Георгий Самбурский: Если чайник быстро зарастает белым налетом, то скорее всего вода слишком жесткая

Гости
Георгий Самбурский
председатель технического комитета «Качество воды» Росстандарта

Виталий Млечин: Сейчас переходим к нашей следующей теме, она волнует всех – и жителей маленьких сел, и крупных городов, потому что все мы пьем воду. И вот о качестве питьевой воды мы и хотим с вами поговорить. Один из главных поводов для разговора именно сейчас – это массовое отравление в Хасавюрте, там от острой кишечной инфекции пострадали более ста человек. Городской водопровод продезинфицировали, тем не менее людям рекомендуют пить только кипяченную или бутилированную воду.

Вот что известно на данный момент. Первая и главная новость – власти города опровергли сообщения о том, что массовое отравление жителей вызвано размывом скотомогильников, потому что поначалу появилась именно такая версия, что якобы вода вышла из берегов и размыла какие-то несанкционированные скотомогильники. Ну, факт остается фактом: за полторы недели в центральную больницу города госпитализировали десятки человек с острой инфекцией, среди пострадавших множество детей. В местных СМИ как раз и появилась информация о том, что причиной могли стать размывы скотомогильников возле реки Акташ, из которой вода поступает в городской водопровод. Но в администрации Хасавюрта говорят, что в непосредственной близости к руслу никаких скотомогильников не было и нет. По факту отравления людей возбуждено уголовное дело.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Ну и сейчас вода в город поступает из другой реки – из реки Сулак. Детские сады, по словам главы Хасавюрта, от городской сети отключены вовсе, туда воду доставляют специальными водовозами из соседнего поселка Бешбулак.

Тамара Шорникова: Ну, это конкретная история из конкретного населенного пункта. А у нас есть графика по стране, собрали статистику.

Роспотребнадзор составил рейтинг регионов-антилидеров – субъектов, в которых уровень обеспеченности качественной водой существенно ниже, чем в среднем по России. Список возглавила Вологодская область – только 45% ее жителей обеспечены безопасной питьевой водой. Также проблемы есть и в Костромской, и в Курганской областях, в Ненецком округе и в Архангельской области.

Виталий Млечин: Ну и в минувшем году 100% населения, то есть абсолютно все жители, получали качественную питьевую воду только в Москве, Санкт-Петербурге и в Республике Северная Осетия – Алания. Более 99% жителей Кабардино-Балкарии, Республики Алтай, Кемеровской области, Камчатского края и Мурманской области также обеспечены питьевой водой, которая отвечает всем нормам безопасности.

Ну, как по мне, эта статистика, в общем, крайне печальная. Особенно там, где меньше половины людей имеют доступ к безопасной питьевой воде – это для XXI века, мягко говоря…

Тамара Шорникова: Ну, начнем говорить, переходить уже с языка статистики на язык конкретных примеров, поэтому вас, телезрители, приглашаем нам звонить и писать. Расскажите, устраивает ли вас в вашем городе, селе или деревне качество питьевой воды. А если нет, то как выходите из ситуации? Покупаете ли в магазинах? В общем, звоните и рассказывайте конкретные примеры.

Виталий Млечин: Давай опрос запустим тоже сразу. Напишите нам, пожалуйста, на короткий номер 5445, качественная ли вода в вашем регионе – да или нет? Через 20 минут подведем итоги, узнаем реально, какая ситуация в нашей стране. А теперь представим нашего гостя.

Тамара Шорникова: Да. У нас в гостях – Георгий Александрович Самбурский, председатель технического комитета «Качество воды» Росстандарта. Здравствуйте.

Георгий Самбурский: Добрый день.

Виталий Млечин: Здравствуйте. А давайте, я прошу прощения, может быть, сначала определимся в самом главном. Вот качественная и безопасная вода – она какая? Какие к ней требования предъявляются?

Георгий Самбурский: Вы знаете, если мы говорим про воду централизованных систем водоснабжения, то это та вода, которая безопасна, с точки зрения радиологических и микробиологических показателей, безвредна, с точки зрения химических показателей, и обладает благоприятными органолептическими свойствами. То есть иными словами – нет радиации, нет микробиологии никакой, нет никакой излишней химии и, соответственно, она ничем не пахнет, ничем не подкрашена.

Вот примерно так, соответственно, определяются требования к качеству воды. И требования сформированы в федеральном законе «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», и в развитие этого закона – в гигиенических нормативах, санитарных правилах и нормах по требованиям к качеству воду централизованных систем водоснабжения.

Тамара Шорникова: То есть, проще говоря, такую воду можно из-под крана смело пить?

Георгий Самбурский: Да.

Виталий Млечин: А где измеряется качество воды, в какой момент, на каком этапе?

Георгий Самбурский: На самом деле требования к контролю качества воды – они дискретные. То есть необходимо измерять качество водного источника. Необходимо измерять качество работы водопроводной станции, то есть там, где воду готовят. И необходимо измерять воду в распределительной сети – там, где эту воду доставляют. И вот эти три составляющих и влияют на итоговое качество воды, которую мы уже в своих кранах фактически используем.

Виталий Млечин: Но вот самое главное – тем не менее в моей квартире из моего крана качество воды никто не измеряет. Ведь так?

Георгий Самбурский: Да. Ну, понимаете, тут какое дело? У нас просто так выстроено законодательство, что организация ресурсоснабжающая имеет свою зону ответственности. Как правило, это граница дома, если это многоквартирный дом. Дальше что происходит в вашем доме – это уже ответственность либо ТСЖ, либо управляющей компании. В этой ситуации водоканал должен отвечать за качество воды в ресурсоснабжающую организацию на границе своей ответственности.

Тамара Шорникова: Мы посмотрели, показали только что статистику, в каких регионах хорошо с водой, обеспеченность выше среднего, а в каких – ниже. В целом по стране, рапортует Роспотребнадзор, у нас как бы все хорошо – 91,5% населения обеспечены питьевой водой. При этом мы говорим о Вологодской области, где меньше половины населения имеют такой доступ к качественной питьевой воде, говорим о Костромской, Курганской. По-вашему, у нас список был полный? Или на самом деле городов, сел, в которых реальные проблемы с водой, гораздо больше?

Георгий Самбурский: Конечно, гораздо больше. Более того, Роспотребнадзор формирует свою статистику (при всем уважении к деятельности этого ведомства) не совсем корректно, на наш взгляд, по той простой причине, что они в понятие качественной воды вкладывают еще условно доброкачественную воду, которая не соответствует некоторым показателям.

Тамара Шорникова: Это что за зверь?

Георгий Самбурский: Да, все сложно. И вот это выяснение средней по больнице составляющей по качеству воды приводит нас к тому… вернее, привело нас к тому, что… Как вы знаете, Майские указы президента, национальный проект «Экология», который с этого года стартовал, и в нем федеральный проект «Чистая вода», он делает первичную отсечку для городского населения – 94% с копейками, а надо достичь 99%. Ну простите, у нас нет в городах этих 94%. Поэтому тут есть какое-то несоответствие, к сожалению.

Тамара Шорникова: А та самая условная вода – это что? В смысле, что все в мире относительно? То есть качественная или некачественная – как определяется?

Георгий Самбурский: Это, наверное, все-таки имеет свои границы. Дело в том, что у нас бывает такая ситуация, когда обеспечивается централизованное питьевое водоснабжение в городе, при этом вода не соответствует по каким-то, условно говоря, не таким страшным показателям, если совсем просто говорить. В свое время Роспотребнадзор ввел критерии существенного ухудшения качества воды, и преодоление этих норм и критериев уже не делает воду безопасной. А если в рамках этих критериев, и организация водоснабжающая работает над тем, чтобы исправить эту ситуацию, то есть она имеет план мероприятий по повышению качества питьевой воды – в таком случае этот водоканал считается таким, который обеспечивает население качественной питьевой водой. Поэтому есть некоторое несоответствие.

Тамара Шорникова: То есть она не идеальная, но кишечную инфекцию вы не получите?

Георгий Самбурский: Нет, это самое главное. То есть первоначально необходимо обеспечивать радиационную и микробиологическую безопасность по воде, это самое главное.

Виталий Млечин: Несколько сообщений прочитаем, чтобы понять, что люди думают в нашей стране. Краснодарский край: «Вода ужасная, 20 лет не пью воду из-под крана». Иркутская область, город Черемхово: «Вода отвратительная, цвет коричневый, ужасный, запах хлорки. Пить такую воду невозможно». Кстати, вот цвет коричневый и ужасный запах хлорки – это безопасная вода или нет?

Георгий Самбурский: Очень хороший вопрос. Тут надо смотреть конкретную ситуацию. Дело в том, что так или иначе каждая ресурсоснабжающая организация, каждый муниципалитет должен на сайте своем публиковать данные о качестве питьевой воды. Это требование федерального законодательства. И сказать о том, что она, на чей-то субъективный взгляд, коричневая, а на другой (тоже субъективный) взгляд, прозрачная… Ну, это надо просто мерить, объективные измерения какие-то проводить. Поэтому нельзя сказать, исходя из посыла, какая она есть.

Тамара Шорникова: Кратко перед тем, как ответить на звонок: есть ли какие-то параметры, которые однозначно должны насторожить? Запахи те же? Примеси?

Георгий Самбурский: Ну, запахи – безусловно, запахи – безусловно. И потом, вода не должна содержать никакой взвеси. Ну и конечно, желательно, чтобы она была максимальная прозрачная. То есть прозрачность воды – это то, что нам проще всего проверить для себя.

Тамара Шорникова: Алексей из города Шахты, давайте послушаем. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Я из города Шахты, поселок Аюта. У нас ужасная вода. Приезжает служба водоканала, разрывает трубу, где порыв, забивает чопик, уезжает. После их отъезда опять вода течет.

Тамара Шорникова: Ужасная вода? Что не так с ней?

Виталий Млечин: В чем это выражается?

Зритель: Вода? Само собой, когда воду перекрывают, она заходит, засасывает ее в трубы вместе с землей и с грязью. Полгода назад у нас было массовое отравление. Я пошел в аптеку – там очередь была, как за пирожками. А у них один рецепт по поводу отравлений.

Виталий Млечин: Понятно.

Зритель: И это еще не самое важное. А самый важный вопрос… У нас есть речка. Построили за огромные деньги очистные, а они как не работали, так и не работают.

Виталий Млечин: Понятно, понятно, Алексей. Спасибо вам большое.

Вот еще тоже очень важный аспект, пишут нам очень многие… Вот из Иркутской области, например: «Вода – ужас! Хлорка, а не вода». Обилие хлорки – оно о чем говорит?

Георгий Самбурский: Оно говорит о том, что, скорее всего, перехлорируют воду специально для того, чтобы не допустить микробиологического заражения. Откуда оно может возникнуть? Предыдущий обращающийся человек сказал совершенно правильную вещь. Кажется ему, что построили очистные, потратили много денег, а они не работают. Так они работают. Не работает инфраструктура, сеть. У нас сетевое хозяйство, если совсем честно на него посмотреть, в ужасающем состоянии находится. И какую бы воду мы ни имели в водном источнике, какую бы качественную мы ни сделали на станции водоподготовки, чрезвычайно тяжело донести ее через инфраструктурные объекты, через трубопроводы до потребителей в хорошем качестве. Вот проблема.

Виталий Млечин: Инфраструктура.

Тамара Шорникова: Есть у нас несколько конкретных регионов, конкретных историй из разных регионов, там есть трудности с питьевой водой. Причины разные, но результат один – везде приходится экономить воду и покупать ее в бутылках. Давайте посмотрим материал Екатерины Ходасевич.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Давайте сразу еще несколько сообщений, чтобы сделать картину еще более полной. Интересно, что очень много сообщений из Московской области. То есть, казалось бы, Москва в списке, где 100% людей обеспечены качественной водой, а из Московской области очень большое количество сообщений, и люди жалуются. «У нас в Ногинске, – вот нам пишут, – день течет фанта, а день – кока-кола». Так, Звенигород: «Из душа идет вонючая вода, на кухне фильтр, повсюду автоматы по продаже питьевой воды».

Но при этом есть и хорошие сообщения. Вот из Иркутской области: «Живем в селе. Считаем, что вода у нас чистая. Берем из скважины». И Магнитогорск, Ленинский район: «У нас хорошая и вкусная вода». Мы очень рады за вас, вам очень повезло.

Тамара Шорникова: Пока далеко не ушли от сюжета. Видела, что когда обсуждали как раз эпизод, говорили об эпизоде из Калининградской области, где вода перенасыщена железом, и называлась сумма в 50 миллионов рубле, казалось бы, неподъемная для какой-то…

Георгий Самбурский: Для маленьких регионов это абсолютно неподъемная сумма. Просто неоткуда взять эти деньги, если не будет федеральных дотаций.

Тамара Шорникова: Для строительства станции.

Георгий Самбурский: Для обезжелезивания.

Тамара Шорникова: Но я увидела какой-то скепсис в вашем взгляде.

Георгий Самбурский: Нет, не то чтобы скепсис. Дело в том, что мы сейчас идем по довольно-таки любопытному пути, который говорит о том, что надо использовать некий набор технологий. И наше Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства в рамках реализации программы «Чистая вода» формирует справочник перспективных технологий. И только под эти технологии будут выделяться деньги, под эти технологии будет вроде бы финансирование проектов.

Но это не совсем верно, потому что нельзя все технологические решения вбить в какой-то справочник и сделать его эталонным документом. Это неверный подход. И мы знаем возможности решений, в том числе вопросов обезжелезивания, за суммы гораздо меньшие, нежели были озвучены в настоящем эфире.

Тамара Шорникова: А что это за варианты?

Георгий Самбурский: Что вы говорите?

Тамара Шорникова: Что за варианты?

Георгий Самбурский: Нет, на самом деле те же самые варианты, просто компоновка оборудования осуществляется за счет применения тех или иных технических и инженерных находок просто толковыми специалистами. Не какое-то готовое решение, которое, в принципе, проще всего взять и скопировать, а решение применительно к конкретной ситуации. То есть вопрос надо ставить предметно.

Администрация должна некоторую активность проявить, в том числе выходить, может быть, на нас, на Российскую ассоциацию водоснабжения и водоотведения. Мы могли бы рекомендовать компании, которые действительно готовы сделать качественно, быстро и относительно бюджетно.

Виталий Млечин: Самое время послушать Александра из Волгоградской области. Александр, здравствуйте, вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Звоню вам из города Котельниково. Вот у нас раньше… Я живу уже 56 лет в Котельниково. Раньше вода была из Цимлянского водохранилища, вода была нормальная. Сейчас у нас строится в 20 километрах горно-обогатительный комбинат по производству калийных солей, пробурили там сколько-то скважин, и теперь воду качают к нам в город оттуда. Это невозможно, потому что в чайнике накипь, везде накипь. Стиральная машинка – даже засыпаю Calgon, а она вышла из строя. Мастер приехал и говорит… Это что, вода такая должна быть или нет? Невозможно ее пить. И цена бешеная на воду. У нас теперь вода дороже, чем в Волгограде – чуть ли не 50 рублей за куб.

Тамара Шорникова: Понятно, хорошо, спасибо. Вот сразу комментируем. Многие жители разных поселков и городов жалуются именно на испорченную посуду, на испорченную технику. Вот накипь – это свидетельство плохой воды?

Георгий Самбурский: Ну, в определенном смысле это свидетельство плохой воды. У нас есть требования, когда количество солей жесткости не должно превышать 7 миллиграмм-эквивалент на литр. В этом случае вода будет оставлять, конечно, накипь, но не так критично, и будет безвредна для организма.

Виталий Млечин: Извините, прошу прощения. Критично? Вот как понять, где критично, а где – нет?

Георгий Самбурский: Ну, если накипь выше… вернее, соли жесткости превышают эту компоненту, то тогда это просто вред для здоровья.

Виталий Млечин: Нет-нет-нет. Мне как потребителю как понять, много у меня накипи в чашке осталось?

Георгий Самбурский: По чайнику. Когда вы кипятите воду, если у вас он быстро «зарастает» белым налетом, то, скорее всего, у вас вода слишком жесткая.

Тамара Шорникова: Можно ли эту проблему самостоятельно исправить с помощью фильтров, например?

Георгий Самбурский: Конечно. Этот вопрос как раз решается очень легко. Для питьевой воды, для готовки – те самые фильтры, которые продаются, под раковину системы. Они, в общем-то, решают эти вопросы. Единственное, что их надо правильно эксплуатировать, не лениться читать инструкцию и соблюдать технологический регламент и эксплуатацию, иначе…

Тамара Шорникова: Это под раковину. А обычные кассетные, в кувшинах?

Георгий Самбурский: Кувшинные фильтры – скорее всего, нет, по той простой причине, что они отфильтровывают примеси, но вряд ли что-то больше путного сделают. А потом, мы все такие люди, которые не будут своевременно менять картридж. Кажется ведь, что все нормально. Знаете как? Когда цветы поливаешь, поливаешь цветок, и последняя капелька делает так, что вся вода выходит снизу и заливает подоконник или то место, где этот цветок стоит. Точно так же и с фильтром, особенно кувшином. Он набирает и набирает в себя всякие, скажем, загрязнители, а потом последняя капля загрязнителя высвобождает их все – и попадают они к вам в питьевую воду. То есть тут надо быть очень внимательным.

Тамара Шорникова: Мы разбирали частные конкретные примеры, обсуждая эту тему. Если подводить итоги, то какая основная причина той плачевной ситуации с питьевой водой в стране? И что могло бы помочь ей? Потому что вот та же самая «Чистая вода», федеральный проект (а до этого была федеральная программа «Чистая вода» тоже не один год), очевидно, пока никакие деньги проблему не решают.

Георгий Самбурский: Если совсем коротко, то федеральный проект – гораздо более масштабная вещь. И там закладывается большая доля бюджетного финансирования – порядка 150 рублей. В федеральной целевой программе этих денег просто не было.

Значит, что надо сделать? Помимо того, что построить станции водоподготовки, необходимо обеспечить каждый водоисточник зоной санитарной охраны, для того чтобы он был защищен от попадания туда примесей. Это водный источник.

И необходимо существенную часть финансирования в рамках федерального проекта выделить на трубопроводы. Сначала вообще там не было денег. Мы добились, чтобы стало 30% на сети. Но этого мало, потому что вклад сетей в качество воды все-таки выше намного, нежели станций водоподготовки.

Тамара Шорникова: Те самые некачественные сети, аварийные, старые – это основная все-таки проблема нашей грязной воды?

Георгий Самбурский: Это, пожалуй, основная причина некачественной воды в многоквартирных домах, которые подсоединены к централизованным системам водоснабжения.

Виталий Млечин: Давайте подведем итоги голосования. Мы спрашивали у вас, насколько… вернее, качественна ли вообще вода в вашем регионе, чистая ли она. И ответили «да» на этот вопрос лишь 15% наших зрителей. Соответственно, 85% качеством воды недовольны. Это хуже, чем официальная статистика. И очень печально, как мне кажется.

Спасибо вам большое. У нас в гостях был председатель технического комитета «Качество воды» Росстандарта Георгий Самбурский. Мы беседовали о качестве воды. Вернемся через пару минут.

Тамара Шорникова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Как проверить качество воды

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты