Где наши люди?

Гости
Сергей Балаев
первый заместитель председателя Московского Крестьянского Союза, владелец фермерского хозяйства «Экодеревушка»
Михаил Глушков
директор Плодоовощного союза

Тамара Шорникова: Важная, горячая тема: некому работать в полях. Астраханская область потеряет до 70% овощей и бахчевых, подсчитал Минсельхоз региона. Фруктов и овощей на прилавках станет меньше, цены неизбежно вырастут. На полевые работы никто из местных идти не хочет, даже студенты. Фермеры обещают платить больше – не помогает.

Рахматулла Рамазанов 18 лет выращивает томаты, перец и рис, хозяйство у него 350 гектаров. Но в этом году все поле он, скорее всего, не потянет, рабочих рук не хватает. Каждую весну на протяжении 15 лет к фермеру приезжала большая семья из Узбекистана, они работали до конца осени. Но в этом году из-за пандемии приехать не могут, а местные работать, как мы уже говорили, не хотят. Как говорит фермер, сельчане не заинтересованы в официальном оформлении и предпочитают выходить на работу только в удобные для них дни, мало кто соглашается оставаться в сезон на сверхурочные часы. Платит фермер 800 рублей, но готов увеличить зарплату до 1,5 тысяч в день.

Рахматулла Рамазанов: Они в 8 часов приезжают, до 17 работают и уезжают. Условия предлагали, но это бесполезно, потому что они работают до 17 часов, то у них скотина, то по разным причинам, после 17 хоть ни за какие деньги они не остаются работать, сколько раз пробовал. Грузится вон фура, 5 часов осталось за день догружать, в 17 часов все бросают, никакие деньги не работают.

Иван Князев: Минсельхоз Астраханской области стал первым, кто спрогнозировал большие убытки из-за дефицита рабочих рук. Но проблема эта повсеместная, говорят фермеры. Чтобы выйти на уровень сборов допандемийный, на российские поля надо привезти 2 миллиона мигрантов.

Тамара Шорникова: Ну или как-то умудриться все-таки привлечь своих рабочих. Как это сделать? Кто поможет все-таки собрать хороший урожай? Будем говорить с экспертами. Вы звоните, рассказывайте, какая у вас ситуация в ваших регионах, если занимаетесь сельхозработами, расскажите, как справляетесь, как выходите из ситуации. Или у вас все нормально?

Сергей Балаев, первый заместитель председателя «Московского крестьянского союза», владелец фермерского хозяйства «Экодеревушка». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Валерьевич.

Сергей Балаев: Да, добрый день.

Иван Князев: Хотим у вас спросить, кто у вас конкретно сейчас работает на полях в вашем хозяйстве. Сколько люди получают и сколько не хватает рабочих рук?

Сергей Балаев: Ну, у меня сейчас работают местные люди, вот. Есть из Таджикистана, но получили гражданство уже. Если говорить про нехватку рабочих рук, то это, конечно, повсеместно, все сельское хозяйство от этого очень сильно страдает. И не только сельское хозяйство. Вот вокруг меня заводы какие-то встали, которые производят блоки, какие-то другие изделия из бетона, и все ждут, когда откроют границы, когда приедут люди.

Тамара Шорникова: Если говорить про зарплаты, на сколько пришлось повысить, чтобы заинтересовать рабочих в отсутствии мигрантов?

Сергей Балаев: Вот смотрите, я неделю назад на большом таком овощном предприятии загружал тонну морковки для своей улитки, она у меня ест морковку очень сильно, надо много возить, вот. И я спрашиваю, какая у них там нехватка. Они говорят: «Ну, мы бы взяли человек 100». Я говорю: «Ну хорошо, а как вы пытались сделать, для того чтобы наши работали? Пытались ли увеличить зарплату?» Да, пытались увеличить зарплату, но, к сожалению, увеличение зарплаты у них вот на данном предприятии приводило к более долгому запою после зарплаты. Я не говорю, что надо маленькие зарплаты платить, но я могу сказать точно, что мигранты заработают гораздо больше, чем наши люди, потому что они готовы работать, вот.

Я лично со своей стороны считаю, что нужно вводить сельхозпатент, это очень необходимо, это нужно, для того чтобы человек платил налоги, для того чтобы предприятия его официально оформляли и чтобы он с сельхозпатентом не мог устроиться больше ни на какую другую работу. Ну, конечно, другие отрасли, строители, таксисты или в сетевых магазинах, в «Пятерочках», ну во всех магазинах мы видим, кто работает. Я вообще не могу понять, где наши люди, вот я не могу понять, где все люди, почему они не хотят работать.

Тамара Шорникова: Давайте спросим.

Иван Князев: Сергей Валерьевич, а вы для начала можете все-таки сказать, сколько платите людям? Вот вы говорите, уходят в запой, не идут и так далее.

Сергей Балаев: Смотрите, ну, я давайте не только о себе, я буду говорить о всех. На сельхозпредпритиях зарплаты идут от 30 до 100 тысяч рублей в месяц, все зависит от того, насколько там хороший специалист и что он может. Если это великолепный тракторист, который и трактор чинит, или же человек, который после первичной обработки делает сыр, да вы его и 100 тысячами не заманите. Если это сварщик прекрасный, за 100 тысяч его еще трудно будет найти. Где-то есть и 25, и 30, но я говорю по Московскому региону. Поэтому зарплаты, ну они обычные, вот такие, как везде. В сельском хозяйстве они не меньше, наверное, чем в других отраслях.

Единственное, у кого-то есть сезонность, вот как сейчас мужчина выступал передо мной, у него сезонность, ему весной надо сажать, зимой он не в состоянии никому платить. Но я знаю вот предприятие в Орловской области, которое трактористам всю зиму платит зарплату, чтобы потом весной, например, они выходили в поля. Но людей реально не хватает, их просто нет.

Тамара Шорникова: Сейчас послушаем звонок и тоже буквально коротко: вы как-то все-таки из-за отсутствия некой части рабочей силы прогнозируете дефицит, вернее недоимку какую-то в урожае? Меньше соберете? Может быть, меньше засевали?

Сергей Балаев: Нет, я иду только на увеличение, я больше 5–6 тонн улитки не собирал, в этом году я выхожу на 100–120 тонн, у меня будет идти увеличение. Но я буду, знаете, осенью, как вот Грудинин, среди студентов объявлять о том, что нужен сбор моей продукции в полях, и какие-то студенты, кто-то будут приходить. Ну, я могу себе позволить им разовые выплаты, потому что все-таки продукт с высокой добавленной стоимостью. Ну а вот кто салат сажает, картошку, морковку... Мы же все хотим с вами в магазине покупать продукт с определенной ценой. Если завтра там или послезавтра начинает расти сахар или масло подсолнечное, мы же все кричим: «Ну давайте сделаем обратно те цены, которые были». Соответственно, производитель не может увеличить свои издержки, и так солярка растет в цене, логистика дорожает. В общем-то, у всего есть своя себестоимость.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Сергей Балаев, первый заместитель председателя «Московского крестьянского союза», владелец фермерского хозяйства «Экодеревушка», был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Ну а теперь попробуем Владимира из Ростовской области спросить, где люди, почему не идут работать в сельское хозяйство. Владимир, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый день, добрый день, уважаемые. Ростовская область.

Значить, я по молодости хочу вспомнить, как я работал на предприятии, и у нас по 2 дня за нами закрепляли, вывозили на поля, и мы работали с автоколонны, с автоколонны прямо. И бухгалтер был, и замбухгалтера, и отдел кадров, все. Мы кукурузу собирали, нас и на буряк гоняли, для того чтобы помочь своей стране, мы же живем в своей стране, надо помогать.

Как это говорят, что вот некому убирать, теперь цены вскочат, все, это самое? Нет, надо полностью, всей страной это поднимать уже это сельское хозяйство. И если приедет с какого-то предприятия главная бухгалтер с накрашенными ногтями, будет собирать лук, морковку, ничего, она не переломится. А потом им не платить деньгами, а просто отдать продуктами.

Мы с удовольствием заключали договор, автоколонна, выезжали, работали, лук собирали, болгарский перец собирали, потом нам привозили прямо на предприятие продукты эти, каждому профсоюз распределил. Нужен профсоюз, поднимать надо профсоюз, месткомы, горкомы, вот тот, кто заинтересован в нашей стране, в русских людях! Нужно проф-со-ю-зы, тогда ничего в убытке не будет.

Тамара Шорникова: Да, Владимир...

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое за ваше мнение.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Вот несколько SMS еще. Ну, если студентам, конечно, заплатить 100 тысяч в месяц, то они, может, конечно, и поедут... Из Самарской области вот телезритель пишет, кстати, несколько регионов написали об этом: «Максимум 20–22 тысячи, и то если сами и пахари, и трактористы, и сеятели, и все вместе».

Тамара Шорникова: Давайте подключим к разговору Михаила Глушкова, это директор Плодоовощного союза, по телефону с нами выходит на связь. Михаил Владимирович?

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Владимирович. Скажите, пожалуйста, вот Тамара уже поинтересовалась у фермера, как мы потеряем в урожае-то в целом по стране и, может быть, в каких-то конкретных, отдельных хозяйствах.

Михаил Глушков: Здравствуйте.

Ну, я надеюсь, что мы в урожае ничего не потеряем в этом году, наоборот, что у нас производство овощей и плодов вырастет, вот. Дело в том, что сейчас принимаются все меры правительством, для того чтобы решить этот кадровый вопрос. У нас сегодня дефицит порядка 30 тысяч человек, основной регион, где требуются люди, – это Астраханская область и Волгоградская область...

Иван Князев: Ну вот как раз-таки в Астрахани Минсельхоз говорит, до 70% бахчевых, овощей недосчитаются.

Михаил Глушков: Да-да-да.

Иван Князев: А вы говорите, не потеряем ничего.

Михаил Глушков: Нет, я считаю, что не потеряем, и на официальных совещаниях они такого не заявляют. Я не знаю, может, они это по телевизору объявляют, но на официальных совещаниях они такого не говорят. Плюс напомню, что буквально 10 дней назад было принято решение о том, чтобы возобновить сюда доступ для иностранных граждан, для работников с Узбекистана, с Таджикистана, как они обычно приезжали. То есть была проблема в чем? Из-за того, что из-за коронавируса, была закрыта граница, они не могли приехать. Вот сейчас уже они опять могут прилетать самолетами и, собственно, работать у наших фермеров, помогать собирать урожай и выращивать его.

Тамара Шорникова: Михаил Владимирович, по поводу возобновления авиасообщения: с 1 апреля возобновились рейсы в Россию из Узбекистана и Таджикистана, но число рейсов пока ограничено. Посольство России в Узбекистане говорит об одном регулярном рейсе в неделю между Москвой и Ташкентом, у Таджикистана по 2 рейса в неделю. И фермеры говорят о том, что таких темпов, если не увеличится количество рейсов...

Иван Князев: ...не хватит.

Тамара Шорникова: ...недостаточно, для того чтобы привезти нужное количество мигрантов. Какие еще варианты по закрытию кадрового вопроса рассматриваются на тех же официальных совещаниях?

Михаил Глушков: Ну, здесь я с фермерами соглашусь, то есть да, эта мера была принята, но еще пока рейсы, наверное, это не так просто и там сразу, моментально сделать их много, наверное, над этим работа тоже ведется, вот. А так вообще, в целом, конечно, вот как здесь раньше говорили, и привлечение студентов, и привлечение дополнительной рабочей силы отечественных граждан с биржи труда… Это, кстати, один из таких механизмов, потому что у нас очень много людей потеряли именно работу в 2020 году, в коронавирусный год, и, конечно, на бирже труда у нас сегодня есть ресурсы, которые в принципе планируется также привлекать, и многие, кстати, регионы этим занимаются очень активно, особенно на юге, южные регионы.

Иван Князев: Однако недостаток чувствуется.

Знаете, Михаил Владимирович, мне вот что несколько не нравится. Почему мы всегда так говорим, что вот либо мигранты, либо потом будем какие-то другие ходы искать? Неужели ну действительно наши люди, которые живут в сельских местностях, прямо вот не хотят или, как сказал предыдущий наш гость, уходят в запой через 2 недели? Неужели русский человек прямо действительно не хочет работать? Или просто привлечение мигрантов – это такой самый простой путь и способ: приехали они быстро, по минимуму им заплатили, а здесь надо кого-то искать, хорошего работника, может быть, из другого региона привозить?

Михаил Глушков: Нет, на самом деле просто есть особенности работы в сельском хозяйстве. Например, там проводятся какие-то работы 10 дней в месяц, вот. То есть не надо человека нанимать на целый месяц, чтобы там 10 дней он поработал, потому что он может 10 дней в одном предприятии поработать, например на овощах, прополоть морковку, потом пойти в сады, в садоводческих предприятиях поработать, пообрезать деревья, потом пойти... То есть это не постоянные рабочие, именно поэтому это называется сезонные рабочие, и в каждом предприятии в свое время нужны какие-то свои работники.

Иван Князев: Но это понятно, это понятно. Почему в качестве сезонных рабочих не использовать местное население?

Михаил Глушков: Нет, конечно, используют местное население, и все фермеры знают тех, кого можно использовать, на кого можно положиться и кому можно доверить тот или иной труд. Но, к сожалению, во-первых, не все готовы, кому-то легче металлолом собирать, ходить по полям и сдавать его, кому-то легче работать на каких-то более простых работах, потому что на самом деле, конечно, в поле, особенно в южных регионах, на жаре 50 градусов ну не каждый выдержит, знаете, целый день трудиться. Поэтому здесь... Кстати, и студентов тоже, вот говорят, привлекайте студентов, – очень часто родители студентов против, для того чтобы их ребенок на жаре 50 градусов без условий, я не знаю, живя в каком-то вагончике, никакие санитарные нормы...

Иван Князев: Да о студентах, мне кажется, это вообще какой-то миф, я не встречал ни одного студента, который на добровольных началах поедет работать. Ну, если поедут, наверное, по моему мнению, единицы.

Михаил Глушков: Я встречал, просто надо зарплату платить более-менее нормальную. Но здесь фермеры готовы платить, тут вопрос не оплаты труда, а просто именно привлечения кадров.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое. Михаил Глушков, директор Плодоовощного союза, был с нами на связи. Говорили мы о нехватке рабочих рук в сельском хозяйстве. Продолжим обсуждать эту тему уже вечером, в вечернем блоке программы «ОТРажение».

Тамара Шорникова: Да. Ну вот буквально три SMS. «Студенты теперь платят за образование, его просто так в поле не пошлешь», – считает телезритель из Москвы. «Нужно заманивать не только зарплатой, но и жильем, какими-то условиями, тогда все с удовольствием на селе будут работать», – это Вологодская область. И Краснодарский край, нам вот рассказывали об увеличении зарплат со стороны работодателей, такой был посыл, а вот теперь со стороны работников ответ: «Ведущие, давайте к нам на уборку малины, вы все поймете. Жара +40, получите 500 рублей», – пишет нам Михаил из Краснодарского края. В общем, с зарплатами еще нужно разбираться, какие действительно платят.

Иван Князев: Как и со всем остальным.

Ну а сейчас к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)