Где вырастил, там продаю

Где вырастил, там продаю | Программы | ОТР

В России снимут запрет на продажу сельхозпродукции на землях фермерских хозяйств и потребкооперативов

2021-01-19T13:51:00+03:00
Где вырастил, там продаю
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Сергей Балаев
первый заместитель председателя Московского Крестьянского Союза, владелец фермерского хозяйства «Экодеревушка» (г. Коломна)
Александр Фомин
профессор кафедры «Экономической теории и менеджмента» Государственного университета по землеустройству, заместитель председателя Комитета по развитию агропромышленного комплекса ТПП РФ

Тамара Шорникова: Ну а мы переходим к новой теме. Где вырастил, там и продавай: фермерам, крестьянским хозяйствам и потребкооперативам разрешат продавать сельхозпродукцию на своей земле. Там же можно будет построить временные торговые помещения. Сейчас возведение таких построек на участках считается нецелевым использованием земель сельхозназначения.

Иван Князев: В Минсельхозе рассчитывают, что законопроект позволит сельчанам продавать свою продукцию без лишних издержек, а это поможет и доходы населения увеличить, и безработицу снизить. Если вы такое решение ждали, позвоните нам сейчас в эфир, расскажите, что выращиваете и где сейчас продаете.

Тамара Шорникова: Да, сколько выручаете, какие с этим сложности есть у вас.

Подключаем экспертов. Александр Фомин, заместитель председателя Комитета по развитию агропромышленного комплекса Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Тамара Шорникова: Александр Анатольевич, сейчас такие положительные отклики уже и из Госдумы, и от самих фермеров, действительно, нужная инициатива, давно ждали. Но хочется поподробнее выяснить, как это все будет работать, потому что так устроен, наверное, наш человек, значат ищет подводные камни.

Вот по порядку начнем, например с количества продаваемого. Кто-то будет отслеживать, человек на своем участке продал килограмм картофеля или центнер картофеля? Как это все будет сопряжено с налогами и так далее, можете пояснить, как вам кажется?

Александр Фомин: Вы знаете, для обычного покупателя важно не количество проданного, а качество, поэтому, наверное, все-таки основные вопросы будут к качеству. Потому что люди верят, что фермер, который сам, вся его семья питается именно со своего участка, огорода и так далее, поэтому они верят в качество, они с удовольствием будут покупать. И сейчас такое происходит: если появляются фермерские ярмарки в отдельных регионах, там высокая посещаемость, даже если продукты чуть-чуть дороже.

Но мы отдаем себе отчет, что фермеру, чтобы продать свою продукцию, приходится преодолевать огромные препоны. Ясно, что на федеральном уровне и поддержка растет, там субсидирование, тем не менее все равно проблем на уровне региональном, муниципальном все больше. Я вижу основную проблему, даже если мы на федеральном уровне разрешим продавать со своего участка, создавать временные какие-то постройки, на которых можно реализовывать реальную продукцию, все равно найдутся контролирующие органы, которые регулярно будут приезжать, требовать какие-то справки... Уже сейчас, например, очень много фермеров производят мясо говядины или мясо птицы, попробуйте это мясо продать в каких-то крупных городах, сразу же требуют, особенно когда речь о говядине, например, чтобы строили свою бойню, а знаете, минимальная стоимость бойни – это 2 миллиона рублей.

Мне кажется, сейчас одна из основных проблем – создать максимально стимулирующие механизмы для фермеров, потому что на сегодня более 176 тысяч фермеров, еще более, почти 60 тысяч малых предприятий на селе. То есть это огромный рынок, они занимают уже почти 20% продовольствия, по некоторому продовольствию, например: по подсолнечному маслу 60%, овощи 30%, пятая часть всего молока производится в фермерстве. То есть это богатый, большой участок, который требует серьезной поддержки, и у него есть потребитель, реальный потребитель.

Иван Князев: То есть я правильно понимаю, теоретически тогда люди поедут к ним? Потому что на ярмарку мы приезжаем, там разные фермерские хозяйства, сельхозярмарка, там разная продукция, а здесь тогда, получается, люди должны будут ездить в конкретное фермерское хозяйство.

Александр Фомин: Ну, давайте начнем с того, что, конечно, если это будет за 200 или 300 километров от областного центра, я думаю, специально люди не поедут, только в том случае, если у них там дача или участок какой-то, это мы должны себе отдавать отчет.

В то же время долгое время существовали небольшие рынки в районных центрах, которые вполне тоже успешно работали, но, будем называть вещи своими именами, лет 10 назад, когда большие сетевые структуры, ретейл захватил достаточно большую долю рынка, они, скажем так, имели гораздо больше лоббистских своих возможностей, и даже маленькие магазины стали исчезать, с этим все, наверное, сталкивались. В основном сейчас, особенно в крупных городах, люди ездят по большим супермаркетам. Поэтому, конечно, сейчас возрождать рынки будет очень тяжело, но в этом смысле я верю, очень верю в возрождение, настоящее возрождение нашей потребительской кооперации.

Вы знаете, в нашей стране есть великолепная история, еще в XIX веке, вы знаете, самый первый потребительский кооператив, ну или артелями тогда они назывались, создали декабристы, когда их сослали в Сибирь, они еще в месте ссылки в 1831 году создали первый кооператив. Сыродельни, которые существовали еще в конце XIX века, поставляли сыр не только для своего населения, но и для Европы. Отдельная история по маслу.

Поэтому в принципе, конечно, одна из проблем наших фермеров, что они очень не любят объединяться в кооперативы, я так, может быть, чересчур жестко сказал, на самом деле у нас достаточно кооперативов, но так уж получилось, что за долгие годы нас отучили верить, верь только в себя, в свою семью. Фермеры очень зависят от рынка, фермеры очень зависят от государственной поддержки, и они очень настороженно к этому относятся.

А если говорить про личные подсобные хозяйства, там еще сложнее ситуация. Сейчас личные подсобные хозяйства пытаются приравнять к частному предпринимателю, а это убьет личные подсобные хозяйства, потому что на самом деле частные предприниматели – это патент и оплата социальных, пенсионных накоплений, это почти 50 тысяч, мы расчеты вели. Вряд ли какая-то бабушка пойдет продавать мешок картошки, если ей скажут «купи патент и заплати социальный налог». Поэтому проблем еще очень много...

Иван Князев: Нет, ну понятно, Александр Анатольевич, но это с одной стороны. С другой стороны, ну как-то их контролировать надо, а то этой маленькой бабушке будет какой-нибудь агрохолдинг, ну хорошо, не агрохолдинг, а какой-нибудь фермер привозить каждый день по 5 мешков картошки, и все это под видом продающей бабушки будет реализовываться без всякого контроля. Здесь тоже вопрос.

Александр Фомин: Вы знаете, я повторюсь: у нас желающих контролировать гораздо больше, чем желающих работать.

Иван Князев: Ага.

Александр Фомин: Поэтому, с моей точки зрения... Вот есть пример, даже схема, которая реализуется уже несколько лет, – это самозанятые. То есть чем эта форма удобна? – там нет обязательных платежей. Если человек оказывает какие-то услуги, не знаю, например строительные услуги, у него есть деньги, он оплачивает те самые 4% всего налога; нет денег – с него не берут. А частный предприниматель обязан, он обязан все платить. Кроме того, этот налог, условный «налог», потому что якобы, ну это действительно пенсионные отчисления, не всегда нужен крестьянину, ему важнее продать продукт и эти же средства направить, например, на покупку семян.

Поэтому я сторонник того, что личные подсобные хозяйства нельзя переводить в частное предпринимательство, хотя уже активно этот закон лоббируется. Я бы выбрал продолжение темы самозанятых, где самоконтроль. То есть если человек действительно продает, как вы говорите, в больших объемах, то он обязан предоставить чек, это делает автоматически за него банк. Если же он продает ведро, мешок, то это, соответственно, не облагается никаким налогом. Поэтому как бы нам это не выплеснуть с ребенком всю воду, которая возникает, или пену.

Тамара Шорникова: Да, безусловно, и все-таки дать заработать тем, кто честно работает.

Александр Фомин: Да.

Тамара Шорникова: Хотим запустить сейчас SMS-опрос: поедете покупать у фермера? – вот так сформулируем его. «Да» или «нет» на короткий номер отвечайте.

Иван Князев: Номер 5445.

Александр Фомин: Я точно поеду.

Тамара Шорникова: Вы точно, да?

Иван Князев: Вы поедете, да? Вы уже поучаствовали.

Александр Фомин: Я точно поеду, я уже сейчас покупаю.

Я хочу сказать, кстати, фермеры, те, которые умеют организовываться, например производители сыра, они устраивают прекрасные ярмарки, когда люди знают заранее, туда съезжаются фермеры, производители маленьких сыроварен, это очень хорошая тема. Я думаю, что аналогичную тему можно делать. Там когда достаточно много собирается фермеров, есть возможности и санитарного контроля. Я согласен, меня это тоже беспокоит, что не дай бог испортится какая-то продукция, ее жалко выкинуть, человек хозяйственный, он ее выращивал, и может так получиться, что люди покупают продукт, а он может оказаться не первой свежести, скажем так.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок.

Иван Князев: Александр из Челябинской области у нас на связи. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: О какой качественной продукции может быть продажа от фермера? Вот, допустим, мы выращиваем мясо, конину, говядину. Для того чтобы ее поставить на рынок, на рынок, сначала я должен... по району покататься, для того чтобы ее забить. Бойни как таковые не действуют, там просто производится сбор денег, то есть уже день мясо некачественное. На второй день я должен его везти на рынок, и без бойни у меня его нигде просто не пропустят. А вы говорите о каком-то строительстве, продаже на месте.

Да мы рады везти в город, только чтобы было так, как было, можно сказать, раньше: забил – приехал, взял справочки – сдал. А не фиксированно вот так вот, что бойни действуют, а они практически вообще не действуют.

Иван Князев: Да, спасибо вам. Александр Анатольевич, как прокомментируете?

Александр Фомин: Я именно об этом и хочу сказать Александру. Если вы вспомните, в самом начале я сказал, что одна из основных проблем, особенно связанная с мясом, – это то, что требуют справку бойни, а заводить свою бойню, которая стоит около 2 миллионов рублей, неподъемно. Только в случае, если несколько фермеров, производящих мясо, объединяются, тогда... Вот мясо – это отдельная проблема, потому что действительно вопросы, связанные с качеством мяса, жестко контролируются государством. Поэтому на первом этапе, конечно, я бы в большей степени сделал ставку на тех, кто производят овощи, картофель и так далее.

Иван Князев: То есть с мясом там все сложнее, получается, там потом решать это надо будет.

Александр Фомин: Да, эта проблема очень сложная. Я прекрасно Александра понимаю, у меня очень много знакомых фермеров, которые занимаются производством мяса, это действительно очень тяжелый бизнес.

Вообще, кстати, я хочу сказать, что у нас достаточно долгое время делалась ставка только на агрохолдинги. Я ничего против не имею, агрохолдинги – это промышленное производство, но в то же время, если я хочу хорошую говядину, я ее покупаю у фермера, а не в магазине. Это не антиреклама, не реклама, я не называю никакие компании, фирмы, но тем не менее. Действительно, промышленное производство подразумевает использование, естественно, разрешенных, но тем не менее всяких разных антибиотиков и так далее.

Тамара Шорникова: Александр Анатольевич, есть вот скепсис в наших SMS, по пунктам сейчас. Первое – это одной рукой разрешают что-то, другой создают много препонов, переживают, что действительно будут проверки, справки и так далее, и так далее. И второй момент – это то, что где вырастил, там не продашь, у всех свое и так есть, у соседей имеется в виду, как правило, а за каким-то мешком картошки никто к тебе в деревню к черту на куличики не поедет.

Иван Князев: Не поедет.

Тамара Шорникова: И в связи с этим вспоминают многие о различных перерабатывающих предприятиях, которые были сетями хорошо развернуты в советское время, например, мол, мы бы с бо́льшим удовольствием и с большей выгодой сдавали бы то, что вырастили, на такие производства, ну по разумной цене, конечно, не за бесценок. Возможно ли развитие или возобновление этой системы сейчас в стране?

Александр Фомин: Вот еще одно подтверждение, что ваши телезрители вообще задают те же самые вопросы, о которых я говорил. Действительно, не поедут далеко, поэтому надо или объединяться фермерам и создавать производственные кооперативы, потребительские кооперативы... Я прекрасно помню, что даже в Советском Союзе существовали потребительские заготконторы, я сам, мой первый заработок был в 7 лет, когда я ягоду собирал, сушил, сдавал и зарабатывал неплохо. Поэтому, конечно, возрождение...

На самом деле у нас есть организация, такая наследница тех самых артелей, которые существовали еще в царской России, это «Центросоюз». Понятно, что сейчас в «Центросоюзе» не так уж много, и они пытаются возродить... Я знаком со многими руководителями «Центросоюза», они возрождают, и можно продолжить тему автолавки, наверное, люди старшего поколения прекрасно помнят, живущие на селе, как спасали эти автолавки, потому что магазины не в каждом были. Кроме того, потребкооперация имела свои небольшие магазинчики, которые позволяли закупать продукцию у ближайших... То есть в принципе не надо ничего выдумывать, надо возродить старое.

И я еще раз повторю, этот вопрос подтвердил, что действительно проблема в том, что на федеральном уровне декларируется поддержка, принимаются законы, а на региональном уровне контролирующие органы чаще всего не просто контролируют, а иногда пытаются на этом зарабатывать, даже на таких небольших производителях, как личные подсобные хозяйства. Конечно, порядок должен быть на самом высоком уровне, за это должны отвечать не только федеральные структуры, Минсельхоз, но и, соответственно, муниципальные. Руководители муниципальных образований за каждый факт мздоимства, преследования фермеров, недопуска до рынка, нарушения законов должны отвечать персонально, так же как и губернатор.

Иван Князев: Тоже должны отвечать.

Александр Фомин: Тогда, может быть, будет порядок.

Иван Князев: Спасибо. Александр Фомин, профессор, заместитель председателя Комитета по развитию агропромышленного комплекса Торгово-промышленной палаты России.

Тамара Шорникова: Ростовская область пишет: «Все зарегулировали в интересах олигархов». Самарская область: «Если введут налог, никто с килограммом малины на рынок не пойдет, соответственно, продаж никаких не будет ни на участке, ни где-либо». Астрахань: «А какие цены у фермера?» – вот скоро выясним.

Иван Князев: Да, про цены поговорим уже после того, как послушаем Николая из Калужской области. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ну... Вот у нас, например, картошка стоит 15 рублей, на рынке она стоит 50. Чтобы встать на рынок, вот вы приезжаете на рынок, вас, во-первых, туда никто не пустит. Приходите в администрацию рынка, они вам говорят: «Вам надо бронировать место», – то есть это хорошо, если еще есть. Бронировать надо только на месяц, это значит, 20 тысяч рублей надо отдать. Если вы стоите хоть 2 дня, хоть 3, но вы за месяц деньги обязательно отдайте.

Иван Князев: Ага, продал не продал.

Зритель: Вот, продал не продал, что-то не сделал, а деньги отдай.

Тамара Шорникова: Николай, а если не ехать на рынок, а продавать вот у себя на участке, как планируют разрешить? Будет выгода, как вы думаете?

Зритель: Ну, на участки приезжают люди, берут. Но вы представляете, на участке можно продать ну 2–3 тонны, но 100 тонн вы не пропустите на своем участке.

Иван Князев: Ну конечно же. А вы 100 тонн пропускаете, у вас такие объемы?

Зритель: Ну, может, раньше было и больше, дело в другом, я и в Обнинске торговал, в Калужской области, такой город есть.

И еще я наблюдал такую картину, вот, извините, расскажу, послушайте. Значит, идут два полицейских, и бабушка торгует ягодами. Они говорят: «Бабушка, у тебя есть патент?» Ей 70 лет. До чего ж мы дожили? Бабушка эта, для того чтобы на буханку хлеба заработать, торгует этими ягодами, а мы с нее налог берем. В Китае до 50 тысяч не берется налог!

Иван Князев: Да, Николай. Ну а ваши-то какие предложения тогда в связи с этим могут быть?

Зритель: ...с бабушки, пенсионера взять, еще страну поднять...

Иван Князев: Николай, мы поняли...

Зритель: С кого деньги брать, страну поднимать?

Иван Князев: Ваши какие предложения по этому поводу могут быть?

Зритель: Всех пенсионеров от налога освободить. В любом месте пенсионер должен торговать своей продукцией. Вы понимаете, он вырастил помидоры лишние, пускай он стоит торгует где хочет.

Иван Князев: Понятно, спасибо.

Зритель: Пускай около магазина стоит...

Иван Князев: Да, поняли, спасибо вам большое.

Ну вот из Владимирской области: «У нас мясо, свинину, давно покупают у свиноводов, растят и торгуют, правда, торгуют неофициально», – вот такая вот информация. Из Ленинградской области SMS: «А хлеб у фермеров в 4 раза дороже стоит, а качество такое же, как в магазине». Ну вот о ценах сейчас поговорим с экспертом.

Тамара Шорникова: Сергей Балаев, первый заместитель председателя Московского крестьянского союза, владелец фермерского хозяйства «ЭкоДеревушка». Здравствуйте.

Сергей Балаев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Сергей Валерьевич, посыпались, посыпались SMS, мол, рады бы покупать у фермеров, но там цены такие, просто...

Иван Князев: ...кусаются.

Тамара Шорникова: Как вы думаете, новация, разрешение продавать свое на своей же территории поможет как-то сократить издержки и, соответственно, снизить цены на продукцию?

Сергей Балаев: Ну, я вам хочу сказать так. Фермер в сети попасть не может, значит, сети мы сразу отметаем. Если мы будем говорить о рынках, это Москва, Московская область, мы все с вами понимаем, что фермеров на рынке нет. Есть псевдофермеры, которые козу от коровы не отличат, это да, они там есть. И каждый человек, приходя на рынок, покупает большой-большой ассортимент всего, все то же самое можно купить в «Пятерочке».

Почему нет фермера на рынке? Во-первых, народ уже не верит, что там есть настоящее, и туда не идет, а раз не идет туда народ, значит, у фермера выручка за день 2 тысячи рублей. Что можно сделать за эти 2 тысячи рублей? Отдать аренду, отдать расходы, и даже не хватит на продавца, стоять нужно самому. Теперь что же можно делать? Кстати, самое лучшее решение – это, конечно, сделать так, чтобы фермер, который хочет, мог торговать, конечно, на своей сельхозземле. Но это в первую очередь уменьшение логистики, первое.

Второе: каждый покупатель сможет посмотреть в глаза человеку и определиться, будет ли он у него брать, даст ли он ему потом по морде за некачественный продукт. Если мы все хотим ходить в наши сети и мы видим, что там фермерская продукция, а выпускают ее корпорации... Вот вы подойдите посмотрите, в любой сети есть фермерский уголок, что там будет? Там будет обязательно «Вимм-Билль-Данн», «Данон», вот эти «фермеры» у нас в сетях. А нам, простым людям, нужно донести свою продукцию до потребителя.

На сегодняшний момент как это можно сделать? Первое – это автолавки разрешить, второе – разрешить фермерам торговать своей продукцией. Если из 10 фермеров 1 сможет торговать, то те 9, возможно, скооперируются и начнут продавать через один общий магазин. Кооперация у нас не идет потому, что у нас общая субсидиарная ответственность и фермеров никто загнать в кооперативы не может.

Иван Князев: А как в автолавках-то все-таки вопросы качества контролировать? Просто...

Сергей Балаев: Ну а вот вы посмотрите, любой производитель...

Иван Князев: Как это можно делать? Либо как вы предлагаете?

Сергей Балаев: Ну а как контролировать, а как контролировать качество в сетях? Ну так же и в автолавке, все те же документы, все те же технические условия или ГОСТы, все те же бумажки ЕАЭС, вся та же упаковка. Потому что не каждый фермер – это руки в навозе, у нас уже фермеры стали более современны, у них прекрасные производственные цеха. Вот кто-то сейчас здесь говорил о том, что сыровары, а вот я один из сыроваров, организуют ярмарки и торгуют. Да, мы организовываем, мы торгуем, но это очень редко. Невозможно человеку работать и жить в надежде, что в году будет 3 или 4 ярмарки. А что же делать дальше? А как семью кормить?

Поэтому, как только нам разрешат, хотя все и так торгуют, мы это понимаем, но как только это будет на официальном уровне, кто-то сможет поставить стационарный магазинчик красивенький, может быть, где-то как-то займут денег и свою продукцию выложат на прилавки, на свои уже прилавки. У него и наценка будет гораздо меньше, чем на том же рынке, где надо и аренду отдать, и съездить туда.

Тамара Шорникова: Понятно, да, понятно.

Сергей Валерьевич, давайте вместе телефонный звонок послушаем. Лариса из Саратовской области. Здравствуйте, Лариса.

Зритель: Добрый день.

Вот я выросла в деревне, переехала в город в 1971 году, поэтому что такое качественная продукция, мясо, молоко, яички, я знаю. Вот меня сейчас золотом осыпь, я не пойду ни в «Пятерочку», ни..., я не могу есть ту продукцию, которую там продают. Либо перемороженное... То есть качество на низком нуле. Я лучше возьму у своих каких-то знакомых, которые занимаются личным подсобным хозяйством, пусть я не возьму килограмм мяса, я возьму 300 граммов мяса, но я съем хорошее, качественное мясо. Вот господин Дерягин выступал...

Тамара Шорникова: Лариса, а вы у них где покупаете? Простите, что я вас перебиваю, – вы у них, у своих знакомых, где покупаете? Они вам привозят как-то, вы куда-то едете?

Зритель: Ну, они привозят, да.

Тамара Шорникова: Привозят.

Зритель: Они привозят. А вот сейчас мне... Ну мне 67 лет, я на самоизоляции...

Иван Князев: Ага.

Зритель: Не слышу вас.

Тамара Шорникова: Мы вас услышали, Лариса, да.

Зритель: Да. И сейчас еще что хочу сказать? – что будущее, на мой взгляд, как раз за ЛПХ и за мелкими частными хозяйствами. Потому как раньше на Руси была у купцов поговорка: «Прибыль дороже всего, а честь дороже прибыли».

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Зритель: И вот человек, который дорожит своей репутацией, вот это вот главное. У него и покупать будут, и продавать он сможет.

Тамара Шорникова: Да, Лариса, спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Как минимум можно приехать, в глаза ему потом посмотреть.

Тамара Шорникова: Да. Вот знаете, что хочется все-таки уточнить? Многие пишут... Вот Лариса говорит, что ей привозят, многие пишут, что доехать еще нужно до фермера, а это, мол, бензин, уже как-то подороже получается, и так далее. Я за то, чтобы быстрее разрешили вам продавать на участках, я за то, чтобы у вас было больше покупателей, а у нас качественных продуктов. Но, на ваш взгляд, удастся ли все-таки как-то вот таким способом бороться с теми же сетями, магазинами у дома? Доедет покупатель до фермера, если вот у него такая возможность появится продавать?

Сергей Балаев: Ну вот смотрите, я пример могу вам привести... Да, меня слышно?

Тамара Шорникова: Да-да, слышно.

Сергей Балаев: Я вам пример могу привести. В течение, например, 5 лет я в среднем в год выращивал где-то 5 тонн улитки, да? В этом году я выхожу на 120 тонн улитки, в следующем году я хочу вырастить 200 тонн улитки. Вот все эти 5–6 тонн у меня продавались на месте, я не выходил ни на рынки, я не поставлял ни в сети, я отвечаю за качество своих 5 тонн годовой продукции. На сегодняшний момент, когда я выйду на 120 тонн, да, мне придется с какими-то сетями начать работать, но у меня уже и опыт другой, и объемы другие. А тому человек, который выращивает на 3, 4, 10 гектарах земли свою продукцию, ну ему легко продать у себя.

И будут ли покупатели? Они будут обязательно. Конечно, вместе с этим законом если бы ввели закон о том, что можно ставить фермерам указатели на трассе, чтобы это упростили закон и сделать полегче, что вот здесь выращивают рыбу, вот здесь выращивают говядину, пожалуйста, заезжайте. Конечно, не все люди поедут к фермерам, если бы поехали все, у нас бы очереди встали, но тот процент, который к нам приедет, он очень сильно поможет фермерам развязать руки и начать развиваться.

А дальше уже, может быть, появятся законы, когда сети в нашей стране повернутся лицом к производителю. Но на сегодняшний день они спят и видят, когда мы все закроемся, когда откроют эмбарго и они опять весь шмурдяк повезут из-за границы, вот у них такая задача.

Иван Князев: Спасибо.

Сергей Балаев: А нам нужно этот рынок переломать, нам надо выйти с качественной продукцией. И правильно звонила женщина и сказала, что лучше взять 300 граммов настоящего творога, чем 1 килограмм пальмового, и для вашего организма это будет полезное, и для здоровья, и болеть будем меньше. Поэтому...

Иван Князев: Спасибо. Сергей Балаев был с нами на связи, первый заместитель председателя Московского крестьянского союза, владелец фермерского хозяйства «ЭкоДеревушка».

Ну вот подведем итоги нашего SMS-опроса. «Поедете покупать продукты у фермера?» – 70% наших телезрителей сказали, что «да», всего лишь 30% «нет». Ну я не знаю, могу еще от себя добавить: я, наверное, все-таки к тем 70%, поехал бы, были бы цены приемлемые, потому что, честно говоря, я настоящего фермерского уже давно не покупал, не ел.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Павел Смирнов
это какие-то полумеры...
Павел Смирнов
развивать сельхозкооперацию с целью помочь со сбытом именно мелким хозяйствам, тем же ЛПХ - вот что надо сделать.
Павел Смирнов
в программе говорилось о стоимости бойни... да, не дешевое "удовольствие". Но есть ведь мобильные бойни - они еще дороже, но смогут охватит очень большое количество хозяйств. А это уже надо бы делать государству. А если учесть, что подворовый убой у нас запрещен, то... запретив, хоть альтернативу предложите!
В России снимут запрет на продажу сельхозпродукции на землях фермерских хозяйств и потребкооперативов