Георгий Остапкович: Выход из сделки ОПЕК - это, видимо, крупный стратегический расчёт. Тактически, конечно, мы проиграли

Георгий Остапкович: Выход из сделки ОПЕК - это, видимо, крупный стратегический расчёт. Тактически, конечно, мы проиграли | Программы | ОТР

ОПЕК, рынки, экономика, коронавирус, кризис

2020-03-12T20:17:00+03:00
Георгий Остапкович: Выход из сделки ОПЕК - это, видимо, крупный стратегический расчёт. Тактически, конечно, мы проиграли
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

Оксана Галькевич: Ну, а теперь без шуток. Серьезная тема.

Иван Князев: У нас тоже последние новости, да. Аналитики уже пророчат начало нового финансового кризиса в России. И все треклятый коронавирус. С прогнозом выступило Аналитическое кредитное рейтинговое агентство. Причины – снижение экономической активности во многих странах, падение цен на нефть, здесь и сокращение спроса, и срыв сделки ОПЕК+. Разумеется, наш рубль уверенно дешевел.

Оксана Галькевич: Иван все рассказал, я не знаю, о чем мы будем сейчас спрашивать нашего эксперта. Давайте просто посмотрим на то, как вела себя наша национальная валюта буквально в последние несколько дней, всё разворачивалось драмой, это на наших глазах. Еще 6 марта доллар стоил 66,18, а евро 73,68. А 10 марта подскочил до 67 доллар, евро за 75 выскочил. Потом припал немножко 11 марта. Но сегодня с курсом на завтра 74,02 по доллару у нас установлен курс Центрального банка и 83,65 по евро. Ну что, друзья, что же, как говорится, будет с нефтушкой-то и с нами? Ну, и с газушкой тоже заодно, раз уж так это наше национальное достояние, раз уж так привязана наша национальная валюта и ее здоровье к этим…

Иван Князев: Нефть-матушка, да?

Оксана Галькевич: …полезным ископаемым, – давайте об этом поговорим. Ждем ваших звонков, ждем ваших СМС-сообщений. Телефоны для связи у нас на экранах. Все это совершенно бесплатно. И представим нашего гостя. У нас в студии сегодня директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгий Остапкович. Георгий Владимирович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Георгий Остапкович: Здравствуйте.

Иван Князев: Давайте сначала еще попросим наших телезрителей проголосовать. За курсом доллара или евро следите вы? «Да» или «нет». Это будет наш опрос. В конце обсуждения подведем итоги, посмотрим, кто из нас следит за курсами валют.

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович, вот у нас сейчас в предыдущей получасовке тоже так или иначе был разговор о вирусе, от которого лихорадит экономические рынки. И, вы знаете, наш эксперт сказала, что есть прогнозы, согласно которым вся эта история с пандемией не закончится в ближайшее время. Не закончится ни в марте, ни в апреле и, возможно, даже до конца лета вся эта история дотянет.

Георгий Остапкович: На чем она основывается? Прогнозы на чем базируются?

Иван Князев: На мнении вирусологов.

Оксана Галькевич: На мнении вирусологов, да.

Георгий Остапкович: М-да?

Оксана Галькевич: Ну, так или иначе, мы действительно не знаем, как долго это продлится. Запас прочности, если говорить о российской экономике, у нас каков?

Георгий Остапкович: Во-первых, мы попали в идеальный шторм не только с точки зрения коронавируса, но прилетел и второй черный лебедь с точки зрения падения мировых цен на нефть.

Оксана Галькевич: Они теперь косяками ходят, да, эти лебеди?

Георгий Остапкович: Ну, я думаю, что… хотя вот эта…

Иван Князев: Я думаю, что они вообще вместе летят.

Георгий Остапкович: Вы понимаете, но самое интересное, вот это принято называть черным лебедем, хотя я бы назвал их очень условно. Потому что всё мы это проходили. Это же пятая фактически за последние 20 лет. Коронавирус это что? Эбола была, пандемия была, свиной грипп был, птичий грипп был. Это примерно атака была вирусная такая. И 3 из Китая исходили.

Оксана Галькевич: Но такого масштаба событий, чтобы экономики разных стран мира сами на себя накладывали такие ограничения?

Георгий Остапкович: Разве? А свиной грипп? Мексиканский ВОЗ объявил пандемию точно такую же, как и сейчас. За последние 60 лет это вторая пандемия, которую объявил ВОЗ. На свиной грипп и сейчас. И в общем-то – куриц резали на границе все, забивали, вы же помните. Просто время уходит, и все. Почему сейчас проблема возникает? Условно говоря, 2003, 2009, когда это все разгоралось, не было такой глобализации в мире. Китай еще не был так встроен во все цепочки добавленной стоимости. До предыдущего кризиса 2008-2009 мы отставали от Китая в номинальном ВВП всего в 3 раза. А сейчас на 8 с лишним. Т. е. тот рывок (я сейчас не про нашу экономику), тот рывок, который сделал Китай, он главный потребитель углеводородов (это нефть, газ), металлов, он главный поставщик товаров народного потребления (обувь, одежда, плюс электроника, микроэлектроника, вся компонентная база). Т. е. мы зависим. В длинных цепочках, где мы стоим, если есть хоть одно звено, которое с китайской продукцией, – и вся цепочка начинает чихать, понимаете? Мы не можем выйти на конечный продукт, потому что у какого-то предприятия, там в Нижних Мамырях есть предприятие, которое из Китая поставляет компоненты…

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович, но тогда, значит, это говорит о том, что вот такие пандемии, такие стремительно распространяющиеся эпидемии снова и снова ставят перед нами вопрос, может быть, об импортозамещении? С точки зрения исключительно национальной безопасности. Чтобы не рушились эти экономические цепочки и чтобы мы могли себя нужными вещами и продуктами обеспечить в какой-то сложной ситуации.

Георгий Остапкович: Я с вами согласен, но по поводу продуктов, кстати, по поводу сельского хозяйства у нас достаточно развернуто импортозамещение. Мы фактически локализовали себя полностью по мясу говядине, там я не знаю, по…

Иван Князев: Прокормимся?

Георгий Остапкович: …по свинине, да. Ну, по молоку там проблема есть. А в принципе… А выходить на полное импортозамещение по каким-то агрегатам, конструкциям и производственным… это, во-первых, сложно, это очень затратно, это… Вот мы сейчас начнем создавать какой-нибудь завод. 4 года мы будем согласовывать, потом мы все это дело… произведем мы то, что сегодня делается на Западе, но через 4 года на Западе будет совершенно уже другой уровень этого оборудования. И наш предприниматель скажет: «Конечно, вы молодцы, но это надо было 4 года назад делать, а не сейчас». И потом, понимаете, у нас есть свое сравнительное преимущество в углеводородах. Продавай углеводород, покупай сюда то, что нужно. Конечно, для экономической, продовольственной безопасности нужно на какой-то большой процент локализировать предприятия. Там, на 60, на 70, на 80%. Но всё… Можно, в конце концов, здесь, как в Ирландии, есть бананы… Ну, бананы, их производят в Ирландии, у них теплицы есть, но это очень дорого. Можно киви здесь…

Оксана Галькевич: Но это неправильные бананы. Вы же знаете, что то, что растет в теплицах…

Георгий Остапкович: Прекрасные бананы. Я ел ирландские бананы.

Оксана Галькевич: Ирландские бананы, это сдуреть можно.

Георгий Остапкович: Киви, лимоны можно производить. Но это деньги.

Иван Князев: Ладно. Георгий Владимирович, что у нас будет с нашей валютой? Я, честно говоря, за последнюю неделю вообще отчаялся понимать. Я замучился слушать различных экспертов, которые говорят: «Ничего-ничего, вот это чуть-чуть, а завтра все будет нормально, это было просто какое-то такое резкое падение, а завтра опять все выровняется». Другой эксперт говорит совершенно противоположное, пугает, что при любых раскладах доллар у нас будет расти, евро будет расти, рубль будет дешеветь. И я так и не понял: мне бежать в банк покупать валюту либо нет?

Георгий Остапкович: Ну, с какого – с первого вопроса или с последнего начнем?

Иван Князев: Давайте с первого.

Георгий Остапкович: Вы понимаете, конечно, ситуация напряженная. Но я бы не сказал, что она критическая. Здесь все будет зависеть от риторики, а главное – от действий саудитов. Саудиты практически объявили нам сейчас ценовую войну по нефти.

Оксана Галькевич: И не только саудиты.

Георгий Остапкович: И еще 3 страны. Причем они…

Оксана Галькевич: Там целая коалиция.

Георгий Остапкович: …не просто сбросили цены, а они подняли на 2,5 млн. баррелей в сутки свое производство. Мы это тоже проходили. В 89-м, еще в 14-м. Вот. Плюс 3 страны. И плюс они дают большой дисконт именно тем контрактерам, которые работают с российской нефтью. И те начинают переключаться на Saudi Aramco, мощную компанию, которая может себе позволить 12,5, даже 13 млн. баррелей в сутки качать. Мы увеличить можем, но максимум на 300, на 400. Ну, на 500 тыс. это максимально. В день. А те могут, у них себестоимость нефти 5, 6, 7 долларов, проблем нет.

Иван Князев: Т. е. для них нижняя планка цены как бы не проблема, да?

Георгий Остапкович: Нет, конечно, для всех проблема. У них бюджет формируется, у них цена отсечений еще больше, чем у нас, сбалансированность бюджета. Но они, видимо, могут себе позволить. Они хотят завоевать рынок, хотят… Вот этот «план Барбаросса» по поводу нашей, атаки на нас, он у них уже лежал несколько лет. Раньше просто они его не задействовали.

Оксана Галькевич: Подождите, Георгий Владимирович. Т. е. «план Барбаросса» нападения на нас. Но если прежние кризисы, как вы говорите, мы уже такое все проходили, мы проходили общим строем, то разве здесь мы одного лебедя не сами ли запустили? Дровишек не мы подкинули, выйдя из сделки ОПЕК?

Георгий Остапкович: Ну… Согласен. Согласен, но не полностью. Поверьте, что, выйди не выйди, а цена на нефть бы все равно… Она, конечно, не рухнула бы до 30-32… Ну, я не знаю, видимо, есть какая-то инсайдерская информация у наших переговорщиков, которые посчитали, что они не будут, на 3% всего нам предлагали сократить, а вниз рухнуло сегодня на 40%. Вот посмотрите, какое сальдо минусовое мы получили. Ну, вот как они говорят: «Но мы выбьем сланцевиков американских с рынка и, в общем, будет полное благоденствие». Есть у меня некоторые сомнения…

Иван Князев: Что не выгоним?

Оксана Галькевич: … , вы знаете, показали достаточно серьезную гибкость уже в ходе предыдущих кризисов…

Георгий Остапкович: Да, да, конечно.

Оксана Галькевич: …Они и себестоимость добычи быстро снижают, и технологически приспосабливаются.

Георгий Остапкович: У них эффективность поднимается – раз. Потом, сланцевая нефть – это гидроразрыв пласта, горизонтальное бурение. Они могут свою вышку взять остановить и заморозить, а потом…

Оксана Галькевич: Так зачем нам это надо было, Георгий Владимирович?

Георгий Остапкович: Слушайте, ну здесь, наверное, какие-то политические интересы. Ну, американцы – они же вот такие.

Оксана Галькевич: Нет, я говорю про наш выход из сделки ОПЕК.

Георгий Остапкович: Вы знаете, это сложные вопросы. Видимо, понимаете, из тактических соображений выходить не надо было. Вот из сегодняшнего дня. Но, видимо, есть какой-то крупный стратегический расчет. И понятно, его не Новак принимал там спонтанно. Т. е. это какая-то стратегическая мысль, которая… Ну, собрались там люди и подумали, что будет через 3-4, может быть, даже 5 лет. Т. е. здесь стратегическое видение, не тактическое. Тактически, конечно, мы проиграли, вопроса нет. Вы понимаете, что сейчас последует с бюджетами, со всеми делами…

Оксана Галькевич: Прежде всего программа борьбы с бедностью, мне кажется, трещит по швам, не справляемся с целевыми показателями.

Георгий Остапкович: Нет, ну всё. Это, как Гамлет своей матери говорил в одноименном бестселлере Шекспира: «Гертруда, когда беды идут, идут не поодиночке, а толпами». Всё потянет. Потребительские – ну что вы думаете, Центробанк сейчас через месяц оставит 6 ключевую? Ну конечно, он наверх пойдет.

Иван Князев: Поднимет, да?

Георгий Остапкович: Ну, и если будет продолжаться вот это галопирующее, или даже стояние на 30, – конечно, поднимет. И инфляция…

Иван Князев: И автоматически ипотека тогда вверх…

Георгий Остапкович: Ипотека. Потребительский кредит. Наш минимальный уровень… у нас сколько сейчас прожиточный минимум – 12 100? Он превратится в 9 800. Т. е. – бедность, ну, доходы остановятся, только начали расти доходы – но остановятся доходы. Но, правда, надо сказать, что у нас огромные резервы. Таких резервов, которые у нас есть сегодня, у нас не было никогда. Даже во времена Советского Союза.

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович, но вот я сегодня смотрела, в силу своего, конечно, неглубокого понимания, следила за тем, как открылись рынки и что происходило с национальной валютой. Такое ощущение, что, конечно, рубль очень держат. Держат рубль, по прошлым годам мы помним, каким образом: вбрасывая резервы национальные из Центрального банка. А надолго ли хватит вообще резервов Центрального банка?

Георгий Остапкович: Нет, пока рубль никто не держит. Центробанк уже…

Оксана Галькевич: Сейчас никто не держит?

Георгий Остапкович: …3-4 года как вышел в плавающий курс. Это раньше мы могли вбрасывать деньги. Сейчас уже он идет на свободной торговле. И вот такой механизм – ну вряд ли Центробанк пойдет на такие вещи. Центробанк – ответственная организация, и они не станут какие-то вбросы, перекупки, закупки. Это раньше было, когда не было свободного плавания.

Иван Князев: Нет, но сейчас, по-моему, насколько я знаю, отказываемся мы покупать валюту там, где это можем.

Георгий Остапкович: Да, и мало того – отказываемся, но Центробанк официально заявил, что он прекратил, Минфин тоже заявил, даже Минфин будет продавать. Ну хорошо, а чего над златом чахнуть-то? Ну давайте продадим, давайте предприятиям поможем, давайте людям… Сейчас главная задача, ну экономика, конечно, не бог с ней, но сейчас надо людей спасать. Не дай бог, полетят доходы. Правильно Аксенов говорит: сейчас полетит бедность, уйдет опять, и куда ж дальше?

Оксана Галькевич: Вот Центральный банк раскрыл размер интервенций во время обвала рубля 10 марта. «На фоне обвала нефтяных котировок рубля Минфин продал валюты на 3,6 млрд. руб.»

Георгий Остапкович: Ну, продают, я и говорю. Но это пора продавать.

Оксана Галькевич: Вот, собственно говоря, то, что я имела в виду, когда говорила, что держат рубль, да.

Георгий Остапкович: А, ну это, да.

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович, мы сейчас поговорим о том, как эта отражается ситуация на самых разных сферах деятельности нашей экономики. Страдают авиаперевозки, страдают производители. А есть еще и сфера такая – массовая индустрия развлечений.

Георгий Остапкович: Конечно.

Оксана Галькевич: У нас сейчас на связи Дмитрий Гройсман, продюсер группы «Чайф». Давайте с ним побеседуем. Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий Гройсман: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Дмитрий, ну вот в Москве уже повсеместно отменяют массовые мероприятия. На вас это как-то уже отразилось? Какое-то у вас же существует планирование, расписание выступлений, передвижений по стране?

Дмитрий Гройсман: Насколько я понимаю, всё вводит свои коррективы в данном случае. То, что сверх наших сил… Да, у нас 20 марта должна была быть ВТБ-Арена, у нас аншлаг. К сожалению, сегодня вечером, вот мы, наверное, первые, кто… что мы переносим на октябрь месяц. Ага, на полгода вперед. Потому что даже на 2 месяца, на 3 месяца вперед страшно переносить, потому что мы не понимаем. Но точно так же у нас и… концерты у нас были в Швейцарии, в Праге и в Берлине и Мангейме. И, к сожалению, там точно такая же история, тоже отмены и тоже переносы. И т. д. Ну, что делать? Живем в реальном мире. Вот такая ситуация.

Оксана Галькевич: В первую очередь зарубежные выступления пострадали, да? Т. е. я правильно понимаю, что вы до октября вообще выступления отменили? Или только московскую ВТБ-Арену на октябрь перенесли?

Дмитрий Гройсман: Нет-нет. Все региональные туры, по регионам, полностью сохраняются. Во-первых, там нет еще никаких от администрации ужесточений по поводу зрелищных мероприятий. И у нас очень много концертов…

Александр Денисов: Пока, наверное.

Дмитрий Гройсман: Ну, наверное, пока. Будем надеяться, что все-таки… Слушайте, но я вот, например, слушаю там в Липецке: прямо какая-то катастрофа – целых 3 человека заболевших. Ну, я понимаю, что, наверное, кто-то перестраховывается, но как-то в разумных надо, на мой взгляд. Ну, т. е. я не могу ни в коей мере – не специалист, не знаю, как, – но мне кажется, что все-таки, наверное, очень жесткие меры нужно принимать тогда, когда ну действительно какая-то угроза.

Оксана Галькевич: Дмитрий, но за время вашей деятельности, за время вашей работы такое впервые наверняка? Мы тут вспоминали другие эпидемии, как распространялись, даже пандемию тоже не такую давнюю. Такого не было.

Дмитрий Гройсман: Но когда? Концерты не отменялись. Зрелищные мероприятия не отменялись. Спортивные, там, футбол, чемпионаты, теннис и т. д. – такого не было. И не было не то что у нас. В мире такого не было. Сейчас какое-то… прямо катастрофа. И я даже не понимаю, катастрофа больше из-за того, что это у людей в мозгах, или это на самом деле настолько страшно.

Оксана Галькевич: Дмитрий, но кроме того, что вы переносите концерты, вот какие-то еще издержки, какие вы несете?

Дмитрий Гройсман: Ну, нет, экономические издержки, конечно, мы несем. Есть затраты на рекламу, на то, другое, третье. Но в данном случае это не так важно и, в общем, оно все соразмеримо с переносом. Но будем говорить так: что все летние концерты, ну, там, весенние, летние, за границей и т. д., они отменятся. Это значит, что мы не получим гонораров. И значит, что… ну, грубо говоря, будем вместо этих сроков, на это место уже ничего не забить, поэтому будем отдыхать вместо того, чтобы работать. Вот. Но в надежде на то, что это все-таки ну хотя бы за 3-4 месяца все-таки наша страна и наше правительство все-таки как-то с этим…

Оксана Галькевич: …что-то сделают.

Иван Князев: Да. Спасибо.

Оксана Галькевич: Дмитрий, ну что, спасибо, но есть у вас прекрасная песня «Не спешите вы нас хоронить». Надо как-то выкручиваться, да? Все у вас получится. Спасибо.

Дмитрий Гройсман: Да.

Иван Князев: … Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо. Это Дмитрий Гройсман был у нас на связи, продюсер группы «Чайф». А мы возвращаемся в студию. Мы спрашивали вас, уважаемые телезрители, следите ли вы за курсом валют. 53% следят и 47% не очень. Ну, где-то половинка на серединку. Скажите, а мы почему так, собственно, привязаны к этим курсам? Чего нам ждать в связи с такими резкими скачками?

Георгий Остапкович: Нет, ну как. Привязаны к курсу потому, что люди прекрасно понимают, что за этим последует.

Оксана Галькевич: Траты наши в рублях, как нам говорят некоторые экономисты.

Иван Князев: Но смотрите, как Ульяновская область пишет: «Да плевать на этот доллар. Главное, чтобы свои налогами не душили».

Георгий Остапкович: Да ну, ладно, но это все разговоры в пользу бедных. У вас импорт сразу полетит наверх. Поехал импорт – а импорт это и продовольствие, и товары народного потребления, и бог знает что. И издержки производственные, как мы уже с вами говорили. Полетел импорт – пошла вверх инфляция. Пошла, а зарплаты…

Иван Князев: Понятно. Все по цепочке.

Георгий Остапкович: Ну, все, все, звено…

Иван Князев: Спасибо. Ладно…

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: …спасибо большое. У нас, к сожалению, время уже истекло. Георгий Остапкович был у нас в гостях, директор Центра конъюнктурных исследований.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Aleksandr Balashov
Получается: "Назло бабушке отморожу себе уши". Цена на нефть упала и будет падать, США Европа , Китай получат дешёвую нефть и соответственно развитие, Россия получит устойчивую рецессию. Есть над чем задуматься президенту Президент РФ ожидает рост ВВП 5-7%, но даже заявленные Минэкономразвития 1,9% вызывают сомнения. При существующей системе управления на ожидания президента не выйти. Что делать, каким путём выйти на постоянный уверенный рост технико-экономических и социально-экономических показателей. Многое зависит от самого президента РФ. Владимир Владимирович Путин, может всё таки пора избавиться от наркотической зависимости нефти и другого сырья. Хватит быть сырьевым придатком цивилизованных стран. Как это сделать? Читайте на яндекс диске: 01 Основные направления концепции экономического развития России. Вы поймёте как грамотно бороться с бедностью, ликвидировать коррупцию, развивать регионы и многое другое.
Николай
А что если корановирус передается через нефть особенно через саудовскую и иранскую. Какова будет стратегия