Где и как россияне будут отдыхать в этом году

Где и как россияне будут отдыхать в этом году | Программа: ОТРажение | ОТР

В Европе локдаун, туры на российский юг дорожают. Как пересмотрим концепцию отпуска?

2021-03-01T20:01:00+03:00
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
За что платим налоги. Регионам надо больше. Мигранты. Карантинный беби-бум. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым. В поисках идеала
Россиянки описали идеального мужчину. А похожи ли они сами на женщину мечты?
Налоги много на себя берут?
Сергей Лесков: У нас поддерживаются традиционные ценности, но вопрос: не поддерживаются ли они только в докладах, а в действительности глубинная молодёжь живёт совсем другими ценностями?
Россиянин или мигрант: кого выбирает бизнес после пандемии?
Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ
Велика ли налоговая нагрузка на россиян?
Мигранты: мы без них не можем?
В марте в России случился беби-бум
Регионам надо оставлять больше заработанных денег
Гости
Вадим Прасов
вице-президент Федерации рестораторов и отельеров
Александр Мкртчян
генеральный директор сети турагентств «Розовый слон»

Тамара Шорникова: Отдых на русском юге в этом году может подорожать на треть, спрогнозировали туроператоры. Уже в январе стоимость туров на лето выросла в среднем на 10%. Спрос большой, учитывая неопределенность с открытием границ: в Европе продолжается локдаун, страны, которые планировали смягчить ограничения, сдвигают сроки.

Петр Кузнецов: Да. Сейчас россияне могут ездить на море помимо российского в Турцию, на Мальдивы, Кубу или в Танзанию. С сегодняшнего дня свои границы для россиян с отрицательным именно тестом на коронавирус открыла Грузия, правда, с ней до сих пор нет прямого сообщения и в стране по-прежнему с 9 вечера до 5 утра действует комендантский час. Вопрос, нужен ли вам такой отдых с такими ограничениями.

Тамара Шорникова: Да. Расскажите нам о своих планах на отпуск в этом году. Куда собираетесь и почему? Будет ли как-то ваш отпуск в этом году отличаться от предыдущих? Если да, то почему? Каким он, собственно, планируется? Ждем ваших звонков и сообщений. Приглашаем сейчас экспертов к разговору.

Петр Кузнецов: Первый из них – это Александр Мкртчян, генеральный директор сети турагентств «Розовый слон». Добрый вечер.

Александр Мкртчян: Добрый вечер, Тамара, добрый вечер, Петр.

Тамара Шорникова: Да. Сначала, наверное, расслабьте нас всех или подтвердите, что действительно стоит ждать серьезного подорожания, ну прямо на 25–30% дороже туры на юге? Это ощутимо.

Александр Мкртчян: Слушайте, даже не то что стоит ждать, а мы уже это видим. Мы видим Новый год, мы видим Рождество, мы видим 23 февраля, мы видим 8 марта, что, например, подорожали отели в Красной Поляне, в Архызе, в Домбае, в Приэльбрусье. Даже то, что мы продавали год назад, пару лет назад в той же Красной Поляне две звезды за 7 тысяч рублей в сутки вот на 8 марта, сейчас стоит 15 тысяч рублей в сутки на двоих, вот. Архыз подорожал: то, что мы продавали за 3 тысячи, мы теперь продаем за 5 тысяч в сутки. То есть понятно, что закрыты все Альпы, да, французские, швейцарские, немецкие, австрийские, итальянские Альпы закрыты, закрыта Ангора, закрыта Болгария, горнолыжные курорты, и в этих условиях дорожает все. Там в Сибири дорожает Шерегеш и Абзаково.

Если брать пляжные курорты, понятно, что в условиях закрытия Европы, Италии, Испании, Франции, Греции, Португалии, ну там, где массово отдыхают россияне, понятно, что черноморские отели, особенно отели четыре – пять звезд, поднимают цены. В прошлом году отели в той же Ялте пятизвездочные подняли цены от 50 до 100%, в этом году, конечно, жадность отельеров имеет какие-то пределы и они поднимают примерно на 25–30%, к сожалению, это так. Но могу порадовать ваших зрителей: отели одна, две, три звезды поднимают цены всего лишь на 5–10%.

Тамара Шорникова: Александр Мушегович, вот вы говорите, что понятно, что поднимают, Анталия закрыта, я не знаю, еще там что-то, вернее сейчас открыто, но...

Александр Мкртчян: Анталия открыта.

Тамара Шорникова: Открыта-открыта, да, просто там вводили в недавнем прошлом более строгие ограничения, ну там другие зарубежные популярные курорты закрыты, у нас поднимают. Так вот как раз непонятно, казалось бы, спрос-то большой, ехать по сути некуда, кроме страны, поэтому все ринулись на наши курорты, и так заработают. Зачем поднимать так ощутимо, чтобы в итоге многие отказались просто от отпуска? Насколько это дальновидно?

Александр Мкртчян: Вы знаете, Тамара, дело в том, что, знаете, не отказываются. Вот как бы ни подняли наши отельеры цены, люди едут. Сейчас отели в Красной Поляне фактически закрыты для продажи до середины марта, а некоторые даже и до школьных каникул, до конца марта. То же самое было на Новый год. То есть любая цена... Я вас удивлю: отель пять звезд, в котором нет бассейна, объявляет цену в 40 тысяч в сутки, 40 тысяч в сутки, это на 10 дней 400 тысяч, и там нет мест, вперед на пару недель на Новый год. То есть отельеры поняли безнаказанность, что какую цену ни объяви, как говорят, извините, скажу грубо, пипл схавает, и пока... вот от этой безнаказанности. Пока идет вакханалия, на сегодняшний день спрос намного превышает предложение.

Вот почему мы все ждем открытия Египта, например, того же? Ведь я скажу, чтобы было понятно, не только наши отельеры поднимают цены, турецкие отельеры задирают цены, турки поняли, что можно безнаказанно поднимать цены, и поднимают цены отели пять звезд такие роскошные на 30%, в буквальном выражении это огромные деньги. То есть тот отель, который стоил 200 тысяч на двоих, теперь стоит 300 тысяч на двоих на неделю, вот. И вот мы все ждем открытия Египта, в этом случае, я могу обрадовать всех зрителей, цены упадут на 30–40%, как только откроются прямые рейсы в Хургаду и Шарм-Эль-Шейх.

Петр Кузнецов: Ага. А скажите, Александр, мы-то, возможно, даже переживем, а я предполагаю, что за этот год мы как-то поняли, что на самом деле вполне себе комфортно и можно жить без поездок куда-то туда. Оказывается, у нас мест много красивых, да и цены не такие, хотя люди, которые путешествовали внутренним туризмом, могут и поспорить, сказать, что дороже, чем в Турции, это уже второй вопрос. Но про кого можно сейчас сказать из тех стран, которые закрыты и хотят пускать, но пандемийная ситуация не позволяет это сделать, что без русских у них просто катастрофически?

Александр Мкртчян: Про все почти. Вот страны массового туризма, Кипр, 65% рынка – это туризм, из них примерно половина – это россияне, Кипр в лучшие годы принимал до 200–300 тысяч россиян. Это остров, который... Вы никогда, Петр, не приведете мне в пример, что вы когда-нибудь видели вещь Made in Cyprus, одежду или обувь, максимум, что вы могли видеть, – это вино, пиво или оливковое масло. Это страна, которая ничего не производит; там есть прекрасные отели, прекрасные пляжи, прокат автомобилей, аквапарки, магазины, но это все связано с туризмом. Не приехали туристы... Таиланд, но не весь Таиланд, конечно, а, допустим, главные направления для россиян, Паттайя, Пхукет, Самуи, потеряли примерно 70% доходов оттого, что нет туристов. Вот Греция, Родос, Крит, Корфу, это там, где массово отдыхают россияне, вот там потери глобальные.

Вы видите, что Кипр, например, всячески пытается принять россиян, ему мешает Евросоюз так же всячески. Кипр должен был открыться с 1 марта, да, россияне все обрадовались, Кипр должен был открыться с 1 апреля, надеемся, что он откроется все-таки хотя бы к концу апреля, к 1 мая. Грузия, о которой вы сказали, она ждет россиян, потому что там просто дело швах в экономике Грузии. Но вы правильно сказали, нет, к сожалению, прямых перелетов. А я вам скажу, кто выиграл, – Занзибар, страна, которую никогда толком Россия не видела и в прошлом году летала всего из двух городов, а сейчас летают из 12 городов прямые рейсы. И я удивлю ваших зрителей, сегодня мы имеем уже в неделю 20 рейсов на Занзибар.

Петр Кузнецов: Подождите, но там же очень дорого. Когда, по-моему, среди первых трех направлений открывшихся Лондон, да, это самое дорогое направление было – все равно летят?

Александр Мкртчян: Да, летят, но опять же нет альтернативы. Где привыкли отдыхать россияне? Доминикана – до Доминиканы рейсов нет; Вьетнам – рейсов нет; Гоа – рейсов нет; Хайнань – рейсов нет; Таиланд – рейсов нет; Индонезия – рейсов нет, Бали; Шри-Ланка – рейсов нет. Рейсов нет никуда. И все люди летят, например, в Кубу летают только из Москвы, вот один город в России, есть рейсы на Кубу, а в Занзибар летают все, Самара, Казань, Екатеринбург, Пермь, Петербург, все летают, Уфа, Ростов-на-Дону. Поэтому на Занзибар сейчас столько много полетов.

Петр Кузнецов: Александр, простите, пожалуйста, не совсем, конечно, профильный будет вопрос, тем не менее, я думаю, ответ вы найдете: а откуда у людей деньги даже не на Занзибар, а вообще на полеты после такого сложного пандемийного года?

Александр Мкртчян: Хороший вопрос, Петр, спасибо. Я думал о нем сам и знаете, к чему пришел? – что вот отдых есть такая штука... Вот смотрите, вы помните, людей в апреле, мае, июне заперли у себя в хрущевских квартирах небольших, малогабаритных, и люди после этого... Для меня примером было, когда 22 июня губернатор Краснодарского края объявил об открытии отелей, а 26 июня прошлого года, то есть 4 дня продаж, многие отели стали на stop sale.

И я знаете, какой вывод сделал? Вы правильно говорите, у людей реальные доходы упали, да, кошелек стал поуже, потоньше, но последнее, на чем люди экономят, – это на отдыхе. Потому что, ну слушайте, есть соцсети, Instagram, Facebook, где люди показывают, как они хорошо отдыхают; у кого-то есть деньги на Мальдивы, а у кого-то на..., тем не менее это лучше, чем сидеть у себя дома в Урюпинске условном. Поэтому вот мы заметили, что человек не купит резину на автомобиль, не купит новый диван, потому что диван – это у него в квартире, никто не знает, какой у него диван старый, потрепанный, а вот в Instagram он выложит фотографии, что он сейчас находится на Занзибаре, на Кубе или где там, в Эмиратах и ему хорошо. Это вот такие у меня мысли, Петр.

Петр Кузнецов: Интересно.

Тамара Шорникова: Так, а давайте обсудим вот эти мысли с Виктором из Ростовской области, есть ли у него деньги на отпуск, куда есть.

Петр Кузнецов: Как раз почти этот регион сейчас упоминался неоднократно нами. Здравствуйте, Виктор, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Я тоже был по молодости в путешествии, как и мои ребята все, с которыми в походы ходил и в Волгограде, и в Волгодонске, вот. Так что я путешествовал с ними лет 15. Но был путешественник такой, рюкзачник, байдарочник, катамаранщик, альпинист, в общем, все попробовал на своем как бы поприще этом, и все это по нашей стране. Сейчас у нас такого нет, проповедуются одни матрасники...

Тамара Шорникова: Ну что, мысль понятна. Хотя странно, почему нет, ну то есть и сейчас что мешает рюкзак за спину?

Петр Кузнецов: Египтяне отключили Виктора.

Александр, на самом деле хочется продолжить выступление Виктора, считать его такой пассаж. Казалось бы, тот год должен был подарить внутреннему туризму некоторое преимущество. Так вот давайте поразмышляем на тему, воспользовались мы все теми преимуществами, которые нам подарил пандемийный год, внутреннему туризму.

Александр Мкртчян: Смотрите, всеми, конечно, нет. Потенциал гигантский. Вы видите, что впервые за всю... Вот я занимаюсь туризмом 30 лет, впервые за всю историю современного туризма придумали такое понятие, как кэшбэк, и наше государство возвращает до 20% стоимости за отдых внутри России, это никогда такого не было.

Петр Кузнецов: Да. И кстати, по-моему, изучив первые результаты, что программа, что называется, у народа зашла, по-моему, продлили эту программу, дальше еще больше людей воспользовались этим.

Александр Мкртчян: Ну, мы сейчас ждем... Ну, знаете, давайте честно, первый этап был провальный, потому что он был всего одну неделю.

Петр Кузнецов: А, даже так?

Александр Мкртчян: Да, и два главных региона не работали, это Краснодарский край и Крым. Второй этап, слава богу, был уже 45 дней, с 15 октября по 5 декабря, и там уже работали Краснодарский край и Крым, и мы видели, что 80% продаж приходится именно на эти регионы. И действительно, второй этап, ну он был глобальный... Естественно, там есть много подводных камней, и мы, кстати, с Ростуризмом говорим об этом, что ни в коем случае нельзя ограничивать... Вы знаете, там есть ограничение, сейчас максимально возвращают 20 тысяч рублей, – ну слушайте, ни в коем случае так нельзя, это минимальная сумма, естественно, возвращать надо на самом деле 20% от стоимости.

Вы знаете, что у нас есть люди, ну давайте честно говорить, сейчас не хочу делать рекламу, у нас отель есть в Ялте пять звезд, который стоит в августе 60 тысяч рублей в сутки, то есть поехать на 10 дней туда – это 600 тысяч. Вернут человеку за эти потраченные 600 тысяч 20 тысяч рублей – слушайте, это даже не 10%, это 3–4%. А люди на Камчатку едут, на Камчатке у нас средняя стоимость путевки 400–500 тысяч на двоих, дешевле не получится никак, чем полмиллиона, и опять людям возвращают 20 тысяч рублей.

Поэтому наш посыл Ростуризму, конечно, поднять в 2–2,5 раза этот кэшбэк до 40–50 тысяч рублей, а лучше честно возвращать людям 20% стоимости, и тогда действительно мы увидим... Представляете, что сейчас творится? Задача типа такая: небогатые люди, отдыхайте в России, а богатые люди – езжайте куда хотите. Вот это ненормально. На самом деле и богатые люди, те, кто тратят полмиллиона, миллион, хоть десять миллионов рублей, должны тратить их в России. Петр?

Тамара Шорникова: Да. Александр, а подскажите, пожалуйста, тоже отталкиваясь от звонка Виктора из Ростовской области, а поменялся ли как-то, каким-то образом предпочтения туристические? Ну условно, может быть, больше людей решили каким-то образом сэкономить и вот, как Виктор в свое время, с рюкзаком отправиться по стране? То, как мы отдыхаем, изменилось за прошлый год?

Александр Мкртчян: Ну смотрите, к сожалению, вот я знаю... Так как я 30 лет в туризме, я понимаю таких туристов, как Виктор, это у туристов пледы, палатка, костер, «Мы едем за туманом и за запахом тайги», эти люди мне знакомы, и они есть, эта категория людей, кстати, достаточно многочисленная.

Но дело в том, что в этом году, вот в 2020-м и в 2021-м, действительно, вот смотрите, кто появился в России? Люди, которые ни разу не отдыхали. Все-таки давайте возьмем жителей Дальнего Востока, Хабаровский край, Приморский край, Магадан, Камчатка – эти люди где отдыхали всю жизнь? В Корее, в Китае, в Таиланде, в Японии, в Индонезии, во Вьетнаме, и вдруг сейчас они начали отдыхать в Крыму, да, в Архипо-Осиповке, в Туапсе, в Геленджике, там, где они никогда... Вот это новый контингент людей, жители Дальнего Востока и северных районов Сибири, это те люди, которые никогда не отдыхали в России, а если отдыхали, то только у себя на Дальнем Востоке, они в Крым никогда не прилетали.

Чтобы было понятно, впервые за много лет прошлым летом полетели чартеры Владивосток – Симферополь, я даже не припомню, когда в последний ряд летали прямые рейсы беспосадочные Владивосток – Симферополь, а в прошлом году они полетели полные, жители Дальнего Востока полетели в Крым, вот эти люди появились. Появились люди, которые отдыхали за рубежом, в Испании, во Франции, в Италии, а сейчас они отдыхают на Красной Поляне, то есть вот эти люди появились.

Но, знаете, это плюс, но минус, я в принципе в вашей передаче очень откровенен и не могу обманывать ваших зрителей, минус в том, что следом за этим появился рост цен, к сожалению, появился дикий рост цен.

Петр Кузнецов: Спасибо большое за ваш комментарий. Это Александр Мкртчян был с нами на связи.

Вот он сказал, что не хочет делать рекламу там какому-то отелю, а вот Калужская область, как раз телезритель оттуда пишет, что как раз не хватает рекламы наших курортов и санаториев. Пенсионер отвечает на наш прямой вопрос, обращаемся к нашим телезрителям, рассказывайте, какие планы у вас в плане отпуска на этот тоже не совсем понятный в плане прогнозов год, пенсионер нам пишет: «Муж все лето будет ловить на местной речке мелкую рыбешку, а я все лето простою у плиты, жаря эту мелюзгу», – так и подписались наши телезрители «пенсионеры».

Мы послушаем еще одного нашего телезрителя, сейчас с нами на связи Крым, Евгений.

Тамара Шорникова: Да, возможно, прорекламирует как раз, куда там можно съездить, куда нужно...

Петр Кузнецов: Но только не отель за 60 тысяч в сутки.

Тамара Шорникова: Да, нам какие-то побюджетнее варианты все-таки, Евгений.

Петр Кузнецов: За 58.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Евгений.

Зритель: Алло?

Петр Кузнецов: Да, Евгений.

Зритель: Я ничего не рекламирую. И отдыхающий или турист, как бы его ни называли, Джек Ма, Илон Маск, Петр Кутис, это человек, который хочет отдохнуть. Тут как бы речь о том, что за целое столетие есть места, которые вообще не изменились. Есть такие места-долгожители по отдыху, как Крым, Крымские горы. Это не реклама, просто ради антуража куда-то ехать, мне кажется, давно такого нет. Поэтому кто едут отдыхать, настраиваются на что-то, и будет ли это приносить деньги, например, в Крым – ну конечно, об этом интересно подумать.

Но где мы отдохнем от пандемии – так же. У нас просто Крыма как-то это не особо коснулось, не особо, это хорошо, спасибо врачам, но смысл любого отдыха – это очиститься, наверное, от чего-то, очиститься от какого-то там, от чего-то ненужного, чтобы у нас, как у обычных людей, все-таки потом были силы для чего-то, чтобы делать какие-то хорошие дела.

Петр Кузнецов: Слушайте, а наплыв туристов в определенный пик вас не напугал? Потому что многие опасаются туризма...

Зритель: Вы знаете, не особо, не особо.

Петр Кузнецов: Сейчас пишут, что хорошо, что границы закрыты, а то опять...

Зритель: Я 20 лет назад работал в ресторане «Бербер» в городе Евпатория, шашлычник, я вот знаю, что такое наплыв, потому что это самое пиковое место такое вообще Крыма считается, ну он сейчас по-другому называется. А более того, даже вот если наплыв, один наплыв от другого в Крыму не отличается, людям просто нравится месяц в основном Крым, они чем-то восхищаются в Крыму, то, что здесь такая природа, ну как сказать, много мест где отдохнуть, где угодно можно отдохнуть в Крыму, я об этом.

И еще один частый упрек, извините, в сторону отдыха российского, – его с чем-то сравнивают, по образу и подобию. Вот кто такой Джек Ма, Илон Маск, Петр Кутис, вот все хотят как-то...

Петр Кузнецов: Не совсем мы поняли, как они все-таки здесь появились в этой истории...

Зритель: ...по образу и подобию вот этих личностей как-то отдыхать, и поэтому...

Петр Кузнецов: Евгений, а скажите, пожалуйста, вы сами-то где отдыхали? Последний раз где-то подальше от Крыма вы где отдыхали? Или только Крым, Крым?

Зритель: У меня шенгенская виза, мне Европа нравится.

Петр Кузнецов: А-а-а...

Тамара Шорникова: Ага, ясно.

Зритель: Но это давно было, это было, еще когда был хороший президент Виктор Федорович Янукович, он был хороший президент, тогда курс доллара был такой, что можно было куда-то съездить.

Петр Кузнецов: Спорно, конечно, но да, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Шенген, как у Джека Ма, как у Илона Маска.

Тамара Шорникова: Сейчас достаточно бесполезная бумажка в любом случае, но у кого-то есть, и то хорошо.

Петр Кузнецов: Мы продолжаем. Сейчас поговорим о том, где размещаться, если есть где. Вадим Прасов, вице-президент Федерации Рестораторов и Отельеров, с нами на связи. Здравствуйте.

Вадим Прасов: Да, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да. Вадим Викторович, скажите, вот в прошлом году после такого наплыва туристов по стране, в городах, в регионах эти самые города и регионы как-то улучшили свою туристическую инфраструктуру? То есть поехавший российский турист привез деньги так, чтобы в этом году стало еще лучше?

Вадим Прасов: Вы знаете, если говорить про именно инфраструктуру городов и регионов, то там, безусловно, какие-то изменения позитивные происходят, вот. Единственное, что я бы сказал, что это невозможно с точки зрения именно туристской инфраструктуры, то есть за один год нельзя построить отель, например, новый, можно попробовать, но, в общем-то, успеть сделать что-то достойное достаточно сложно. А с точки зрения именно городской среды я считаю, что изменения и возможны, и они происходят.

Тамара Шорникова: Да, отель вряд ли возможно построить, но можно удобные подъездные пути к этому отелю построить, и на такое тоже жалуются туристы, например. Не знаю, биотуалеты поставить, где их не было, где они нужны.

Вадим Прасов: Ну, вы знаете, тут можно много на самом деле на эту тему пофантазировать, потому что это не только дороги, это и пляжная инфраструктура, не знаю, и озеленение. Тут проблема вся в том, что, наверное, сервис очень сложно изменить за один год, и история, когда появляется такой вот экстранаплыв, он вызывает опять же повышенные требования туристов, поскольку они... Ну понятно, что поехал тот турист, который привык отдыхать за границей.

И почему, собственно, у нас все курорты были заполнены практически на 100% именно те объекты, которые уровня четырех – пяти звезд? Потому что поехал турист требовательный, поехал турист с деньгами, и вопрос, конечно, что это даст в долгосрочной перспективе. То есть какая-то часть россиян открыла для себя отдых в России, сколько это открытие будет для них радостным, скажем, и будет иметь какие-то последствия, и каков процент тех, кто после открытия границ, в общем, спокойно и уверенно полетит, собственно, по привычным местам.

Тамара Шорникова: Да, я сейчас коротко еще просто мысль свою разовью и дополню, возможно, вопрос. Хочется просто понять, мы говорили о том, что в прошлом году цены подросли на отдых внутренний, в этом году туроператоры на летний отдых прогнозируют рост на 25–30%. Это все деньги, которые пойдут на что? На то, чтобы закрыть какие-то убытки, которые до этого понесли отельеры и другие? Это возросшая нагрузка на нашу туристическую структуру – она добьет ее, или она поможет, инвестирует?

Вадим Прасов: Вы знаете, во-первых, туроператоры каждый год прогнозируют повышение цен на 25–30%, и, в общем, редкие года, когда это действительно случалось в таком объеме. Что касается прошлого года, совершенно очевидно, что цены действительно выросли, у некоторых объектов они выросли, скажем, в 2–2,5 раза. Произошло это на фоне резкого повышения спроса, ну это очевидно, что в современном мире цена является результатом взаимодействия спроса и предложения, поэтому ничего удивительного здесь, на мой взгляд, нет.

Что касается этого года, да, действительно, ряд объектов в ожидании повышенного спроса и наблюдая его цены скорректировали в сторону повышения. Но здесь говорить про весь рынок и про 25–30% не приходится, потому что объекты, скажем, уровня две – три звезды не могут себе позволить сейчас задрать цены, а отели четыре – пять звезд некоторые действительно, но не относительно прошлого года еще дополнительно подняли цены, а относительно, скажем, объявленных цен на прошлогодний сезон, вот.

И насколько они угадали или нет, покажет только будущее, потому что мы в любом случае понимаем, что границы закрыты не наглухо, у россиян есть возможность и альтернативных решений, а многие объекты смотрят вперед в плане долгосрочной перспективы, поэтому не делают просто вот этого элементарного умножения цены на 2 или на 3, потому что сегодня есть такой ажиотажный спрос. Конечно, это сложный момент, да, я понимаю отельеров, с одной стороны, я понимаю туроператоров, с другой стороны, но какие-то консенсусы находятся. Просто отели не только через туроператоров продаются, поэтому тут надо понимать, что рынок не ограничивается именно вот этим взаимодействием.

Петр Кузнецов: Вадим Викторович, расскажите, пожалуйста, до звонка еще одного нашего телезрителя очень коротко, я думаю, что это интересно будет многим нашим телезрителям, на каких условиях сейчас отменяются брони, бронируются отели, как это все переносится. Есть ли какие-то общие карантинные, все равно они же продолжают действовать, правила?

Вадим Прасов: Ну, они продолжают действовать, собственно. Если гость обратился с просьбой возврата средств, ему эти средства возвращаются, либо он может перенести свой отдых, что иногда тоже случается, перенести на более поздний срок. Собственно, ничего удивительного здесь нет, и в прошлом году отели на самом деле перенесли некоторые бронирования на более поздний срок, а тем, у кого либо была ситуация, скажем, какая-то экстренная либо кто четко понимал, что он там не готов планировать на какой-то будущий период, тем средства возвращались.

Петр Кузнецов: Ага. А переносить можно бесконечно долго, потому что эти локдауны тоже могут переноситься на месяц, на два?

Вадим Прасов: Вы знаете, месяц-два – это не бесконечно долго, на мой взгляд, это все-таки какой-то понятный горизонт...

Петр Кузнецов: Бесконечно много раз я имел в виду, например, с февраля прошлого года это все, например, так и переносится у кого-то.

Вадим Прасов: А, бесконечно много раз да. Вы знаете, да, у кого действительно происходит именно так. Тут просто еще есть все-таки особенности законодательства, потому что, насколько я помню, Европа сразу разрешила, скажем, переносить на срок, на период до 3 лет, а в России этот период был, по-моему, ограничен годом, поэтому, собственно, есть нюансы в этом.

Петр Кузнецов: Послушаем Евгения из Волгограда. На связи Волгоград, здравствуйте, Евгений.

Зритель: Добрый день, ведущие.

Петр Кузнецов: Добрый.

Зритель: Вы меня слышите?

Петр Кузнецов: Да, и наш эксперт тоже.

Зритель: Да, спасибо большое. У вас очень хорошая передача, актуальная всегда.

Я бы хотел поднять такой вопрос. Мне 62 года, я провел, как говорится, активную такую жизнь отдыхающего, и в основном мой отдых всегда был на природе российской. То есть я жил на Камчатке, на реке Камчатке отдыхал, сейчас я живу в Волгограде 20 лет, это Волга, Дон, выезжал на 2 дня, на неделю с семьей, с детьми, сейчас уже с внуками.

Природоохранное законодательство сейчас поставило такие условия, что 200 метров до воды подъезжать нельзя, костер разжигать нельзя, – вы считаете, что это отдых? Миллионы, десятки миллионов людей в России пользуются таким отдыхом. Меня никогда не тянуло в Турцию, еще куда-то, мне вполне хватало такого отдыха, я люблю его до сих пор. И получается, природоохранное законодательство поставило условия не для людей, а для инспекторов.

Ведь можно было, наверное, сделать так, что пришел инспектор, посмотрел под машину, масло капает – выписал штраф, нет вопросов, вот. Костер жгешь, поставьте условия, окопать его, чтобы не было сухой травы, еще чего-то, то есть жги костер, лови уху, вот. То есть отдых российских людей загоняют в рамки, езжай в Крым, езжай в Анталию, а на родную природу ты не можешь ехать, потому что ставь машину за 200 метров и смотри всю ночь, чтобы там с ней ничего не было, и костер не жги, ешь тушенку, консервы то и дело.

Петр Кузнецов: Понятно, да.

Зритель: Вот это мой вопрос.

Петр Кузнецов: Это опять, Вадим Викторович, к вопросу о том, что не всеми козырями, которые у нас оказались на руках в прошлом году, мы пользуемся, нет взаимодействия многих структур и инстанций.

Вадим Прасов: Вы знаете, на мой взгляд, в части природоохранного законодательства... Я, например, когда слышу вариант про жечь костры, ну звучит, особенно когда ты периодически наблюдаешь лесные пожары, так себе. На мой взгляд, то, чего не хватает, – это нормально организованной инфраструктуры около тех же самых водоемов, когда все сделано цивилизованно, сделаны парковочные места, сделаны условно мангальные площадки, и тогда, собственно, решаются два вопроса, с одной стороны безопасность и удобство. То есть я думаю, что двигаться надо в этом направлении.

А что касается того, какое количество людей ездит на отдых дикарями и далеко не все из них являются ответственными туристами, ну тут же тоже надо понимать, что зачастую просто приезжаешь на какую-то красивую природную территорию, и когда ты видишь тот мусор, который свален просто вот хаотично, ну конечно, хочется иногда прямо выругаться.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Ну или кто-то одновременно решил и, например, уху пожарить у водоема, и машину помыть заодно, раз уж такая оказия вышла.

Вадим Прасов: Ну, к сожалению, к сожалению.

Тамара Шорникова: Теперь тоже бывают, да.

Петр Кузнецов: Вадим Викторович, очень коротко ваши прогнозы. Считается, что после пандемии несколько будет пересмотрена концепция отдыха, то есть упор будет на совмещение видов туризма с оздоровлением так или иначе, с укреплением иммунитета, то есть ближе туда, к санаторному отдыху. Что вы скажете, есть ли такие прогнозы?

Вадим Прасов: Вы знаете, я, честно, этот прогноз не разделяю, объясню почему. Вот задам вам простой вопрос. Пандемия продолжается по сути уже год...

Петр Кузнецов: Да.

Вадим Прасов: И поначалу вы помните, какой был дефицит, не знаю, масок, санитайзеров и прочего. Сейчас дефицита нет. Вы часто санитайзерами пользуетесь?

Петр Кузнецов: Ну... Нам каждому отвечать?

Вадим Прасов: Только честно.

Тамара Шорникова: Да.

Петр Кузнецов: Если честно, я с самого начала ими как-то не особо пользовался, даже в пик пандемии, там по другим причинам...

Тамара Шорникова: Слушай, а я пользуюсь.

Вадим Прасов: Вот вопрос в том, что год назад многие граждане, не знаю, руки протирали этими санитайзерами, грубо говоря, раз в полчаса, но сейчас очень редко такое увидишь даже при том, что вокруг масса людей, которые в масках, кто-то в перчатках, кто-то без. С точки зрения отношения к своему здоровью я уверен, что какого-то кардинального перелома не случится, потому что мы живем в определенном ритме жизни; если у нас есть возможность и желание, например, поехать в санаторий, для того чтобы поправить свое здоровье, мы это делаем, но делает это в любом случае какой-то определенный процент россиян, далеко не все.

То есть если у нас отпуск выпадает на летний период, то есть люди едут, как правило, на море, ну необязательно по родной стране, то есть кто-то по России, кто-то по Европе, кто-то дальше... Ну то есть тут все зависит от потребностей, то есть пока петух не клюнет в одно мест, мы, в общем-то, несильно меняемся. И сказать, что сейчас санатории заполнены, собственно, теми пациентами, которые переболели COVID и тут же, значит, ринулись поправлять свое здоровье, ну это тоже неправда. То, что они потратят на это отпуск, у меня есть большие сомнения по поводу этого.

Я не думаю, что это именно как бы прогноз на завтрашний день, точно так же как не думаю, что онлайн станет бесконечно много и все мероприятия будут проходить исключительно только в онлайн или в гибридном формате, было много прогнозов на этот счет. Я уверен, что люди как раз хотят общаться, хотят вернуться к привычному образу жизни. Мне не очень нравится история про то, что вот мир никогда не будет прежним, – он по сути своей возвращается к привычной жизни.

Петр Кузнецов: О нет, пожалуйста, я думал, вы... Все-таки это прозвучало, черт!

Вадим Прасов: Простите, не хотел. Мне вот хочется, чтобы он был прежним.

Петр Кузнецов: Вадим Прасов, спасибо большое, наш еще один эксперт.

И еще один наш телезритель в этой теме Надежда из Брянской области. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Надежда, где отдыхаете?

Петр Кузнецов: Где отдыхает Брянск?

Зритель: Да-да, Брянская область. Ну вот я когда дозвонилась, спасибо за принятый звонок, вот была больше согласна с вашим первым экспертом, ваш второй гость как-то немножко пессимизма навеял, хотя, думаю, истина есть в его словах. Я пенсионер, и, вы знаете, я люблю путешествовать, люблю историю, но очень люблю море.

И вот стараюсь, экономлю-экономлю и вот прошлые годы старалась выехать, купить путевочку, пусть подешевле, плюс там одна звезда, две звезды, это самое, экономлю на всем, но куда-то выехать, поменять место каждый год. У меня получалось. В прошлом году я испугалась, а так хотелось. И в этом году вот не знаю как, ну так хочется, но, вы знаете, вот эта вот вся зараза пугает. А так хочется, есть такие места замечательные, замечательные места, и вот не знаю, как получится.

Петр Кузнецов: Подождите, не совсем понял, вы боитесь этой заразы...

Зритель: Да, вот этой...

Петр Кузнецов: ...или вы боитесь, что деньги, которые будут выделены на отдых, еще пригодятся, потому что неизвестно ваше будущее?

Зритель: Вот останавливает, в прошлом году однозначно, но это меня, я о себе говорю, а в этом году хочется. Прошлый год прошел, ничего, а в этом году хочется, потому что я привыкла много лет, я говорю, я пенсионер, но я экономлю, целый год экономлю, чтобы выехать то ли в Ленинград, ну в Санкт-Петербург, то ли Золотое кольцо, ну по центру, на Дальний Восток очень дорого для меня, конечно, а вот центральная часть… Тем более Крым, как только стал он российским, с удовольствием открыла для себя повторно, краснодарское побережье Черного моря все объездила, могу порекомендовать замечательные недорогие места. Вот, кстати, первый гость... Можно рекламу я скажу?

Тамара Шорникова: Ну-у-у, если только регион коротко обозначить, куда ездите.

Зритель: Регион между Геленджиком и Туапсе, вот ваш первый гость дважды упомянул это название. Вот поверьте мне, на любой кошелек, но я влюбилась в это место, влюбилась и мечтала в прошлом году...

Петр Кузнецов: То есть если выбирать из всего этого многообразия, еще бы раз туда, очень хочется туда? Просто вы столько мест назвали... Спасибо.

Тамара Шорникова: Надежда, ну если очень хочется, ну не отказывайте уж себе, в конце концов, не поддавайтесь пессимизму. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Все хорошо, весна наступила, все получится.

Нам пишет, кстати, Москва: «В 2020 году отдыхал в Крыму, больше не хочу», – вот так.

Тамара Шорникова: Ну что ж, так бывает, да.

Петр Кузнецов: Тоже антиреклама существует.

Тамара Шорникова: Через пару минут будем говорить о том, как бизнес переживает пандемию, а через полчаса о том, как накопить на хорошую пенсию.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)