ГИБДД меняет правила

Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»

Ксения Сакурова: А мы продолжаем.

Петр Кузнецов: Продолжаем об изменениях. Повышение скорости до 150 км/ч, моментальное выявление пьяных водителей и угнанных автомобилей прямо на дороге с помощью камер. У ГИБДД, как всегда, большие планы, и инспекция ими поделилась.

Ксения Сакурова: Во-первых, ГИБДД рассматривает возможность повышения допустимой скорости до 150 км/ч на безопасных участках дорог. Как пояснили в ведомстве, это возможно там, где обеспечены все инфраструктурные мероприятия, в частности, разделение транспортных потоков искусственным сооружением. Но много ли у нас таких дорог, еще вопрос.

Петр Кузнецов: Кроме того, в следующем году у инспекторов появятся приборы для моментального выявления пьяных водителей. Это какой-то новый прибор, и он будет определять наличие паров алкоголя без указания промилле. В случае отрицательного результата водитель сможет, как сказали в ГИБДД, спокойно продолжить движение.

Ксения Сакурова: А еще ГИБДД разрабатывает систему, которая с помощью умных камер будет выделять из потока машин злостных нарушителей правил дорожного движения и людей в розыске. Никто не сможет скрыться.

Петр Кузнецов: Назрела необходимость, видимо. Все эти изменения, планы ГИБДД, насколько они осуществимы, как они будут осуществляться непосредственно на дорогах, мы обсудим, конечно же, вместе с вами. Пишите нам ваши отзывы, ждем звонки в прямой эфир вместе с нашим экспертом, это Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Петр, приветствуем вас.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Шкуматов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Я предлагаю начать со скорости в 150 км/ч. Во-первых, разумная ли это мера? И многие ли наши дороги уже соответствуют вот таким, наверное, западным аналогам, которые позволяют передвигаться со скоростью от 150 км/ч. Потому что мы знаем, что этот зазор никто не отменял, 150 км/ч значит, что можно ехать со скоростью 169 км/ч.

Петр Шкуматов: Действительно, таких дорог у нас мало, но, слава богу, они есть. В частности, вся трасса М-11 проектировалась…

Петр Кузнецов: Не совсем хорошая связь при этом на наших дорогах. Да, Петр. У нас немного прервалась связь, давайте вернемся. М-11?

Петр Шкуматов: Да, М-12 проектируется по той же самой скоростной парадигме, то есть 150 км/ч – минимальная скорость, которая там будет запроектирована. И аналогично будут проектироваться участки платных дорог.

Ксения Сакурова: Не позволяет связь.

Петр Кузнецов: Да, связь все-таки прерывается, давайте еще раз. Петр, скажите, 150 км/ч значит, гонять будут побыстрее или это наоборот предупредит повышение и станут меньше гонять, потому что 150 км/ч – это более чем достаточно.

Петр Шкуматов: Полагаю, что люди все-таки будут ехать с более комфортным скоростным режимом. Дело в том, что если мы посмотрим на существующие участки М-11, то там установлен скоростной режим 110 км/ч. И собственно, это вызывает очень много вопросов, потому что дорога прекрасная, в нее вложено очень много денег. И я хочу сказать, что дорога, которая спроектирована на 110 км/ч, может в разы отличаться по цене от дороги, которая спроектирована на 150 км/ч. И собственно, эти деньги вложены, и возникает вопрос: почему людям запрещают ездить с той скоростью, которая запроектирована? В кои-то веки у нас появились дороги качества практически немецких автобанов, слава богу, мы дожили до этого счастливого момента. И почему мы не можем ехать со скоростью 150-170 км/ч?

Я, кстати, хочу особенно отметить, что российские дороги, автомагистрали делаются по более жестким проектировочным требованиям, чем немецкие автобаны. В частности, по требованию в видимости препятствия и по уклону дороги, по радиусам изгиба и так далее. Но на немецких автобанах вообще не ограничен скоростной режим, ограничений нет. А на российских дорогах устанавливается скоростной режим 110 км/ч. Собственно, ГИБДД наконец-то предложило сделать то, о чем все давно говорили. Если мы можем проектировать и строить дороги современного высокоскоростного класса, то почему мы должны ставить там ограничение 110 км/ч, если по факту там можно ехать со скоростью 150-170 км/ч и даже больше.

Петр Кузнецов: Давайте обсудим еще одну меру ГИБДД. Мы выяснили, что в следующем году появятся приборы для моментального выявления пьяных водителей. Хочется понять, чем они отличаются от обычного алкометра.

Петр Шкуматов: С этими приборами, конечно, возникла большая путаница. Дело в том, что это простое экспресс-тестирование на алкоголь. На текущий момент, если инспектор останавливает водителя, например, чтобы проверить, пьян он или не пьян, он ориентируется на собственные субъективные ощущения. То есть кажется ему, что водитель как-то не так себя ведет. В результате довольно большое количество претензий возникает, в том числе, и к работе ГИБДД. Потому что водитель говорит: «Я ехал трезвый, со мной все нормально, меня остановили и заставили час продуваться на обочине». Сама эта процедура очень трудоемкая и занимает от 30 минут до часа.

Что предлагает ГИБДД? ГИБДД предлагает использовать экспресс-алкотестеры, которые будут иметь две лампочки – красную и зеленую. Инспектор остановил водителя, ему показалось, что что-то не так, дал подуть в этот экспресс-алкотестер, и только если этот девайс показал красное, то только в этом случае инспектор получает право остановить водителя для дальнейших разбирательств. Мне кажется, что это вполне разумная мера.

Петр Кузнецов: Главное, чтобы они оформляли те самые протоколы, которые по постановлениям правительства нужно оформлять до начала этого теста.

Петр Шкуматов: Дело в том, что экспресс-тестирование – это тестирование без протокола. И протокол, собственно, будет оформляться только в том случае, если экспресс-анализатор показал, что что-то с водителем не так, то есть показал красный цвет. И за счет такого экспресс-тестирования ГИБДД может проверить в разы больше водителей, нежели чем они это делают сейчас.

Ксения Сакурова: То есть это просто первый этап тестирования, «да» или «нет», а уже потом, если «нет», человек также идет на обочину и проходит всю ту же процедуру, как сейчас.

Петр Шкуматов: Да, вы абсолютно правы, только я бы это назвал нулевым этапом, то есть это этап, который никого ни к чему не обязывает, скажем так.

Ксения Сакурова: Еще одна новость про умные камеры, которые будут выделять из потока машин злостных нарушителей правил дорожного движения. Дальше что будет? Выявили они злостного нарушителя, вот он едет, что с ним дальше будет происходить?

Петр Шкуматов: На самом деле это такая реализация концепции риск-ориентированного подхода нашей Госавтоинспекции, и я, кстати, очень рад, что этот подход (это современный подход к контролю и надзорной деятельности) действительно начал признаваться Госавтоинспекцией.

Собственно, что будет происходить? Мы, в подавляющем своем числе, 99% водителей – это нормальные, адекватные люди. Да, мы иногда нарушаем, и я, каюсь, грешен. Но делаем это случайно и без какой-либо, как правило, угрозы для окружающих людей. В то же самое время, если посмотреть на других (на абсолютное меньшинство, скажем так) водителей, то эти люди ведут себя на дороге агрессивно и создают угрозу либо для участников дорожного движения либо для себя. В итоге получается такая странная ситуация, что карает система камер всех подряд, в то же самое время надо сосредотачиваться вот на этом самом абсолютном меньшинстве, которое ведет себя на дороге непотребно. И что говорит Госавтоинспекция? Они видят, что едет злостный нарушитель. Надо его остановить и спросить, все ли у него в порядке – документы, аптечка (вдруг там анальгин в аптечке просроченный), может быть, например…

Петр Кузнецов: Труп в багажнике.

Ксения Сакурова: Беременная жена, которая едет в роддом. Может быть, у человека есть причины вести себя таким образом?

Петр Шкуматов: Слушайте, если они вот так ездят постоянно, некоторые рекордсмены получают штрафы тысячами в год. Для меня это как-то вообще, я даже в голове себе это не могу представить, как можно заработать столько штрафов. Но, тем не менее, есть такие рекордсмены, и их, кстати, немало, если в штуках считать.

Но зачем тратить время на нормальных добропорядочных водителей, если мы и так, и без надзора ГИБДД, нормальные и добропорядочные? И собственно, то, что Михаил Черников сказал в своем интервью, как раз говорит о том, что они намерены сосредоточиться именно на группах риска, то есть на тех водителях, которые действительно заслужили повышенное внимание со стороны инспекции.

Ксения Сакурова: Интересно, как долго будет анализироваться движение человека, сколько месяцев за ним будут наблюдать, чтобы сделать вывод?

Петр Шкуматов: Я могу сказать, что это уже давно происходит, все эти данные анализируются, сохраняются и обрабатываются. То есть Госавтоинспекция знает о нас с вами все.

Ксения Сакурова: Хорошо, что я не водитель.

Петр Кузнецов: Я хотел узнать, эти умные камеры – это будут дополнительные системы видеофиксации, или они будут модернизировать те камеры, которые уже есть? Просто как народ воспринимает появление новых камер: если новая видеосистема, значит, ее нужно обслуживать, значит, появятся какие-то новые штрафы, чтобы пошли деньги, в том числе, и на обслуживание этой системы. Нам-то говорят, что это новые умные камеры.

Петр Шкуматов: Нет, нет, Петя, это те же самые камеры, которые уже в этом отношении работают. Они уже работают в таком режиме.

Петр Кузнецов: Просто чуть-чуть поумневшие.

Петр Шкуматов: Да. Единственное, что Госавтоинспекция будет делать – это обрабатывать в режиме реального времени данные с этих камер, чтобы так профилактировать нарушения или выискивать опасных водителей. Я, кстати, отдельно хочу заметить, что если эта новая система заработает, то такие выдающиеся личности, как блогер Эдвард Биль (напомню, у него за четыре месяца было почти 600 нарушений, 566, которые, кстати, куда-то пропали и до сих пор не нашлись). Так вот, этой системе совершенно безразлично – поставлена машина на учет, не поставлена, кто за рулем, то есть она просто собирает статистику и выдает эту статистику в режиме реального времени патрулям ГИБДД.

Петр Кузнецов: Да, очень хочется верить в беспристрастность этой системы.

Санкт-Петербург, Сергей. Продолжаем обсуждать с нашими телезрителями планы ГИБДД. Здравствуйте, Сергей.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Что вас беспокоит, что вы считаете важным?

Зритель: Здравствуйте. Я хотел задать такой вопрос Петру: по поводу алкотестеров, которые первый-нулевой этап, синенький-красненький огонечек. Где гарантия, что инспектор ГИБДД будет честен, не повод ли это к увеличению коррупции на дороге? Он остановил, сейчас без протокола продуваться нельзя, а как только он начнет этим синеньким-красненьким алкотестером проверять водителей, он потом на обочину его отведет и скажет: «Дорогой». Не все инспекторы, большая часть инспекторов, мы надеемся, что все законопослушные, но это шаг к тому, что инспектор остановит и скажет «Дорогой, либо составляем протокол, лишаем тебя прав, либо, будь любезен, договоримся».

Ксения Сакурова: Да, понятно, спасибо.

Петр Кузнецов: Да, вопрос понятен. Петр?

Петр Шкуматов: Да, это на самом деле краеугольный вопрос, я сам хотел его подчеркнуть, но телезрители задали. Действительно, если показало красненьким, а водителю есть, что скрывать, то вероятность этих договорных отношений резко возрастает. Поэтому вот эти экспресс-анализаторы, конечно, как мне кажется, должны быть особым образом устроены, в том числе, нельзя давать возможность инспекторам удалять данные экспресс-анализа. Но это уже детали, я думаю, мы не сможем их раскрыть в нашем эфире. Тем не менее, да, эта проблема существует, ГИБДД в курсе этой проблемы, и я думаю, что технические решения, которые они будут применять, будут противодействовать таким возможностям, которые действительно откроются.

Ксения Сакурова: Да, спасибо большое, спасибо, Петр. С нами был Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок».

После новостей новая тема, подведем первые итоги жизни москвичей по QR-кодам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)