Где в России платят хорошо? Какие сферы самые доходные, а какие - наоборот

Где в России платят хорошо? Какие сферы самые доходные, а какие - наоборот
Реальные цифры: что с работой?
Как люди переносят вынужденное заточение в своих домах и квартирах?
У нас огромный фонд национального благосостояния, мы все ради него работаем. Зачем он нужен, если не для того, чтобы помочь людям?
Дмитрий Градинар «Рождественская сказка»
Самоизоляция самоизоляции - рознь
История учит нас, что карантинные меры - единственное, что может помочь при эпидемии
Дыхательные и разминочные упражнения для детей и взрослых
Занимательные физические опыты. Показывает популяризатор науки Юрий Трифонов
Как справиться со стрессом?
Кто работал, а кто нет на выходной неделе? Итоги опроса
Гости
Владимир Гимпельсон
директор Центра трудовых исследований ВШЭ
Наталья Данина
директор департамента аналитических бизнес-решений HeadHunter

Ольга Арсланова: Кому в России хорошо... платят? Это выяснил, конечно же, Росстат, именно этим он и занимается.

Александр Денисов: Да, оказывается, есть у нас такие люди, безусловно. Служба назвала самые высокооплачиваемые сферы деятельности в прошлом году, давайте на них посмотрим.

Ольга Арсланова: Итак, тут на самом деле никакой сенсации, ничего удивительного. Самые высокие зарплаты традиционно получают нефтяники, ну такой у нас профиль, 135 тысяч рублей в месяц примерно их средняя зарплата. В сфере освоения космоса, это второе место, зарплаты чуть ниже, 132 тысячи рублей в месяц, но все-таки это почти в 3 раза выше среднемесячной зарплаты по стране. Третье и четвертое места заняли финансисты и страховщики, у них где-то 103 тысячи рублей зарплата в месяц.

А вот давайте посмотрим на самые низкие зарплаты. Итак, это работники в сфере общественного питания получают, в сфере сельского и лесного хозяйства. Врачи и учителя также оказались, как мы видим, где-то ближе к концу этого списка. По данным Росстата, еще раз напомню, средняя зарплата по России в прошлом году составила 47 468 рублей. Кстати, многие эксперты, по-моему, «HeadHunter», не согласились с этими данными, сказали, что Росстат неправильно считает, на самом деле самые большие зарплаты у IT-шников в нашей стране.

Александр Денисов: Да, вот я хотел сказать, что я их не увидел, это меня удивило.

Ольга Арсланова: Это странно.

Александр Денисов: Мы уточним все эти нюансы странные у нашего первого собеседника: на связи с нами Владимир Гимпельсон, директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики. Владимир Ефимович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Почему нет специалистов по информационным технологиям в списке самых зарабатывающих? Казалось бы, это такой бурно растущий сектор, там зарплаты за 200 перешагивают уже средние...

Ольга Арсланова: В первую тройку не попали, да.

Александр Денисов: Да. Как-то забыли, что ли, про них в Росстате?

Владимир Гимпельсон: Ну, вы знаете, эти цифры очень средние, и, конечно, в каждой отрасли, в каждом виде деятельности есть свои лидеры, есть свои аутсайдеры, везде можно найти чемпионов, даже там, казалось бы, где их шансы найти невелики.

Александр Денисов: Даже среди учителей, да-да.

Владимир Гимпельсон: Даже среди учителей, даже среди врачей, потому что это в каком-то смысле среднее по больнице, надо смотреть не только на среднюю, надо смотреть более дифференцированное распределение.

Теперь я отвечаю на ваш вопрос про IT-шников. IT-шники разные. Есть IT-шники, которые вчера закончили ведущие университеты и работают в ведущих компаниях типа «Яндекса», у них могут быть очень высокие зарплаты. Есть IT-шники, которые закончили какие-то университеты или институты 30 лет назад, работают не в самом IT-секторе, а где-то еще...

Александр Денисов: ...и стали основателями «Яндекса», например, да?

Владимир Гимпельсон: Ну, вы знаете, «Яндекс», они, как мы с вами хорошо понимаем, уникальные люди, они единичные, они могут, мы на них можем смотреть как на нашего Илона Маска. Но распространять их опыт на всех IT-шников я бы не стал.

Ольга Арсланова: А все-таки, раз уж мы заговорили о зарплатах IT-шников, какая там нижняя планочка и верхняя?

Владимир Гимпельсон: Ну, вы знаете, я не знаю зарплат конкретных IT-шников, но аналитика показывает, что в IT-секторе, как и в других секторах, связанных с тем, что называется STEM, наука, технология и инженерное дело, в молодых когортах зарплаты высокие, а в старших когортах зарплаты низкие. Я подозреваю, что в IT-секторе такая же история: у тех, как я сказал, у кого свежее образование и кто попал в молодые хорошие компании, у них большая премия за образование, а с возрастом эта премия может исчезать. Должен сказать, что это не является специфически российской историей: последние исследования по Соединенным Штатам показывают, что быть IT-шником выгодно, если ты молодой и у тебя хорошее образование, в противном случае выгоды нет...

Александр Денисов: Владимир Ефимович, я бы поправил: это, пожалуй, единственная профессия, которая позволяет при наличии, естественно, хорошего образования, навыков, опыта зарабатывать везде. Необязательно сидеть в крупном мегаполисе на центральной улице, можно сидеть у себя в деревне за хорошим ноутбуком и тоже неплохо зарабатывать, пожалуй, единственная профессия, которая дает такой шанс молодому парню.

Ольга Арсланова: Или девушке.

Владимир Гимпельсон: Вы знаете, и да и нет, потому что все технологические специальности отличаются тем, что очень большой темп технологических изменений, и вы должны за этим темпом бежать. С возрастом бежать становится сложнее. В то же время выходят из университетов новые ребята с еще более свежим образованием, они дышат в затылок, и в какой-то момент они вытесняют тех, кто постарше, на периферию. Бежать очень сложно. Если в 20 или в 25 лет можно участвовать в международных соревнованиях по бегу и побеждать, то, как вы понимаете, в 50–60 это уже совсем другая категория и совсем другая олимпиада.

Ольга Арсланова: Владимир Ефимович, вот вопрос хочу вам задать как специалисту по трудовым ресурсам. Есть ли вообще сейчас в современной России корреляция между зарплатой и действительно нужностью, полезностью человека для общества? То есть насколько его труд объективно полезен окружающим, массово полезен я имею в виду. То есть мы понимаем, что космонавты, да, они великие, их единицы, они очень полезны, но вот это вот соотношение не всегда понятно. Или футболисты.

Владимир Гимпельсон: Ну, вы знаете, я бы... С одной стороны, как экономист я должен сказать, что, конечно, есть. С другой стороны, видя статистику, которую, в частности, вы показываете, я сам начинаю в этом сомневаться, потому что, по моему разумению, самые важные для страны профессии – это врач и учитель, они в вашем списке зарплат и в моем списке зарплат, как мы видим, далеко не на первом месте, а скорее в конце, и это...

Александр Денисов: Владимир Ефимович, а я бы вот поспорил с вами. Все-таки статистика такая вещь, можно оценивать, но выводов уж для себя конкретных не делать. Тут я бы на месте родителей, которые советуют своим детям что-то, я бы не рекомендовал смотреть на вот эти графики, на вот эту статистику, а скорее... Вот хороший специалист заработает всегда, даже учитель в Москве, какая там зарплата средняя? – больше 100, Владимир Ефимович, понимаете? Ну понятно, что это Москва, но тем не менее. Хороший врач тоже всегда заработает. Так что не нужно ориентироваться вот на эти графики, успешные не успешные, все-таки нужно выбирать свой путь и становиться самому успешным.

Ольга Арсланова: Только единственное, вот по моим наблюдениям, для того чтобы учителю и врачу зарабатывать больше 100 тысяч, нужно быть действительно очень крепким специалистом и выдержать огромную конкуренцию. При этом можно быть очень средним IT-шником и зарабатывать в 2 раза больше.

Александр Денисов: Ну не все же в IT-шники, Оль, не всем же в IT-шники.

Ольга Арсланова: Вот сегодня так, вот какая-то конъюнктура сейчас так складывается.

Владимир Гимпельсон: Ну, я с вами согласен, что нужно ориентироваться на то, к чему есть склонность, к чему душа лежит. Только на деньги ориентироваться сложно, потому что сегодня зарплаты такие, а завтра могут стать совсем другими. Если мы наготовим огромное количество IT-шников, у которых не будет работы, они тогда сильно проиграют. Поэтому я с вами согласен, нужно ориентироваться на то, к чему есть склонность, к чему лежит душа, что кажется важным и интересным.

Александр Денисов: Да. Вот, кстати, в списке-то мы не увидели юристов, раньше такая очень популярная, все стремились, а сейчас все, в списке зарабатывающих их нет, который мы рассматривали только что.

Владимир Гимпельсон: Мы не знаем, как этот список построен, это же не полный список, это выдержка из некоторого обследования, в этом обследовании наверняка гораздо больше профессий. И если вытащить все, то юристы могут оказаться высоко. Но опять же какие юристы? Так же, как вы сказали, какие врачи, какие учителя, какие IT-шники, это относится к любой профессии. Хороший слесарь-сантехник в Москве, я уверен, может заработать довольно много денег, потому что его услуги нужны каждому.

Александр Денисов: Электрик по 150 тысяч зарабатывает, к нам вот в студию приходил.

Ольга Арсланова: И это справедливо.

Александр Денисов: Да-да.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Владимир Гимпельсон: Но говорить о том, что любой электрик и любой сантехник может зарабатывать 150 тысяч, было бы преувеличением.

Александр Денисов: Да, согласны.

Ольга Арсланова: Тоже верно. Спасибо.

Вот тут, смотрите, спорят с нами зрители из Москвы: «Неправда, в Роскосмосе от 130 тысяч и выше получают только начальники отделов и высшее руководство, конструкторы и инженеры имеют зарплату от 30 до 50 тысяч рублей». Ну и вообще наши зрители не согласны с цифрами Росстата, но так всегда бывает, со средними зарплатами тоже не согласны.

Александр Денисов: Росстат для того и существует, чтобы быть с ним не согласным.

Ольга Арсланова: Да, такова его функция.

Но совершенно другие цели, насколько я понимаю, у компании «HeadHunter». Мы сейчас пообщаемся с директором Департамента аналитических бизнес-решений «HeadHunter» Натальей Даниной. Здравствуйте.

Наталья Данина: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот у Росстата такие данные, мы их проверить не можем, можем только поверить. А какие получаются зарплаты у вас на основе тех баз, которые у вас есть по вакансиям и предложениям?

Наталья Данина: Ну, по нашим данным, действительно лидируют в рейтинге тоже IT и все роли, которые связаны с этим. Я имею в виду сейчас не только программистов как таковых, ведь создание программного продукта – это довольно большой труд, в который включены менеджеры продукта, которые, собственно говоря, придумывают, точнее выясняют, что нужно клиентам, и облачают это в продукт; это дизайнеры, которые делают удобный и понятный интерфейс; это, собственно говоря, сами программисты, которые кодят этот программный продукт. То есть такая достаточно... Инфраструктурные люди, которые занимаются тем, чтобы этот продукт не падал при массовой нагрузке, сейчас большая группа на самом деле профессий, огромная, я бы сказала.

Кроме этого, в рейтинге высокооплачиваемых ролей не только в Москве, но и в регионах в том числе с уровнем зарплаты вокруг 100 тысяч рублей роли, связанные с продажей товаров и услуг в формате business-to-business, то есть не продавцы в рознице, а люди, которые продают какие-то решения, в том числе IT, кстати говоря, решения, продажа IT-решений – это тоже одна из высокооплачиваемых ролей. Также здесь тоже есть роли, связанные с IT... Про инфраструктуру я уже говорила...

Александр Денисов: Наталья, да, понятно, что в этой сфере все прекрасно. Вы знаете, единственное еще у меня вопрос, я не увидел в верхних строчках госслужбы – там что, так все плохо и ухудшается?

Наталья Данина: Вы знаете, в данном случае это как раз не входит в спектр исследований «HeadHunter», мы просто их не знаем, не видим данных, поэтому я не могу их прокомментировать.

Ольга Арсланова: Но у вас есть вакансии для госслужащих на «HeadHunter»?

Александр Денисов: Или они без вас обходятся, Наталья?

Ольга Арсланова: По другим каналам.

Наталья Данина: Их не очень большое количество. Вы же понимаете, что госслужба и вакансии в госструктурах, процесс найма на госслужбу регулируется отдельными всякими разными актами, и они не всегда имеют даже право публиковать это вовне. То есть это не массовые роли у нас, поэтому статистики по ним какой-то внятной я не приведу.

Александр Денисов: А там еще и сложно привести эту статистику, потому что зарплата может быть примерно 20–30 тысяч, а дальше все накручивается: премии, оклад второй за это, третий за это, потом еще годовой какой-нибудь бонус... Там масса всяких слоев в этом торте.

Наталья Данина: Да, там больше непрозрачности, это правда.

Ольга Арсланова: Скажите, вот в какой сфере сейчас перекос? Где предложение трудоустройства, то есть желающие устроиться, их больше, чем спроса на них сейчас? Ну и соответственно зарплаты тоже ниже.

Наталья Данина: «Предложений» – вы имеете в виду, где людей больше, чем вакансий?

Ольга Арсланова: Да-да-да, больше, чем вакансий.

Наталья Данина: Ну, на самом деле на рынке труда сейчас в принципе достаточно большой дефицит по практически всем ролям глобально...

Ольга Арсланова: То есть дефицит кадров?

Наталья Данина: Да, и опять же вы с Владимиром Ефимовичем тут рассуждали до меня, история, конечно, в том, какой это специалист, какой юрист, какой экономист, какой врач, какой кто, потому что, естественно, те, кто высококвалифицированные, именно на них большой спрос, а середнячков много было всегда и много будет всегда на самом деле в смысле резюме. Но в целом достаточно таким обычным, среднерыночным компаниям такие люди тоже вполне себе подходят, то есть, как говорится, без звезд, хотя, безусловно, все хотят звезд, но объективно звезды не всем нужны. То есть глобально пока ситуация, мы не видим каких-то явных перекосов, что людей катастрофически много, настолько, что это свидетельствует, например, о каких-то неблагоприятных явлениях в экономике. Пока такого не видим, надеюсь, не увидим.

Ольга Арсланова: Да, спасибо за информацию.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, Наталья.

Ольга Арсланова: Наталья Данина из «HeadHunter».

Александр Денисов: Вот интересное высказывание «звезды не нужны». Вот я знаю руководителя одной информационной службы на другом канале, он говорит репортерам, которые приходят: «Вы знаете, нам не нужны очень хорошие, нам не нужны очень плохие, нам нужны средние». Так что всех интересуют средние руки.

Ольга Арсланова: Спасибо нашим экспертам. А мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски