• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Инакомыслие необходимо для здоровой жизнедеятельности любой социальной системы, как лейкоциты в организме человека

Сергей Лесков: Инакомыслие необходимо для здоровой жизнедеятельности любой социальной системы, как лейкоциты в организме человека

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Оксана Галькевич: Прямо сейчас, сию секунду в студию программы "Отражение" мы приглашаем нашего коллегу – обозревателя Общественного телевидения России, искрометного, зажигательного Сергея Лескова. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Сергей Лесков: Кстати, насчет елок: мы в прошлом году купили елку у какой-то компании, названия которой я не помню, а в этом году они позвонили опять и предложили у них же купить елку, но цена подорожала на 20-30%.

Константин Чуриков: Я подумал, вы купили елку, сняли целый концертный зал, целую елку новогоднюю. Сергей Лесков может себе позволить.

Оксана Галькевич: А я думала, она стоит до сих пор, такая хорошая елка.

Константин Чуриков: Между прочим, зрители ставят будильник на 19:30, о чем нам вчера многие писали, чтобы увидеть вас, так что рассказывайте, какие темы дня.

Оксана Галькевич: Мы уходим и умолкаем, Сергей.

Сергей Лесков: Еще будильник ставил Кашпировский, надеюсь, меня все-таки с ним не сравнивают.

Событий достаточно много. На этой неделе как бы официально стартовала президентская кампания, и тот кандидат, рейтинг которого максимален и у которого фактически нет конкурентов и который по этой причине мог бы сидеть сложа руки, на самом деле работает на этом направлении с самой большой активностью – я имею в виду президента Путина. Состоялось уже несколько мероприятий с его участием, и мы расскажем об этом, потому что, в общем-то, это достаточно любопытно.

Сегодня достаточно знаменательный день – я говорю без иронии – в нашей истории: 100 лет исполняется органам безопасности, которые сто раз меняли свое название. Это ЧК, ВЧК, ГПУ, НКВД, какое-то Министерство безопасности еще было, ФСК, сейчас ФСБ. Наверное, что-то забыл, но это, в общем, неудивительно. Видимо, так часто менять клички и имена есть некое свойство этой структуры, генетическое свойство. И будем прямо говорить, что, в общем-то, история нашей страны достаточно драматическая, и этот драматизм отражается и в истории органов безопасности. Здесь много славных страниц на самом деле, но много и драматических, трагических; есть, конечно, и вина за злоупотребления, которые происходили в нашей стране. Но больше всего, конечно, мифов, слишком эта служба до сих пор закрытая. Но сегодня возникают какие-то новые вопросы. Ведь у нас информационная эпоха, и в этой лавине обрушивающейся на нас информации сохраняет ли такую актуальность и злободневность служба безопасности? Вопрос на самом деле актуальный и непростой, давайте попробуем порассуждать на эту тему.

А в США другое событие, впрочем, тоже связанное с безопасностью: опубликован долгожданный документ, который называется "Новая стратегия национальной безопасности США". Это по существу тот взгляд на мир, который исповедует Дональд Трамп и его команда. Это очень интересно. Этот документ давно ждали, многое гадали. Мы постараемся разобрать этот документ более подробно, а также место России, которое в этой стратегии национальной безопасности отводит Трамп. Но самое главное, конечно, надо сказать, что впервые в подобного рода документах – а каждый президент готовит что-то подобное – появилась страна под названием Китай. Это очень важно. Россия стоит в этой доктрине рядом с Китаем.

Ну и, наконец, событие из нашей повседневной жизни. Может быть, наши зрители уже и столкнулись с этим: по всей стране произошел обвальный выход из строя кассовых аппаратов. Это касалось и продуктовых магазинов, и универмагов, и автозаправок. Оказалось, что сбой дала какая-то там фискальная программа, которую надо в этом году установить во все контрольно-кассовые аппараты. Это очень интересно. Мы говорим о цифровой экономике, а не можем правильно составить какую-то программу в области бухгалтерии. Где же наши выдающиеся математики? Как же мы собираемся летать в космос? Может быть, эти вопросы риторические? Но с другой стороны, это говорит о том, что в наше время невнимание к высоким технологиям (а это, конечно, невнимание и пренебрежение) оборачиваются проблемами и для таксиста, и для старушки, которая пришла в магазин за своим творожком.

Константин Чуриков: Но давай все-таки начнем с того, что должно пройти без сбоев – я имею в виду предвыборную кампанию по выборам президента России.

Сергей Лесков: Сказал Константин оптимистическим голосом. Но ведь Элла Памфилова обещала нам некие сюрпризы – правда, позитивные, как она сказала.

Ну да, Путин побывал на некоем форуме Общенародного фронта. Кстати, обращает на себя внимание, что в "Единую Россию", лидером которой он является, президент не съездил, а почтил своим присутствием этой Общенародный фронт. Это говорит о том, что президент, наверное, дистанцируется от одной из партий, пусть даже самой влиятельной, и он хочет быть лидером не столько партии, сколько всей страны, и это, в общем-то, можно понять.

Константин Чуриков: Его нельзя назвать в полной мере лидером "Единой России" – может быть, неформальным лидером, потому что все-таки главенствует там формально Дмитрий Медведев.

Сергей Лесков: Ну это да, но ведь "Единая Россия" поддерживает Путина.

И, наконец, в Музее победы на Поклонной горе собралась инициативная группа… Мы же знаем, что Путин самовыдвиженец, но, оказывается, и самовыдвиженцу нужна инициативная группа, которая его выдвинет. Хотя я думаю, что люди, которые пришли в эту группу выдвигать Путина, больше обеспокоены продвижением себя, потому что понятно, что как бы в шлейфе максимального рейтинга президента ты составляешь себе имя, в общем, там, конечно, в этой инициативной группе те персонажи, жизнь которых состоялась, они знают, по какой дороге надо идти.

Константин Чуриков: А что за персонажи?

Сергей Лесков: Там много достойных людей – например, ректор МГУ.

Константин Чуриков: Садовничий.

Сергей Лесков: Да. Ректор МГТУ имени Баумана Александров. Много любопытных людей. Но обращает на себя внимание, что там есть, например, член "Единой России" Сергей Боярский.

Константин Чуриков: Сын артиста.

Сергей Лесков: Сын артиста, да, с которым он какую-то песню пел – наверное, Оксана помнит.

Оксана Галькевич: "Динозаврики".

Константин Чуриков: "…попрятались в Африке".

Сергей Лесков: Из Африки, да. Теперь он вовсе не в Африке, а он…

Оксана Галькевич: Музыкальный ринг…

Сергей Лесков: Да. А вы помните, кто был в инициативной группе по выдвижению молодого Владимира Путина в 2000 году? Там был Михаил Боярский. Там было вообще человек 8, очень мало было народу – Шамиев, Боярский, Константин Райкин. С тех пор число этих выдвигающих чрезвычайно расширилось – это только подтверждает мою версию о том, как это выгодно. Тогда было человек 8, одним из них был Михаил Боярский, который сейчас ушел в тень баобаба и передал по наследству эту почетную миссию своему сыну.

Оксана Галькевич: Сын – депутат Государственной Думы.

Сергей Лесков: Сын является депутатом Государственной Думы. Он, кстати, отчасти наш коллега, он, по-моему, основывал какие-то…

Оксана Галькевич: Да, он был продюсером долгое время, потом возглавлял телеканал в Петербурге, телеканал "Санкт-Петербург".

Сергей Лесков: Да. В общем-то, что же, кто возглавляет этот самый избирательный штаб или хотя бы инициативную группу, пока непонятно. Может быть, это единственная интрига в истории выдвижения Путина. В прошлый раз это был Станислав Говорухин. Не исключено, что он и сейчас будет, к тому же он имеет какое-то отношение к этой самой инициативной группе и говорил там по громкой связи с этими достойными людьми, но сам не приехал.

Давайте поговорим о КГБ. Я почему называю ФСБ КГБ? – потому что, в общем-то, это имя стало нарицательным для советских и российских спецслужб…

Константин Чуриков: Во всем мире знают аббревиатуру "KGB".

Сергей Лесков: Да, самое известное из многих и многих исторических названий.

Вы знаете, я думаю, что нет в нашей стране другого ведомства, которое бы аккумулировало в себе столь разнополярные мнения – от категорического отрицания положительной роли до восхваления. На самом деле много хорошего сделано, много сделано, прямо скажем, очень плохого. Я видел опросы. Сейчас же, в связи с этим столетием, проведено довольно много опросов, и чаще всего роль органов безопасности оценивают отрицательно – с небольшим перевесом, но, в общем, больше половины.

Оксана Галькевич: А какое там соотношение, пропорция?

Сергей Лесков: 53% отрицательно и 47% положительно. Но я вообще не очень доверяю социальным опросам, но там был и второй опрос, который не связан с первым. При этом 62% родителей хотят, чтобы их дети работали в силовых структурах, особенно в органах безопасности. В этом некоторое противоречие, согласитесь. Может быть, в каких-нибудь там застенках Лубянки можно было бы выяснить правду, но что же, люди хотят прикоснуться к отрицательному? Кстати…

Константин Чуриков: Это как "Газпром", извините: тоже многие ругают и многие хотят там работать.

Сергей Лесков: Хотят? Ага, понятно. Может быть, я плохо знаю жизнь.

Ну и вообще вот что я думаю? Помните вот эту знаменитую формулу Дзержинского о том, что у чекиста должна быть холодная голова, чистые руки и горячее сердце? Юз Алешковский по этому поводу много шутил, используя другие органы тела, то есть, конечно, фантазия огромная. Но тем не менее, в общем, это хороший и достаточно яркий образ. А вот скажите, сейчас человек, который не работает в органах безопасности, у которого есть эти черты, добьется успеха в современной жизни? Я сильно сомневаюсь: это будет какая-то белая ворона, которая будет всем досаждать. Какие-то иные черты, мне кажется, сейчас в цене: и руки какие-то должны быть загребущие, и голова должна быть такая, с хитрецой, и глаз должен косить…

Константин Чуриков: Руки цепкие.

Сергей Лесков: Да. Поэтому, в общем, тот идеальный образ чекиста, который был создан – наверное, были такие чекисты на самом деле – в общем-то, страдает какой-то глубокой архаикой, и наша жизнь настолько сильно изменилась, что сейчас бы чекист, мне кажется, загремел довольно быстро и заинтересовал бы своих нынешних коллег. Мы знаем, сколько сейчас дел расследуется в недрах Следственного комитета, где бывшие сотрудники органов безопасности. Но тем не менее, конечно же, много полезного сделано. Только что глава ФСБ Бортников сказал, что в этом году только 17 терактов предотвращено, и мы помним, только что был разговор Путина и Трампа, где президент благодарил за предоставленную информацию – по-моему, там Казанский собор хотели взорвать.

Константин Чуриков: Другую спецслужбу другого государства.

Сергей Лесков: Да. Но они имеют, конечно, контакты между собой. Кстати, о той роли, которую имеют спецслужбы в истории нашей страны, я другой такой страны не знаю, где из 8 руководителей двое были очевидными выходцами из спецслужб – даже не просто выходцами, а просто работали значительную часть времени там.

Оксана Галькевич: Андропов…

Константин Чуриков: Владимир Владимирович и Юрий Владимирович.

Сергей Лесков: Да, а о других мы не знаем – тоже, может быть, отчасти. Но Ленина я не считаю, у нас было 9 руководителей, но Ленин как бы появился раньше этих спецслужб, поэтому мы считаем с Иосифа Виссарионовича. По-моему, вообще самый яркий из них был Дзержинский, который потом доказал свои организаторские таланты на другом, уже экономическом поприще.

Видимо, надо сказать вот еще о чем. Сегодня опубликовано программное интервью главы ФСБ Бортникова в главной нашей газете.

Константин Чуриков: Я даже цитату приготовил – он заявил среди прочего: "Открещиваться от слова "чекист" – это все равно что предавать забвению поколения наших предшественников", – говорил он как раз о работниках органов госбезопасности.

Сергей Лесков: Я не могу не прокомментировать это интервью. Оно вызывает многие вопросы. Прежде всего обращает на себя внимание, что глава ФСБ открещивается от дореволюционной истории. Почему он это делает? Может быть, из-за уважения к фигуре Феликса Эдмундовича? На самом деле фигура, вызывающая уважение, но тем не менее в Российской империи тоже были спецслужбы, действовали они весьма неплохо. У нас была удачная дипломатия, а может быть, первым таким как бы официальным руководителем российских спецслужб был знаменитый генерал Александр Бенкендорф – помните его замечательные слова: "Вскрытие корреспонденции составляет одно из средств тайной полиции, и при этом самое лучшее, так как оно действует постоянно и обнимает все пункты империи. Для этого нужно лишь иметь в нескольких городах почтмейстеров, известных своей честностью и усердием"?

Константин Чуриков: Эти честные люди нужны в этой цепочке.

Сергей Лесков: Замечательные совершенно слова. Но самое главное, конечно, что обращает на себя внимание – это некое… Он пересматривает по существу вот эту эпоху массовых репрессий. Ежов и Ягода были плохими, а Берия-то уже был хороший, число расстрелов сократилось в несколько раз при Берии. Это как бы контекст такой прочитывается, хочется спросить: а как же Вавилов, дело которого вообще попало в руки Берии, и Берия там оставлял помарки? Один из величайших ученых XX века был приговорен к расстрелу фактически Берией. А Королев и Туполев, которые сели при Берии и тоже чудом избежали смерти? Мне кажется, что называть имена бессмысленно, потому что речь идет о сотнях тысяч людей. То, что один руководитель НКВД расстреливал советских людей меньше, чем другие руководители НКВД…

Оксана Галькевич: …не делает его лучше.

Сергей Лесков: …не делает его лучше. Надо же все-таки не переворачивать с ног на голову, хотя не надо упрощать историю. Конечно, и у Берии были достижения – например, атомный проект вне всякого сомнения говорит о каких-то организаторских способностях маршала НКВД (он же маршалом был, по-моему). И кстати, самым большим успехом наших органов безопасности лично я считаю именно работу в атомном проекте, когда у американцев удалось узнать секрет атомной бомбы. Конечно, многое потом было сделано советскими физиками, но тем не менее, в общем-то, без разведки, предоставленной органами безопасности, это было бы невозможно. Именно тогда Сталин сказал: "Разведка – это святое и идеальное для нас дело". Кстати, Сталин довольно много говорил по поводу и чекистов, и спецорганов. У него, по-моему, есть цитата о том, что в органах безопасности должны работать чистые, светлые люди с очень большой эрудицией, по существу профессора. Вот когда нынешний глава ФСБ…

Константин Чуриков: Сергей, про вас. Чистые и светлые люди с большой эрудицией.

Сергей Лесков: Нет, у меня многого не хватает. У меня не такое сердце, может быть, не такие руки.

Оксана Галькевич: Сергей, давайте послушаем нашего телезрителя Евгения из Челябинской области – я так поняла, как нам сообщают с Костей, он бывший сотрудник.

Константин Чуриков: Ну бывших сотрудников не бывает. Евгений, добрый вечер. С праздником.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, с наступившим.

Зритель: Здравствуйте. Тут не до праздника. Когда я подал рапорт об увольнении, мне сказали: "Бывших не бывает, не валяйте дурака". Я сказал: "Тем не менее я работать не смогу после того, как своими руками держал подлинные расстрельные списки". Людей ни за что расстреливали не десятками, а сотнями тысяч, абсолютно ни в чем не виновных. Естественно, я не смог работать, потому что… Я работал в отделе технического обеспечения, для меня жучки, прослушки. Наверное, помните мировой скандал с американским посольством – все жучки были обнаружены, кроме моих.

Константин Чуриков: Так, ничего себе.

Зритель: Для меня электроника – это просто семечки. Но Лесков пропустил одно из названий – МГБ до КГБ.

Константин Чуриков: МГБ.

Зритель: То есть названий действительно много, это путают. И вот из всех, как говорят, положительных сторон, из пользы, которую принесла эта структура, ничего на 100%, кроме вреда, ничего. Вот эта насилующая население структура продолжает этим же и заниматься.

Сергей Лесков: Ну это мнение, мы уважаем это мнение.

Оксана Галькевич: Личное мнение, да. Спасибо.

Сергей Лесков: Я же говорю, что нет у нас другой структуры, которая бы вызывала столь полярные оценки. Но ведь борьба с терроризмом, которая ведется силами ФСБ – разве это плохо? Это, в общем-то, жизненно необходимо. Ну и в этом интервью нынешний глава ФСБ, например, фактически одобряет, поддерживает борьбу с диссидентами в советское время.

Оксана Галькевич: С инакомыслием, со свободомыслием.

Сергей Лесков: С инакомыслием. А я считаю, что это было очень плохо, потому что инакомыслие и диссиденты – это как лейкоциты в организме человека, это необходимо для здоровой жизнедеятельности в любой социальной системе, и борьба с такими людьми в значительной степени и ускорила крах СССР.

И самый главный вопрос: что же вы, друзья, прозевали развал СССР, если вы были такие хорошие? Что же вы не арестовали троицу в Беловежской пуще? Как вы допустили развал страны – великой страны, как я считаю – которой вы служили? Что же вы, сидели в тени памятника Феликсу Эдмундовичу, прятались там? Почему ничего не сделали? Непонятно.

Константин Чуриков: Сергей, мы с вами всегда смотрим на все с разных точек зрения. С другой стороны, а кто сказал, что руководитель такой службы должен быть ярым правозащитником? Это если с другой стороны посмотреть на его работу.

Сергей Лесков: Да никто не сказал, закон никакой не писан. Хотя, может быть, и писан.

Константин Чуриков: Кстати, закон им писан? У нас какие-то законы…

Сергей Лесков: Кстати, вы помните замечательные слова: "Нет ничего тайного, что не становится явным"? – кто это сказал?

Константин Чуриков: "Денискины рассказы".

Сергей Лесков: Нет, это сказал Иисус Христос – это первые слова, которые были сказаны по существу про спецслужбы. К сожалению, до сих пор, конечно, в деятельности наших спецслужб много неясного. Может быть, иначе и нельзя?

Оксана Галькевич: Костя спросил, у нас спецслужбы в рамках каких законов существуют?

Сергей Лесков: Есть закон о ФСБ.

Оксана Галькевич: Закон превыше спецслужб или спецслужбы превыше закона?

Сергей Лесков: Есть закон о ФСБ, но, в общем… Трактовка наших законов – это особый разговор. Кстати, обратите внимание, что несмотря на сегодняшний 100-летний юбилей – на самом деле это крупная дата – фактически какие-то публичные торжества отменены, не одобрены. Я думаю, что это во многом связано… Помните, в прошлом году была гонка на Gelandewagen выпускников Академии ФСБ?

Оксана Галькевич: Вы думаете, из-за этого? Это повлияло?

Сергей Лесков: Я думаю, что это связано, потому что, в общем-то, это было плохо, это было нескромно, это было непрофессионально. И я думаю, что во многом из-за этого, несмотря на то, что, конечно, Путин испытывает особые чувства к ФСБ, понятные чувства, я не вижу, чтобы были какие-то крупные торжества.

Константин Чуриков: Боялись, что молодая поросль в этот раз отметит дату как-то по-особенному.

Сергей Лесков: Да. А помните, что Путин сказал по поводу ФСБ? Он в одном из интервью сказал: "Да, я хотел быть шпионом, но еще больше я хотел приносить пользу своей Родине". Это буквальная цитата. В общем, это делает ему честь.

И в конце нашего обсуждения этой темы я все-таки хочу пожелать, чтобы разведчики всегда побеждали шпионов. Мы же знаем, да.

Оксана Галькевич: Ну да, потому что в принципе разведчики и шпионы – это одно и то же.

Сергей Лесков: Да, разведчики – это наши, а шпионы – это иностранцы.

Теперь мы плавно переходим к обсуждению доктрины национальной безопасности, которую составил Трамп и его команда. Конечно, в этой команде тоже есть шпионы. Несколько пунктов. Прежде всего там сказано… Она в 2 раза больше, чем аналогичная доктрина Обамы. В доктрине Обамы были такие несерьезные вещи, как изменение климата, какие-то там вирусы, Эбола, еще что-то.

Константин Чуриков: Очень сиюминутные.

Сергей Лесков: Ну изменение климата – это не сиюминутное…

Константин Чуриков: Ну вирус Эболы или Коксаки, я помню.

Сергей Лесков: Для Трампа это интереса не представляет, он решительно отмел всю эту чепуху. Главный враг и главная угроза США – это Северная Корея. Но тут нечего говорить, мы неоднократно это обсуждали. Что интересно в этой доктрине: впервые среди всех документов американских президентов там появился Китай.

Константин Чуриков: Через запятую с нами.

Сергей Лесков: Вместе с Китаем там и Россия стоит. В чем он обвиняет, в чем угрожают Россия и Китай? Там про Россию дальше еще сказано, что главная военная угроза – это Россия со своим ядерным потенциалом, но так оно и есть, в общем, тут ничего не прокомментируешь. Так вот Россия и Китай хотят, привержены сделать свои экономики менее свободными и менее справедливыми. То есть это, опять же, американское видение мира транслируется на все другие. Почему это китайская экономика менее свободная, чем американская? Наращивают военный потенциал, контролируют информацию, подавляют свои общества и расширяют влияние – каждое из этих положений можно оспаривать.

Но что интересно – это эпитет, который объединяет Китай и Россию: мы названы ревизионистскими державами. Меня это слово несколько поразило. Что мы вообще знаем о ревизионистах? Из трудов классиков марксизма-ленинизма мы помним, что ревизионистом был кто? – Карл Каутский, книги которого профессор Преображенский предлагал Шарикову сжечь не читая. А в каких-то, по-моему, записных книжках то ли у Ильфа, то ли у Ерофеева был такой "пароход-ревизионист "Карл Каутский". Больше я про ревизионистов не знаю ничего, честно говоря, а теперь оказалось, что Китай и Россия ревизионисты. А почему? Потому что две эти страшные державы хотят пересмотреть устоявшийся мировой порядок – устоявшийся, опять же, глазами американцев, поэтому и ревизионисты.

Оксана Галькевич: Удобный им, понятно, конечно.

Сергей Лесков: Удобный им. И, в общем, вся эта доктрина проникнута как бы вот этим…

Оксана Галькевич: …страхом победы?

Сергей Лесков: …ревизией какого-то великодержавного противопоставления. Но это интересно, потому что ведь Трамп такой экзальтированный товарищ, что, казалось бы, у него нет какого-то устойчивого взгляда на мир и порядок, но тем не менее он есть, как оказалось. Все его выходки теперь можно уложить в эту стратегическую линию, и понятно, что он, в общем, не изменяет себе. Мир ему кажется ареной какого-то сотрудничества, конкуренции, там есть… Американцы же не могут без лозунгов и девизов обходиться, и лозунг команды Трампа – это "Мир через силу". По-моему, так называется какой-то авианосец, это девиз одного из американских авианосцев.

Константин Чуриков: Это в дословном переводе, потому что "мир через силу" в русском языке звучит…

Оксана Галькевич: Принуждение к миру?

Сергей Лесков: Да, там есть двусмысленность, конечно. То есть "нехотя", вы хотите сказать?

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Да, но он имеет в виду первое значение, то есть американцы проявляют силу и принуждают весь мир к миру – опять двуязычие, да.

Ну и есть еще одна любопытная вещь. Конечно, вот это вот объединение Китая и России в одну ревизионистскую связку… Если посмотреть на какой-то прежний геополитический опыт США, то они всегда старались этого избежать. Со времен Генри Киссинджера, который первый сформировал максиму о том, что американцы, США в своей внешней политике должны всячески избегать сближения России и Китая, это самое опасное для Америки и для США. Опять же, это Киссинджер сказал, что в качестве партнера США СССР или Россия устраивает их больше, чем Россия в качестве партнера Китая. Не окажется ли, что следование такой новой доктрине приведет к каким-то геополитическим потерям для США? Это вопрос. Можно только в каком-то будущем это увидеть.

Константин Чуриков: Сергей, вы знаете, вследствие принятия этой стратегии можем ли мы сами на самом деле в России поставить запятую между названиями наших стран – Россия и Китай? Мы на самом деле друзья? Нам каждый раз сообщают о каком-то беспрецедентно высоком уровне отношений, а вот по правде как оно, как вам кажется?

Сергей Лесков: Я бы все-таки поостерегся. Мы уже два миллиона раз выбирали себе друзей и все время потом розовые очки падали с носа на стол и разбивались. Нет друзей в политике, есть какие-то партнеры, есть интересы. Зачем? Если Россия великая страна, зачем нужны друзья? Зачем ставить себя от кого-то в столь сильную зависимость? Есть у Америки друзья? – я сомневаюсь. Они почему-то не ищут друзей, они принуждают своих партнеров следовать в фарватере. Это происходит каждый день, буквально даже и в сегодняшней панораме событий такие примеры можно найти.

Ну и, в общем-то, очевидно, что это возвращение к эпохе холодной войны даже в большей степени, чем было при Обаме, который был человек, склонный к каким-то гуманитарным воззрениям. У Трампа совершенно этого нет. Ну как есть так есть. В очередной раз хочется сказать, что рукоплескание наших депутатов…

Константин Чуриков: Шампанским в Госдуме.

Сергей Лесков: …после избрания сейчас выглядит более чем странно.

Может быть, мы поговорим еще об одной теме, которая сегодня всколыхнула весь потребительский рынок. Сегодня черный день российской рыночной торговли, все там встало, от Хабаровска до Москвы были какие-то совершенно авральные сообщения. Масса магазинов – "Магнолия", "Магнит", АЗС "Лукойл", "Роснефть", какие-то сети… Мы все знаем, что есть эти самые кассовые аппараты, но с 2017 года в программное обеспечение каждого кассового аппарата должна быть вшита какая-то штучка, какая-то программа, которая в режиме онлайн связывает, транслирует данные в Налоговую службу. Ну хорошо…

Константин Чуриков: Можно одну ремарку? Это не просто штучка, а за эту маленькую штучку надо было заплатить большие деньги, что, может быть, для "Магнита", для "Магнолии", как говорится, не проблема, но для магазинчика в деревне такой-то это серьезные потери.

Сергей Лесков: Ну так это… Зато какие приобретения для той группы компаний, которая это выиграла – "Штрих-М" компания, никогда не слышали.

Оксана Галькевич: Они государственный подряд этот получили?

Сергей Лесков: Да, получить государственный заказ… И вот оказалось, что на несколько часов всю розничную торговлю это остановило. Мало того, по-моему, Налоговая служба разрешила остановить эти аппараты и работать вручную, как при царе Горохе, как при Александре Бенкендорфе (страшно произнести это слово), что скажет почтмейстер. Но, в общем, это, конечно…

Можно язвить по этому поводу, но в действительности это говорит о чем? Техника делает нашу жизнь неизмеримо более комфортной и удобной, но в то же самое время, конечно, ставит нас в совершеннейшую зависимость от себя. Еще лет 10-15 назад мобильные телефоны были не особо и нужны, сейчас если ты забываешь мобильный телефон дома, ты бежишь стремглав, обгоняя лифт, к себе домой.

Константин Чуриков: Но в данном случае, наверное, надо сравнить нашу технику с заграничной техникой, потому что речь идет все-таки о нашей технике.

Сергей Лесков: Да. Ну вот наши хваленые математики, которые теперь вереницей птиц в теплые края улетают в разные европейские страны. Я думаю, это совершенно элементарная бухгалтерская программа.

Оксана Галькевич: Сергей, ну почему? У нас есть достойные программы, программное обеспечение. Я не буду называть, наверное, эти компании, но работают же – приложения-навигаторы, приложения банковские…

Сергей Лесков: Недавно я слышал, что из-за одной из программ наша ракета взлетела с космодрома "Восточный", а думала, что она взлетает с "Байконура".

Константин Чуриков: И пополнила подводную…

Оксана Галькевич: Просто… хорошо работает частный бизнес, частные компании – опять же, разработанные навигаторы и все прочее. Они вроде бы работают.

Сергей Лесков: Может быть, вот эту фискальную программу составляла та же группа компаний, которая делала программное обеспечение для ракеты "Союз"? Я не знаю, может быть, какой-то огромный холдинг. Но так или иначе это говорит о больших проблемах в российских высоких технологиях, и это естественное следствие того, что наша наука стоит на паперти, в образовании огромные проблемы. Когда-то российская математическая школа была лучшей в мире – наравне с французской, наверное – но вот эти вот огрехи, которые мы видим сейчас на каждом углу, заставляют признать, что, наверное, все это в прошлом.

Оксана Галькевич: Сергей, может быть, это вот качественно государственного заказа, работы над государственными заказами? Это тоже такая обидная тема.

Сергей Лесков: Сейчас вы еще скажете, что, может быть, там и распил был, и откат был.

Оксана Галькевич: Я такое не могу сказать, что вы, это только если вы скажете, Сергей. Я слов-то таких не знаю.

Сергей Лесков: По моим представлениям, эту программу мог бы составить какой-нибудь старшеклассник, прямо скажем. Я какое-то отношение имел к программированию – это совершенно элементарная вещь, ну просто…

Оксана Галькевич:Pascal? Basic?

Сергей Лесков: Как детский мат примерно в шахматах, так и вот подобного рода программа. Как можно было здесь ошибиться, я ума не приложу.

Константин Чуриков: Нам еще вчера написал наш зритель из Смоленской области: "Когда вижу Лескова, вспоминаю произведение его тезки Николая Лескова "Левша". Ничего в России не меняется".

Оксана Галькевич: Не родственники.

Уважаемые друзья, я хочу нашим телезрителям сразу сказать: мы завтра эту тему сбоя в розничных сетях, неработы кассовых аппаратов и все прочие последствия будем обсуждать в прямом эфире с участием экспертов, это будет в 18:00, присоединяйтесь.

Константин Чуриков: Присоединяйтесь. Спасибо огромное Сергею Лескову за сегодняшний комментарий, за эти темы дня. Завтра продолжение – в 19:30 с новыми силами Сергей к нам вернется. Ну а через несколько минут будем говорить о том, как славно у нас заканчивается Год экологии в России, какие запахи ощущают жители разных регионов страны, какое небо над собой видит Красноярск. Кстати говоря, это далеко…

Оксана Галькевич: Какая вода течет из их кранов.

Константин Чуриков: …не все регионы, так что пишите, звоните, через пару минут продолжим.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты