает те гаражи, которые в рамках общественных организаций, объединений, жилищно-строительных кооперативов, гаражно-строительных кооперативов и так далее имеют место. То есть это группа людей, которая, организовавшись, построила свои гаражи, взяла в аренду землю и прочее, и прочее. Одиночные гаражи только в том случае, если они принадлежат чернобыльцам, инвалидам, Героям России. Есть категории людей, которые получили разрешение на строительство этого гаража. Вот их не снесут.

А одиночные – это фактически самострой, хотя и стоит 20 лет или 30 лет, это понятно. И порядок вокруг, и чистота. Но, к сожалению, под действие закона эти одиночные гаражи…

Оксана Галькевич: …не попадают. Вячеслав Иванович, а вот сейчас с этими соседями организоваться, какое-то сообщество, кооператив зарегистрировать не получится уже?

Вячеслав Лысаков: До того, как вступит закон в силу, я боюсь, нет. Тут осталась буквально пара-тройка месяцев. К сожалению, мы знаем, насколько сложно бюрократически пройти барьеры. Во-первых, собрать людей, договориться. Должна быть организация, устав должен быть и так далее. Это не на один месяц. Поэтому вряд ли кто-то успеет, как в народе говорят, подсуетиться и к принятию закона нечто построить. Но пробовать надо. Может быть, кто-то уже на завершении этого пути находится.

Оксана Галькевич: Вячеслав Иванович, вот нас спрашивают зрители: «А почему опять разделение по годам строительства? Неужели нельзя сделать эту амнистию для всех?»

Вячеслав Лысаков: Нет, понимаете, в первом чтении принимается текст законопроекта в том виде, в котором он поступил, в котором был внесен. А ко второму чтению он обрастает живыми деталями, поэтому возможны изменения и по срокам, и по другим моментам. Мы ожидаем поправок от наших коллег-депутатов, от регионов, которые могут обратиться с предложениями. Все они будут рассмотрены комитетом. Обычно это бывают две таблицы поправок: одна таблица – это отклоненные поправки, а другая – принятые.

Оксана Галькевич: Нет, ну это понятно, что все деталями и предложениями обрастает. Но должны быть какие-то объяснения, почему построенные именно до 2004 года.

Петр Кузнецов: Нет, до 2005-го.

Оксана Галькевич: А почему более ранние гаражи не подпадают?

Петр Кузнецов: Там же Градостроительный кодекс появился, и стали их учитывать, да?

Вячеслав Лысаков: Любой закон должен соответствовать существующему законодательству, определенным правовым нормам, поэтому все будет согласовано, в том числе и сроки, с действующим законодательством, с интересами тех людей, которых будет касаться эта «гаражная амнистия», ну, условно.

Петр Кузнецов: Понятно. Спасибо. Вячеслав Лысаков, член Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, председатель межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора».

Оксана Галькевич: А теперь давайте, друзья, посмотрим небольшой опрос, который провели наши корреспонденты в Биробиджане, Кунгуре и Краснодаре. Спрашивали людей, воспользовались или нет они «гаражной амнистией». Давайте послушаем ответы.

ОПРОС

Петр Кузнецов: И я еще зачитаю как раз вдогонку сообщение, пришло из Иркутской области: «Гаражный кооператив 1970 года постройки, приватизировать не разрешают до сих пор. Земля в хорошем районе Иркутска, мешают любыми способами».

Оксана Галькевич: Вот так. А почему мешают?

Петр Кузнецов: Хотя мы начали с того, что новые эти меры должны этому помешать – ну, помешать им мешать. Понимаешь?

Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства с нами сейчас на связи.

Андрей Широков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, в связи с этим вопрос: а почему нельзя написать закон, создать какие-то нормы законодательные, которые будут регулировать все эти сложные вопросы, в том числе и ситуацию для гаражей 70-х годов постройки, и 80-х, и после 2005-го? Почему все время выделяется какая-то категория?

Андрей Широков: С моей точки зрения, законодатель и должен принимать такой закон, в которых нормы бы учитывали интересы всех граждан Российской Федерации, и неважно – гараж построен до 2005-го, или гараж пришел еще из Советского Союза. Мы знаем, что в Советском Союзе были более упрощенные принципы построения гаражей, их размещения.

Но вместе с тем мы сегодня должны понимать, что законодательная работа – это во благо нашего гражданина российского, который владеет иногда незаконно своими гаражами. И надо все это узаконить. Ему будет проще его реализовывать (я имею в виду – продавать, если надо), ему будет проще в наследство его передавать. Ну и как бы все действия с этим объектом. Объект должен стать собственностью конкретного владельца, и владелец должен иметь все соответствующие документы на право владения соответствующим объектом.

Но государство здесь выигрывает – оно же это все превращает в налогообложение. Собственность у нас подпадает под налогообложение. Это дополнительные доходы в местные бюджеты.

Оксана Галькевич: Ну подождите. Иногда люди оказываются, так скажем, владельцами какого-то незаконного объекта в силу обстоятельств, не по своей вине, так скажем. Понимаете, какое-то время было невозможно быть владельцем, хозяином этой недвижимости, потому что там земля была в аренде. То аренда есть, то аренды нет. Ну какая-то тут собственность?

Андрей Широков: Нет, ну законодатель в данном случае же проводит некие интересы в сторону будущих собственников, будущей земли, которая будет находиться в собственности у владельцев гаражей. Они же сегодня и говорят: «Дайте ограниченное количество документов». Причем субъекты Российской Федерации будут определять, какие документы нужно (минимизированные) для того, чтобы гараж был официально оформлен и получил правовой статус.

Оксана Галькевич: Ну, люди пишут: «Гараж уже давно в собственности, а вот землю оформить не дают». Не знаю, какой это город.

Андрей Широков: Вы в данном случае, когда говорите об аренде земли, то это часть всего дачно-строительного кооператива… то есть гаражно-строительного кооператива, извините. Почему я сказал «дачного»? Потому что вся эта схема будет такая же, как и «дачная амнистия». То же самое практически, ничего нового не появляется. Схема уже отработанная годами, уже не один раз «дачная амнистия» переносилась по срокам: «Вот не успели еще все амнистировать, давайте продлим эти сроки». Наверняка, это будет и при «гаражной амнистии».

Ну, в стране 3,5 миллиона гаражей – это примерная цифра, и то она экспертная. Ну, все это должно найти своего собственника в конечном счете, а государство должно с этого получать доходы.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Приморского края, Валентина на связи. Здравствуйте, Валентина.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я председатель гаражного кооператива. И я жду четыре года, подав все документы, полный пакет на оформление земли… на выкуп земли даже, не на оформление. Земля была в бессрочном пользовании. И четыре года я хожу и обиваю пороги. Все документы в порядке, но каждый раз придумываются новые и новые препятствия. И я так рада, что будет эта амнистия так называемая, потому что люди сами смогут оформить свои гаражи. У меня просто нет уже… совести не хватает смотреть им в глаза и говорить, что мне в очередной раз отказали.

Оксана Галькевич: Валентина, а вы уверены, что им самим-то по отдельности будет проще это сделать, чем вам, так скажем, с коллективным пакетом?

Зритель: Ну, я этого не знаю. Просто у меня уже никакой надежды.

Оксана Галькевич: Сил нет уже, я поняла.

Зритель: Просто нет сил, да, просто нет сил. Я боюсь, как я уже сказала, что жизни моей не хватит, чтобы довести то дело до конца.

Оксана Галькевич: А какие причины-то придумывают, Валентина? Вы говорите, что все документы в порядке, но все время что-то…

Зритель: Ой, я не буду перечислять, потому что настолько все затянуто, настолько все медленно делается! Вот это все просто делается годами. Но за это время почти в четыре раза вырос земельный налог. То есть сумма земельного налога очень немаленькая. И люди это все платят.

Оксана Галькевич: Валентина, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, вот видите? Есть закон, а есть реальная жизнь.

Андрей Широков: Да, реальная жизнь всегда упирается в конечном счете в исполнение законов. Так называемая оценка регулирующего воздействия, когда она изначально давалась при принятии закона, видимо, не соответствовала действительности, с которой люди столкнутся. А на самом деле они столкнутся с некой волокитой и нежеланием оформлять в собственность объекты под названием «гаражи».

А тут в данном случае даже кооператив идет на выкуп земли. Причем эта земля, попадающая через выкуп, потом в собственности этого кооператива, то есть коллективного пользования, она подпадает также под налоги. Опять же доходы у муниципальных образований остаются. И почему они препятствуют – непонятно.

Вот те фотографии, которые вы показываете, кадры, которые я сейчас вижу на экране…

Петр Кузнецов: Да, рядом с вами.

Андрей Широков: Это, конечно, гаражи безобразные. Это «шанхай». Понимаете?

Петр Кузнецов: А таких много, кстати.

Андрей Широков: А?

Петр Кузнецов: Таких много.

Андрей Широков: И таких много. Я думаю, что…

Петр Кузнецов: Едешь на электричке, в окно смотришь в пригородах…

Андрей Широков: Да, больше 50%. И как эти «шанхаи» все-таки привести в порядок, чтобы глаз наш радовался, а не отворачивались мы от этих ржавых иногда гаражей, которые стоят, за которые цепляются и которые не являются собственностью, которые и передать по наследству нельзя? И непонятно, что там.

И еще есть одна большая проблема. Ведь сегодня многие люди, имеющие гаражи, гаражами давно не пользуются. Сегодня машины, скажем так, практически могут находиться в природной среде, не храниться в гаражах. В гаражах бардак на сегодняшний день! А многие еще и «горючку» там хранят, то есть еще и безопасность нарушена. Поэтому сегодня вопросов к гаражам очень много, помимо их регистрации.

Петр Кузнецов: Андрей Вячеславович, есть гаражи, которые используются по назначению. И вдруг появляется, так сказать, какая-то государственная функция, государственная нужда. На каких условиях гараж сейчас может государство изъять? Ну, например, дорога сейчас будет проходить, дом строиться, метро рядом.

Андрей Широков: Дорога, дом, метро строиться будет, да. То есть что-то публичная власть будет возводить, и она будет изымать. У нас с вами в законодательстве есть слово «изъятие». Я всегда с этим словом борюсь, потому что государство в своих интересах должно не изымать, а выкупать те или иные объекты, те или иные участки земли.

Петр Кузнецов: Выкупать-то оно, может, и выкупает, но там только компенсация такая… мизерная.

Андрей Широков: Ну правильно, по кадастровой цене, минимально оценивают, и идет выкуп.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Андрей Широков: И, конечно, это недовольство у людей, однозначно. Вот так мы на сегодняшний день играем с населением и не уважаем практически чужую собственность. А по-хорошему чужую собственность надо выкупать по рыночной цене. Но у нас бюджеты очень дырявые. Если они будут выкупать все по рыночной цене для государственных нужд, то у них просто ни на что не хватит денег.

Петр Кузнецов: Вот! Спасибо за объяснение, спасибо.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, но однажды, мне кажется, надо все-таки начинать.

Спасибо. Андрей Широков был у нас на связи, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства.

А то так и будем жить в парадигме «изымать».

Петр Кузнецов: Дневное «ОТРажение». Оксана Галькевич, Петр Кузнецов. До завтра! А вот какие темы коллеги будут вечером обсуждать.

Оксана Галькевич: «От налоговой не скрыться». Со среды налоговики получат расширенный доступ к банковской тайне россиян. Паспортные данные, выписки со счетов и образцы подписей – все в их распоряжении. На кого направлены новые меры? И какими будут последствия? Об этом – в 20:00.

Петр Кузнецов: Повышение пенсионного возраста не решило проблему, а только создало новые, – утверждают российские экономисты. Они же предупреждают о неизбежном увеличении ставки пенсионных взносов. Когда и как это может произойти? Узнаем в половине девятого.

Оксана Галькевич: «Россияне прибедняются». Минтруд предлагает ограничить число покупателей… ой, получателей пособий на детей. Какая же это бедная семья, если у нее квартиры, дачи, джипы и больше 200 тысяч рублей сбережений? Какие еще критерии предлагаются? Об этом речь в 21:00.

Петр Кузнецов: В общем, продолжение нашей сегодняшней дневной темы.

Еще раз спасибо, что провели это время с нами. Оставайтесь на ОТР. До встречи!

Оксана Галькевич: До свидания. Вечером с вами будут Марина Калинина и Константин Чуриков. До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Natalya Natalya
Каким образом оформленная собственником земля под гаражом будет исключаться из договора аренды между организаций и комитетом имущественных отношений. Как будут вноситься изменения в договор аренды, пересчитываться сумма арендной платы и как часто это будет происходить, после каждого гражданина, который оформил землю? Кто и за чей счет будет делать межевание, кадастровый план, инвентаризацию земель. Кооперативу когда и как узнать кто оформил землю под гаражом, если член кооператива справки взял, а дальше? Где алгоритм исполнения закона? Может быть в планах получать деньги и за аренду земли с кооператива и как налог на землю с физ лица. Что касается гаражей, то на сегодняшний день большинство гаражей это движимое имущество, временная постройка и налогом не облагаются, следовательно следует ждать изменения налогового законодательства? Бюджет вы пополните за счет дополнительных налогов и госпошлин при за оформление, но напишите механизм действия двух сторон: члена кооператива и самого кооператива.
Natalya Natalya
На сегодняшний день владелец гаража регистрирует его в ПИБе (филиал ГУИОН), где ему выдают удостоверение на гараж с описанием данного имущества и где указывается, что он является собственник данного имущества.
Как зарегистрировать автомобильную недвижимость и в какие сроки нужно будет уложиться?