Главная трагедия Чернобыля – это не взрыв на АЭС, а резня, устроенная петлюровцами в 1919 году

Главная трагедия Чернобыля – это не взрыв на АЭС, а резня, устроенная петлюровцами в 1919 году | Программы | ОТР

Темы дня от обозревателя

2020-04-27T21:51:00+03:00
Главная трагедия Чернобыля – это не взрыв на АЭС, а резня, устроенная петлюровцами в 1919 году
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Спасибо нашим коллегам, спасибо Ксении Сакуровой за подробную информацию о том, что в стране происходит, и спасибо всем зрителям, кто сейчас вместе с нами смотрит «ОТРажение». С вами в этой студии Константин Чуриков сегодня...

Константин Чуриков: ...и Оксана Галькевич. Спасибо, что сидите дома, соблюдаете режим самоизоляции.

Через полчаса узнаем, готовы наши регионы лечить людей или нет. Михаил Мишустин на прошлой неделе раскритиковал некоторых губернаторов за формальный подход к борьбе с COVID-19. Что с дополнительными койками? Что у нас со средствами защиты? Хватает ли на местах врачей? Вот о нашей региональной медицине поговорим после 9 вечера.

Оксана Галькевич: Ну а сейчас, вы знаете, при всем многообразии другой альтернативы «Главным темам» нет, из глубокой самоизоляции на связь со студией Останкино выходит обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Сергей, добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Вот характерный звук, Сергей вышел на связь. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, ждем ваших комментариев по основным темам этого дня.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер. Оксана, значит, я альтернативщик?

Константин Чуриков: Вы человек из андеграунда, из глубокой самоизоляции.

Оксана Галькевич: Вы основной.

Сергей Лесков: Как нам не хватало вас на прошлой неделе! Оксана, наверное, подвергла себя несвойственной ей самоизоляции и страдала.

Оксана Галькевич: Ой, что вы, так подвергла, что с большим удовольствием вышла на работу в понедельник, Сергей.

Сергей Лесков: Да. Ну не каждому человеку, конечно, по душе самоизоляция. Некоторые, наверное, ее переносят легко, а для некоторых это совершеннейшее мучение. Я вот думаю, что Оксана в число вторых...

Константин Чуриков: Не все готовы остаться наедине с собой, со своими мыслями, не все самодостаточны, скажем так.

Оксана Галькевич: Давайте уже о стране, а не об Оксане, Сергей.

Константин Чуриков: Простите, Оксана.

Оксана Галькевич: Страна ждет.

Сергей Лесков: Да. Ну что же, страна ждет.

С несколькими любопытными заявлениями выступила глава Роспотребнадзора Анна Попова. Надо сказать, что волей обстоятельств, конечно, она теперь выступает, вынуждена выступать чаще, чем ее предшественник, великий Онищенко, который сам искал поводов для выступлений, а здесь просто обстоятельства все время выводят к рампе Анну Попову.

Ну так вот, она сказала, что, во-первых, Россия может избежать пика заболеваемости. Заявление интересное на фоне того, что по числу заболевших, но не по числу жертв, именно по числу заболевших Россия обогнала Китай и вышла на 9-е место в мире. У нас, кстати, по статистике удивительно мало жертв: заболело уже 87 тысяч человек, а умерло 700. Обычно при таком... Есть же как бы процент смертности, что ли, от COVID-19. При таком числе заболевших у нас могло бы умереть 5–6 тысяч, а у нас только 700 человек умерло. То есть это большое, объективно большое достижение.

Кроме того, глава Роспотребнадзора высказалась по поводу долгожданного всеми нами снятия ограничений. Говорить об этом рано, считает Попова, но можно вернуться к этому разговору после праздников, то есть после 12 мая. И в любом случае снятие ограничений должно проходить поэтапно. С этим трудно не согласиться, потому что и Трамп, президент Америки, тоже наметил программу снятия ограничений в 3 этапа. Сегодня о постепенном снятии ограничений объявил премьер Италии, на первом этапе там детям можно гулять, но не на детских площадках, а кататься на всяких приспособлениях типа велосипедов и скейтбордов, но не дальше, чем 1 километр от дома, дети – это до 14 лет. То есть, в общем-то, если мы пойдем по проверенному миром пути, это будет нормально.

Константин Чуриков: А нам с чего начать, Сергей? Вот кроме разрешить, предположим, детям прогулки, действительно тяжело детям, малышам в четырех стенах, что еще стоило бы первым делом разрешить в нашей стране, как вы считаете?

Сергей Лесков: Ну, надо посмотреть на реанимацию экономики, потому что умереть от голода ничуть не приятнее, чем умереть от коронавируса. Кстати, ведь и после голодания люди не набрасываются сразу на еду, а выходят постепенно, опять же поэтапно. И, в общем-то, тут это уже вопрос экономистов, наше правительство наметило довольно обширную программу помощи экономике, мы часто об этом говорим, это прежде всего. Но по опыту других стран можно было бы разрешить оздоровительные пробежки физкультурникам, это уже разрешено в некоторых европейских странах. На самом деле сидение дома для людей, которые привыкли двигаться, – это жесточайший удар по организму, а занятия оздоровительной физкультурой повышают иммунитет, тут, в общем, двух мнений быть не может.

Константин Чуриков: Ну это о наболевшем Сергей начал рассказывать.

Сергей Лесков: Да. Ну так вот... Почему о наболевшем?

Константин Чуриков: Ну вы же любите бегать по лесу.

Сергей Лесков: Да, я и бегаю.

Константин Чуриков: Ну вот... А, вы и бегаете?

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: А, ну хорошо, без подробностей, Сергей, без адресов.

Сергей Лесков: Но я не делаю это в тех местах, где это запрещено.

Константин Чуриков: Ага.

Сергей Лесков: Я это делаю в тех местах, где разрешено.

Оксана Галькевич: А, не дальше 100 метров с собачкой своей, вы хотели сказать, да?

Сергей Лесков: Вот можно найти способ, можно даже в условиях этих ограничений.

Константин Чуриков: Ага. Не быть пойманным, да.

Сергей Лесков: Да, не нарушая закон.

Завтра, кстати, президент Путин встречается с губернаторами. Это важная встреча, потому что в Москве достигнуты несомненные успехи в преодолении эпидемии, и теперь центр тяжести переходит на регионы. Не все регионы готовы подхватить московское знамя. «Москва, как много в этом слове Для сердца русского слилось», – скоро будут петь все оставшиеся 80 губернаторов...

Константин Чуриков: «Как много в нем отозвалось», да.

Сергей Лесков: ...да, чтобы московский опыт был ради чего переработан и внедрен в своих регионах.

Константин Чуриков: Сергей, но на московский опыт нужны, наверное, московские деньги и московская инфраструктура. Мы, конечно, будем об этом говорить вот после 9 вечера...

Сергей Лесков: Да, я согласен, полной копии не может быть. Как говорят математики, есть конформное отображение – вот это вот конформное отображение невозможно для других регионов.

Кстати, мы с вами говорили тут вот о статистике, о том, что в европейских странах умирают люди тысячами, десятками тысяч, а у нас и до тысячи не хватает... Ну, мы знаем, что есть три способа, три вида лжи – это ложь, наглая ложь и статистика. Кстати, я думаю, сейчас появилась еще и четвертый вид лжи – это наглая статистика, вот именно в ней обвиняют Китай. Китай вдруг ни с того ни с сего решил подправить число своих жертв на 50%. Это к вопросу о том, кого считать больными коронавирусом, этим COVID-19, кого считать умершим. Но в любом случае как ни считай, то, что у нас на порядок, ну то есть в 10 раз, меньше умерших, тут это никак не подтасуешь.

Константин Чуриков: Сергей, как раз на этих словах к вам дозвонился Юрий из Перми, наверное, о чем-то хочет спросить. Юрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Полностью согласен с Сергеем Леонидовичем, надо бегать. Я сам бегаю, ну в Перми живу... А знаете, как хорошо бежать? Наоборот, повышается иммунитет, правильно. Неужели я брошу из-за какого-то коронавируса бегать?

Константин Чуриков: Юрий, а сколько вам лет, если не секрет?

Зритель: Мне 57 лет, я с 1985 года бегаю, и знаете, вот я вот понял, что кто бегает, тот болеет всего 2–3 дня, а не неделями, как говорится, лежат в постели. Правильно, повышает иммунитет, тем более погода сейчас у нас великолепная, +17. Надо бегать, и на улице почаще, а эти все маски еще вредят.

Константин Чуриков: Нет, подождите, Юрий, мы все-таки должны разъяснить, что, в общем-то, согласно требованиям и указам отдельных губернаторов, вообще на большей части страны у нас все-таки пробежки не разрешены в большинстве регионов...

Оксана Галькевич: Может быть, в Перми они разрешены.

Константин Чуриков: И маски крайне рекомендованы для ношения, это на всякий случай, чтобы мы не были сейчас поняты...

Оксана Галькевич: В остальном-то самоизоляцию, надеюсь, соблюдаете?

Сергей Лесков: Нет-нет, маски на самом деле при всей разнородности суждений, громадное большинство специалистов рекомендуют носить маски. Конечно, не тогда, когда ты один находишься в квартире, а тогда, когда ты находишься в скоплении людей.

Так вот любопытная статистика, кстати, это каким-то образом можно использовать как комментарий к звонку нашего доброго пермяка. Статистика такая: а какие наши регионы проявляют наибольшую или наименьшую обеспокоенность по поводу коронавируса? Выяснилось... Кстати, первый великий врач Авиценна говорил, что оптимизм – это половина здоровья, а пессимизм – это половина заболевания, так что это чрезвычайно важно. Москва на 7-м месте по обеспокоенности, а самые спокойные люди в нашей стране живут в Санкт-Петербурге, там нулевой уровень обеспокоенности. Как это можно объяснить, я не знаю. Можно выдвинуть версию, что после нескольких революций, это же родина революций, Ленинград, ну какой тут коронавирус? Они совершенно спокойны по этому поводу. А самые обеспокоенные из-за эпидемии регионы – это Дальний Восток, наверное, рядом Китай, это можно понять, и почему-то Приволжский федеральный округ. Я объяснить это не могу. Может быть, всем хочется на рыбалку, но нельзя, может быть, это угнетает людей. Но это чрезвычайно важно.

Еще раз хочу повторить: коронавирус неизбежно будет подавлен и растоптан, и не с такими проблемами сражались, справлялись, не надо вешать нос, оптимизм – это первое условие победы.

Константин Чуриков: И печенеги нас терзали, и половцы, да, и всех мы пережили.

Сергей Лесков: Да, и печенеги, и апачи терзали Америку, и где теперь эти апачи?

Ну так вот. Еще сказала любопытную вещь Анна Попова, руководительница Роспотребнадзора, что, дескать, большие изменения ждут нас в жизни в новой эпохе. Правда, она не сказала, какие, она почему-то упомянула только общепит. Видимо, там надо будет соблюдать какую-то дистанцию. Но мне кажется, что если здесь включить фантазию, то можно далеко уйти за пределы нашего скромного общепита, как бы это лежит на поверхности. Ну я не знаю, тут прежде всего, конечно...

Давайте мы перейдем ко второй теме, потому что вот здесь на самом деле могут быть какие-то...

Оксана Галькевич: Сергей, а прежде чем мы ко второй теме перейдем, как вы считаете, вот этот режим самоизоляции закончится 30 апреля, или все-таки будет продлен на какое-то время?

Сергей Лесков: Нет, мой собственный прогноз: а зачем же его заканчивать? Праздники, в праздники все равно никто не работает, она же... Я ее уже цитировал, она сказала, что таким днем икс является 12 мая, когда закончатся праздники. Какой смысл отменять режим самоизоляции на праздники? Другое дело, Оксана, я бы обратил внимание на слова премьера Мишустина на прошлой неделе, который сказал, что, в общем-то, у людей есть обычай, продиктованный жизненной необходимостью, выезжать на свои дачные участки и высаживать там картошку.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: В общем-то, он предложил Роспотребнадзору продумать комплекс мер, чтобы люди смогли это сделать. Это, в общем-то, не просто развлечение, как мы понимаем, это насущная необходимость. Кстати, многие люди, связанные с сельским хозяйством, говорят о том, что надо бы заниматься и посевной, а поля перекрыты, техника привязана.

Оксана Галькевич: Ну тут тоже от региона зависит на самом деле, где-то сложнее, где-то проще.

Сергей Лесков: Да, зависит от региона, конечно, это не касается Пермского края, откуда был звонок, но это, конечно, касается Краснодарского края. У нас очень большая страна и, конечно, очень много климатических зон, ко всему надо подходить с умом, а не так, как некоторые наши руководители, которые по всей стране хотели посеять кукурузу. Коронавирус взывает к тому, чтобы самый главный орган человека под названием ум был задействован на 100%.

Константин Чуриков: Так. Продолжайте, очень интересное начало, да.

Сергей Лесков: Да. Ну так вот, я вот думаю, что, конечно, самые большие изменения может претерпеть туристическая отрасль, не столько общепит, а вот именно отрасль туризма. Сейчас многие считают, что она лежит в руинах, ну как Колизей, но это, конечно, не совсем так. Что будет с туристической отраслью, когда будут постепенно сняты ограничения? Я, кстати, напомню, что постановлением Мишустина до 1 июня закрыты все гостиницы, санатории и так далее. Но уже сейчас туристическая отрасль предлагает медикам, отличившимся во время этой страшной чумы, поездки и в санатории, а также разрабатывают комплекс мер по возможности отдохнуть за границей. Здесь, конечно, невозможно, границы пока перекрыты, все это требует уточнения, но тем не менее я совершенно уверен, что наши врачи, у которых смена длится по 12 часов, должны иметь возможность для того, чтобы не только в реанимобиле работать, но и самим войти, значит, как-то реанимировать свои силы.

По прогнозам, внутренний туризм восстановится быстрее, чем международный туризм. Может быть, даже потоки во внутреннем туризме из-за закрытия международного туризма, да еще и рискованно ехать за границу в этой ситуации, напомню, что в Италии заболело 200 тысяч человек, почти 30 тысяч умерло, 30 тысяч, в Испании столько же, страшно же туда ехать, многие семьи туда, конечно, не поедут. В 2–3 раза может вырасти так называемый турпоток в Крым, Краснодарский, на Кавказские Минеральные Воды. Есть у нас еще север России недооцененный, а там очень много интересных вещей. И вообще я совершенно уверен: каждый из российских регионов может найти у себя какие-то жемчужины. Конечно, часто надо подтянуть инфраструктуру и уровень сервиса...

Константин Чуриков: И поедем поправлять здоровье на Севера летом.

Сергей Лесков: Ну а чего же? Что же, Селигер, например, замечательное место, Валдай замечательное место. А Соловки, кто не был? – безумно интересно.

Оксана Галькевич: Вы не пугайте Константина-то, Сергей, Константин уже сейчас будет успокоительное просить в студию.

Константин Чуриков: Сергей, смотрите, тут был опрос туристического сервиса «Туту.ру». Значит, вот этот «Туту.ру» сообщил, опросил россиян: 31% наших сограждан без работы, соответственно отпуск мимо, 24% вообще стараются не думать об этом, 18% участников опроса признались, что переносят свой отпуск на осень-зиму. Смотрите, куда они хотят рвануть, – Таиланд, Индонезия, Филиппины, Испания, как ни странно, Сергей, вот Испания никого не пугает, Куба, Доминикана. Был ответ «да хорошо бы в деревню к свекрови попасть», Тамбовская область, или «все равно, где, главное, чтобы все было хорошо».

Оксана Галькевич: Мне кажется, это всегда...

Сергей Лесков: Да. Вы, Костя, как специалист по Пиренейскому полуострову, конечно, знаете о культуре маньяны, так, по-моему, она называется.

Константин Чуриков: Ну да, в португальском аманьяна, ну да.

Сергей Лесков: Да, я правильно произнес, да?

Константин Чуриков: Я в португальском, вы по-испански, да.

Сергей Лесков: Ну вот эти вот, конечно, планы на осень именно, конечно, говорят о культуре маньяны, совершенно... Это настолько далеко... Ну...

Константин Чуриков: Сергей, человек не может жить без мечты.

Сергей Лесков: Вы знаете, Костя, если уж мы говорим о страхе перед коронавирусом...

Оксана Галькевич: Мечтай о Севере, Костя.

Сергей Лесков: Если мы говорим о страхе перед коронавирусом, то, конечно, самое безопасное место для туриста – это космические путешествия.

Константин Чуриков: И самое доступное, да.

Сергей Лесков: Там сколько... Да, ну не очень доступное, но можно подкопить денег на следующий год и слетать в космос, там никакого коронавируса нет, там вообще вирусов нет, чихай не чихай, останешься здоровым, как бык. С другой стороны, вы слышали, наверное, о тех правительствах авиаперевозок, которые разрабатывают некоторые европейские авиакомпании, а прежде всего немцы, а немцы как бы задают в этом деле моду во всей Европе. Это все пассажиры во время полета в масках, в Испанию лететь 4,5 часа в маске, удовольствие не слишком хорошее. Пассажиры сидят через одного в самолете, а это повышает стоимость авиаперелета...

Константин Чуриков: Это страшное неудобство, да.

Сергей Лесков: Ну да, это сделает твой билет дороже, чтобы компании могли возместить. Кормить тебя не будут, потому что в маске есть невозможно. В самом аэропорту тоже надо будет соблюдать дистанцию, то есть будут огромные очереди перед аэровокзалом. Закроются магазины и кафе в аэропортах. Это будет совершенно другая жизнь. У нас авиация всегда ассоциировалась с некоторым высоким уровнем комфорта, но его не будет.

Поэтому тут может быть пересмотрена вообще вся как бы сердцевина, инфраструктура наших туристических предпочтений. И очень часто бывает так, что, как говорил Эйнштейн, решить одну проблему можно только на другом уровне мышления, чем на том, на котором она возникла, вот так и здесь может быть с туризмом, лето-то на носу, осталось-то всего ничего. Может быть, совершенно будет качественно иной уровень туризма, чем он был в 2019 году.

Оксана Галькевич: Да, но мне кажется, Сергей, вам не удалось убедить Константина, «Как бы ни был красив Шираз, Он не лучше рязанских раздолий».

Константин Чуриков: Нет, дело не в этом. Нам еще пишет зритель, Сергей Леонидович, Александр Анатольевич нам пишет: «Ведущие, подскажите Сергею, что на Черноморском побережье идет массовая отмена бронирования в гостиницах, санаториях и домах отдыха», – пишет нам зритель.

Оксана Галькевич: Это сейчас, потому что у них там туристический сезон отодвинут.

Константин Чуриков: Да. Еще звонок.

Оксана Галькевич: Давайте звонок примем, Виктория из Кировской области...

Константин Чуриков: ...не дождалась.

Оксана Галькевич: А, сорвался звонок, к сожалению.

Константин Чуриков: Продолжайте, зрительница передумала. Сергей, вы с нами?

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста, продолжайте, зрители решили вас послушать.

Сергей Лесков: Так вот, если уж мы говорим про туризм, то открывается же еще одно новое направление, – направление называется Чернобыль.

Константин Чуриков: Ого.

Оксана Галькевич: М-м-м.

Сергей Лесков: Сегодня, в общем-то, достаточно такая трагическая дата, очередная годовщина взрыва на Чернобыльской станции.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Там побывал президент Зеленский, возложил цветы к памятнику. И он сказал, что чернобыльскую зону стоит, это Припять, кстати, заброшенный город, открыть, сделать туристическим объектом. Прямо скажем, 25 лет туда уже водят подпольные экскурсии, так называемые сталкеры, эти люди гордо называют себя сталкерами, берут деньги и желающих туда водят. Особенно... Я сам много раз был в Чернобыле, особой опасности уже нет, хотя постоянно... Это заброшенный парк культуры и отдыха в городе Припять, пустые дома, это жуткое зрелище, конечно...

Константин Чуриков: Расскажите, при каких обстоятельствах вы были в Чернобыле.

Сергей Лесков: Я был много раз там. В последний раз я там был на 25-летии, когда туда... Вот, кстати, я...

Константин Чуриков: А, вот ваши фотографии.

Сергей Лесков: Вот это мои фотографии на фоне четвертого блока.

Константин Чуриков: Вас трудно не узнать, Сергей.

Сергей Лесков: Трудно узнать, да, но это костюм радиационной защиты. Я, собственно говоря, даже был около той самой злополучной кнопки, с которой начался этот взрыв.

Ну это на самом деле трагедия для Украины, для России, для всего человечества. Я напомню, между прочим, что зона радиационного заражения на Украине из-за розы ветров, которая сложилась, меньше, чем в России, и меньше, чем в соседней Белоруссии, Чернобыль вообще на границе с Белоруссией находится. И, в общем-то, сейчас есть 30-километровая зона отчуждения, там 3 недели бушевали пожары, вроде бы они потушены.

Если там будет туристическая зона, в общем-то, ничего это не изменит, туристы туда ездят и сейчас. Говорить о том, что человек получит за день пребывания в этой зоне с соблюдением предосторожностей какую-то дозу облучения, – нет, конечно, ничего такого не выйдет. Кстати говоря, там и живут люди, я там и грибочки ел очень вкусные...

Константин Чуриков: Да...

Сергей Лесков: А сколько там живности... Живность-то в отсутствие человека так расплодилась, там отличная рыбалка, но рыбачить там, конечно, нельзя. Там есть немало самоселов, которые вернулись в свои дома.

Вообще Чернобыль – это старинный город, между прочим, это центр хасидизма, это еврейское местечко было. Для нас любопытно узнать, что первый руководитель Дальневосточной республики во Владивостоке в 1920 году был товарищ Краснощеков, у него фамилия была другая, Тобинсон. Он был уроженец Чернобыля, видите, как все связано. Кстати, он проворовался дико, и его расстреляли, но это тоже ирония судьбы.

Константин Чуриков: Связано, да?

Сергей Лесков: Да, связано.

Константин Чуриков: Понятно.

Сергей Лесков: Между прочим, если говорить о числе жертв от взрыва на атомной станции, конечно, каждая смерть ужасна, но там посчитано, это же ВОЗ считал, не мы, 134 случая острой лучевой болезни, 198 лейкозов, от рака щитовидной железы 9 человек умерло. Число прямых жертв не так уж велико.

Самая главная трагедия в истории Чернобыля была в другом: в 1919 году петлюровцы вырезали несколько сотен евреев в этом городе, их погибло там в несколько раз больше, чем от взрыва на Чернобыльской электростанции. Правда, все равно Симон Петлюра теперь народный герой Украины, тоже такая злая ирония. Ну не знаю, поедут ли российские туристы в Чернобыль, сомневаюсь, конечно...

Константин Чуриков: Сергей, вообще-то мужчинам въезд на территорию Украины с территории России запрещен.

Сергей Лесков: Ну там есть родственники...

Оксана Галькевич: Младше 62-х, по-моему.

Сергей Лесков: ...могут быть какие-то послабления.

Ну, в общем-то, уроки Чернобыля для нас важны, и эти уроки необходимо сделать. Мы сделали эти уроки? Да, я думаю, мы сделали эти уроки. Обратите внимание, ведь Чернобыль и история нашего коронавируса переплетаются: если про Чернобыль советские власти молчали и уронили свой авторитет, а потом без авторитета они не могли удержать нашу великую страну, ведь 1 мая в Киеве была многотысячная демонстрация, людям ничего не сказали, это было смертельно опасно. Мы узнали о взрыве на Чернобыльской станции из-за рубежа, шведы поймали это облако, на север понесло. Сейчас-то мы говорим правду, мы говорим правду, это урок Чернобыля. Коронавирус наш проклятый связан с тем, что произошло с Чернобылем. Правильно говорил Конфуций, что благородный муж учится на чужих ошибках и на размышлениях, – вот так мы и поступили.

То есть, в общем-то, эти уроки не забыты, и та лукавая пропаганда, которая партийных руководителей подвигла на то, чтобы выгнать людей на демонстрацию, теперь она совершенно забыта, теперь мы больше заботимся не о пропаганде, ее вообще как таковой нет в нашем случае, мы заботимся о людях. Может быть, можно было бы заботиться и лучше, но все равно доминанта ценностей совершенно другая, чем была в Советском Союзе, это главный урок Чернобыля, я в этом совершенно убежден.

Константин Чуриков: Зрители пишут, Иваново: «Впечатляет библиотека Сергея Леонидовича. Интересно, за какой год газета «Известия» в рамке на стене».

Оксана Галькевич: Курская область тоже газетой интересуется.

Сергей Лесков: 1918 год.

Константин Чуриков: А, исторический выпуск, понятно.

Сергей Лесков: Да, это март 1918 года. Это настоящая газета.

Константин Чуриков: Ну вы ее, в общем-то, так сказать, по наследству получили, да, или где-то выкупили, перехватили на аукционе?

Оксана Галькевич: Каким образом она у вас оказалась, да?

Сергей Лесков: Ну я много лет работал в «Известиях», часть моей жизни, надеюсь, не худшая, связана с этой замечательной газетой, которую не смогли истребить ни меньшевики, ни эсеры, ни большевики, но которую погубили...

Константин Чуриков: Понятно, в другой раз.

Оксана Галькевич: Загубили, в общем, да.

Сергей Лесков: ...современные горе-экономисты.

Оксана Галькевич: Да многоточие, Сергей.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей, вам за ваши известия, «Темы дня» с Сергеем Лесковым. Завтра продолжение в это же время. Спасибо большое.

А через несколько минут поговорим о состоянии медицины в регионах. Готова ли наша региональная система здравоохранения встретить испытание коронавирусом?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Егор
Мы готовились,готовились,готовились и как всегда.