Где дачнику продавать урожай?

Где дачнику продавать урожай? | Программы | ОТР

Почему в одних регионах власти строят для огородников рынки и павильонами, а в других полиция гоняет уличных лоточников?

2020-08-04T15:48:00+03:00
Где дачнику продавать урожай?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Игорь Муханин
президент Ассоциации садоводов России, доктор сельскохозяйственных наук
Андрей Туманов
председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России»

Тамара Шорникова: Дачники, садоводы, внимание, вопрос к вам! Что у вас с урожаем? Расскажите, в вашем городе или поселке есть места, где вы можете продать огурцы, помидоры, кабачки те самые – в общем, все, чем богаты ваши дача или сад? Как там все устроено? Надо ли платить, чтобы встать за прилавок? Если надо, то сколько?

Иван Князев: Собираем информацию от вас. И, конечно же, узнаем у экспертов, как можно выгоднее реализовать свой товар.

А для начала посмотрим сюжет, как идет торговля фруктами и овощами в разных регионах.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Вот как правильно организовать торговлю тем, что вырастил на своем огороде? Будем разбираться вместе с экспертами. Вы тоже, друзья, подключайтесь, дачники, звоните и пишите нам.

Тамара Шорникова: Где торгуете и как?

Иван Князев: Да. Ну и, другие зрители, где покупаете? Потому что очень много SMS уже пришло к нам. «В Саратове, например, выделяют места дачникам только по субботам на окраине города, а хотелось бы поближе». Владимирская область: «Места для торговли есть платные. Мест мало. Занимать надо с четырех утра».

Тамара Шорникова: Мордовия: «Продаю свою картошку – 200 рублей/ведро. Огурцы – 150 рублей. Плохо берут, денег нет у народа».

Представляем экспертов. Андрей Туманов первым выходит с нами на связь, председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России», член Общественного совета Росреестра России. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Владимирович.

Андрей Туманов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Видели же, конечно, хорошие примеры, как, например, в Волгограде: видно, что чистый рынок, ухоженные прилавки. И 60 рублей – в общем-то, посильная плата для дачника или садовода. Что касается в принципе всей страны, регионов, то это обязательное условие какое-то – организация торговой площадки для дачников? Или все идет на усмотрение муниципальных властей?

Андрей Туманов: Ну, надо понимать, что анархия всегда хуже, чем какая-то организация, поэтому любая малейшая организация со стороны властей – это хорошо. Понимаете, когда нет организации, может черт знает что случиться.

Вот я вам приведу маленький пример. Москва, метро «Сокол», бабушка продает огурчики. Милейшая сцена! Бабушка – божий одуванчик. К ней все подходят, поговорят миленько. Ну, я примерно подсчитал, что бабушка продает за день 100 килограмм соленых огурцов. Представьте себе. Вот как вы думаете? Она целый день торчит у метро «Сокол». Как вы думаете, это она выращивает огурцы, солит их она? Ну нет, конечно. Это просто некий спектакль.

И такое бывает достаточно часто. Торговать-то должны именно люди, которые выращивают сами, причем не просто выращивают сами как-то на коленке, потому что, к сожалению, сейчас началась у нас в связи с развитием Интернета, куда пришли в том числе и бабушки, эра мракобесия. Сейчас огромное количество людей вместо того, чтобы выращивать что-то по нормальным агротехнологиям, занялись просто какой-то дичайшей алхимией, то есть льют какие-то аптечные препараты, делают какие-то смеси. Поэтому если за этим не следить, хотя бы не просвещать людей, то просто люди будут либо травиться, либо будут какие-то другие проблемы.

Поэтому еще раз говорю: безусловно, нужно заниматься наведением хотя бы элементарного порядка. Не запрещать, как это делают. Запрещение – это не наведение порядка. Работать с людьми, делать такие мини-рынки. Хотя бы проверять элементарно на агротехнику, как это все было выращено.

Идеально, конечно, если все выращивается по какой-то определенной схеме, как это делают, например, в Германии, во Франции. То есть там бабушка на рынок выходит не просто так. Она приносит бумажечку, что она выращивала эти огурчики по такой-то схеме, с такими-то удобрениями и так далее. И тогда ей дают место, она это продает. То есть анархии там тоже нет.

Поэтому, в общем-то, надо подходить не так, как легче, а так, как правильно, к этой проблеме.

Иван Князев: Ну действительно, запретить – это на самом деле самый простой выход из этой ситуации, не давать людям торговать.

Очень много у нас SMS по поводу как раз опасений за качество этих продуктов, которые люди покупают у тех же дачников, огородников. Поэтому предлагаю запустить сейчас небольшой опрос: безопасно ли покупать продукты у дачников – да или нет? Пишите нам, уважаемые друзья, на 5445. В конце обсуждения подведем итоги нашего опроса.

Тамара Шорникова: И подключим сразу также к нашему разговору телезрителя. Евгений к нам дозвонился, Приморский край. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Евгений, город Уссурийск. Очень больная тема, очень больная! У нас был в Уссурийске рынок, где торговали бабушки. Этот рынок много лет работал, там были места бесплатные, все было хорошо. Отобрали эту территорию и построили там торговый центр, огромный, где торгуют электроникой. Выделили место дальше за ним, на отшибе, где закатали все асфальтом. Там невозможно ничего продать. Ну, там просто пекло невозможное! Женщины-пенсионерки торгуют возле дома быта в центре, где тенек, их оттуда гоняют каждый день. Создана сейчас административная комиссия, которая борется с коронавирусом. И администрация города использует ресурс свой. Вот каждый день приходят и каждый день выгоняют их оттуда, просто выгоняют. Слава богу, что милиция идет навстречу, по-человечески относится, иначе… Излишки есть, а продать ну очень трудно! Вот беда.

Иван Князев: А вы сами покупаете продукты в таких местах?

Зритель: Я сам выращиваю. Я работаю с утра и до самого вечера на огороде. Себя кормлю, а излишки мы пытаемся продать.

Тамара Шорникова: Тоже встаете с ведром?

Зритель: Ну, у меня жена-пенсионерка, она туда ездит, излишки продает. И ее гоняют. В административной комиссии хамят, грубят, то есть относятся не по-человечески. Там женщины в один день даже запели «Вставай, страна огромная!». Вот так вот. Представляете?

Иван Князев: Ну понятно, Евгений. Раз вы сами выращиваете, наверное, вы можете и гарантировать, что если другой человек купит у вас огурцы, помидоры или что-либо еще, то с его здоровьем ничего не случится.

Тамара Шорникова: Еще пара SMS. Орловская область: «Бабушки в «Магните» набирают картошку, несут на рынок и продают в два раза дороже, как с огорода». Тоже такой вариант есть.

Иван Князев: С другой стороны, Ленинградская область пишет: «Руки прочь от бабушек! Будем покупать». Самара пишет: «Сами съедим. Что не съедим – засолим». Тоже вариант.

Андрей Владимирович, вот вы говорите, что нужно все это действительно правильно организовать. А как тогда? Понимаете, вот вы упомянули, что должно все выращиваться по какой-то одной схеме. Ну по какой одной схеме, если это частные огороды частных лиц? И вообще что у нас сейчас-то есть в плане контроля, чем торгуют? И как сделать так, чтобы, как вы говорите, эти случайные бабушки со 100 килограммами огурцов не появлялись у нас каждый день, а могли торговать действительно дачники, которые сами выращивают? Чего не хватает у нас в организации этого процесса?

Андрей Туманов: Надо начать, наверное, с того, что просто заниматься этими людьми, чтобы они не собирались так дико где-то возле магазина, где-то на пустырях. То есть должен быть человек какой-то, который ими занимается, который хотя бы придет, проконтролирует. Я не говорю, что каждую партию (это мелкие партии), но хотя бы выборочно посмотреть, чем торгуют.

Вот смотрите. Даже вы сейчас показывали, что стоят консервы. Консервы домашние на рынках нельзя продавать, это категорически запрещено. Особенно это касается грибов. Потому что есть, например, такая зараза, как ботулизм…

Иван Князев: Ну да.

Андрей Туманов: То есть если вы случайно заболеете ботулизмом, это может привести просто к смерти. И огромное количество случаев. Однако же продаются эти баночки. То есть, понимаете, нужно какое-то хотя бы простейшее просвещение, хотя бы простейшая организация этих рынков, чтобы там не продавалось то, чем можно отравиться.

Иван Князев: Я прошу прощения. А эксперт сможет конкретно проконтролировать того или иного огородника?

Андрей Туманов: Нет.

Иван Князев: Ну я не знаю, может, прийти и посмотреть, качественно или нет выращены те или иные продукты.

Андрей Туманов: Всех? Безусловно, нет. Но, понимаете, когда есть хотя бы малейший контроль, то тогда у людей включается самоконтроль. То есть люди уже не потащат на рынок то, что уже скисло в погребе, что уже нельзя есть, и вот вытаскивается на рынок.

Знаете, был случай, когда также у бабушки стояли вишневые компоты несколько лет, она их вынесла и продала. Они были с косточками. Естественно, вся синильная кислота из косточек в компот вышла. Вот люди выпили – и отравились. То есть там же, понимаете, не соблюдается, может не соблюдаться ничего. То есть люди разные. Есть бабушки совестливые, а есть те, которым, что называется, абсолютно все равно, лишь бы продать.

Иван Князев: А если бы бабушка знала, что в любой момент может прийти какой-нибудь санитарный инспектор и проверить, попробовать эти ее компоты – глядишь, она бы никогда их не вытащила из погреба.

Андрей Туманов: Да, совершенно верно. При этом, конечно, он должен действовать маленько доброжелательно, а не ходить, надув щеки: «Сейчас я вас всех тут выгоню», – и так далее. Максимально доброжелательно, чтобы он помогал людям, а не воевал с ними. Вот что надо. То есть, понимаете, чтобы люди доверяли – доверяли санитарному инспектору, полиции и нашим властям. Вот тогда на доверии, которое будет строиться, можно организовывать нормальные рынки, полезные для людей, полезные для дачников.

Кстати, в помощь нам и Интернет. Например, когда у меня образуются излишки… Вот красной смородины было много. Я просто закидываю в Интернет: «Ребята, кому надо – приезжайте. Я сейчас выставлю ведро красной смородины, забирайте. Мне не жалко». То есть у меня не стоит задача такая – продать. Ну, по крайней мере, раздать тоже хочется. И ничего, раздаю.

И бабушки так же могут через своих знакомых в подъезде, им привозить какие-то излишки. Когда это как-то через знакомство идет, то там, естественно, уже немножко по-другому.

Иван Князев: Там попроще немножко получается.

Андрей Туманов: Да.

Иван Князев: Спасибо вам. Андрей Туманов, председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России», член Общественного совета Росреестра России.

Тамара Шорникова: Жалуются, жалуются дачники и садоводы из многих регионов. Волгоградская область: «У нас выгнали всех дачников, торгуют одни мигранты, и их полиция не трогает». Самарская область: «Раньше на 3-й Дачной в Саратове был дикий рынок, где частники продавали плоды, овощи, фрукты, зелень, цветочки. Не так давно все это закрыли. Теперь мы можем купить только на базаре ватные помидоры и огурцы без вкуса и запаха».

Иван Князев: Свердловская область пишет: «А где еще покупать продукты? В магазинах одни суррогаты». Правда, Ленинградская область пишет: «Никогда ничего не покупаю с рук».

Тамара Шорникова: Краснодарский край, уж казалось бы: «На рынках управляющие компании грабят крестьян, устанавливают людоедские цены за место. Торгуют только перекупщики. Вне рынков торговля несанкционированная – соответственно, штраф 5 тысяч рублей».

Телефонный звонок еще послушаем из Калуги.

Иван Князев: Анжелика дозвонилась. Анжелика, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Меня зовут Анжелика Артемовна, я звоню из города Калуги. Я по поводу вашего вопроса. Я считаю, что турецкие помидоры и огурцы гораздо опаснее, чем помидоры с дачи. Я лично беру помидоры и огурцы у бабушек тоже, только местные.

И я считаю, что это совершенно безобразно. Дачникам нужно создавать условия для реализации лишков своей продукции. Есть, конечно, отдельные бабушки… Может быть, кто-то покупает в «Магните» и несет на улицу. Но для этого нужно оборудовать места и создать людям условия, чтобы они реализовывали свою продукцию. У многих она остается. И мы бы всю страну прокормили.

Тамара Шорникова: Анжелика, а у вас есть какие-то определенные места – те же ярмарки выходного дня, рынка? Или где вы покупаете?

Зритель: Ой, ну есть, но в основном там засилье… В основном тоже стоят около магазинов, их гоняют. У нас был рынок в центре города. Людей выгнали, переместили на Герцена. Там совершенно невозможно пройти, в основном все перекупщики. Люди ютятся на улице, бабушки приносят, на коробки ставят. Рынок у нас пустует, здание разрушается. Сделали скверик.

В общем, политика наших властей – непонятная. И все мы были против, горожане были против этого, но нас никто не послушал. Они рынок убрали силовым решением. В общем, на людей у нас в городе, я считаю, плюют

Иван Князев: Ну, рынка нет – нет проблемы. Анжелика, вот такой вопрос: а вы к одним и тем же продавцам ходите? Вы их знаете уже?

Зритель: Не всегда, не всегда. Ну как я их одних и тех же найду?

Иван Князев: Нет, ну просто бывает так, что стоит тот или иной садовод постоянно на одном и том же месте. В принципе, я знаю, что у него, например, овощи хорошие – я к нему всегда и буду ходить.

Зритель: Ну да. В принципе, это возможно. Я стараюсь, но не всегда получается. Я же не могу всех запомнить. Да, хожу в одно место, которое близко. Иногда на рынок езжу, они меняются. Конечно, хорошо бы их проверять, но для этого нужно создать условия. Все-таки этим городские власти должны озаботиться. Я думаю, что ситуация в каждом городе такая же.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Давайте проверим, потому что есть еще звонок из Сахалинской области. Какая там ситуация – расскажет Полина. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Полина.

Зритель: Здравствуйте. Я Шевченко Полина, дачница. Я тоже возмущена тем, что… У нас был рынок еще со времен, когда это была японская территория. Потом мы там все торговали. Затем закрыли этот рынок, землю кому-то отдали или продали, построили большой магазин. А нас, дачников… Другой рынок открыли, но там за место надо платить. Если придет бабушка с двумя литрами малины или смородины, чтобы продать, то надо заплатить за место. Иначе – нет.

Иван Князев: А сколько?

Зритель: Ну, место стоит где-то… когда 200, когда 300 рублей. Это метр на метр. Если ты больше займешь – значит, будешь платить больше. Открыли другие рынки, но туда покупатели не идут. И бабушки вынуждены стоять где-то возле магазинов, знаете, как-то из-за угла выглядывая, потому что их постоянно выгоняют, постоянно гонят.

А теперь решили у нас взять справки, действительно ли наши участки. Начали проверять. Обнаружили тех, у кого нет участков. Это департамент торговли. Сказали: «Мы заказали автобус этим людям. Будьте готовы, завтра поедем ваши участки смотреть». Эти торгаши отказались, потому что это перекупщики. Перекупщики у нас стоят везде, для них закон не писан, они продают везде. Берут на базе, откуда-то еще, но не нашу продукцию. Если мы приезжаем, то мы стараемся быстренько продать, чтобы поехать – нам на даче надо работать.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Вот из-за таких перекупщиков страдают рядовые садоводы и огородники. Вот как бы еще научиться их различать? Особенно когда эти перекупщики еще какие-то интересы и мосты налаживают с теми, кто их проверяет. Здесь совсем сложная история получается.

Еще один эксперт у нас на связи – Игорь Муханин, президент Ассоциации садоводов России, доктор сельскохозяйственных наук. Здравствуйте, Игорь Викторович.

Тамара Шорникова: Не слышим вас пока. Давайте попробуем звук наладить.

Игорь Муханин: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вот сейчас слышно.

Игорь Муханин: Добрый день.

Иван Князев: Игорь Викторович, хочу вас спросить как у президента Ассоциации садоводов. Ну, проблему мы обозначили. Очень много людей нам пишут, в том числе садоводы, дачники: «Мы можем торговать, у нас есть чем торговать. Более того, у нас даже есть свои постоянные покупатели. И в-третьих, мы готовы к тому, чтобы даже у нас проверяли качество нашей продукции».

Как защитить эти интересы? До кого нужно достучаться? Что нужно сделать, чтобы в муниципалитетах не было этой истории, когда просто запретить, всех выгнать, разогнать, а на рынке брать деньги с них?

Игорь Муханин: Ну, эта проблема, я думаю, была и в советское время. Немножко гоняли – и вдоль железных дорог, и вдоль трасс, и везде. И все равно народ, имея избытки продукции, стремится продавать.

Я еще хотел пару слов сказать как бы не в защиту, но объяснить по этим перекупщикам. Вот у нас тоже большое хозяйство, мы работаем по ягоде, выращиваем большое количество скоропортящейся ягоды, то есть голубика, малина, земляника, ежевика. Да, у нас многие перекупщики покупают небольшими партиями. Вот берут 300–400 килограмм и едут в большие промышленные города, продают там. Приезжают практически через день, забирают и торгуют. Да, у нас продукция высшего качества. Ну, тоже помогают. Ну не такой объем ягоды, чтобы самим магазин открывать. Поэтому перекупщики в нашей среде делают очень хорошую работу.

Иван Князев: Ну понятно. Перекупщик перекупщику – рознь, как я понял.

Игорь Муханин: Да. А вот насчет того, что по трассам продают. Мы тоже за то, чтобы им разрешили спокойно продавать. В Краснодаре это очень хорошо развито, рядом с каждой деревней небольшие ярмарки выходного дня или просто ярмарки с продажей местной продукции. Понятно, что если даже продают рядом с домом, то мы знаем, что это экологически чистая продукция. Поверьте мне, по сравнению с промышленным производством она чище в разы. То есть там минимальная обработка, минимальные удобрения, в основном органика. То есть это самая полезная продукция.

Другое дело, что местным властям нужно бы создавать условия. Ничего сложного нет – поставить два-три прилавка, обеспечить какой-то порядок, чистоту и порядок при минимальной цене. Ну невозможно… Не может каждый дачник выезжать на рынок в город. При наших небольших объемах это просто себе в убыток будет.

Поэтому, я думаю, надо помогать, разрешать и развивать на местном уровне – на уровне муниципалитетов или сельсоветов – вот эту небольшую торговлю. Это подспорье для наших людей.

Иван Князев: То есть стучаться садоводам и огородникам нужно в двери местных…

Игорь Муханин: На местном уровне. Своих депутатов выбирать, которые поддерживают их.

Иван Князев: Местные депутаты, руководители муниципалитетов. Спасибо.

Игорь Муханин: Ну, по-другому, особенно в небольших селах, деньги заработать невозможно.

Иван Князев: Ну, это понятно. Да, спасибо вам. Лишь бы они, конечно, слышали еще, эти местные руководители на местах, что продавать свое можно и нужно.

Игорь Муханин был у нас на связи, президент Ассоциации садоводов России, доктор сельскохозяйственных наук. Говорили мы о том, где дачнику можно найти торговую точку.

Тамара Шорникова: И спрашивали у вас: как вы считаете, безопасно ли покупать продукты у дачников? Сейчас выясним результаты нашего опроса.

Иван Князев: 66% сказали: «Да, безопасно покупать». И, видимо, делают это люди. И только 34% написали «нет». Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему в одних регионах власти строят для огородников рынки и павильонами, а в других полиция гоняет уличных лоточников?