• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: В российской политической жизни сложилось так, что яркий образ политика важнее его политической программы. Ее даже вообще может не быть

Сергей Лесков: В российской политической жизни сложилось так, что яркий образ политика важнее его политической программы. Ее даже вообще может не быть

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Оксана Галькевич: Ну а сейчас мы слышим ту самую тяжелую поступь тяжелой артиллерии.

Константин Чуриков: Мы слышим грохот.

Сергей Лесков: Как будто бы я несу не новогоднюю елку, а целую сосну.

Константин Чуриков: Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России, "Темы дня". Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день. Ну что же, темы дня есть.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Сергей Лесков: День близится к закату, а тем становится все больше и больше.

Первая из них: в Австрии наконец-то сформировано новое правительство. Там были выборы около полутора месяцев назад, и во главе этого правительства стоит Себастьян Курц. Это имя надо запомнить: это самый молодой премьер (в Австрии он называется канцлером) в мире, ему всего 31 год. Но самое интересное, наверное, все-таки в этом правительстве не это, а то, что впервые за много-много десятилетий в правительственную коалицию вошла ультраправая, можно даже сказать националистическая партия, так называемая "Партия свободы". Еще совсем недавно в Европе это было невозможно, а теперь очень значительные изменения политического ландшафта. Что для России? И Себастьян Курц, и его союзники по коалиции из этой правой партии выступают за снятие санкций с России и восстановление нормальных отношений России и Европы. Впрочем, не надо обманываться, не надо смотреть на Евросоюз сквозь розовые очки – это довольно длительный процесс, и конечно, Себастьян Курц, несмотря на свою молодость, не настолько горячий парень, чтобы устраивать в Евросоюзе бунт из-за России.

Но и в нашей стране скоро выборы, президентские выборы, напомню, 18 марта. Если о политических пристрастиях старшего поколения достаточно хорошо известно, они сложились давно и вряд ли могут сильно эволюционировать, то как смотрят на нынешнюю политику и нынешних политиков молодежь, даже школьники? Может быть, некоторые из них еще и не будут голосовать на этих выборах, но они все-таки формируют будущее. Этих исследований было очень мало, и мы хотим познакомить вас с некоторыми любопытными результатами.

Ну и еще один сюжет касательно наших выборов президента – съезд ЛДПР поручил Владимиру Вольфовичу Жириновскому представлять интересы этой партии и баллотироваться на пост президента России уже в 6-й раз. Ясно, что с тем же результатом. И возникает вопрос: зачем Жириновский в очередной раз идет на выборы? Проще всего было бы сказать "Служба такая", и этот ответ будет справедлив, потому что от него зависят очень много людей, очень много структур, и без участия в президентских выборах статус политика, конечно, снизится. Но все-таки надо сказать, наверное, и о том, что как ни печально, в российской политической жизни сегодня сложилось так, что яркий образ политика куда важнее его политической программы. Можно даже вообще не иметь особенной политической и экономической программы, а просто быть ярким человеком, что, в общем-то, очень часто и случается с Жириновским. Но таковы наши политические реалии. Я предлагаю порассуждать на эту тему.

Константин Чуриков: Как у нас обычно люди говорят, даже нам в эфир звонят: "Ну проголосую за Жириновского" – "А зачем?" – "Ну чтобы было интересно!" Понимаете, люди хотят, чтобы было нескучно.

Давайте начнем с молодежи, я имею в виду с иностранной молодежи.

Сергей Лесков: Кстати, Оксана, я вынужден перед вами жутко извиниться. Дело в том, что я не знаю семейного положения Себастьяна Курца: я знаю, что ему 31 год, а обзавелся он семьей или нет, я не знаю. Ведь женщину больше всего это интересует в политиках.

Оксана Галькевич: Ну я та женщина, которая уже давно, знаете, не интересуется семейным положением других мужчин, правда.

Константин Чуриков: Ни нашим, ни зарубежных политикам Оксана такого вопроса не задает.

Сергей Лесков: Вот вы личностно воспринимаете любую проблему – это говорит о том, что вы настоящая женщина.

Оксана Галькевич: Но вы же передо мной лично извиняетесь, Сергей, поэтому я так и воспринимаю.

Сергей Лесков: Женщины интересуются семейным положением политиков, звезд не из-за личных корыстных соображений, а просто ей это помогает его понять. Для мужчины важнее то, что у него нет высшего образования. Он так рано, еще в какие-то годы, как школьник – кстати говоря, он школьником стал политиком – вошел в русло сначала малой, а потом большой политики, что он был министром иностранных дел, не успел получить высшее образование. В связи с этим возникает, конечно, резонный вопрос. Мне доподлинно известно, что в Вене есть метро; там в метро и в подземных переходах не продают, что ли, дипломы о высшем образовании? Не мог обзавестись?

Константин Чуриков: Пусть к нам приезжает в конце концов.

Сергей Лесков: Чудесная страна, пусть на самом деле…

Оксана Галькевич: Костя знает места, где приторговывают.

Константин Чуриков: Метро "Алексеевская", кстати, всем рекомендую: переход до сих пор живет, все прекрасно.

Сергей Лесков: Ну да. Поэтому если господину Себастьяну Курцу чего-то не хватает жизни, то пожалуйста, московские подземные переходы могут решить его жизненные проблемы.

В общем-то, если говорить, его партия называется "Народная партия", а вот та, с которой он вступил в коалицию, называется "Партия свободы". Она является такой правой, даже националистической. Несколько лет назад случилось так, что она уже вошла в коалицию с "Народной партией" (по-моему, 17 лет назад это было), но в Евросоюзе решили объявить им бойкот, потому что совершенно невозможно было, чтобы… Некоторые даже называют ее фашистской; я думаю, что это преувеличено. Ну и тогда эта коалиция была разрушена. А сейчас Европа даже это поприветствовала, и Ангела Меркель их поздравила. Кстати, глава этой партии Хайнц-Кристиан Штрахе (ультраправые) считает, что Ангела Меркель – самая страшная женщина в Европе. Оксана, он имеет в виду не внешние ее качества, а ее политическое кредо.

Константин Чуриков: Я тоже как-то подумал.

Сергей Лесков: Нас ожидают любопытные времена. Я бы тут акцентировал внимание на трех моментах. Прежде всего это программа этой коалиции, об этом было бы странно не сказать. Прежде всего они, конечно, делают ставку на борьбу с мигрантами. Тут какие-то устрашающие меры: резко сократить пособия беженцев, депортация нелегалов с австрийской земли, которые превышают эти самые лимиты, при этом надо конфисковать все наличные деньги, с которыми они приехали в Австрию. Но если они заработали, их не конфисковывают, а если он проник на территорию Австрии, его карманы были набиты какими-то евро, то их конфисковывают.

Константин Чуриков: Вот интересно, кстати, почему так? Ну приехал человек с деньгами.

Сергей Лесков: Ну он же не задекларировал их.

Константин Чуриков: Нет, ну если задекларировал… Будет покупки совершать, поддерживать австрийскую экономику.

Сергей Лесков: Он, значит, сказал, конечно, как отрезал: люди, которые проводят весь день дома или в парке, не могут быть частью интеграционного процесса. Если бы так жестко выражались другие европейские политики, то я думаю, вот этих проблем с мигрантами, всех этих… Страшную Кельнскую ночь помните? Их бы, наверное, не было. И да, он будет закрывать мусульманские детские сады, что очень интересно. Можно спорить, гуманно это или не гуманно, но он считает, что преподавание там на арабском языке противоречит интересам Австрии.

Второй просто – это, конечно, как будут строиться отношения Австрии с соседними странами. Там, конечно, все в шоке. В шоке Израиль, потому что они подозревают какие-то профашистские настроения. Но в не меньшем возмущении находится Италия. После Первой мировой войны часть южной Австро-Венгерской империи, которая вообще после Первой мировой войны распалась, как известно, отошла Италии. Кто был на севере Италии, там живут белокурые итальянцы, на самом деле это германцы, они и говорят на немецком языке. И вот Курц сказал, что будет выдавать им австрийские паспорта. Италия совершенно в шоке, там довольно большой процент, и жизненный уровень, конечно, в Австрии значительно выше, чем в Италии.

Константин Чуриков: Слушайте, одно дело что-то там заявлять перед выборами, а другое дело эту политику реализовывать.

Сергей Лесков: У него время есть, 31 год – как известно, в этом возрасте Наполеон стал консулом, какое блестящее будущее его впереди ожидало.

Оксана Галькевич: А зачем такая опасная практика?

Сергей Лесков: Опасная, Оксана. Кстати, я согласен, потому что в Европе, особенно в Центральной Европе на самом деле очень много территорий, где как бы проживает население одной национальности, а есть как бы еще страна, откуда они родом.

Константин Чуриков: Швейцария – классический пример: извините, у них итальянский, у них французский, немецкий…

Сергей Лесков: Классический пример – это Украина.

Константин Чуриков: Ну слушайте, я вот ждал, кто первым из нас сегодня произнесет это слово.

Сергей Лесков: Украина там населена на востоке русскими, на западе венграми в большом количестве, там есть и какие-то русины, и румыны – в общем, даже есть… Уж про поляков я не говорю. Очень много проблем, очень много в Европе территорий, где вот эта вот практика, конечно, может привести к межэтническим столкновениям. Турция в возмущении, потому что новый канцлер Австрии первым среди европейских руководителей прямо сказал, что надо прекратить процесс сближения Турции с Евросоюзом и отказать им в приеме, все, поставить на этом деле точку. А кстати, это решение грозит новой волной этих самых беженцев-иммигрантов, которые пока попадают в сети, расставленные Турцией.

Константин Чуриков: С другой стороны, сколько можно жить фантазиями и делать вид, что все хорошо, что этот союз состоится. Все понимают, что очень много препятствий.

Сергей Лесков: Ну это зависит от терпения какого-то и, не знаю, политического опыта. Я просто рассказываю о его политической программе. Спорить на эту тему можно очень много, и в общем-то, пока в Евросоюзе немного руководителей, которые разделяют столь радикальные точки зрения.

По поводу России – это, наверное, третий пункт, о котором мы не можем не сказать. Товарищ, который возглавляет "Партию свободы", эту ультраправую партию, человек по фамилии Штрахе, считает, что санкции нужно немедленно отменить. Курц как человек хоть и молодой, но более такой осторожный и побывавший в большой политике, считает, что постепенно должно быть восстановление отношений России и Европы. Бунт он, конечно, в Евросоюзе поднимать не будет, но сам по себе факт того, что во влиятельной стране европейской к власти приходят политики с такой точкой зрения, конечно, не может быть незамеченным. Конечно, Австрия сейчас не та, что была во времена Австро-Венгерской империи…

Константин Чуриков: Уж не империя.

Сергей Лесков: Но тем не менее. Кстати говоря, Австрия и Германия – это два главных лоббиста "Северного потока-2", именно эти страны поддерживают интерес России, "Газпрома". Поэтому, в общем, еще и по этой причине нам важно.

Но если уж мы говорим… Это Костя сказал слово "империя". Ведь было в Европе две такие самые могущественные последние империи – это Австро-Венгерская империя и Российская империя, и обе распались фактически в один год: в 1917 и в 1918 годы. И, конечно, очень много общего. Потом наши судьбы как бы во многом разошлись, и Российская империя, а потом и СССР, распалась на много-много государств, но ведь и Австро-Венгерская империя распалась на много-много государств. И вот возникает вопрос. Во времена империи, в общем-то, из этих государств вышло множество блестящих деятелей культуры, величайший просто расцвет обеих империй был связан именно с этим периодом, блестящих ученых. Из Австро-Венгрии вышли учение, которые вообще составляют лицо XX века. Давайте перечислим: фрейдизм, Венская экономическая школа…

Константин Чуриков: Кафка.

Сергей Лесков: Сионизм, антисемитизм… Что-то я еще забыл. Масса вещей, на которых как бы стоит культура XX века, сексуальная революция (это Фрейд, в общем-то, тоже). То же самое можно сказать и про Российскую империю. А вот теперь все эти народы живут независимо.

Константин Чуриков: Сексуальная революция – я думаю, что…

Сергей Лесков: Это фрейдизм все-таки, первое слово было сказано Фрейдом.

Оксана Галькевич: Чего-то не хватает.

Сергей Лесков: Ну так вот, и теперь все вот эти народы, которые встали на национальный путь развития, на независимость – хоть один из них достиг тех высот духа, которые были во времена империи? Вопрос риторический: мне кажется, что нет. Может быть, они стали экономически богаче? Вопрос риторический, но мне кажется, что все стали жить хуже. Мы знаем, что жизненный уровень всех практически союзных республик упал, то же самое случилось и в Австро-Венгрии. Я не знаю, где лучше быть: в империи, где создается какой-то питательный бульон и разные народы друг друга обогащают, как при зарождении жизни на планете…

Константин Чуриков: Такой перекресток опыта, культур, всего.

Сергей Лесков: Да. Ну на самом деле питательный бульон. Или когда все отгораживаются друг от друга какими-то крепостями, как в Югославии (вся Югославия была Австро-Венгерская империя), и начинают резать друг друга? У нас тоже есть войны на территории бывшего СССР, мы знаем, что же тут говорить. В общем, все это, конечно, нас объединяет, и опыт Австрии, конечно, уже и по этой причине не может быть безразличен. Кстати, если мы говорим про Украину, то именно Австро-Венгрия подкинула России эту самую дохлую крысу под видом того, что украинский и русский народы разные и должны развиваться разными путями – это было сделано в рамках разрушения Российской империи, наши отношения были, конечно, отнюдь не безоблачными. Это во Львовском университете все было рождено, как известно.

Константин Чуриков: Я буквально вас на секунду прерву, напомню: уважаемые зрители, вы можете формулировать повестку, вы можете предлагать свои информационные поводы, можете задавать вопросы Сергею Лескову – 8-800-222-00-14, пожалуйста, звоните.

Сергей Лесков: Может быть, кто-то предложит нам еще какую-то одну тему, мы вполне можем порассуждать.

Итак, опрос среди школьников. Я посмотрел несколько опросов, потому что мне показалось, что, может быть, один – это слишком мало. Я сначала скажу о результатах...

Константин Чуриков: А кто проводил и с какой целью, вот интересно?

Сергей Лесков: С какой целью работают ученые, я не знаю, этот вопрос…

Константин Чуриков: Я имею в виду, что это какая-то независимая служба, может быть, это наши власти проводили?

Сергей Лесков: Настоящая наука всегда независима. Если наука обслуживает чьи-то интересы, она уже не называется наукой. Решили вот ученые, социологи вдруг выяснить политические настроения среди старшеклассников, которые уже имеют паспорт, но еще не имеют избирательных прав. Так вот выяснилось, что…Правда, этот опрос был еще в 2017 году, тут будут некоторые опросы уже в 2016 году, поэтому тут в качестве президента США другой человек фигурирует. Так вот идеальный политик совмещает в себе черты Путина, Обамы и Меркель.

Оксана Галькевич: Ох, как интересно.

Константин Чуриков: Сложно так вот это все сразу сложить.

Оксана Галькевич: Что за черты?

Сергей Лесков: Да. Фантазируйте сами, но вот если бы удалось сложить, составить такого кентавра, то были бы лебедь, рак и щука…

Константин Чуриков: Расчетливость, консерватизм и непредсказуемость?

Сергей Лесков: У кого из них непредсказуемость?

Константин Чуриков: У Трампа.

Сергей Лесков: Про Трампа я не сказал – Обама.

Константин Чуриков: А, Обама.

Сергей Лесков: Путин, Обама и Меркель – они все в достаточной мере предсказуемы, это, в общем, наверное… Не знаю, наименее из них предсказуемый Путин, что, в общем-то, не мешает ему проводить какую-то социальную стабильную политику. Кстати говоря, если бы двумя месяцами позже этот опрос проводился, то мне почему-то кажется, что нынешний президент США вряд ли бы вызвал у российских школьников такое воодушевление.

Еще один любопытный момент. Самый толерантный политик среди российского синклита – это премьер Медведев, что, в общем-то, будем честно говорить… Такая позитивная его оценка расходится с оценкой премьера многими взрослыми, которые…

Константин Чуриков: …ходят на выборы.

Сергей Лесков: …ходят на выборы и скептически к нему относятся. Очень интересно говорят про Миронова и Зюганова, которые еще не заявили о своих президентских амбициях.

Константин Чуриков: А они какие для молодежи?

Сергей Лесков: Они "не обладают интеллектуально-силовым потенциалом".

Оксана Галькевич: "Интеллектуально-силовым"?

Сергей Лесков: Да. Хотя каждый из них имеет хорошее прошлое, вроде бы там спортом занимался, один из них даже в каких-то спецвойсках служил, но тем не менее интеллектуально-силового потенциала у них нет. А вот московские школьники – это, кстати говоря, весьма интересно и говорит о некоторой социальной проблеме. Самыми антипатичными политиками назвали главу Чечни Кадырова и мэра Киева Кличко. Если с мэром Киева Кличко, который отличается каким-то библейским косноязычием, все понятно…

Оксана Галькевич: Там просто с интеллектуально…

Сергей Лесков: Да, то я думаю, что с Рамзаном Ахматовичем ситуация в том, что он является каким-то олицетворением антисоциального поведения многих молодых кавказцев в Москве. Мы это знаем, таких случаев было много, он сам вмешивался, осуждал, но тем не менее как лидер региона он, я думаю, просто является олицетворением, как бы на него транслируется некая ответственность за это антисоциальное поведение. Мы, кстати говоря, видели это пару дней назад (это не Чечня, это соседний регион), когда один из телеканалов приносил всякие унизительные извинения за глупый сюжет. В общем-то, и сами потом ингушские руководители сказали, что это непозволительно, но таких моментов достаточно много, и в больших российских городах они по этому опросу видно, какое вызывают отношение. Ну, например, Ходорковский, который сейчас проявляет большую активность в связи с предстоящими выборами, не оценивается как политик с выраженными качествами. Его координаты (социологи же координаты строят) близки к нулевым.

Константин Чуриков: Извините, пожалуйста, речь идет о сегодняшних школьниках, старшеклассниках? Мне кажется, они уже о нем должны были забыть.

Сергей Лесков: Ну он сейчас все время бомбардирует российские всякие структурный своими заявлениями, активность его достаточно велика. Мне показалось, что надо какие-то еще другие посмотреть опросы. Вот любопытно: самый влиятельный политик в мире – это Путин. На втором месте идет – спокойно, друзья мои, дышите ровно – Жириновский.

Константин Чуриков: В мире?

Сергей Лесков: В мире, да. Я потом прокомментирую. Он отстает от Путина в 6.5 раз по числу голосов: Путин на первом месте, Жириновский в 6.5 раз отстает, а в хвост Жириновскому дышит Трамп – он менее влиятельный, чем Жириновский. И дальше идут Лавров, Навальный, Медведев, Зюганов. Вот, например, есть такой политик, как Си Цзиньпин, лидер Китая – его влиятельность в мире равна влиятельности, извините, Касьянова и Явлинского.

Константин Чуриков: Слушайте, ну тогда чего мы вообще обсуждаем этот опрос? Это просто посмеяться.

Сергей Лесков: Вот после таких цифр хочется спросить следующий вопрос интересный: а что же читают наши школьники, если у них такое представление о мире? Откуда они черпают информацию?

Константин Чуриков: Из социальных сетей?

Сергей Лесков: Новости – 7%. Но что они понимают под новостями, не совсем ясно. Телевидение и радио – 0%. Впрочем, я думаю, что это некая фронда и эпатаж.

Константин Чуриков: Неправда. Я уверен, что если сейчас мы попросим кого-то из старшеклассников нам позвонить, я уверен, что нам сейчас позвонят.

Оксана Галькевич: Звоните-звоните.

Сергей Лесков: На самом деле серьезные исследования показывают, что общественное мнение из всех возможных носителей информации больше всего формирует телевидение и радио, но я думаю, что школьники – а это тоже показательно – говорят об этом из некоей фронды, чтобы подчеркнуть, что они выше этих вот массовых источников. Помните, как в фильме "Москва слезам не верит" один персонаж говорил: "Через 20 лет не будет ни книг, ни театра, ни кино, а будет только одно сплошное телевидение". Правда, этот персонаж был самый отрицательный.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Но тем не менее он это говорил.

Оксана Галькевич: Обидел женщину, оставил в тяжелой жизненной ситуации.

Сергей Лесков: Вот. Очень любопытно, что высокий рейтинг по источникам информации звучит так: "Разговоры вокруг" – 15%.

Константин Чуриков: Это агентство "ОБС" – "Одна бабка сказала".

Сергей Лесков: Да. И вот, наконец, самый распространенный ответ – "ничему и никому не верю" – 40%. Но это какое-то лермонтовское отношение к жизни.

Константин Чуриков: Достаточно мудрые люди уже, кстати, не по годам.

Сергей Лесков: Ну понятно, мизантроп – это состояние подростка, и вот оно, значит, видимо, со времен Лермонтова ничуть не изменилось. Россия находится в состоянии политического и экономического расцвета – 12%, Россия ни к чему хорошему не идет – 13%, будущее за Россией – 30%.

Константин Чуриков: Осторожно, Сергей, а то после результатов этого опроса какой-нибудь очередной депутат им напишет какой-то запрос – проверить школы, патриотическое воспитание.

Сергей Лесков: Ну и пусть. А не надо было держать науку на паперти. Ну и почему-то влияние России в мире в 2 раза этого, чем у Китая. Пусть Китай знает со своим Си Цзиньпином, который упал вообще до состояния Касьянова.

Ну и, наконец, мы плавно подошли к Владимиру Вольфовичу Жириновскому, который…

Оксана Галькевич: Предыдущие опросы все-таки показывают, что лучше вот такой, как Путин. Помните, песня была такая: "Такого, как Путин, Полного сил, Чтобы не пил, Чтобы не обижал…"

Сергей Лесков: Не пьет, не курит.

Константин Чуриков: Пожалуйста, только не этот вот жанр музыкальный.

Оксана Галькевич: Ну я же не пою, Костя. Чтобы вот такого, "чтобы не убежал" и так далее – этого хотят нынешние молодые люди, в том числе старшеклассники.

Сергей Лесков: Ну это интересно, этот взгляд на мир глазами таких уже повзрослевших детей, которые чаще говорят со своими сверстниками, чем с родителями, весьма показателен. Ведь будущее за этими людьми.

Константин Чуриков: Я надеюсь, у них счастливое детство и они не говорят друг с другом о политике все-таки.

Сергей Лесков: Там тоже такие вопросы были, говорят ли они о политике, хотят ли они стать политиками. Это очень обширное исследование, всего этого не расскажешь, но в общем это характеризует как бы кругозор.

Константин Чуриков: Пишут: "Лескову респект, уважуха, студенты вас смотрят", – Москва пишет. Все нормально.

Оксана Галькевич: Вот видите, студенты вас смотрят.

Константин Чуриков: Мы в тренде.

Сергей Лесков: Студенты смотрят, да. Спасибо, студенты. Вообще студент – это самое лучшее состояние; может быть, из этого состояния не стоило бы вообще никогда выходить.

Константин Чуриков: Из Петербурга пишут: "Идеальный политик – Маргарет Тэтчер, железная леди".

Сергей Лесков: Маргарет Тэтчер, конечно, пользуется невероятным уважением именно в нашей стране, и вы знаете почему? Я думаю, что, наверное, это был первый такой политик, которого мы увидели как человека в эпоху перестройку. Она дала блестящее интервью нашим партийным журналистам (какой-то троице), разбила их. Это был едва ли не первый опыт живого общения поднаторевшего в боях и дебатах западного политика с неосторожно вышедшими на это ристалище партийными журналистами. Она их просто раздавила, как клопов, помните?

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Там много у нее было таких интересных моментов.

Ну так вот, давайте поговорим про Жириновского. Мне кажется, что эта фигура заслуживает того, чтобы… Поговорить даже, наверное, не столько об этой фигуре, сколько о том, что его популярность, непотопляемость, живучесть на российском политическом поле говорит о некоторых качествах этого политического поля, на мой взгляд, весьма отрицательных. Я вовсе не хочу сказать, что Жириновский – это сорняк, нет-нет, отнюдь не это. Но вы понимаете, у человека… Кстати говоря, партия-то называется Либерально-демократической, и эти слова были очень модными в тот момент, когда эта партия возникла (по-моему, в конце 1980-х гг. прошлого века).

Константин Чуриков: Между прочим, старейшая партия современной России.

Сергей Лесков: Ну да, если не считать коммунистическую. В общем-то, с тех пор эти слова приобрели отрицательную коннотацию, мягко говоря, и поэтому, как говорят сами жириновцы, ЛДПР – это теперь вовсе не Либерально-демократическая партия, а просто сохранилась аббревиатура, они теперь на ходу переобулись и совершенно исповедуют, я бы сказал, другие принципы. А какие принципы они исповедуют? Это никому не известно. Это партия, которая является, на мой взгляд, каким-то… Это чудо природы, это политический хамелеон. Главное качество Владимира Вольфовича помимо его человеческой яркости – это умение лавировать под сиюминутными какими-то политическими настроениями.

Константин Чуриков: Сергей, но мы все равно видим какие-то определенные контуры. Вот вернуться туда, в эпоху, кстати говоря, империи, вспомнить прошлое, причем далекое прошлое. Помните, когда он вышел получать от президента орден и "Боже, царя храни".

Сергей Лесков: Ну это же не программа.

Константин Чуриков: Нет, это не программа, это контуры.

Оксана Галькевич: Музыкальное сопровождение.

Константин Чуриков: Саундтрек.

Сергей Лесков: Да, это то, что я и называю, что лозунг важнее смысла. Смысла ведь нет, к империи вернуться нельзя. И как бы имидж важнее программы, которой тоже нет. Нельзя же сказать, что программа – это каждому мужику по бутылке, каждой женщине по мужику, но он же это говорит. Это яркие какие-то образы, которые составляют популярность. Мне кажется, я в этом совершенно уверен – я сейчас перехожу к самому главному – что по существу вот этот вот бесконечный маскарад Жириновского на нашей политической арене есть смесь какого-то "Аншлага" и какая там есть еще передача, "Кривое зеркало", кажется.

Это говорит, в общем-то, о состоянии нашего гражданского общества. Друзья мои, вот как мы голосуем, так мы и живем. В большинстве своем, так мне кажется, с большой печалью скажу, российский избиратель воспринимает свое участие в выборах как некую формальность вроде участия в субботнике: сходил, опустил бюллетень в урну за веселого артиста. Возьмите, кстати, Владимиру Вольфовичу в консультанты Евгения Петросяна, еще будет лучше, еще больше будет рейтинг. Но вот как бы этот электорат Жириновского не испытает, как мне кажется, ответственности за судьбу страны, когда отдает голос человеку, у которого нет каких-то политических идеалов, нет экономической стратегии…

Оксана Галькевич: Целей нет.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Сергей, секундочку, но это все равно его электорат. Что тогда посоветуете электорату?

Сергей Лесков: Это его электорат, который не составляет части гражданского общества, которое тоже не объединено обеспокоенностью, внутренней болью за судьбы России. Они хотят повеселиться: пусть политики нас веселят, пусть политики не ставят какие-то…

Константин Чуриков: Слушайте, ну если они не могут с экономикой разобраться, пускай веселят хотя бы.

Сергей Лесков: Ну если это меньшая из бед, то это да. Но мне все-таки представляется, что парламент – это не цирк. А пока наша политическая оппозиция, я еще раз скажу – это уголок Дурова, это дрессированная оппозиция, которая по команде рычит, по команде встает в стойку и подает лапу, имитирует раздражение, но только имитирует.

Оксана Галькевич: Сергей, вы просили телезрителей какой-то вопрос обозначить, может быть, для обсуждения, еще один?

Константин Чуриков: Сразу среагировали на вашу реплику.

Оксана Галькевич: Вот есть одно предложение от нашего телезрителя.

Константин Чуриков: У нас Константин из Москвы, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я хотел бы задать вопрос. Сегодня показывали по телевизору контролируемое утопление собаки породы таксы, как взрослые дяди в пиджаках с толстыми мордами смотрели на это и ухмылялись. Прокомментируйте, а то нам за них голосовать скоро надо будет. Стоит ли нам таких дядь выбирать вообще?

Сергей Лесков: За тех дядь, которых вы видели по телевизору, вы голосовать не будете.

Константин Чуриков: Давайте объясним, в чем суть того, о чем говорит наш телезритель. Да, сегодня было опубликовано, представлено видео, на котором, значит, стоит вице-премьер Дмитрий Рогозин небезызвестный, который президенту Сербии показывает (не своими руками, там другой человек это делал) новые технологии, как, в общем, таксу топят в сосуде с водой, там сосуд специальный, такса продолжает дышать…

Сергей Лесков: Не топят, а окунают.

Константин Чуриков: Да, окунают, но внешне как будто топят, издеваются. И якобы это какая-то новая технология, которая позволит подводникам…

Сергей Лесков: На самом деле этой технологии уже несколько десятков лет. Хорошо, что Костя быстро об этом рассказал. Я думаю, что отговориться Рогозин как профессиональный журналист сможет легко, собственно, он это уже сделал в своих социальных сетях: он прикрылся высокими интересами науки, что сначала мы проверяем это на собаках, потом проверяем это на более высокоорганизованных организмах (видимо, имея в виду себя). На самом деле этим опытам уже несколько десятков лет.

Константин Чуриков: Собака выжила, самое главное. Спасибо собаке.

Сергей Лесков: Да. Можно еще прикрыться полетами в космос, ведь до Гагарина летало немало собак и не все они возвращались из космоса. Но все-таки человечество прогрессирует, и в общем то, что было дозволено тогда, не дозволено сейчас. И кстати, на Западе многие протестовали против полетов собак. Кстати, замечу, после собак летали обезьяны – полеты обезьян в космос уже запрещены в том числе и в нашей стране.

Константин Чуриков: Вы знаете, как сейчас звучит популярная шутка в соцсетях (это шутка): "Оказывается, утопить собаку намного сложнее, чем спутник", – заявил Дмитрий Рогозин.

Сергей Лесков: Хорошая шутка. Но самое главное даже не в этом, не в том, что это уже не наука, а задворки науки. Здесь есть два момента, которые вызывают, конечно, изумление. Нельзя играть на чувствах людей. Если это вызывает у людей – и это понятно – человеческие чувства к собаке, то неужели один из высших правительственных чиновников лишен этих чувств? Пожалейте собаку, ей было больно, она думала, что ее убивают. Зачем это показывать? Ведь когда Павлов делал свои опыты, да и другие, они, наверное, не собирали толпу и не делали это прилюдно.

Константин Чуриков: Закрытые лаборатории поэтому и закрытые.

Оксана Галькевич: Не делали из этого шоу.

Сергей Лесков: Не надо делать шоу тем более в присутствии еще нашего единственного друга в Европе. Поэтому это совершенно безответственный шаг, это сомнений не вызывает. То есть вице-премьер не чувствует своей ответственности перед людьми, перед российским гражданином. И второе: я сильно сомневаюсь, что это продвигает науку, потому что… Он же занимается высокими технологиями – создайте робота, создайте какой-нибудь чип, создайте что-нибудь, что соответствует уровню науки XXI века, а не уровню науки середины XX века, когда это все стали делать. Роботы будут ходить, какие-нибудь там батискафы по дну океаны, а не собаки.

Оксана Галькевич: А не живые существа, которые так или иначе все равно подвергаются определенной опасности.

Сергей Лесков: Конечно. Еще кашалота можно вытащить на берег и научить кашалота здесь бить хвостом.

Константин Чуриков: Здесь находился, но не бил хвостом, рассказывал о темах дня, комментировал Сергей Лесков. Спасибо большое. Завтра уже будем подводить предварительные итоги недели также вместе с Сергеем в 19:30.

Оксана Галькевич: И вместе с вами, уважаемые телезрители, поэтому присылайте, пожалуйста, темы, которые вы хотите обсудить с Сергеем.

Константин Чуриков: Ну а через несколько минут – это не мы говорим, это Пенсионный фонд заявляет о том, что бедных пенсионеров в России нет. Вы согласны? Тогда встретимся через 2 минуты.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Темы дня от обозревателя

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты