Газ за счёт учреждения

Газ за счёт учреждения | Программа: ОТРажение | ОТР

Когда мы догоним Европу по уровню газификации?

2020-06-11T18:58:00+03:00
Газ за счёт учреждения
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Станислав Митрахович
ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, научный сотрудник Финансового университета при правительстве РФ
Сергей Чернин
первый зампред Комитета по экологии ТПП РФ
Сергей Пикин
директор «Фонда энергетического развития»
Дмитрий Гусев
вице-президент «Независимого топливного союза»

Иван Князев: Ну а прямо сейчас переходим к «Теме дня». Газифицируем всю Россию: президент дал поручение ускорить газификацию страны, при этом перестать брать деньги за подключение с простых людей, а делать это за счет государства. Напомним, что программа газификации у нас принята 15 лет назад. Хотелось бы вот прямо сейчас посмотреть, как за это время изменилась ситуация и к чему нам, соответственно, нужно стремиться.

Тамара Шорникова: Ну, начнем с того, что в 2005 году уровень газификации в городах был чуть выше 50%, а на селе и того хуже, меньше 35%. За 15 лет какая-то работа была проведена, но ситуация у нас несколько хуже даже, чем у наших ближайших соседей по бывшему СССР, например Туркмении и Азербайджана, там больше 90% домохозяйств подключены к сетям.

Иван Князев: В некоторых регионах о газе вообще пока только мечтают. На начало прошлого года у нас было 7 субъектов федерации, где работы даже не были начаты: Чукотка, Камчатка, Приморье, Магаданская и Мурманская области, а также Хакасия и Красноярский край. А еще в 20 регионах покрытие газовыми сетями не дотягивает даже до 20%.

Тамара Шорникова: Тут даже далеко от Москвы ходить не надо. С проблемой подключения газа к своим домам сталкиваются не только жители регионов, но и ближайшего Подмосковья. Наша съемочная группа побывала в небольшой деревне Солнечногорского района. Давайте посмотрим, что с газификацией там.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Уважаемые телезрители, если вы с похожими проблемами сталкиваетесь, если мечтаете о газе, но до сих пор он к вам не дошел, а также те, кто уже подключили, расскажите, во сколько вам это обошлось и через что пришлось пройти. Номер прямого эфира «ОТРажения» у вас сейчас на экранах, SMS отправляйте по короткому номеру 5445. Ну а сейчас представим нашего эксперта.

Тамара Шорникова: Сергей Пикин, директор «Фонда энергетического развития». Сергей Сергеевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Сергеевич.

Сергей Пикин: Здравствуйте.

Иван Князев: Сергей Сергеевич, смотрите, ну вот сейчас у нас примерно вот какая ситуация. «Газпром» строит газопроводы между населенными пунктами, а далее уже сами региональные власти строят такие внутрипоселковые сети, чтобы газ пришел в каждый дом. Но не всегда в регионах хватает денег на это, то есть получается, что трубу-то дотянули, а до каждого дома не получается. Вот сейчас эта схема принципиально будет меняться?

Сергей Пикин: Да, действительно, это как раз реальная проблема, из-за которой многие годы несмотря на вроде фактическую газификацию «Газпрома», то есть он номинально проводит газ в регион, но до жителей газ не доходит. Поэтому сейчас решение такое, что компания должна отвечать полностью до конечного домохозяйства, доводить газ до конца, то есть полный цикл от добычи газа до транспортировки до конечного потребителя. Тогда проблема будет решена, тогда будут и деньги на эту газификацию, тогда будет не просто труба проложена в земле, но еще и газ поступать будет. Это выгодно в том числе и самому «Газпрому», главная задача у него ведь не трубу положить, а газ чтобы продавать.

Иван Князев: Ну да. Вот тут, понимаете, просто какой момент? Я так понял, что муниципалитетам уже не придется ломать голову над этой проблемой. Но вот все-таки если взять, например, Москву или Московскую область, московский регион, там есть такие компании, как «Мособлгаз», и за часть труб отвечают именно они, они подводят. И иногда вот за счет того, что они частично предоставляют эту услугу, цены за подключение начинаются, вот в Москве я посмотрел, подключение к автономному газгольдеру начинается от 200 тысяч рублей. Вот как здесь будут хозяйственные отношения выстраиваться, вот между «Мособлгазом», «Газпромом» или кто там еще будет?

Сергей Пикин: Вы знаете, я думаю, что, скорее всего, будет создан либо какой-то федеральный оператор, либо просто эти функции оператора будут переданы какой-то компании, не самому «Газпрому» как таковому, а какой-то «дочке» «Газпрома», либо на уровне региона будет единый оператор, который будет заниматься этими вопросами. А уже сама стоимость подключения будет включена в тариф на газ, по всей видимости, так будет картина выглядеть, это наиболее такой реалистичный вариант. И уже когда жители будут подавать заявки на газификацию, уже этот оператор будет заниматься этими вопросами.

Иван Князев: Но чтобы посредников было меньше.

Тамара Шорникова: Да, а можно вот здесь коротко поподробнее? Будет включена в тариф сумма подключения – то есть это все-таки не будет бесплатно для нас, вот как сейчас заявляется?

Сергей Пикин: Ну деньги-то откуда-то должны взяться. Они могут взяться либо из бюджета федерального, ну какого-то бюджета, либо...

Тамара Шорникова: Так подождите, они обещают, что они найдутся у «Газпрома», насколько я понимаю.

Сергей Пикин: Ну понятно, но деньги «Газпром» откуда получает? – от потребителя, он же не из воздуха их берет, он получает деньги за поставленный газ по тарифам. Поэтому если мы говорим о том, что эта услуга должна быть бесплатной или условно-бесплатной для жителей, значит, эта стоимость должна быть включена в тарифную составляющую. Поэтому вся страна должна за эту газификацию будет заплатить какую-то копеечку.

Иван Князев: Сергей Сергеевич...

Тамара Шорникова: А на сколько вырастут тарифы, по вашим прогнозам?

Иван Князев: Вот именно, да, это очень важный момент. Просто хотелось бы тогда уже понимать, во сколько нам обойдется такая газификация, действительно ли эти деньги будут заложены в тариф, чтобы их потом компенсировать.

Сергей Пикин: Ну а другого источника нет, то есть не бывает ничего бесплатного, все равно эти деньги откуда-то должны взяться, из источника, источник самый понятный – это тариф. То же самое в электроэнергетике: когда кто-то подключает свой дом за 550 рублей за 15 киловатт, деньги же тоже у энергетиков не возникают из воздуха, они за счет того, что платят все остальные жители за электроэнергию, и вот это льготное подключение по сути оплачивают все другие потребители. Это такой реальный источник того, чтобы подключать других потребителей, подключать их практически бесплатно.

Тамара Шорникова: На сколько могут вырасти тарифы?

Сергей Пикин: Все будет зависеть от того, какая программа будет принята по темпам. То есть можно принять программу на 100 миллиардов в год, можно 200 миллиардов. Например, пример «Газпрома», у него программа инвестиционная в год больше 1 триллиона рублей. Соответственно, если там берем 100 миллиардов, это 10% рост инвестиционной программы, если 200 миллиардов, значит, 20% роста. Насколько это все будет заложено в тариф, опять-таки будет по регионам разница: где-то тарификация вообще не понадобится, потому что там физически газ не дойдет, ну на Камчатку откуда его тянуть, а где-то, как в Подмосковье, необходимо газифицировать все Подмосковье, потому что это зона максимальной плотности населения. Здесь, конечно, потребуется больше всего работы, газификации.

Тамара Шорникова: И, соответственно, тарифы будут выше.

Сергей Пикин: Ну вот тут все равно будут пытаться укладывать их в темпы инфляции, потому что тоже одно из ограничений, тут масса ограничений. Но есть программа, которую нужно выполнять, газификации, есть ограничения сверху по тарифам роста тарифа, но так или иначе все равно источники должны быть изысканы, они лежат только в двух местах, либо в бюджете, либо в тарифе, других не возникает.

Тамара Шорникова: Слушаем звонки.

Иван Князев: Да, это настораживает.

Давайте послушаем Тюменскую область, Олег у нас на связи. Олег, здравствуйте.

Зритель: Это не Тюменская область, это Омская область.

Иван Князев: Омская область, прошу прощения.

Зритель: Это Омская область, город Исилькуль.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Труба проходит от меня 10 метров, «заряжают» 200 тысяч и кучу инстанций, чтобы подключить его к дому.

Иван Князев: То есть дом ваш в 10 метрах от трубы, и чтобы в нее врезаться и подвести к вам, такая сумма?

Зритель: Двести тысяч, да.

Иван Князев: Ничего себе.

Тамара Шорникова: Скажите, а у вас такие индивидуальные расценки, или рядом с вами тоже такие же проблемы у ваших соседей, соответственно, с каждого по 200 тысяч?

Зритель: У каждого, у каждого, по всей Омской области, я вам 100% говорю, так.

Тамара Шорникова: А вы пробовали как-то узнать, из-за чего так дорого, ну если действительно... ?

Иван Князев: Да, почему, если действительно труба идет рядом?

Зритель: Я пробовал, но просто у меня в данный момент нет на это времени.

Тамара Шорникова: Понятно. И еще один вопрос. Вот в связи с тем, что сейчас такое объявление о масштабной газификации страны, о том, что это будет бесплатно, будете ждать, пока государство проведет, или будете искать деньги?

Зритель: Девушка, вы представляете, что такое топить печку дровами, углем, таскать это все?

Тамара Шорникова: Понятно, но мы в разную глубинку ездим, к сожалению, так долгое время живут многие люди, ну как-то вот нет денег на другой вариант.

Зритель: Ну как-то вот напротив, я живу на 4-й Северной, а напротив живет мать по 3-й Северной, у нее уже 15 лет газ, она плотит за месяц 2,5 тысячи за газ.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Ну представляете себе разницу?

Тамара Шорникова: Понятно. Да, хорошо, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Олег.

Сергей Сергеевич, смотрите, какой момент. Вы говорите, что вот этот весь процесс газификации, создания инфраструктуры, прокладки трубопроводов отразится в наших тарифах, туда заложат все эти расходы. Но ведь с другой стороны, тот же «Газпром», например, хотя, может быть, и не факт, что «Газпром» будет оператором, потому что Сечина назначили ответственным секретарем вообще всего этого, а «Роснефть» тоже достаточно много газа поставляет в страну, – у того же «Газпрома», у «Газпром межрегионгаза» в 2019 году было подключено 127 тысяч новых объектов. Сейчас, я так понимаю, потребителей будет больше, то есть это и объекты, и люди, и они оттуда смогут получать прибыль, необязательно, наверное, повышать тариф, а только за счет того, что подключают новых потребителей.

Сергей Пикин: Да, но сейчас они подключают исходя из тарифов на подключение, и они коммерчески обоснованы. То есть вот когда товарищ говорит про 200 тысяч рублей, это значит, ему посчитали вот эти метры его газопровода, плюс проект, плюс само подключение, все это посчитали в 200 тысяч. Вот на этом зарабатывают, потому что это не льготное присоединение, а вот так посчитали. Когда будет бесплатное, значит, эта сумма в 200 тысяч не буде платиться, а куда она должна лечь? – только в тариф на сам газ, именно поставка газа будет обеспечивать возврат тех самых средств, потраченных на прокладку газопровода.

Тамара Шорникова: Хорошо бы...

Иван Князев: Но смотрите, даже эти 200 тысяч, наверное, экономически-то не очень обоснованы. Я не думаю, что проект и 10 метров газовой трубы стоят 200 тысяч.

Тамара Шорникова: Тем более что 200 тысяч – это не предел, нам звонили и звонят телезрители, которые рассказывают, что проведение газа, тоже не о десятках километров идет речь, обходится в миллион рублей людям.

Иван Князев: В 600 тысяч, вот писал нам телезритель сейчас.

Тамара Шорникова: В 600 тысяч.

Сергей Пикин: Ну да, действительно, есть и такие, мы неоднократно об этом говорили у вас в передаче. Дело в том, что все тарифы на подключение устанавливаются региональными властями, это не газовики придумали. Они просто берут тарифные ставки за каждый метр, за каждую работу, за проект и умножают их вот на данные действия, и получается калькуляция, отсюда и такие ценники, которые выставляют уже гражданам.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Сергей Пикин был с нами на связи, директор «Фонда энергетического развития».

Тамара Шорникова: Еще одним примером проиллюстрируем нашу сегодняшнюю тему. В самое отдаленное село от Кунгура, Насадку, наконец провели газ. Собственно, у Владимира и Ольги Лушниковых на подключение ушли все многолетние сбережения, они уже установили газовый котел и теперь ждут специалистов, которые подключат их к общей трубе.

Владимир Лушников: Прикупили мы уже здесь на 116 тысяч оборудования, котлы и трубы, в общем, все механизмы. Сейчас осталось только оплатить за работу, которую подвели трубы газовые, и подключить, где-то около 30 тысяч еще надо отдать. Еще надо будет стабилизатор электроэнергии ставить, еще тысяч 6 будет стоить.

Ольга Лушникова: Только подключит газ вот этот, да, мы в пляс пустимся, наверное, плясать будем, танцевать будем около этого газа, дома около газовой плиты.

Иван Князев: Строительство газопровода началось в районе 4 лет назад, а первое подключение в селе произвели этой весной в канун Дня Победы. Многим для этого пришлось брать кредиты, а чтобы хоть как-то сэкономить, жители сами роют траншеи под трубы от газораспределительной станции.

Тамара Шорникова: Да, конечно, такие впечатляющие кадры.

Подключаем к разговору еще одного эксперта – Станислав Митрахович, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, научный сотрудник Финансового университета при Правительстве России. Станислав Павлович, здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер.

Станислав Митрахович: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Станислав Павлович, вот смотрите, SMS только что пришла, Орловская область пишет: «Всю Европу нашим газом отапливаем, а в России одни обещания». Вот сейчас пробуем разобраться, откуда же возьмутся деньги на газификацию страны такую ускоренную, форсированную. Еще один повод, для того чтобы «Газпром» нашел деньги, – это то, что сейчас в Европе, в общем-то, газ на биржах дешевле, чем внутри России, соответственно, внутренний рынок становится очень интересным для «Газпрома». Может быть, это стимул найти все-таки компании деньги и действительно ускорить работу в этом направлении, не искать эти деньги в наших карманах?

Станислав Митрахович: Если вообще говорить о внутреннем рынке в целом, то он действительно сейчас становится интересным на фоне того, что в Европе цены низкие. Правда, они низкие на биржах, это не означает, что «Газпром» продает свой газ по таким ценам, у «Газпрома» бо́льшая часть продажи газа идет по долгосрочным контрактам, а долгосрочные контракты привязаны к цене на нефть, а цена на нефть все-таки стала вырастать, она не так быстро падала, например, если мы говорим о ситуации полугодовой давности, поэтому ситуация не так критична.

Что касается российского рынка, то в любом случае он становится интереснее, но российский рынок состоит из различных потребителей, и крупные газовые компании, «Газпром» или «Роснефть», «Новатек», конечно... газ потребителям каким? Скажем, металлургическому заводу, который платит стабильно большие деньги, потребляет много газа, он не задерживает выплаты, это одна история.

Есть потребитель, например, физические лица, тем более живущие в малых населенных пунктах, или далеко от места добычи, или в таких регионах, где плохо с дисциплиной. Это не только, скажем, Кавказ, у нас, скажем, и в Московской области бывает плохо с дисциплиной, и такие потребители, конечно же, не очень интересны для «Газпрома» и для других газовых компаний, здесь придется где-то искать деньги еще, для того чтобы обеспечивать газификацию. Возможно, это будут деньги региональных бюджетов; может быть, это будут деньги федерального бюджета, ну и деньги «Газпрома» также.

Иван Князев: А не получится ли так, Станислав Павлович, что в какие-то отдельные регионы, в отдельные и очень отдаленные города или поселения просто газ не дотянут? Вот не обделят ли их вниманием? Потому что ну хорошо, если рядом газопровод у тебя проходит, здесь в принципе много инфраструктуры не нужно, а если это какой-то отдаленный регион и отдаленный поселок или город? Просто вот предпочтут про них забыть.

Станислав Митрахович: Фактически не стоит ожидать 100%-й газификации. То есть даже в таких странах, как, например, Америка или Германия, нет 100%-й газификации. Германия более развитая страна, чем Россия, в сфере экономики, тем не менее там нет никакой 100%-й газификации; в Америке уровень газификации около 50%, в России 70%, для сравнения. Высокий уровень газификации, например, в Армении, там, конечно, тяжелая местность, потому что много гор, но население не очень большое и территория не очень большая, поэтому там газификацию удалось сделать более масштабную.

У нас никогда не будет полной газификации, Владимир Владимирович Путин когда сказал, что он дает поручение разработать механизмы финансирования подключения людей к газовым сетям, не было поручения разработать 100%-ю газификацию, это все равно не будет 100%. Есть такие регионы удаленные, где труба газовая не нужна, там нужны другие вещи: может быть, там нужен сжиженный газ современный; может быть, там имеют место возобновляемые источники энергии, еще что-нибудь, пеллеты и так далее. Поэтому надо подходить более гибко и с учетом обстановки в каждом конкретном регионе. Как бы это ни было кому-то обидно, но из-за маленькой деревни тянуть большую трубу никто не будет, конечно.

Тамара Шорникова: Об альтернативных вариантах поговорим сразу после звонков. Послушаем вместе телезрителей, Ирина, Калужская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте.

Вы знаете, вот мы счастливчики, которые из села Кудиново, уже больше 10 лет потребляем газ, нам губернатор Артамонов провел из своих личных сбережений, которые вот положены нашему губернатору. Мы бесконечно рады, у нас раньше было 60 дворов на нашей улице, теперь у нас около 100, и постоянно идет строительство, мы рады. Нам подвели по сносным ценам, мы вошли в программу газификации Калужской области, нам, можно сказать, повезло. Но я хочу сказать вот о чем...

Тамара Шорникова: А «сносные цены» – это сколько, чтобы понять?

Зритель: Вы знаете, цены 10-летней давности, их сейчас сравнить нельзя, понимаете, с теперешними.

Но я хочу сказать, чтобы провести газ другим, не надо напрягать тех, у кого уже есть газ, вы понимаете или нет? Ну не в состоянии люди по теперешним доходам тянуть этот воз на себе. Ну можно найти другие пути, и наверняка, потому как газ считается национальным богатством, значит, им должны в какой-то равной мере пользоваться мы все, а не только те… Как вот сейчас региональные компании по сбору мусора: они пришли, взялись за дело, а когда выяснилось, что надо туда еще и вкладывать деньги, они тормознули эту реформу, мы сейчас это чувствуем на себе. А вопрос о газе, конечно, очень хорошее дело, просто замечательное, но тарифы должны быть разумными для всех. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Ирина, спасибо вам за звонок.

Вот важный аспект, действительно, роль губернатора во всем этом процессе, потому что от них во многом зависит. То есть, насколько мы понимаем, сейчас они такие планы составляют, подают, в общем-то, «Газпрому», в компании кто отвечает за газификацию, они рассказывают о спросе на газ в их конкретном регионе в зависимости от количества потребителей, в зависимости от инвестиционных проектов, построить завод, развить сельское хозяйство и так далее. Все ли губернаторы используют возможности, хорошо просчитывают свою потребность в газе?

Станислав Митрахович: Ну, разумеется, есть пространство для улучшения работы губернаторов. Знаете, иногда просто у губернаторов действительно очень сложная ситуация с точки зрения конкретного региона. Есть даже такое злое выражение, уходящее корнями в классическую литературу, что положение хуже губернаторского. На самом деле бывают регионы, которые гораздо сложнее, чем Калужская область, и с точки зрения климата, и с точки зрения географии, и особенностей народонаселения, и так далее. И поэтому, конечно, можно сказать, что молодец господин Артамонов, что использовал в том числе личные какие-то сбережения, но это же не может быть тиражировано как универсальный опыт.

Универсальный опыт должен заключаться в законодательстве, в более формальных правилах, где находить деньги. В том числе, я думаю, региональные бюджеты тоже должны будут находить деньги, это во многом... губернатора, но конкретный губернатор, конечно, особенно в сложных регионах один не справится: здесь нужны деньги и «Газпрома», и деньги правительства. Кстати, вот как поручение Путина сформулировано? – к 1 октября найти источники финансирования этого процесса, а... при участии публичной федеральной компании «Газпром». То есть это будет общее дело, в одиночку это сделать не получится.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое.

Давайте сейчас телефонный звонок послушаем, поблагодарим нашего эксперта. Сейчас у нас Астраханская область на связи, Анатолий дозвонился. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, студия.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Да. Я один из счастливчиков, я подключился к газу, наше село подключили где-то 2–4 года назад.

Иван Князев: Ага.

Зритель: И теперь у меня вопрос был к вашему предыдущему гостю. Если сейчас будет бесплатное подключение и нам добавят тарифы, тогда...

Тамара Шорникова: ...заплатите дважды, получается.

Зритель: Тогда мы будем платить дважды, да.

Иван Князев: Ну подождите, пока еще это было только мнение нашего эксперта, не факт, что добавят.

Тамара Шорникова: Но переживания есть такие у человека.

Зритель: Нет, ну если он говорит так уверенно, что это будет...

Тамара Шорникова: Да, мысль понятна, спасибо вам за ваш звонок, будем разбираться в тонкостях со следующим экспертом, но через еще один звонок, много очень нам просто дозванивается телезрителей, хочется больше выслушать. Альбина, Краснодар, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Альбина.

Зритель: Здравствуйте.

Подскажите нам, пожалуйста, мы живем город Краснодар, поселок Березовый, НСТ «Витаминовец». У нас возле дома проходит газопровод, но подключения пока еще нет. Про... подключение предупредили, что будет 250–300 тысяч, но у нас ООО «Госстрой» ведет этот газопровод, и у них какие-то, так я поняла, проблемы с ООО «Газпромом», какие-то документы не дают на подключение, пуск газа. Но как бы мы все ждем. Допустим, мы зимой топили, у нас уходило 15 тысяч на отопление, маленький ребенок в доме, естественно, никак не поэкономишь, очень-очень дорого. Летом, да, дешевле, 7 тысяч у нас уходит в месяц на газ. И как эту проблему решить? То есть пока у нас газа нет.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Тут, конечно, такой индивидуальный случай, я думаю, что даже эксперт здесь вряд ли подскажет, не разбираясь в тонкостях, не будучи знаком с документацией.

Давайте знакомить вас со следующим экспертом – Сергей Чернин, президент корпорации «ГазЭнергоСтрой», первый заместитель председателя Комитета по экологии Торгово-промышленной палаты. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Яковлевич.

Сергей Чернин: Здравствуйте, добрый вечер.

Иван Князев: Сергей Яковлевич, мы вот говорили с предыдущим нашим экспертом, попытались выяснить то, что губернаторам, во-первых, придется собрать все сведения, какое количество потребителей нужно подключить к газу в том или ином регионе. Но здесь, понимаете, меня больше волнует, успеют ли все это сделать до 1 октября, ведь времени-то совсем мало остается, чтобы вообще найти всю информацию по потребностям региона. Это какие-то очень сжатые сроки.

Сергей Чернин: Да, я вопрос понял. В любом случае стандартном идут сначала теплотехнические расчеты, для того чтобы понять потребность в газе для каждого из домов, для каждой из квартир, если это многоквартирные дома, и теплотехнические расчеты строго по нормам делаются. После этого идут уже обобщения, и на основании этого только и делается схема газификации и тянется газ, потому что в зависимости от потребления газа, соответственно, высчитываются и диаметры, и давление газопроводов и так далее, и так далее. Поэтому сделать это очень несложно, просто большая работа именно по количеству, но в принципе это стандартная и понятная работа, сделать это несложно, поэтому если все ветви власти будут в этом заинтересованы, то это все элементарно.

Иван Князев: Но однако, понимаете, работа стандартная, но тем не менее президент, вот я читал это поручение, все-таки даже одновременно поручил утвердить вот эти новые стандарты, сроки и методы определения вот этой стоимости последней мили. То есть они еще, похоже, даже не утверждены или нет?

Сергей Чернин: Нет, они еще не утверждены. Но, во-первых, президент дал поручение, значит, я считаю, очень правильное, давно мы все его ждали, о том, чтобы газ жителям конечным, по крайней мере за подключение они ничего не платили. Это правильно, потому что разброс цен здесь тоже бешеный, люди считают, что это несправедливо, почему в Московской области 200, а то и 500 тысяч рублей за подключение, а где-то там 25–35 тысяч рублей. Но и то, и то тоже дорого, потому что единоразово при наших бешеных запасах газа и при том, что экспорт, к сожалению, у нас сейчас уменьшается и достаточно серьезно уменьшается из-за того, что Европа переходит на другие... в конце топливного баланса и даже газа, ну понятно, как на сжиженный газ, так и на возобновляемые источники.

Поэтому мы, наверное, просто обязаны при наших богатствах газа увеличить темпы газификации, они в последнее время почти стоят на месте. И в том числе как раз если бесплатно будет подключение газа для конечного потребителя, то и желающих будет намного больше, чем сейчас есть, потому что многих останавливает даже именно тот факт, что надо платить такие большие деньги.

Тамара Шорникова: Немного тоже по схеме подключения давайте какую-то ясность получим, потому что действительно нет речи о 100%-м покрытии страны, страна у нас большая, везде нужен свой подход...

Сергей Чернин: Это и нереально...

Тамара Шорникова: Нам говорят, что даже вот на Камчатку труба точно не придет...

Сергей Чернин: Да-да. Вы знаете, тут надо очень разумно вообще выбирать, разумно подходить, потому что одно дело сверху дали задание все подряд газифицировать, но, во-первых, сейчас у нас газифицировано меньше 70%, то есть у нас еще есть куда стремиться. Но я всегда говорю, что газификация какой-нибудь там отдельной деревушки, в которой 5–10 домов или 20 домов, а проводить газопровод для нее нужно 30–40 километров или даже 150, это никакой рентабельности здесь нет, экономического соображения тоже, поэтому туда проще завозить сжиженное топливо, сжиженный газ тот же. Туда проще завозить и даже дотировать полностью, понятно, потребление, даже если он дороже, это проще дотировать, меньше денег для государства тогда будет. Поэтому... Но темпы, которые по крайней мере мы показывали с 2005 года по 2010-е гг., то есть мы на 9% увеличили тогда газификацию, это хорошие темпы, я считаю, что мы реально абсолютно к ним вернемся.

Тамара Шорникова: Если не об удаленных районах, а о деревушках. Мы показывали буквально недавно в нашей программе, что и в Подмосковье нет газа, даже в Центральной России, где плотность населения достаточно высокая, не секрет, что есть деревни, где живут 1–2 человека. Вот к таким деревням экономический смысл какой-то есть тянуть не тянуть газ, какой-то логический, моральный, в конце концов? Что будет с такими деревнями?

Сергей Чернин: Ну, вы знаете, моральный, может быть, и есть, но экономического, конечно, смысла здесь нет. Значит, тем не менее если... Вы понимаете, там если действительно небольшое расстояние, то, откровенно говоря, перекинуть газопроводоотвод в данный населенный пункт абсолютно несложно, а если тянуть действительно много десятков даже километров, то никакого смысла нет, проще развивать потребление сжиженного газа.

Иван Князев: Но посмотрите, Сергей Яковлевич, прошу прощения...

Сергей Чернин: Да-да-да.

Иван Князев: А если немножко другой подход использовать? Понимаете, все-таки территории надо же каким-то образом развивать – а если все-таки продумывать и отталкиваться не от того, что там 2 дома в деревне стоят и 2 потребителя там есть, чтобы к ним тянуть трубу, а может, протянуть трубу и подумать, как дальше развивать эту территорию, какие-то заводы там строить, какие-то предприятия открывать? Тогда ситуация совершенно по-другому вырисовывается.

Сергей Чернин: Это совершенно другой коленкор, абсолютно с вами согласен. Если делать комплексную программу газификации в том числе для промышленных объектов, конечно, это можно и нужно делать.

Иван Князев: Конечно.

Сергей Чернин: Единственное, что инвестор, который условно сейчас собирается сейчас построить завод, обязательно должен чем-то отвечать, что он его когда-то построит. Потому что я знаю, я сам почетный работник газовой промышленности, знаю кучу мест, куда мы по требованию или по, так сказать, «хотелке» инвестора проводили газ, а потом инвестор испарялся, в результате по сути газ был протянут в никуда. Так как ответственности нет, фирма в лучшем случае закрывалась или была никакая, то вот таких вот условно газопроводоотводов в никуда получалось тоже довольно много.

Иван Князев: Ну вот.

Сергей Чернин: Поэтому здесь должен быть такой комплексный подход.

Тамара Шорникова: Но так же...

Иван Князев: Сейчас, секунду, Тамара. В связи с этим какое общение, ну не знаю, сейчас можно выстраивать с потенциальными инвесторами по этому поводу? Понятно же, что, скорее всего, и «Газпром», и «Роснефть» не будут полностью это делать за свой счет либо за счет только бюджета, они уже предусматривают какое-то взаимодействие с инвесторами.

Сергей Чернин: Да. Я говорил об инвесторах не в смысле «Газпром», а в смысле тот, кто, например, на бумаге сейчас собирается построить огромный туристический комплекс...

Иван Князев: И я о них же.

Сергей Чернин: А, о них же, да? Вот, поэтому просто тут должен быть взвешенный подход, либо это какой-то депозит должен быть. Но мы же прекрасно понимаем, что если не будет развита инфраструктура, если не будет газификации, то и инвесторов не будет...

Иван Князев: Конечно, им просто это неинтересно будет, что они будут там строить, если там нет элементарно газа даже?

Сергей Чернин: Конечно. И если даже их условно бесплатно подключать, но они будут какой-то депозит, что они как минимум построят свое предприятие, это будет тоже решение вопроса, потому что, если они вдруг передумают строить, как минимум затраты государства хоть частично, но компенсируются.

Тамара Шорникова: И даже это...

Сергей Чернин: А то, что развивать газовую инфраструктуру надо, это 100%. Кроме того, я могу как эколог сказать, что газ был и остается самым дешевым и экологичным видом топлива. Я даже вот что хотел сказать, что здесь и экология, и экономика по одну сторону баррикад, поэтому я, безусловно, за газификацию.

Тамара Шорникова: И даже вот это, строительство заводов, какие-то инвестиционные проекты, это все очень масштабные цели. Но вот у нас был звонок из Калужской области, было 80 домов, газифицировали, стало уже 100. Мы все время говорим о том, что нужно развивать человеческий капитал, нужно, чтобы люди не уезжали из регионов, а оставались там. Сто домов – это значит, что возникнет маленький магазинчик, какую-то инфраструктуру начнут обустраивать сами люди. Вот это кто-то просчитывает, такой эффект?

Сергей Чернин: Слушайте, обязательно надо, конечно же, с запасом, это будущее развитие. Более того, если уже... Вы поймите, что если уже до этого поселка или городского населенного пункта, города, городка доведен газ, то, конечно, и развитие вокруг будет однозначно серьезное. И всегда нужно это делать с определенными запасами, чтобы на будущее инвесторы могли там построить и какие-то новые предприятия, и какие-то новые производства, да и просто новые дома девелоперы могли строить.

Иван Князев: И вот это надо просчитывать.

Сергей Чернин: Конечно.

Иван Князев: Давайте телезрителей послушаем. У нас на связи сейчас Алексей, Московская область. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Мы находимся в поселке Свердловское, это Щелковский район. У нас на территорию садового товарищества провели газ, но только одному человеку, а остальным никому не провели, сказали, что нам надо проводить 600 метров с другой стороны. Труба была для Володи подключена 150-го диаметра, нам говорят, что для остальных 50 членов садового товарищества эта труба не проходит. Вот откуда взять эти 12,5 миллионов, которые нам предложило балашихинское газовое хозяйство, вот вопрос.

Сергей Чернин: Ну... Можно отвечать, да?

Тамара Шорникова: Ага.

Сергей Чернин: К сожалению, я могу сказать, что в Московской области наибольшее количество таких как бы, ну я не назвал бы это махинациями, но по газовой теме идет ввиду того, что и население достаточно богатое, я имею в виду по сравнению с другими регионами, там много коттеджных поселков и так далее, очень часто идет недостоверная информация, очень часто, это сплошь и рядом мы сталкивались. Поэтому надо перепроверять, надо запросы соответствующие писать. Но если все-таки... Как раз все вопросы, возможно, решит как раз вступление поручение президента в силу в плане бесплатной газификации для населения. А так я как раз и говорил, что в Московской области совершенно безумные тарифы, они отсюда и складываются, вот от этих 12,5 миллионов, даже разделить, неважно, 10–30 домов, это все равно огромные деньги.

Тамара Шорникова: Огромное количество SMS, тоже их будем читать по мере эфира. Подмосковье: «Город Руза, десять километров от города, 5-этажный дом, 75 квартир, газопровод в 15 метрах от дома, газа нет». Краснодарский край: «Мы многодетная семья в поселке города Сочи, до трубы 40 метров, озвучили цену 230 тысяч и 9 месяцев ожидания». Ну и тоже Краснодарский: «Установка газового счетчика ветерану Великой Отечественной стоил 45 тысяч рублей плюс 1,5 года хождения по мукам».

Иван Князев: Давайте, чтобы далеко не ходить, много очень звонков, Волгоград сейчас на связи, Игорь.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Буду краток. Мы живем в Волгограде уже 10 лет. Место прекрасное, город хороший, достойный, Сталинград как-никак. Но 10 лет я живу в дачном массиве, дом, БТИ все как положено, все оформлено, прописка, но газа нет, вот что обидно. Через дорогу газ есть в частном секторе, находимся мы между двух массовых застроек. Янтарный город, родниковая долина, идет массовая застройка, в течение 10 лет они уже прямо расстроились прекрасно. Но мы находимся в таком месте, что газ никак... Ну он должен там быть, понимаете?

Иван Князев: А почему не хотят проводить?

Зритель: А я..., потому что я работаю, пенсионер, я на предприятии выписываю отходы, а остальные просто сидят на электричестве, перегрузка электросетей и прочее.

Иван Князев: Игорь, скажите, пожалуйста, а почему к вам не хотят проводить? Как объясняют?

Зритель: Дело в том, что мы вот честно, положа руку на сердце, я еще никуда не обращался. Мимо нас проходит частная линия, понимаете, частная линия, построена с некоторыми нарушениями.

Иван Князев: А, ну просто через их участки трубу не кинуть, я правильно понимаю?

Зритель: Нет, места для прокладывания трубы вполне достаточно. Здесь проложена частная линия, в этой частной линии газа нет.

Иван Князев: Я не очень понимаю, при чем здесь частная линия, но...

Зритель: «Газпром» открещивается, вот в чем дело.

Иван Князев: Хорошо, да, спасибо.

Тамара Шорникова: Если есть понимание, как-то можно прокомментировать.

Сергей Чернин: Да, давайте, с удовольствием, конечно, прокомментирую. Во-первых, по закону «О газоснабжении», значит, вас обязаны как потребителя подключить к сетям, если есть такая техническая возможность. То есть имеется в виду газораспределяющая организация, ГРО, она обязана подключить вас к газовым сетям. Но я хочу своих коллег по цеху так чуть-чуть, как говорится, защитить, потому что особенно в Московской области очень часто то, что работает рядом, но он абсолютно полностью заполнен. Поэтому вот так вот сказать, что «у меня рядом идет газопровод, дом находится 10 метров», – он может быть перегружен, это тоже нужно учитывать.

Но еще раз, надо быть достаточно настырными, можно сказать, потому что закон на стороне потребителей, и тут такой конфликт идет небольшой, что, с одной стороны, обязаны, с другой стороны, не обязаны говорить, насколько они загружены. Но по закону, если есть техническая возможность, то газораспределительная организация обязана подключить.

Иван Князев: Вот это мы и пытались понять, ну и вроде как наш телезритель сказал, что есть техническая возможность, но, правда, там есть частный сектор. Частный сектор как-то влияет? Там по их земле нельзя пройти?

Сергей Чернин: Ну, к этому тоже надо относиться... Он считает, что есть, а надо реально понять, пусть дадут аргументированный ответ и так далее, есть же везде надзорные органы, в принципе можно и в «Газпром газнадзор» написать и так далее, чтобы спросить реальный объем, который там есть в трубе, полон он или нет. Но если есть, то закон, еще раз, на вашей стороне, вы можете жаловаться вплоть до прокуратуры.

Тамара Шорникова: Да. Сергей Яковлевич, видим по количеству входящих, что вы, конечно, нарасхват, но еще немного вашего времени займем.

Сергей Чернин: С удовольствием.

Тамара Шорникова: Как вот первому зампреду Комитета по экологии Торгово-промышленной палаты вопрос в том числе.

Сергей Чернин: Давайте.

Тамара Шорникова: Мы говорим о разных альтернативных методах, и понятно, что не везде актуальна труба, вот есть варианты со сжиженным газом, какие-то автономные такие системы с цистернами. А что по поводу других технологий? Вот известно, что в Якутии, например, есть села, где есть солнечные батареи, соответственно, тоже это как-то помогает решить проблему. Вот такие технологии в нашей стране могут заменить, они могут как-то по стоимости сравниться, по эффективности?

Сергей Чернин: Значит, смотрите, хороший очень и правильный вопрос. Значит, когда-то в Европе было очень мало станций на альтернативных видах топлива, то есть это биогаз, это солнечники, ветряки, это было всего 15 лет назад. Сейчас Европа, уже север Германии и Голландия экспортируют энергию от ветряков, она уменьшилась в разы. Я помню, когда я как энергетик еще только начинал работать, это было безумно дорогое удовольствие, солнечники были 10 тысяч евро за 1 киловатт или 10 миллионов евро за 1 мегаватт при газовой генерации примерно 1 миллион евро за 1 мегаватт. Сейчас альтернативная энергетика, то есть ветряки и солнечники, подчас стали почти столько же стоить, а то и дешевле, чем газовая генерация.

Значит, если брать биогазовые станции, они, конечно, дороже удельно на киловатт, чем газовый и иные традиционные виды топлива, но хочу сказать, что развитие, мне кажется, в России будет идти, особенно биогазовых станций, потому что, например, удаление биогаза от сельхозпредприятий, от коровьего, значит, навоза, от птичьего помета, от свиного – это еще и решение огромной экологической проблемы. Кроме того, что добывается электроэнергия и тепло, она еще и решит огромную экологическую проблему утилизации отходов III и IV классов опасности. Ведь, например, птичий помет безумно опасен, там огромное количество аммиака, там огромное количество иных вредных веществ, и получается органическое удобрение без патогенной флоры, поэтому я считаю, что за этим будущее.

А в отдельных местах, безусловно, и солнечники типа Якутии, типа Бурятии, даже часть Иркутской области, Дальний Восток, там, где большое количество солнечных дней в году, конечно, есть смысл и солнечную генерацию развивать, она и развивается довольно сильно.

Иван Князев: Но пока хотя бы газ.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Сергей Яковлевич.

Сергей Чернин: Хотя бы газ. У нас все-таки при нашем количестве газа я призываю к дальнейшей газификации, потому что просто грех его не использовать.

Иван Князев: Сергей Чернин, президент корпорации «ГазЭнергоСтрой» был с нами на связи, первый заместитель председателя Комитета по экологии Торгово-промышленной палаты.

Тамара Шорникова: Звонки, звонки даем. Светлана, Ленинградская область, спасибо, что дождались.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер!

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Ленинградская область, Гатчинский район, поселок Высокоключевой, железнодорожная станция Суйда. Это 59 километров от Санкт-Петербурга и всего 12 километров от Гатчины, которая полностью газифицирована. У нас в поселке газа нет.

Местная администрация лет 10 назад собирала документы, письма в правительство о том, чтобы разрешили газифицировать. Добились, вроде как начали делать какой-то газопровод, сказали, что года через 4–5 будут подводить уже в поселок. У нас, правда, несколько поселков негазифицированных, многочисленность населения позволяет, дома живые, имеются многоэтажные постройки, многоквартирные дома, и на привозном газе. Между тем у нас везде на полях стоят таблички «Не копать – газ!», то есть мы живем на газе. Как же так? А нельзя ли пользоваться своим газом?

Кроме того, ввиду своей специальности я объездила всю Россию, и даже удаленные уголки России на газе, и там удивлялись: как, вы, в Ленинградской области живя, без газа? Люди даже не верят, а у нас его не было и нет.

Иван Князев: Да, Светлана, понятно, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Десять лет вы газ ждете, ну вот эта программа газификации тоже на 10 лет ближайшие рассчитана, я не знаю, придется ли опять 10 лет ждать...

Тамара Шорникова: Не хотелось бы, да.

Иван Князев: Надеюсь, что все будет гораздо быстрее.

Еще один эксперт у нас на связи: Дмитрий Гусев, вице-президент «Независимого топливного союза».

Дмитрий Гусев: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Дмитрий Валерьевич, ну смотрите, здесь, насколько я понимаю, подать заявку на газификацию своего дома можно будет через многофункциональный центр. Насколько, во-первых, это будет просто, и как вообще эта схема будет выглядеть? То есть я вот обычный, рядовой потребитель, что, я оставляю заявку к моему дому газ подтянуть? Но ведь вокруг меня есть соседи, ради одного меня, я так думаю, газ тянуть никто не будет. Как это все выглядеть будет?

Дмитрий Гусев: Смотрите, все достаточно просто. Фактически сначала определяется круг потребителей, есть ли потребители для этого газа, во-первых. Во-вторых, определяется та пресловутая техническая возможность, есть ли, где присоединиться к трубе, вот как девушка говорила, что у них идет газ, а они не могут к нему подключиться. К сожалению, есть технические возможности, есть широкая труба и высокое давление, есть низкое давление. Основная проблема как раз газификации Российской Федерации и неисполнения фактически поручений правительства за последние 10 лет была в том, что провалена программа строительства газораспределительных станций, ГРС, то есть устройство, которое понижает давление и, соответственно, дает возможность уже строить трубы с низким давлением, проводить в дома.

Поэтому, возвращаясь к вам, я думаю, что все будет достаточно просто: при наличии большого количества заявок будет создаваться необходимый ГРС, создаваться условия либо расширяться текущие ГРС, строиться дополнительные трубы, подаваться давление, и вы также будете подключаться. Понятно, что один дом, скорее всего, никто подключать не будет, если есть заявка из какого-то района, поселка, соответственно, будет газифицироваться весь поселок, уже далее по заявкам каждый житель.

Иван Князев: Ага, то есть все-таки будет искаться какое-то обоснование.

И знаете, Дмитрий Валерьевич, я все-таки хотел спросить, кто будет оператором? Мы все говорим про «Газпром», на самом деле в апреле «Роснефть» вышла на первое место по продажам газа на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже, они опередили и «Новатэк», и даже «Газпром», 521 миллион кубометров реализовали. Кто все-таки будет газифицировать нас?

Дмитрий Гусев: Насколько последние новости мы читаем, знаем и проходим, будет создаваться пока в планах отдельная структура, которая будет контролировать именно подключение так называемой последней мили. Безусловно, «Роснефть», «Новатэк», «Газпром»... Сейчас не один «Газпром» продает газ, есть многие регионы, которые обеспечиваются газом не газпромовским, или роснефтевым, или новатэковским. Поэтому я думаю, что мы еще увидим крупных новых игроков, тем более что... Фактически я еще раз говорю, мы честно можем сказать, что «Газпромом» программа провалена по газификации страны.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: И еще хотим тоже ваше мнение выслушать, у вас спросить, все-таки кто заплатит за газификацию страны. Потому что есть разные мнения, сегодня в программе нас уже пугали, что все это будет в тарифах, то есть не бесплатно, за наш счет.

Дмитрий Гусев: На сегодня вопрос газификации на контроле у президента. В энергостратегии 2035, которую подписал господин Мишустин, тоже указано о том, что необходимо добиться максимальной газификации регионов, где это возможно, до 82%. С учетом тех людей, тех должностных лиц, которые контролируют все эти вопросы, я не думаю, что подключения будут стоить какие-то космические или значительные суммы, все это будет в пределах... Сложно гадать, но, скажем так, в рамках разумных сборов, которые мы сейчас платим за подключение электричества, за получение паспорта, вот в таком ключе.

Иван Князев: Ну вот это интересно.

Дмитрий Гусев: Тем более это в интересах и «Газпрома», которому необходима реализация своего продукта.

Тамара Шорникова: Вы понимаете, мы все время говорим про интересы «Газпрома», но ведь нынешняя программа газификации идет уже 15 лет, я сомневаюсь, что «Газпром» не думал о своих интересах год назад, два назад. Пока темпы маленькие, об этом даже президент говорит.

Дмитрий Гусев: «Газпром» надеялся на постоянный рост потребления газа в окружающих странах, он постоянно строил дополнительные газопроводы в Европу, новые газопроводы в Китай, поэтому я думаю, что они несколько забыли о внутреннем рынке, так же как они забыли о развитии сжиженного природного газа, о развитии метановых заправок. К сожалению, видимо, приоритеты были другие в компании.

Тамара Шорникова: Ага.

Давайте вместе телефонный звонок послушаем.

Иван Князев: Да, есть у нас еще время.

Тамара Шорникова: Юрий, Свердловская область.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Юрий, слушаем вас.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Мы жители города Краснотурьинска, находимся от Екатеринбурга буквально 400 километров. Улица наша Социалистическая, это порядка около 40 домов, практически около центра города. До нас никак не могут, уже больше 20 лет ждем, закуплены котлы газовые, которые уже устарели. Три года назад нам по улице развели газ, как бы столбы торчат, разводки никакой нет, то есть передача, «Газэкс» передают, проверяют, все это... То есть у чиновников, видимо, много ящиков в столах, куда они ложат наши вот эти вот заявления. Мы каждый год не по одному разу обращаемся, и все это безрезультатно.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: И сейчас вот во время передачи смотрю, до этого выступал человек Сергей, который говорил, что бесплатно будет разводка, а сейчас смотрю, уже во время эфира цена начала расти, что-то к электричеству начинает приравниваться подключение. Я так думаю, что дальше будет цена все выше и выше, наверное, да? Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Тревожит вопрос все-таки стоимости.

Дмитрий Гусев: Еще раз повторюсь, так как на сегодня до конца не определена структура конкретная, которая будет заниматься, не определены ее бюджеты, поэтому говорить о стоимости достаточно сложно. Насколько мы знаем, допустим, многие тарифы на мобильную связь, вы можете не платить за телефон, просто-напросто использовать его в течение года-двух, понимать с него по какому-то определенную тарифу. Я думаю, что с учетом, во-первых, интересов компании в реализации газа и с учетом того, что государство на сегодня принципиально хочет исполнить социальные обязательства перед населением и оно обязано это сделать, я еще раз повторюсь, вполне возможно, что это будет бесплатно, либо это будут какие-то цифры, несопоставимые с теми, которые на сегодня могут платить люди за подключение, когда это доходит до нескольких сотен тысяч рублей.

Иван Князев: Ну предполагается, что это вообще в принципе все бесплатно будет. И тарифы будут опять так же сильно разниться по разным регионам за газ?

Дмитрий Гусев: Тарифы по регионам разнятся всего лишь из-за одной причины – из-за стоимости доставки. У нас, к сожалению, в разные регионы достаточно разные плечи по доставке газа. Не все регионы находятся в Уренгое и в Сургуте, где он рядышком.

Иван Князев: Ну да.

Тамара Шорникова: Меньше минуты у нас, коротко. Спрашивают, возможно, действительно окажется бесплатным подключение, газ появится, но вырастут суммы за обслуживание, за проверки и так далее. Такой вариант возможен?

Дмитрий Гусев: Вы знаете прекрасно о том, что все эти суммы за проверки, за все благополучно оспаривается и в антимонопольной службе, и в любом другом госоргане. То есть, безусловно, кто-то будет пытаться заработать на проверках, так же как на счетчиках, на поверках, на всем чем угодно, у нас, к сожалению, зачастую зарабатывают на людях в невозможных случаях. Поэтому нужно четко понимать, что есть государственная услуга, она оказывается, а все остальное, стороннее нужно будет отсекать и работать с органами власти, чтобы таких вещей не происходило.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Дмитрий Гусев, вице-президент «Независимого топливного союза».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Когда мы догоним Европу по уровню газификации?