Где и как меняются цены на продукты

Гости
Николай Лычев
главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru
Михаил Глушков
директор Плодоовощного союза
Алексей Дашенко
Корреспондент

Ксения Сакурова: «Ситуация с ценами на продукты в России непростая и требует внимания. Правительство занимается ею на постоянной основе», - об этом заявил Дмитрий Песков. При этом Кремль позитивно оценивает меры, которые вводятся для того, чтобы стабилизировать цены.

Петр Кузнецов: Да, но все-таки нужны дополнительные усилия», - это говорит уже вице-премьер Виктория Абрамченко. Например, стоимость транспортных услуг выросла от 20 до 50%, поэтому, по ее словам, необходимо проработать меры решения проблем с логистикой, а еще расширить доступ фермеров к розничным рынкам и ярмаркам. Сейчас количество площадок для проведения ярмарок уже, кстати, увеличилось на 25%.

Ксения Сакурова: Что касается стабилизации цен, то с начала лета огурцы и томаты подешевели, цены на картофель снизились более, чем на 12%, на лук – на 7%. Ну и так это или нет, мы узнаем совсем скоро. Запускаем смс-опрос. Заметили ли вы снижение цен на продукты? Да или нет, ответьте нам в смс-сообщениях. И вообще, что вы видите своими глазами на ценниках в магазинах, наблюдаете ли вы то самое снижение, о котором мы говорим?

Петр Кузнецов: А итоги подведем уже совсем скоро, минут этак через 25. Ну а прямо сейчас посмотрим, что с ценами на наших продуктовых рынках. Вот прямо сейчас с помощью нашего корреспондента Алексея Дашенко – он оттуда, с продуктового рынка, выходит на связь. Здравствуйте, Алексей.

Ксения Сакурова: Алексей, здравствуйте.

Алексей Дашенко: Да, здравствуйте, коллеги.

Ксения Сакурова: Вы, видимо, уже собрали какую-то свою собственную статистику, поговорили с продавцами. Что они говорят? Действительно ли цены именно на базах продуктовых, ведь они оттуда привозят овощи и фрукты, снижаются?

Алексей Дашенко: Да, действительно, я сегодня обошел уже не одну торговую точку. Как раз сейчас за моей спиной вы, наверное, видите, рынок, выход как раз оттуда, очень много людей там выходят. Мне пришлось выйти за территорию, а то нам бы так просто не дали в общем-то пообщаться: очень людно и шумно.

Так вот как раз продавцы говорят, что базы особо цены не регулируют. Дело в том, что сейчас я опросил нескольких продавцов, и сказали, что снизились цены, в основном, только на так называемый антиковидный набор. Вы помните, что когда началась пандемия, вдруг кто-то ни с того, ни с чего кто-то пустил слух, что имбирь, лимон и чеснок почему-то могут помочь не заболеть или даже могут помочь вылечиться от ковида. Так вот тогда, буквально через несколько дней, например, имбирь в некоторых магазинах стал стоит 2500 за килограмм. А сейчас цены на этот корень уже вернулись к своему адекватному состоянию: можно найти его за 250-300 рублей.

Петр Кузнецов: Хотя обычно говорят, что если скакнули, Алексей, в любом случае на прежний уровень не вернутся.

Алексей Дашенко: Имбирь, например, точно примерно также и стоил до повышения. Лимон совершенно точно. Вот чеснок несколько подорожал, и пока он дороже, чем...

Петр Кузнецов: А это вот только сейчас этот антиковидный набор вернулся? Скакнул-то давно.

Алексей Дашенко: Скакнул давно, но вот буквально, как говорят продавцы, за последний месяц постоянно цена чуть-чуть опускается. Люди просто не берут его за эту цену, за которую его пытались продать, потому что он намного дороже...

Петр Кузнецов: Да, отсутствие спроса.

Ксения Сакурова: Алексей, у нас же сейчас новый урожай уже на прилавках. Вот борщевой набор тот самый – что с ним, как с ценами?

Алексей Дашенко: Цены практически не меняются. Хотя, сейчас я вспоминаю, мне одна продавщица пожаловалась. Ни с того, ни с сего пришли вот эти всем известные луховицкие огурцы на 300 рублей дороже. Вся остальная продукция осталась точно по такой же цене: ни дешевле, ни дороже. И совершенно непонятно, почему, например, Луховицы вдруг ни с того, ни с сего задрали цены.

Но здесь можно вспомнить, кто же все-таки у нас торгует на рынках? Это, конечно, не фермеры. Как туда попадает их товар? Самая такая простая цепочка. Приезжает к фермеру перекупщик на огромной фуре, забирает весь урожай чуть дешевле, чем фермер хочет продать, везет на склад подмосковные оптовые. Вот вам, пожалуйста, первая наценка пошла. Затем оптовики уже везут этот товар в розницу. Вот вам, пожалуйста, вторая наценка пошла уже. Розница уже продает со своей наценкой – это уже третья наценка. И говорят, что все эти перекупщики зарабатывают нисколько не меньше, чем сами фермеры.

А я вот составил сейчас для вас специально, Ксения и Петр, такой ценник небольшой. Если вы вдруг сегодня захотите сделать на ужин себе жареную картошку и самый простенький овощной салат, то сколько вы на это потратите. Если взять самый бюджетный вариант, то он вам обойдется (тут у меня небольшая шпаргалочка) в 225 рублей. А если вы, например, захотите шикануть, то уже придется выложить 430. Наверняка тут вопрос такой возникает: а почему так?

Ксения Сакурова: А шиковать – это как? 430 рублей, что входит в этот набор?

Алексей Дашенко: Сейчас вам это и объясню. У нас на самом деле очень широкий ассортимент овощей, и можно купить, например, самые дешевые помидоры за 60 рублей, а одни из самых дорогих за 200. Также огурцы сейчас от 100 до 130 рублей разбег. Лук, например, от 35 до 50. И то же самое с картошкой: от 30 до 50 рублей. Поэтому вот выбирайте, пожалуйста.

Но я еще раз повторюсь. Цены, на самом деле, за последний месяц ничуть не изменились: ни в сторону понижения, ни в сторону повышения.

Петр Кузнецов: А вот этот разброс, ведь это же одинакового качества та же самая картошка? Географией объясняется или как?

Алексей Дашенко: Объясняется это, во-первых, географией. Во-вторых, если вернуться к нашей цепочке попадания продуктов на прилавки, то бывает, что просто залежавшийся товар становится практически полукондиционным, и поэтому уже продавцы вынуждены снижать цену здесь, на рынках.

Петр Кузнецов: На рынках. Это я к тому, пробовали ли вы поторговаться? Насколько они могут снизить? Индивидуальный подход.

Алексей Дашенко: Вот, честно говоря, Петь, никогда не торгуюсь. Не знаю, наверное, не умею просто.

Ксения Сакурова: Я тоже не умею, да. Спасибо большое. Корреспондент ОТР Алексей Дашенко вышел с нами на связь с московского рынка или с подмосковного.

Петр Кузнецов: «Чеснок 300 рублей», - это Нижегородская область. «Заметили лук 25 рублей, свекла 31, картофель 24», - тоже Нижегородская область. «О каких ценах вы говорите? Помидоры у нас в Северокурильске, Сахалинская область, 500 рублей». «Идет сезонное снижение цен», - тем не менее, настаивает Белгородская область.

Ксения Сакурова: Ну, про Дальний Восток и про дальние регионы мы еще поговорим. Это отдельная проблема. Про транспортные издержки. Прямо сейчас с нами на связи Михаил Глушков, директор Плодоовощного союза. Михаил Владимирович, здравствуйте.

Михаил Глушков: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Вот мы уже тут начали разбираться, пытаться разбираться в этих цепочках: где сколько прибавляется на каждом этапе. Все-таки, вот сколько звеньев от грядки до полки и что это за звенья?

Михаил Глушков: Алексей все правильно сказал. Действительно, есть фермеры, есть те, кто покупает у них, есть оптовое звено, есть розничное звено, то есть, как минимум, 3-4 посредника наценивают. И в итоге, конечно, в финальной цене для потребителя цена может вырастать больше двух раз, иногда даже в 3-4 раза.

Ксения Сакурова: То есть вы видите проблему именно в том, что эта цепочка слишком длинная, и что у фермера нет возможности продавать свою продукцию где-то рядом с полем напрямую?

Михаил Глушков: Проблем много, но это одна из ключевых проблем, потому что очень сильно растет цена за счет вот этой всей цепочки. То есть да, у нас подорожали там удобрения, у нас подорожал транспорт, у нас подорожало очень много чего, но там все-таки это подорожание не такой большой процент от себестоимости. А здесь, когда перекупщик может наценивать до двух раз... То есть он покупает сейчас картофель по 12-15 рублей, а мы только что видели на рынке 45. Вот только что показывали картинку, когда Алексей выступал. Соответственно, в три раза цена вырастает по этой цепочке – это такая одна из основных проблем.

Ксения Сакурова: Да, простите, но ведь когда мы говорим про перекупщиков, мы почему-то замалчиваем, что это люди, которые не просто берут у вас и кому-то отдают – тому, кто вот как Петя у меня сидит рядом. Они это куда-то везут. И согласно последним данным стоимость автоперевозок выросла от 20 до 50%, то есть их затраты растут, и это невозможно игнорировать.

Михаил Глушков: Нет, это возможно игнорировать. Нужно создавать условия для того, чтобы фермеры самостоятельно вывозили свою продукцию, потому что сейчас, если развивать сеть оптово-распределительных центров, которая предоставляет услуги по транспортировке продукции, то у фермера будет возможность самостоятельно отправить свою продукцию на ОРЦ, заказать, например, услуги мойки, фасовки и калибровки и, таким образом, повысить добавленную стоимость чуть-чуть. И это то, чтобы и фермер больше заработал, и конечному потребителю была возможность дешевле приобрести там тот или иной овощ.

Петр Кузнецов: Михаил, вице-премьер Абрамченко сказала, что сейчас фермерам упрощается доступ непосредственно к прилавкам. Какие трудности по-прежнему остаются? Так ли это, что фермеру проще стало попадать в торговые точки?

Михаил Глушков: Доступ упрощается путем пока что создания дополнительных ярмарок. Но не все фермеры готовы там на ярмарку ехать, потому что тут, конечно, нужно создавать дополнительные условия...

Петр Кузнецов: Опять логистика, да, включается здесь и дополнительные затраты?

Михаил Глушков: Да, и плюс создание все-таки товарных партий – кооперативов, потому что у меня есть чуть-чуть картошки, и у соседа есть чуть-чуть картошки. Каждому производителю возить что-то невыгодно. Нужно объединяться, нужно создавать дополнительные условия, чтобы им было выгодно объединяться в кооперативы, чтобы создавать некую общую большую товарную партию и ее продавать, исключая звено хотя бы перекупщиков.

Петр Кузнецов: А правда ли, что торговые сети не готовы продавать отечественные фрукты, овощи, потому что просто в этом не заинтересованы, и им выгоднее сотрудничать с импортерами?

Михаил Глушков: Ну, я бы так не сказал. Я бы сказал, что сейчас в осенне-зимний период, когда у нас очень много своей продукции, конечно, им выгодно покупать все отечественное. А дальше уже, когда приходит вторая половина зимы плюс весна, то там сети смотрят, где им действительно выгоднее: что им выгодно привести по импорту либо купить у нас здесь в России.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем наших телезрителей. Ставрополье на связи, Надежда. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем вас.

Зритель: У нас, в Ставрополье, вроде бы и своя морковь, и картошка, и свекла, но цены, извините меня, когда морковь 70 рублей, картошка самая дешевая 35, капуста сейчас стоит 50 рублей, зимой она будет 100 рублей стоить. В Дагестане она копейки стоит. Почему к нам не везут? С овощами у нас в прошлые годы в это время сезонное понижение было цен: помидоры стоили 30 рублей. В этом году такой цены не было, самая низкая – 40, и теперь опять идет вверх. Масло подсолнечное самого низкого качества у нас прошлые годы стоило в «Магните» 50 рублей. Сейчас – 86 с чем-то. В общем, все так основательно подорожало...

Петр Кузнецов: Что приходится делать в таких условиях вам? Просто отслеживать цены, брать все самое дешевое, не важно уже, не обращать внимания ни на производителя, ни на качество?

Зритель: Да, а мы, пенсионеры, так и делаем.

Петр Кузнецов: Что-то вообще убираете из рациона? Хотя что и убрать-то не остается.

Зритель: Мясо подорожало очень существенно вот последнее время.

Петр Кузнецов: А при этом ничего не подешевело?

Зритель: Нет.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Михаил Владимирович, а вот вы говорите о том, что, допустим, могут объединяться мелкие производители в кооперативы, и было бы здорово, если бы так было. Убрать если посредников из этой цепи, если у нас останется только ритейл и только производитель, насколько у нас могли бы сейчас опуститься цены?

Михаил Глушков: Вот по картофелю, еще раз, у производителя 15 рублей, а в рознице мы видели 45. Ну да, там наценка розницы пусть 30%, то есть в два раза могли бы цены упасть.

Ксения Сакурова: Ну, это существенно, конечно.

По поводу еще мер поддержки, которые были названы госпожой Абрамченко: «Прорабатываются меры, направленные на увеличение возмещения затрат для сокращения срока окупаемости овощехранилищ до 5-7 лет». Насколько это нам поможет?

Михаил Глушков: Тут, на самом деле, вопрос привлечения инвестиций, вопрос создания условий для привлечения инвестиций. И если сегодня у нас компенсация 20% капитальных затрат при создании овощехранилищ присутствует, но механизм работает пока недостаточно эффективно, потому что предельная стоимость этих хранилищ устарела просто. Механизм был разработан давно – в 2018 году, и с тех пор цены на овощехранилища выросли, поэтому их не так активно строят. А проблема хранения – это одна из основных для открытого грунта, потому что одно дело вырастить 5,5 миллионов тонн овощей, а другое дело – их куда-то сложить и где-то хранить для того, чтобы их потреблять не только осенью, когда всегда сами себя кормим, но и зимой, и весной.

Конечно, если этот вопрос будет отдельно рассмотрен правительством, будут созданы условия, например, увеличена ставка субсидирования, либо увеличена предельная стоимость этих хранилищ для того, чтобы сельхозпроизводители получали больше субсидий, то люди будут строить хранилища, и само собой цены у нас будут ниже весной, потому что когда мы потребляем собственные овощи, цены всегда ниже, чем импортные. Импортные овощи всегда дорогие.

Ксения Сакурова: То есть не будет такой ситуации, как у нашей зрительницы, когда осень капуста 50, а зимой 100. Спасибо большое. С нами на связи был Михаил Глушков, директор Плодоовощного союза.

Давайте посмотрим, заметили ли снижение цен на продукты жители Пятигорска, Екатеринбурга и Бийска. Это опрос наших корреспондентов.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Все дорого, все дорого, да, девиз наших дней. Сейчас с нами на связи Николай Лычев, главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru. Николай Александрович, приветствуем вас.

Николай Лычев: Здравствуйте, коллеги. Здравствуйте, телезрители уважаемые.

Петр Кузнецов: Дмитрий Песков сказал, что Кремль позитивно оценивает меры, которые вводятся для того, чтобы эти цены стабилизировать. Скажите, пожалуйста, а какие могут быть меры по стабилизации цен, кроме заморозки на отдельные виды и естественной сезонности? О каких еще мерах речь идет?

Николай Лычев: Вообще лучшая мера стабилизации цен – это стабилизация и рост реальных доходов наших потребителей, включая бюджетников и пенсионеров.

Петр Кузнецов: Вряд ли тоже происходит.

Николай Лычев: Говорят и у вас в эфире, что нет плохих цен, есть недостаточные доходы. Вот они у нас недостаточные, которые не растут уже не первый год подряд. Что касается вашего вопроса непосредственно, то я напомню, что с конца прошлого года реализован ряд поручений Президента и постановлений Правительства не по какому-то снижению или сдерживанию цен, по их стабилизации путем заключения договоренностей между поставщиками продовольственных товаров и ритейлерами, то есть торговыми сетями.

Значит, у нас была история с оптовыми и розничными ценами на растительное масло и сахар. Теперь правительство уже понимает, что нельзя вот так задавать ценовую планку – это ни к чему хорошему не ведет. Это уже привело к падению производства подсолнечного масла у нас в стране по итогам первого полугодия. Вот сейчас более мягко пытаются подталкивать бизнес к договоренностям по стабилизации цен на плодоовощную продукцию, о которой здесь, я так понял, мы сегодня с вами в эфире говорим. И действительно цены у нас начинают снижаться.

Если вы позволите, если есть время, несколько цифр приведу, чтобы вот сейчас люди высказались из регионов, а мы понимали, что в целом по России происходит. Средняя температура по России. Я сейчас беру июль – завершившийся первый месяц активного сбора урожая, в том числе овощей. За этот месяц у нас подавляющее большинство позиций плодоовощной продукции, которая производится в стране, подешевела: картофель на 20%, огурцы на 19,5%, помидоры на 18%, свекла столовая на 16,5%, лук на 8%, морковь на 4,5%. Из всего этого набора овощного, его еще борщевым называют, подорожала только белокочанная капуста, ну и вот чеснок подорожал на 3%. Подешевели даже бананы на 5,5%.

О чем это говорит? Мне кажется, это говорит не о том, что правительство хорошо делает, что сдерживает цены, тут идет больше предвыборная суета, мне кажется, нужно обеспечить политическую стабильность, сколько начался сезон. Мы начали собирать урожай, этот урожай при прочих равных больше, чем в прошлом году. Он начал активно поступать на рынок, и это обычное активное (или не очень активное, как на том же Алтае пока) сезонное снижение цен на плодоовощную продукцию.

Ксения Сакурова: Ну, сезонность понятно. Нас беспокоит, естественно...

Петр Кузнецов: Даже этой сезонности народ не замечает. Да, ладно, продолжай.

Ксения Сакурова: Тут сезонность какая-то, она все равно так или иначе есть. Странно правда, Петя правильно говорит, люди не замечают... Если посмотреть не только на наши опросы, но и на наш смс-портал, нигде практически нет действительно снижения цен, где бы люди это замечали. Корреспондент наш побывал на рынке, тоже там даже продавцы, которые закупают на базах оптовых все эти овощи, они тоже не замечают этого снижения цен. Но допустим, где-то оно есть. Мы не видим, но где-то оно есть.

А вот дальше-то что будет? Вот мы сейчас про это очень активно говорим. С одной стороны, ФАС проверяет ритейлеров, озаботились уже стоимостью там автоперевозок – на это обратили внимание. Мы все время пытаемся найти в этой цепочке слабое звено. С вашей точки зрения где оно? И чем нам грозит, если мы это не найдем уже там зимой, например?

Петр Кузнецов: Если можно, в нескольких словах. 30 секунд, увы.

Николай Лычев: 30 секунд, отлично. Секунды пошли. Во-первых, снижение цен мы все-таки увидим. Возможно, в отдаленных регионах оно еще не дошло до полки, а оно обязательно будет. Не нужно об этом переживать, как минимум на три позиции: картофель, помидоры, огурцы и та же свекла. В остальном к вашему вопросу, слушайте, нужно просто меньше регулировать рынки, нужно освободить малое предпринимательство, снизить налоги и дать людям зарабатывать.

Петр Кузнецов: Все как всегда, вопрос на поверхности. Николай Лычев, спасибо большое.

Мы спрашивали, заметили ли снижение цен на продукты. Да – 2%, нет – 98.

Мы вернемся к вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как решать проблемы с логистикой, ведь стоимость перевозок растёт?