Георгий Остапкович: Повышение окладов чиновников – логика понятна, это чтобы пенсию себе обеспечить

Георгий Остапкович: Повышение окладов чиновников – логика понятна, это чтобы пенсию себе обеспечить
Наталья Агре: Долгие годы подготовка в автошколах была направлена не на безопасность движения, а на знание ПДД. А это очень разные вещи
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Гости
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

Тамара Шорникова: Мы начинаем, и первая тема у нас, ох, горячая, мне кажется, будет по SMS и звонкам. Губернатор Иркутской области предложил поднять себе оклад почти в 2 раза с 18 тысяч до 27. Законопроект об этом Сергей Левченко внес в Законодательное собрание.

Иван Князев: Вместе с губернатором больше станут получать и другие иркутские чиновники. Оклад, прямо скажем, удивил, 18 тысяч у главы региона. В официальных декларациях о доходах суммы совсем другие, нулей больше, хотя это, конечно, не только зарплата.

Тамара Шорникова: Но и оклад не все, из чего складывается сумма, которую чиновник получает на руки каждый месяц. Как формируется зарплата госслужащего, давайте посмотрим: ежемесячный оклад в соответствии с должностью, плюс оклад в соответствии с присвоенным ему классным чином или дипломатическим рангом, плюс дополнительные выплаты. И вот тут уже интересно, конечно.

Иван Князев: Да. Надбавка за особые условия может составлять 200% от суммарного оклада, при этом перечень самих условий точно не прописан. Надбавка за гостайну ничем не ограничена и остается на усмотрение руководства. Также и с ежемесячным денежным поощрением, максимальная планка не указана. Но есть конкретные примеры из официальных документов.

Тамара Шорникова: Например, в законе о денежном содержании государственных гражданских служащих Владимирской области ежемесячное денежное поощрение в размере 30 должностных окладов, ежемесячная надбавка за особые условия в размере 14 должностных окладов. Таким образом, получая официально хоть 3 тысячи, при лояльном отношении начальства и поощрениях можно зарабатывать в районе 150–180 тысяч в месяц, система это позволяет.

Иван Князев: А совесть, совесть позволяет? Будем разбираться, сколько на самом деле и за что получают чиновники в России.

Тамара Шорникова: Мы ждем звонков и от чиновников, позвоните нам, расскажите, где вы работаете, на какой должности, сколько зарабатываете…

Иван Князев: …если не стесняетесь, конечно.

Тамара Шорникова: Естественно. И ждем, конечно, звонков от всех телезрителей. Вот как по-вашему… Вы знаете, к нам пришла SMS, как только начали говорить об этой теме, Брянская область: «Мечтаю о зарплате, как у губернатора Московской области Воробьева, а не как у Иркутской области у Левченко». Видимо, все-таки

Иван Князев: Ну мы еще разберемся, сколько получает в Московской области губернатор.

Тамара Шорникова: В общем, позвоните и напишите нам, сколько, по-вашему, должны получать чиновники, вот прямо какие и сколько. Аргументируйте, пожалуйста, свою позицию. Мы представим сейчас эксперта в нашей студии.

Иван Князев: Да, сегодня вместе с нами эту тему будет обсуждать Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики. Георгий Владимирович, здравствуйте.

Георгий Остапкович: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Вы знаете, я почему-то посмотрел на вас и подумал: а вы чиновником, госчиновником никогда не работали, на госслужбе?

Георгий Остапкович: Я проработал чиновником, дай бог памяти, 20 с лишним лет.

Иван Князев: Много получали?

Георгий Остапкович: Вы знаете, я работал в основном во времена Советского Союза, причем распределился из Московского экономико-статистического института напрямую в ЦСУ СССР, это прототип Росстата был, ЦСУ СССР, и по распределению студенты, которые пришли, 3 года я получал 100 рублей, у меня зарплата…

Иван Князев: Средняя такая была зарплата, даже поменьше.

Георгий Остапкович: Нет, это не средняя, я получал 100 рублей конкретно, это 100 рублей начисленных, значит, минус 13%, это что такое? – 87 рублей.

Иван Князев: Ну да.

Тамара Шорникова: Подождите, а инженер же, по-моему, тогда где-то в районе 120 мог зарабатывать.

Иван Князев: Сто двадцать, да, ИТРовцы получали.

Георгий Остапкович: Почему, и инженер мог, и рабочие специальности получали больше, чем государевы служащие. Я не исключаю, что и сейчас по крайней мере высокоразрядные специалисты получают больше, чем госслужащие. Вот смотрите, госслужащий сейчас 126,6, это по данным за 2018 год, средняя.

Иван Князев: Средняя зарплата, да.

Георгий Остапкович: Но если брать виды деятельности по справке Росстата, там есть виды деятельности, которые получают значительно больше. Я не беру космическую, авиационную отрасль, 142 тысячи, нефтяники, нефтедобыча, там где-то в районе 147, транспортную… То есть это не…

Иван Князев: Ну да бог с ним.

Георгий Остапкович: Бог с ними.

Иван Князев: В этой новости меня знаете что заинтересовало? С одной стороны, мои коллеги очень сильно возбудились, прямо так скажем: о, прибавка 44%, сам себе прибавил. Потом выяснилось, что эта прибавка получилась из-за того, что нужно было своим подчиненным поднять зарплаты. А с другой стороны, зарплата-то в 27 тысяч он после прибавки будет получать. Вот вас в этом что интересует больше?

Георгий Остапкович: Нет, ну это лукавые цифры, конечно. Но вы дали уже в своем первоначальном анонсе, что зарплата, в общем-то, к содержанию не имеет никакого отношения. Зарплата – это зарплата. Почему зарплата маленькая? Я думаю, даже уверен, что от нее формируется пенсия, пенсия формируется не от содержания, не от этих 126 тысячах средних, а именно от зарплаты. Если бы от 126 тысяч, то пенсия была бы тоже в этом районе.

Иван Князев: Хорошая.

Георгий Остапкович: А так у госслужащих не высшего ранга, невысокого ранга пенсия… Иной раз, если уровень начальника отдела, ему лучше получать муниципальную пенсию, она сейчас муниципальная выше, чем пенсия начальника федерального ведомства, отдела, понимаете?

Иван Князев: Ну вот это вот интересно, сколько все-таки получают федеральные чиновники и на местах, и так далее.

Георгий Остапкович: Нет, это все есть, все эти цифры есть. Самая большая зарплата в аппарате правительства, где-то в районе 240 тысяч.

Иван Князев: Это вот без надбавок?

Георгий Остапкович: Нет, это полное содержание.

Иван Князев: А, это средняя.

Георгий Остапкович: Вы от зарплаты вообще отталкивайтесь, госслужба сидит на содержании. Правильно вы говорили, за секретность, за умную голову, за чин, за ранг, еще за что-то. А зарплата – это плавающая нижняя часть, а верхняя часть айсберга – это уже надбавки, надбавки, надбавки. От срока службы большие надбавки, от 15% до 50%, понимаете?

Иван Князев: С ними-то как раз-таки, наверное, Тамара, самые большие проблемы возникают, с этими надбавками, кто и как их считает, потому что…

Георгий Остапкович: Нет, извините, что перебиваю, это все регламентируется постановлениями. Есть соответствующие постановления по должностям, по тарифным ставкам, по министерствам, по агентствам, по службам. Это не такая сложная задача, это все регламентировано.

Тамара Шорникова: О тарифных ставках поговорим сразу после звонка. Юрий к нам дозвонился из Воронежской области, давайте послушаем мнение нашего телезрителя. Юрий, вы в эфире, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Вполне спокойно отношусь к росту зарплат у чиновников, если бы не одно но, если бы были результаты. Платить надо, конечно, за эффективность государственной службы, платить надо за рост ВВП. Но если все падает, если все затоплено… Вот вы знаете, ехал на электричке в понедельник в Воронеже со станции «Отрожка» – вы знаете, ни одного фонаря нет, люди падают с моста, с лестницы, нет на платформах… Зарплаты у чиновников пассажирской компании «Черноземье» в Воронеже под 300 тысяч, а отчитываются, что создали все условия, могут пользоваться новыми технологиями.

Вы знаете, власть должна быть ответственная, она должна думать, как в Библии написано, «господин да думает о рабах своих». А наши господа думают только о себе. Я сам был чиновником, знаете что хочу сказать? Я взяток не брал, честно вам скажу, так мама воспитала.

Тамара Шорникова: А если бы брали, рассказали бы?

Зритель: А вы знаете, мне мама говорила, она была в немецком плену и говорила: «Положи кучу золота, я не возьму», – потому что за взятку было все просто, был расстрел. Сегодня мы говорим об этом, да это все чепуха. А взятки, вторая, третья зарплата, и ведь еще есть и теневые зарплаты.

Иван Князев: Да, Юрий, прошу прощения, мы поняли. Юрий, а вот вы сами бы сколько заплатили губернатору, если бы вы стояли над ним, он бы был в вашем подчинении?

Зритель: Вы знаете, я бы заплатил две средних зарплаты, а вот мои друзья говорят, что Ленин был прав, у него, у Ленина, зарплата была не выше зарплаты высокопроизводительного рабочего профессионального. Мы ушли…

Тамара Шорникова: Юрий, спасибо за ваше мнение.

Иван Князев: Понятно, спасибо.

Тамара Шорникова: Смотрите, средняя у нас, по-моему, в районе 46 тысяч…

Георгий Остапкович: Ну среднюю я бы не брал, надо брать медианную, медианная в районе 35.

Тамара Шорникова: Ну у нас зритель сказал про среднюю, соответственно где-то в районе 90 тысяч.

Георгий Остапкович: Ну если среднюю, то да, где-то около 50, да.

Тамара Шорникова: Если две средних, соответственно, где-то около 90 тысяч получал бы губернатор, по мнению Юрия, например, в Воронежской области, если бы он имел право ее начислять.

Иван Князев: По желанию Юрия.

Тамара Шорникова: Что касается… Важный момент затронул Юрий – результат, по которому оценивается работа чиновника. Связана ли с результатом зарплата? Зависит ли от него? Потому что, например, на производстве все очень легко: сколько ты деталей изготовил, соответственно, так и поработал. А что касается чиновников?

Георгий Остапкович: Нет, я думаю, на губернаторском уровне есть так называемый KPI, который его, так сказать, лояльность и его зарплату могут определять с точки зрения выполнения каких-то указов президента, контроль вот за этими моментами.

Иван Князев: Вот там слово интересное «лояльность» – лояльность к чему? Губернаторская лояльность кверху, сюда, здесь?

Георгий Остапкович: Ну давайте будем считать, что я оговорился, чтобы не впадать сейчас комментировать сказанное.

Иван Князев: Хорошо.

Георгий Остапкович: Вот напрямую очень высокой корреляции нет между зарплатой и выпуском. Но, как говорится, если он не будет выполнять вот эти KPI, особенно социальные, то есть если он не будет наращивать среднюю зарплату по региону, ну тогда у него могут возникнуть проблемы в первую очередь не с оплатой, потому что оплата приблизительно одинаковая, а с точки зрения доверия, то, что он может, как говорится, на следующих выборах его президент может не представить…

Иван Князев: Ну уволят, уволит его.

Георгий Остапкович: Ну да, не продлить как бы.

Иван Князев: Смотрите, вот еще такой момент. У нас у депутатов фиксированная зарплата в районе 400 тысяч, по-моему, да?

Георгий Остапкович: Ну да, они приравнены к министрам, да.

Иван Князев: Почему бы не применить такую же схему к губернаторам? Пускай 400 тысяч, но все. Или здесь нельзя такой подход использовать?

Георгий Остапкович: Ну подождите, во-первых, у нас губернии есть совершенно разные и по уровню ВВП… Ну у них не ВВП, региональный, по уровню ВРП, по численности занятой, по, я не знаю, стихийным бедствиям, то есть совершенно разные методы управления, по социальным задачам. Ну конечно, условно говоря, я не знаю, Москва и Тверь, вы хотите…

Иван Князев: Объем работы больше получается, разный?

Георгий Остапкович: Ну конечно: и объем работы, и численность занятых, и социальная сфера абсолютно разные. Поэтому, наверное, это разумно.

Тамара Шорникова: Ну подождите, хорошо, Москва – это в принципе, как у нас всегда телезрители пишут, отдельная страна, давайте за скобками ее оставим. Если брать, например… Да, сложно сравнивать, я не знаю, Тверь и Якутск, например, Якутию, но если говорить о регионах, например, Центрального округа, примерно одни и те же сферы, задачи…

Георгий Остапкович: Ну согласен. Но там, наверное… Я не могу сейчас сказать, сколько у смоленского губернатора, сколько у тверского, сколько у владимирского, но я не думаю, что там расхождения какие-то космические, я думаю, что это примерно одноуровневые зарплаты.

Иван Князев: Про губернаторов, прошу прощения, что перебил, про губернаторов не знаю, просто вот пока зритель нам написал как раз-таки из Иркутской области, как он считает или ему сказали так, мэр Братска 400 тысяч получает, и мэр Братск говорит, что у него нет другого дохода и что уменьшать этот он не собирается. Ну это вот так телезритель пишет.

Георгий Остапкович: Ну я не знаю, если у телезрителя есть абсолютно достоверные данные, надо посмотреть его декларации. Но Братск, может быть, там какие-то региональные коэффициенты идут. В принципе мэр города и 400 тысяч – это что-то несколько неожиданное для меня, хотя я не знаю, как формируется, вряд ли, это уровень депутатов почти.

Тамара Шорникова: Еще SMS. Татарстан: «В деревнях главы поселений и директор школы так же много получают, ездят на дорогих или государственных авто, налоги не платят и так далее». Ленинградская область: «Сколько получают и сколько зарабатывают, две большие разницы. Сколько действительно получают, вы никогда не узнаете». Мурманская область чуть выше предлагает зарплату выплачивать, чем Юрий из Воронежской области, 3 средних зарплаты по региону.

Иван Князев: А Вологодская вообще говорит, что 8 тысяч чиновникам всем, не больше.

Георгий Остапкович: Прожиточный минимум дать и все, и корзиночку…

Иван Князев: Вы тоже за это, да? Вы тоже за такие цифры?

Георгий Остапкович: Да нет, ну конечно, нет, это я как…

Тамара Шорникова: Удочку и сачок еще.

Георгий Остапкович: Некоторые же чиновники говорят, что достаточно на макарошках сидеть, и все в порядке.

Тамара Шорникова: Вот сколько зарабатывают. А есть помимо зарплаты у чиновника какой-то легальный способ как-то еще денег получить? Ну я не знаю, бизнес, по-моему, им нельзя вести, соответственно…

Георгий Остапкович: Бизнес нельзя, но там в творческих коллективах, в научных, творческих группах…

Тамара Шорникова: Лекции читать, книги выпускать можно?

Георгий Остапкович: Книги выпускать, лекции читать, в принципе это не возбраняется.

Иван Князев: А кстати, что им можно-то вообще помимо лекций? Больше ничего, получается?

Георгий Остапкович: Нет, в творческом коллективе участвовать по созданию, может быть, какой-то научно-исследовательской деятельности, преподавать они имеют право…

Тамара Шорникова: Петь, например, на сцене.

Иван Князев: В самодеятельности участвовать.

Георгий Остапкович: Ну в конце концов, почему человек не может, будучи госслужащим… Только вот давайте сразу: я не являюсь адвокатом госслужащих, боже упаси. Я совершенно согласен, вот кто-то звонил, что нужно определять зарплату по эффективности действий. Но наша зарплата госслужащих в 2, может быть, около 2 раз значительно меньше, чем зарплата в европейских странах, я не говорю про американцев.

Иван Князев: Вот.

Георгий Остапкович: Да, вы сейчас скажете, что… Но у них эффект выше.

Тамара Шорникова: Но уровень жизни-то разный.

Георгий Остапкович: Не в этом… Ну а какой уровень жизни? Уровень жизни разный, но у них эффект. Они отвечают за экономику, вот видите, они отвечают за качество и уровень жизни. Вот вы знаете, в Японии как интересно платят госслужащим в Гидромете?

Иван Князев: Нет.

Георгий Остапкович: Они получают минимальную зарплату, то есть копеечную, на уровне прожиточного минимума, а дальше они получают с того, как они отгадают погоду. А вы можете себе представить, Япония, предположим, и Москва, когда вокруг Японии… Не отгадал? – сидишь на минимуме.

Иван Князев: Я сейчас не буду ничего про наш Росгидромет говорить, потому что… Так это же у них лотерея получается ну совсем.

Георгий Остапкович: Ну почему лотерея? Они заинтересованы в том, чтобы… Они заинтересованы в модернизации своего оборудования, во введении новых инновационных средств, и они пытаются отгадывать, на 70–80% они отгадывают в Японии, которая окружена таким потоком, что там отгадать погоду достаточно сложно.

Тамара Шорникова: Вы знаете, при всей действительно открытости доходов, которые декларируют чиновники, реальные зарплаты – это всегда какой-то миф, который, соответственно, мало информации, много поводов для слухов: 200, 300, 400 тысяч, 1 миллион получает на руки действительно тот или иной чиновник. Если увеличить прозрачность и, допустим, оставить какой-то один понятный оклад, и понятную прямую, и понятную, за что премию, а не эти вот на усмотрение кого-то там надбавки, может быть, было бы легче относиться к такой зарплате обычному человеку?

Георгий Остапкович: Ну вы знаете, это вопрос диалектический.

Иван Князев: Ну просто раздражение, может быть, было бы поменьше у простых людей, которые каждый месяц сравнивают свою зарплату с чиновниками.

Тамара Шорникова: Пусть она будет большой, но понятной, из чего складывается, сколько действительно.

Георгий Остапкович: Понимаете, чиновники тоже люди разные. Один работает, на 10% у него производительность труда, у другого 15% производительность труда, у третьего 50%, у четвертого 80%, а пятый на 100%. Вы хотите их уравнять в одной должности? Все равно нужен маневр, понимаете, нужен социальный маневр по движению зарплаты. Я бы не стал. Идея хорошая, но она ближе к «все взять и поделить», не надо.

Упростить – согласен, Тамара, упростить согласен. Но в принципе схема более-менее удовлетворительная, она предусматривает просто дополнительные… Кто-то 5 лет работает, кто-то 20 лет, значит, это… Кто-то допущен к секретности, кто-то не допущен к секретности, это совершенно другой уровень доплат. И поэтому делается жесткая константа и к ней уже накидывается… У нас, кстати, это не только в госслужбе, на многих предприятиях вы получаете 50% под роспись, а все остальное, сколько работодатель вам даст…

Иван Князев: …в виде премии.

Георгий Остапкович: …в виде премии. Он может ее завтра снять, послезавтра прибавить.

Иван Князев: Смотрите, Свердловская область пишет: «Сам был начальником, сожалею, что не воровал». Помните, такое старое мнение есть, что если бы чиновникам сделали высокую, всеми понимаемую зарплату, не было бы ни мотивации, ни возможности искать какие-то другие доходы в виде откатов, покровительства и всего остального, кумовства…

Тамара Шорникова: Или сколько ни дай, все равно мало?

Иван Князев: Или это у нас не сработает?

Георгий Остапкович: Я не могу себе представить, какую нужно положить зарплату, чтобы совершенно, полностью ушла…

Тамара Шорникова: Отбить желание?

Иван Князев: Аппетиты уменьшить?

Георгий Остапкович: Вы поймите, коррупция и элементы воровства есть во всех странах, при чем тут Россия? Она и в Сингапуре есть, и в Восточном Тиморе, и в Америке, везде. Проблема не в том, надо минимизировать вот эту вот коррупционную составляющую, избавиться от нее никогда не избавиться, понимаете? У некоторых людей это принцип жизни, понимаете, они именно с дохода живут, а не с зарплаты.

Иван Князев: Смотрите, депутаты Заксобрания забеспокоились, вот сейчас зарплата на 44% у губернатора поднимется, соответственно у остальных госслужащих тоже поднимется, это дополнительные расходы бюджета, придется больше денег региональных тратить.

Георгий Остапкович: Да, конечно.

Иван Князев: Ну хорошо, это поднимется официальная, а если все дальше зависит от надбавок, премий и так далее, вот эти деньги все равно же как-то считаются.

Георгий Остапкович: А в чем? Я тут проблемы не вижу. Ну они поднимут оклады, значит, они фактически поднимут себе будущую пенсию, потому что она от оклада идет. Ну чтобы не вылезать за эти, я не знаю, сколько у них надбавки, 300–500%...

Иван Князев: Я просто к тому, что все вот эти премиальные деньги ведь тоже в бюджете есть как-то?

Георгий Остапкович: Ну это же необязательно, чтобы они автоматически поднимали премиальные. Ну оклады подымут, у них я понимаю, какая идея окладов, чтобы пенсию себе обеспечить.

Тамара Шорникова: Условно я продолжу вопрос Вани. Уже звучали даже подсчеты, естественно, все это быстро делается, что, по-моему, в следующем году дополнительно на это потребуется, по-моему, около 127 миллионов из бюджета, что-то в этом роде.

Иван Князев: Ну где-то так, да-да.

Тамара Шорникова: Эти 127 миллионов уже включают в себя все возможные предположения о выплатах и так далее?

Иван Князев: О премиях и так далее. Просто вот эта сумма сама…

Тамара Шорникова: Или на самом деле из бюджета потребуется гораздо больше денег на выплаты?

Георгий Остапкович: Трудно сказать, ведь тут речь идет о том, что параллельно с поднятием оклада поставлена задача сокращения госслужащих на 10%. Правда, при всем уважении к Минфину и госпоже Нестеренко, пока эта инициатива исходит только из Минфина, а вот когда будет постановление правительства, тогда можно говорить об этом.

Тамара Шорникова: Но мы обсуждали предыдущие волны сокращения, после которых чиновников почему-то становилось больше, а не меньше.

Георгий Остапкович: Ну это нормально, это закон такой. Можно полминуты, я расскажу?

Тамара Шорникова: Да, обязательно.

Георгий Остапкович: Я пришел из Экономико-статистического института в ЦСУ в начале 1970-х гг. Тут же пришло в декабре, это не параллельно со мной, постановление Совета министров СССР, подписал Косыгин, сократить на 5%. И каждый год в декабре месяце приходили вот эти вот сокращения на 5%. Я ушел из ЦСУ, уже из Госкомстата СССР, через 20 лет, то есть по 5% каждый год, я на Мясницкой, 39, где расположен Росстат, должен был остаться один. Вот когда я посмотрел вокруг, у нас увеличилось к началу 1970-х гг. в 2 и даже больше раз, а каждый год мы сокращали на 5%.

Но это все шло параллельно, сокращали и тут же увеличивали на 7%, на 8%, выходило какое-нибудь постановление пленума ЦК КПСС по сельскому хозяйству, значит, перед ЦСУ ставили задачу это обсчитать – тут же писали бумагу, дайте нам людей, чтобы выполнить поручение вот этого пленума. Так будет и здесь, ну что вы думаете.

Иван Князев: Вот смотрите, что все-таки народ пишет.

Георгий Остапкович: Да.

Иван Князев: Саратовская область: «Народ не интересуют их зарплаты и воровство, где дело? Где чиновники добились успеха по всем отраслям?» Тверская область: «Минимизировать зарплаты чиновников не надо, а надо максимизировать зарплаты простого народа, и тогда не будет никакого раздражения». И Оренбург еще до кучи: «Неважно, сколько лет работает, работает – получает, не работает – не получает».

Тамара Шорникова: А еще пишут о том, что производительность производительности рознь, вот такую мысль продвигают наши телезрители, что, мол, для кого-то производительность чиновника – это количество бумажек, им выпущенных, как принтер работает, а для кого-то это дороги хорошие, школы построенные и так далее, и так далее. Вот если говорить о тех, кто сверху чиновников оценивает, для них какая производительность важна и учитывается?

Георгий Остапкович: Ну, во-первых, чиновники не строят дороги, не возводят дома, чиновники занимаются подготовкой какой-то законодательной базы, какими-то регулирующими маневрами, выдать квоты, не выдать квоты. Они не создают как таковой ВВП, они не участвуют в создании структуры ВВП, они осуществляют государственные услуги.

Иван Князев: Но они исполнители, правильно я понимаю? Потому что законы только депутаты пишут.

Георгий Остапкович: Они работают вообще на человека и на государство, это называется государева служба, они работают на государя. То есть то, какая политика и экономика построены в стране, они должны ее регулировать и регламентировать, понимаете? Без чиновников страны нет. Батька Махно, правда, жил безо всего, но я не думаю, что анархию мы…

Иван Князев: Плохо закончил, правда.

Георгий Остапкович: Ну да. Анархия… То, что надо сократить, – ну наверное. У нас есть министерства, которые… Вот я, например, не понимаю до сих пор, зачем они нужны.

Тамара Шорникова: «Роботами их заменят если, зарплату тогда кому отдадут их?» – вот так сложно написали, видимо, пошутить просто хотели. Забавно действительно, Краснодарский край, спасибо.

Георгий Остапкович: Ну это в порядке шутки, да.

Тамара Шорникова: Спасибо вам огромное за участие в нашей программе.

Иван Князев: Да, спасибо, Георгий Владимирович.

Тамара Шорникова: Мы обсуждали зарплаты чиновников и то, что за конкретно они в нашей стране получают такие зарплаты.

Иван Князев: Георгий Остапкович был у нас в гостях, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Георгий Остапкович: Спасибо, спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Николай Николаевич
Странные рассуждения.А вы читали книгу "Законы Пакинсона"?-сомневаюсь.А как задекларированные зарплаты губернаторов больше зарплаты Ангелы Меркель?А зарплаты чиновников в госкомпании ГАЗПРОМ по миллиарду в месяц? ЭтоРАЗГРАБЛЕНИЕ СТРАНЫ!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски