Где маски - почему их нет в аптеках? Можно ли без них защититься от вируса?

Где маски - почему их нет в аптеках? Можно ли без них защититься от вируса?
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Нелли Игнатьева
исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей
Галина Кожевникова
заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН
Сергей Шуляк
фарманалитик, генеральный директор компании «DSM Group»

Тамара Шорникова: Россияне бегают по аптекам в поисках медицинских масок – их по-прежнему в аптеках не найти. Тем временем Всемирная организация здравоохранения заявила, что здоровым людям маски не требуются. Может появиться ложное чувство безопасности – и люди просто забудут, что, к примеру, нужно больше мыть руки, использовать антисептики и так далее.

Иван Князев: Однако кто знает? Вот в магазине, к примеру, в очереди человек, который стоит рядом, – болен он или нет? А может быть, я уже заражен и опасен для других, но пока еще этого не знаю. Не говоря уже о том, что маски нужны медработникам – так же, как защитные очки и перчатки.

И это еще не все. А куда пропали из аптек обычные градусники и вообще вся дезинфекция? Будем выяснять.

Тамара Шорникова: Да. Сначала спросим у вас: вы купили маски? – «да» или «нет». Звоните, пишите нам. Рассказывайте, какие запасы есть у вас дома и что у вас в аптеках.

Иван Князев: Да, что происходит.

Тамара Шорникова: Будем общаться с нашими экспертами. Сначала выводим на связь Нелли Игнатьеву, исполнительного директора Российской ассоциации аптечных сетей. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Нелли Валентиновна, нужно ли говорить, что нам приходят сейчас тысячи сообщений о том, что народ просто не может купить маски? Что происходит у вас – у вас как у людей, которые их продают в аптеках?

Нелли Игнатьева: Мы, как и все, сегодня испытываем потребность в масках. Фармацевтические специалисты, то есть работники аптек, обратите внимание, далеко не все в масках. Почему? Потому что масок абсолютно нет одинаково ровно у всех.

Иван Князев: Это да.

Нелли Игнатьева: Но это ни в коем случае не означает, что мы не можем собственными средствами изготовить маску. Извините, что я про это сегодня говорю, но, увы, мы пребываем в общей ситуации – тогда, когда мы друг друга должны поддержать. Это что касается сегодня ситуации с масками. Пожалуй, самая плачевная ситуация, в которой мы пребываем, с точки зрения возможности ее оперативно приобрести.

Тамара Шорникова: Вы общаетесь с производителями? Что отвечают сейчас? Готовятся ли партии какие-то?

Нелли Игнатьева: С точки зрения вообще взаимодействия, у нас идет активное взаимодействие на площадке Минпромторга со всей товаропроводящей цепью, то есть с производителями, дистрибьюторами, аптечными организациями, на предмет всех тех изделий медицинского назначения, лекарственных препаратов – всего, что необходимо сегодня в первую очередь, требуется здесь и сейчас для наших уважаемых пациентов.

Иван Князев: Ну, взаимодействие идет…

Тамара Шорникова: Я просто к чему?

Нелли Игнатьева: Это означает, что действительно… В первую очередь – что касается масок. Все-таки это самая болезненная тема на сегодняшний момент. Все силы сегодня направлены на то, чтобы обеспечить в первую очередь маски в том количестве, в котором нуждаются работники системы здравоохранения.

Хочу возложить надежду, что про аптечных работников тоже не забудут и нас тоже как-то обеспечат этими масками. Мы готовы их покупать. Главное, чтобы они выделялись действительно для нас – для всех служб, которым необходимы маски, чтобы поддерживать наше спокойствие, наш порядок, жизнедеятельность наших основных механизмов. Мы должны с вами мужественно и смело пережить это время, вести себя правильно.

Тамара Шорникова: Нелли Валентиновна…

Нелли Игнатьева: Призываю к пониманию. Больше здесь мне нечего сказать. Да-да-да?

Тамара Шорникова: Уточняю, так как мы не присутствуем на этих закрытых совещаниях в Минпромторге. Возможно, у вас больше информации. Просто речь о том, что предприятия, например, сейчас перешли на какой-то усиленный режим, и, условно, через неделю или месяц маски появятся? Или в ближайшей перспективе ждать этого не стоит?

Нелли Игнатьева: Вы знаете, мы все в ожидании, что со дня на день эти маски появятся в том объеме, в котором будут выделяться, в том числе и в аптечные организации. Но мы должны прекрасно помнить, что маска – она не многоразовая, она одноразовая. Это означает, что маску нужно выкидывать через каждые два часа. Поэтому потребность в масках растет. Поэтому сейчас прогнозировать какие-либо даты… Я бы с радостью это сделала, если бы была в этом сама уверена.

Тамара Шорникова: И у меня еще один вопрос…

Иван Князев: Нелли Валентиновна…

Тамара Шорникова: Прости, пожалуйста. А нет ли возможности купить, например, за рубежом те же маски, если отечественные производители сейчас не справляются?

Нелли Игнатьева: Здесь не столько момент отечественных производителей. Отечественные производители – большие молодцы. Мы со своей стороны… Те, которые подключились и шьют маски собственными силами. Действительно, большое спасибо. Работают в несколько смен, в режиме 24/7. Мы работаем буквально абсолютно все.

Поставки самостоятельно крупными аптечными сетями предпринимаются. И мы стараемся ввезти эти маски. Мы понимаем, что себестоимость сырья выросла, маски сегодня уже по-другому стоят. Но вопрос сегодня стоит в совершенно другом. Главное, чтобы эти маски были абсолютно у всех, кто вынужден в первую очередь работать и с гордостью сегодня на рабочих постах несет то бремя, в котором мы оказались.

С точки зрения отечественных производителей, действительно, отдельные комплектующие… Просто что касается резиночек, например, то их у нас нет. Но ни в коем случае мы сегодня не отчаиваемся. Действительно, мы понимаем, что не только маска спасает (и далеко не маска). Мы должны сегодня правильно вести себя. То есть те механизмы, которые предприняты Правительством, в соответствии с указом президента… Нам необходимо сегодня просто самоизолироваться, избегать контактов, мыть руки, правильно мыть руки, соблюдать дистанцию…

Иван Князев: Нелли Валентиновна, мы все это знаем, мы об этом помним. Можно вопрос вам задать, Нелли Валентиновна?

Нелли Игнатьева: Конечно, конечно. Мы стараемся, чтобы они были, но, увы, мы понимаем в этой ситуации, что просто-напросто сегодня это достаточно сложно. Но мы стараемся, мы работаем.

Иван Князев: Да-да-да. Нелли Валентиновна, скажите, пожалуйста, почему цены так выросли на маски? Вы вроде как обещали, что будете это контролировать. Там, где они, в принципе, есть, в аптеках, где их можно найти на самом деле, если постараться, цены космические!

Нелли Игнатьева: Что касается цен. Цена на маски действительно выросла. Мы буквально сегодня просто анализировали момент, когда крупные аптечные сети самостоятельно могут ввезти маски. Стоимость маски, увы, превосходит уже 30 рублей за маску. И это только ввезти ее в страну. Увы, это так. Это одна маска.

Иван Князев: И еще такой вопрос: а куда градусники пропали и дезинфекция?

Нелли Игнатьева: Что касается того, куда пропали. Сегодня у нас некий, скажем так, некий… Не хочу произносить «дефицит». Почему? Потому что у нас есть сегодня не совсем оправданная повышенная потребность на ряд медицинских изделий.

Иван Князев: Их тоже на складах нет?

Нелли Игнатьева: Люди покупают впрок. И прогнозировать сегодня очень сложно. Практически за день покупают то, что продавалось несколько месяцев. Понимаете, аптека не является прямым складом. Для того чтобы в аптеку лекарственные препараты и те же изделия попали, необходимо заказать у поставщика. У поставщика такая же логистика. То есть ему тоже надо от производителей эти изделия и лекарственные препараты доставить. И временная неизбежность, чтобы поставка была осуществлена, увы, приводит к тому, что сегодня сложно найти. Но это не значит, что этих товаров нет и лекарственных препаратов.

Просто я призову нас всех ни в коем случае не принимать лекарственные препараты самостоятельно. У нас сегодня очень много информации – якобы что-то лечит коронавирус. Нет никаких официальных схем лечения на домашнем режиме. Обязательно все это должен делать врач. Если что-то где-то вы вычитали, даже в опубликованных рекомендациях, которые на уровне систем здравоохранения приняты, то это рекомендации для врачей. Это все должно происходить в стационаре.

Я просто нас призываю обязательно при любых симптомах, если вдруг у вас возникают подозрения на коронавирус, в оперативном порядке связаться с врачом. Я понимаю, что система здравоохранения, мягко говоря, перегружается в какой-то степени. Ну, хотя бы по телефону. Врач – он специалист, он по телефону поймет, что необходимо предпринять для того, чтобы проводить симптоматическое лечение или же госпитализировать каждого. Увы, может оказаться каждый из нас в этой ситуации.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо, да. Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей.

Поговорим с нашими телезрителями. Наталья, Брянск. Слушаем.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте. Это Брянск, Брянская область. У нас масок уже три месяца нет. А если и были, то по 60 рублей. Это именно в Брянске, в областном центре. Цены повышаются. И вместо того чтобы в Америку слать медикаменты, лучше бы о русских гражданах подумали хоть раз в России.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Москва дальше на связи у нас. Инна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из города Серпухова, рядом с Москвой. У нас ни в одной аптеке купить нельзя маски. Мало того, у нас в каждом магазине цены поднимаются на лимоны и на имбирь. Это вообще ненормальность какая-то в России!

Тамара Шорникова: Да, мы слышали сегодня…

Зритель: Наживаются на этом!

Тамара Шорникова: Скажите, а сколько у вас стоят? В московских магазинах лимоны уже по 500 рублей за килограмм.

Зритель: У нас имбирь 2 тысячи стоит, а 500 рублей стоят лимоны.

Тамара Шорникова: Имбирь – 2 тысячи, да?

Зритель: Да, 2 тысячи рублей имбирь стоит. Это ненормально! И если узбекские лимоны, то они стоят тысячу рублей за килограмм, а обычные – 500 рублей.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Это разве нормально?

Тамара Шорникова: Спасибо. Это ненормально, конечно.

Иван Князев: Ненормально. Тверская область у нас дальше на связи, Надежда.

Зритель: Да, слушаю.

Тамара Шорникова: Мы вас внимательно слушаем.

Иван Князев: Рассказывайте, что у вас.

Зритель: Тверская область. У меня тоже такой вопрос. У нас тоже нет масок. Их и не было. Вот сегодня мне позвонила приятельница, она сама работник аптеки. Она в самодельной маске – марля, вата там. То есть сами работники не имеют масок. Хорошо, что у меня запасы были с прошлого года, пять масок. Вот мне сказали, что эти маски можно проглаживать, которые носишь. Прогладить – и можно еще повторно носить. Вот таким образом мы…

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Понятно, спасибо.

Несколько SMS. Ну, на самом деле их даже особо и читать-то нет смысла. Калужская область: «Нет ни масок, ни перчаток». Смоленская: «Антисептиков и масок два месяца уже не найти». В Самаре пропала вообще даже марля, марлю не найти.

Тамара Шорникова: Ленинградская область: «Я шью маски из нетканого материала – спанбонда».

Давай послушаем эксперта. С нами на связь выходит Сергей Шуляк, фарманалитик, генеральный директор компании DSM Group. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Александрович.

Сергей Шуляк: Здравствуйте.

Иван Князев: Сергей Александрович, а что говорят производители? Не справляются? Вот сейчас многие предприятия переориентируются, сами начинают шить маски.

Тамара Шорникова: Мы увидим их в аптеках?

Иван Князев: А что традиционные предприятия, которые должны их всегда выпускать? Как они сейчас работают? Расскажите нам.

Сергей Шуляк: Смотрите. Прежде всего – что сейчас произошло? Форс-мажор. Такого потребления масок, антисептиков никто и никогда не мог предвидеть. Все производства рассчитаны на среднегодовое потребление. Поэтому когда вся эта эпопея с коронавирусом началась, все ринулись в аптеки скупать антисептики, препараты, скупать маски. Сейчас производители работают действительно в полном режиме, 24 часа, но этого не хватает, чтобы восполнить дефицит масок.

Иван Князев: А сколько в день мы можем производить? Скажите, пожалуйста, сколько в день Россия может производить медицинских масок?

Сергей Шуляк: К сожалению, таких данных нет. Порядка 10 миллионов, но этого мало. Сейчас Китай уже начал экспорт масок. Буквально позавчера общался с производителями из Китая, они говорят, что уже отгружают в Россию маски. Но они будут только через две-три недели. Да, сертифицированные маски. Я думаю, что это, возможно, снимет дефицит масок.

Сейчас во многих регионах, не дожидаясь отмены по сертификации масок, швейные предприятия шьют многоразовые маски, невзирая на то, что есть требования по их сертификации обязательной. Ну хоть так можно снять этот дефицит. Потому что многоразовая маска из марли не спасает от вируса, но она уменьшает количество вирусов, которые попадают в организм человека и, соответственно, снижает вероятность заражения.

Иван Князев: Сергей Александрович, скажите, пожалуйста, а производители спекулянтам случайно маски не продают? Очень много есть сейчас перекупщиков.

Тамара Шорникова: И как-то можно повлиять на этот процесс?

Сергей Шуляк: Понимаете, пытаются запретить продажу немедицинским организациям – не аптекам и не больницам. Но все равно находятся способы. Перекупаются маски, и они попадают на «Авито», на различные сайты, где за наличный расчет без каких-либо учетов, сертификатов их продают, их можно там купить. К сожалению, это так.

Иван Князев: Ну а что, хороший бизнес. Так по-тихому со склада «толкнул» несколько тысяч масок – и все, и вот тебе прибыль.

Сергей Шуляк: Я с вами полностью согласен, да. В этом порядка нет. К сожалению, иногда есть лица контролирующие, заинтересованные в том, столько такой бизнес процветал.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Сергей Шуляк, фарманалитик, генеральный директор компании DSM Group. Переходим к следующей теме…

Иван Князев: Нет, у нас еще один эксперт, если я не ошибаюсь. Давай немножко повременим. Питер сначала выслушаем.

Тамара Шорникова: Да, вижу.

Иван Князев: Санкт-Петербург на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Иван Князев: Расскажите, какая ситуация у вас в аптеках в Санкт-Петербурге.

Зритель: Ну, в аптеках маски не достанешь. Это раз. Во-вторых, я служил в армии. Сами понимаете, что армии предназначают солдатам. Это противогаз и маска защитная. Все!

Иван Князев: Отлично! И вы сами пойдете на улицу в противогазе?

Зритель: Никогда не надо покупать, сто пятьдесят раз или двести пятьдесят раз. Просто надо обработать ее – и все!

Иван Князев: Понятно.

Зритель: Пожалуйста, носите ее сколько угодно, хоть вечность!

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: Вот эсэмэски. Астраханская область: «Масок нет, но перекупщики продают за 50–70 рублей». Это Астрахань. Огромное количество SMS.

Иван Князев: Да из всех регионов сейчас похожие сообщения приходят.

Тамара Шорникова: Да, что масок нет.

Иван Князев: У нас еще один эксперт – Галина Кожевникова на связи, заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН. Галина Михайловна, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Алло. Слышно?

Иван Князев: Алло.

Галина Кожевникова: Да-да. Алло. Да, здравствуйте.

Иван Князев: Галина Михайловна, скажите, пожалуйста, а может, маски-то и не нужны совсем? Что мы так с ума сходим? Вот Всемирная организация здравоохранения сказала, что не надо.

Тамара Шорникова: Здоровым.

Галина Кожевникова: Давайте я сейчас просто по пунктам скажу, что на сегодняшний день и не на сегодняшний, а вообще в течение длительного времени общепринято.

Значит, первое. Маску должен носить человек либо с диагнозом (ОРЗ, грипп, коронавирусная инфекция), либо с какими-то катаральными явлениями. Он не знает, что у него, у него нет диагноза, он себя чувствует более или менее нормально, но у него кашель, насморк, он чихает. Такой человек должен надеть маску, ну и сидеть дома с учетом сегодняшней ситуации.

Второе. Кому еще нужны маски? Медицинские работники – раз. Люди, которые находятся дома, и у них дома больной с катаральными явлениями или с подтверждением диагнозом какого-то острого респираторного заболевания (коронавирус, ОРЗ, грипп). То есть для того, чтобы защитить себя. Это два. То есть это те, кому нужны маски. Медицинские работники – ну, это я не говорю. Это профессиональная деятельность.

Третье – люди, которые по месту своей работы много общаются с людьми разными. Это продавцы… Ну, в общем, вы сами этот спектр можете описать. Это если у вас много контактов. Практически это все, кому нужны маски, независимо ни от каких условий.

Если человек, который не относится к этим группам, идет в магазин, идет в аптеку, в любое место, где собираются люди, то есть у него может быть контакт, наденьте маску. Но когда вы идете по улице… То есть вы идете из дома и идете в аптеку, и вам идти 300 метров. То есть вот эти 300 метров необязательно надевать маску. Но когда вы заходите в аптеку, то наденьте маску. Заходите вы в магазин – в маске. Если вы можете по улице идти, то пожалуйста, но это совершенно необязательно.

Иван Князев: Понятно.

Галина Кожевникова: Маска нужна там, где у вас может быть контакт с потенциально инфицированными людьми.

Иван Князев: Спасибо, спасибо большое. Галина Кожевникова нам все объяснила, когда и зачем нам нужно носить маски, заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН.

Давай подведем итоги нашего опроса.

Тамара Шорникова: Да. Купили маски всего 4% наших телезрителей, а 96%, соответственно, не смогли этого сделать.

Иван Князев: Ну да. Друзья, вот видите – Всемирная организация здравоохранения сказала: «Если вы не больны, то, в принципе, и маску носить вам не надо». И правда, если вы не ходите в места, где много людей и могут быть потенциально опасные и зараженные коронавирусом люди.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (7)
ПОНТИЙ ПИЛАТ
ХОРОШО НЕ ВОЙНА ТО ЖЕ САМОЕ МОГЛО БЫ БЫТЬ С ПАТРОНАМИ... С ТАКИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ТОЛЬКО НА ВОЙНУ ХОДИТЬ
Михаил
Нижний Новгород,вчера заходил в аптеку Максавит - масок нет.
александр
это обычный саботаж,при этом кто то наживается на этом,и ни кто их за руку не ловит,крышуют видно высоко
Иван
В Китае маска обязательна.
Иван
А зачем в Китае на входе в магазины измеряют температуру? Ведь в России этого не делают. Ах, да... В Китае уже коронавирус на спад пошёл... А нам ещё надо расти. А с измерением температуры можем и не вырасти.
Иван
Неужели это так трудно - взять Поповой из Роспотребнадзора и объяснить народу по телевизору, как и из чего можно самостоятельно сделать настоящую работающую маску? А то в интернете столько всяких поделок с сомнительными качествами...
Прохор
А у нас теперь появились маски и можно их купить свободно.