• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: С одной стороны российский рынок привлекает своей стабильностью, но есть и определенные трудности

Сергей Лесков: С одной стороны российский рынок привлекает своей стабильностью, но есть и определенные трудности

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Юрий Коваленко: Ну а сейчас в нашу студию уже заходит обозреватель ОТР Сергей Лесков со свежей подборкой новостей не только за понедельник, но и, наверное, за прошедшие выходные. Накопилось, да?

Сергей Лесков: Да, накопилось.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Сергей, давно не виделись.

Сергей Лесков: О, давно.

Ольга Арсланова: Ждем от вас главного.

Сергей Лесков: Ну что же, давайте приступим.

Ольга Арсланова: "Уступайте место", да?

Сергей Лесков: Итак, в Чехии прошли выборы президента, и во втором туре победил Милош Земан. Это имя, которое мы хорошо знаем, да он недавно и приезжал в Россию с целым вагоном бизнесменов. Но Милош Земан является одним из тех европейских политиков – правда, их еще немного – которые выступают за восстановление отношений с Россией, за отмену антироссийских санкций и говорит, что пора признать возвращение Крыма в состав России. Конечно, таких политиков в Европе становится все больше, но, в общем-то, обольщаться нам на этот счет не стоит. Сегодня поговорим, конечно, о российско-чешских отношениях.

А в Давосе закончился Всемирный экономический форум. Это крупнейшее мировое событие в области экономики, и он, конечно, будет давать еще долго немало пищи для размышлений. В каком настроении вернулась российская делегация? Министр экономики Орешкин после встреч с западными бизнесменами пришел к выводу о том, что сейчас российская экономика для инвестирования стала даже более привлекательной, чем американская экономика. При всей поправке на оптимизм, который испытывает наш министр, все-таки к этому мнению стоит прислушаться, рациональное зерно в этом, конечно же, имеется.

Ну и, наконец, рейтинги, мы очень любим всяческие рейтинги. Опубликован рейтинг стран первой мировой двадцатки по уровню оптимизма. Что это такое, вы можете спросить – вопрос был простой: "Верите ли вы, что 2018 год (то есть этот год) станет более успешным, чем 2017 год?" Так вот оказалось, что лидерами этого рейтинга являются страны БРИКС, то есть партнеры России, а сама Россия по части оптимизма занимает высокое, она делит третье и четвертое место. Конечно, при всей условности рейтинга мы можем сказать, что мы, наверное, самообольщаемся – нет. Например, такой довод: теперь все три крупнейших мировых рейтинговых агентства дают России позитивный прогноз по росту экономики – это, в общем-то, факт, с которым не поспоришь. Но давайте мы поговорим и на эту тему.

Ольга Арсланова: Ну что, Сергей, в Чехии победил кандидат, который курит, выпивает, выражается, поддерживает Россию и при этом победил без поддержки русских хакеров, более 51% смог набрать.

Сергей Лесков: Ну да. Вы знаете, что там были… Сейчас, как бы этот мировой закон сформулировать: если Россия не вмешивается в какой-то процесс, то этот процесс никому не нужен, так? И Чехия: там тоже раздавались голоса о том, что у них президентские выборы, конечно же, Россия вмешается и им там приведет своего кандидата.

Юрий Коваленко: А обратная логика? – Чехия России насколько дорога и важна?

Сергей Лесков: Ну вопрос обгоняет то, что я хотел сказать, но в принципе да, на самом деле. Совсем еще недавно, в 2012 году торговый оборот Россия и Чехии достигал 12 миллиардов долларов – довольно много, если учесть, что ВВП Чехии всего, по-моему, 180 миллиардов долларов, что в 2 раза больше, чем ВВП Украины, хотя чехов совсем мало, вообще это очень маленькая территориально страна. Но все вот эти события последних лет привели к тому, что торговый оборот Чехии и России снизился, по-моему, до 5 миллиардов долларов – видите, падение очень сильное.

Ольга Арсланова: И это произошло при том же президенте, в общем-то.

Сергей Лесков: Да, при том же президенте. Но интересно, кстати: вы знаете, что у России огромное положительное сальдо торгового баланса вообще со всеми странами? Чехия является одной из немногих стран, вообще, может быть, единственная, у которой у России отрицательное торговое сальдо: мы больше покупаем, чем продаем. Что продает Россия, говорить не надо, а покупаем мы у Чехии машины, там очень сильный машиностроительный комплекс и станки. Чехи даже строят у нас в стране сейчас новые заводы по производству станков, ну а чешские, например, тяжелые машины под названием Tatra – это, по-моему, единственные машины в мире, которые конкурируют с "КамАЗом" на разных всемирных трофи этих. В общем, в ноябре, по-моему, Милош Земан, который в шутку называет себя другом Путина и агентом Кремля (он же человек с чувством юмора, как и все, кто любит выпить и покурить, он подыгрывает своим критикам), привез самую большую в истории Чехии делегацию бизнесменов – 3 самолета. Здесь какое-то невероятное количество контрактов было заключено. Об экономике России и Чехии мы еще поговорим.

И он победил. Явка была высокая, под 70%, это реально, в общем, для всех выборов явка хорошая. Кстати, Земан один из тех политиков европейских, который очень здраво смотрит на политику Америки. С одной стороны, он был одним из тех немногих европейских лидеров, который поддерживал Трампа. В то же самое время он не смотрит на Америку сквозь розовые очки. Именно ему принадлежит фундаментальная фраза: "Агрессором считается та страна, которая напала на кого-то до того, как на эту страну напала Америка". Это сказал Земан. В общем, тут надо понимать, что он идет вразрез с европейской политикой, которая смотрит американцам в рот. Ну вот, вообще чехи – это, конечно, для российской политики, притом что мы любим туда ездить отдыхать (все эти Карловы Вары, горнолыжные курорты, Прага, один из красивейших городов в мире)… Чехи входят в так называемую Вышеградскую четверку – это объединение четвертых восточно-европейских стран (Чехия, Словакия, Венгрия и Польша), которые формулируют совершенно другую сейчас повестку дня со всем Евросоюзом, это очень интересно. Они, например, не хотят принимать мигрантов.

Ольга Арсланова: Они выступают против обязательных квот.

Сергей Лесков: Да. А знаете, почему? Логику эту, конечно, трудно оспаривать – они говорят: "Ну а что, у нас разве были колонии в Африке? Вы были лидерами колониального мира, угнетали этих несчастных африканцев, а потом еще после этого уничтожили несколько стран на Ближнем Востоке (Ливию, Ирак, Сирию) – мы-то здесь при чем? Почему мы теперь должны отдуваться из-за ваших ошибок?" Логика совершенно железная. А старая Европа им говорит: "Подождите, когда мы вам приняли в Евросоюз, мы же вам давали кредиты, мы помогали поднять экономику". Там, кстати, в этих странах уровень роста ВВП выше, чем в старой Европе – наверное, просто с нуля легче стартовать. "Как же, где же благодарность? То, что было в XIX веке, когда была колониальная империя – это одно, а сейчас мы вам помогли, так что берите мигрантов десятками тысяч". А те говорят: "Нет, хлеб-соль – это одно, а рыбка врозь". И поэтому они не могут договориться совершенно.

Ольга Арсланова: Кстати, любопытно, что с противником Земана – Иржи Драгош, так его зовут?

Сергей Лесков: Президент Академии наук.

Ольга Арсланова: Да-да, интеллигентный прозападный и пролиберальный кандидат. У них расхождений в программе, в общем-то, практически не было: все, что касается НАТО, Евросоюза…

Сергей Лесков: По мигрантам, по-моему.

Ольга Арсланова: По-моему, даже как-то там более-менее с мигрантами. Главный пункт – это Россия. Почему все-таки чехи выбрали Земана снова? – из-за этого пункта, или это кредит доверия ему как действующему президенту?

Сергей Лесков: Результат выборов – это ответ на ваш вопрос.

Ольга Арсланова: И то, и другое?

Сергей Лесков: Весь вот этот нескончаемый фильм ужасов, который предоставляет европейская политическая элита про Россию, видимо, у обычных бюргеров не вызывает особого доверия. И уже вторая победа Земана, в общем-то… Между прочим, он и сам является человеком, про которого пресса снимает какие-то сюжеты, как про Трампа, как бы его псевдоразоблачает: то он будто бы пьяный куда-то пришел, то где-то споткнулся, еще что-то. Но ничего, видите, выбирают же. Впрочем, не надо, конечно, обманываться: Чехия – это парламентская республика, там реальная власть в большей степени у правительства, чем у президента. Но тем не менее, видите, 3 самолета бизнесменов он привез, а когда он незадолго до этого летал во Францию, с ним вообще бизнесмены не захотели лететь, что показательно.

Юрий Коваленко: Может быть, это говорит еще о том, что чаша весов любви или нелюбви к России сместилась все-таки в сторону любви? Потому что в последнее время чехи ну уж очень начали благоволить россиянам и даже не только туристам, но и, в общем-то, после того как произошли некоторые моменты с санкциями, скажем так, российский бизнес сам начал ездить в Чехию тоже.

Сергей Лесков: Это правда, да.

Ольга Арсланова: А разве есть какая-то любовь? Ведь, насколько я понимаю, режим санкций Чехия никак не нарушает.

Сергей Лесков: Там же трудно из-под этого вырваться, но хотя бы он высказывает свое мнение, вода камень точит. Поскольку таких политиков все больше: еще один член Вышеградской группы, как там у президента Венгрии фамилия (Орбан, по-моему), он тоже что-то подобное говорит, и в Италии есть уважаемые политики, которые так говорят. И смотрите, сейчас в Австрии новый канцлер Австрии тоже что-то говорит подобное. То есть таких политиков в Европе становится все больше и больше, они достаточно хорошо понимают, что антироссийские санкции пролоббированы США. Конечно, политическая и экономическая мощь этой страны очень велика, но (мы сейчас еще поговорим о американо-европейском конфликте) это заставляет страны Европы все больше и больше формулировать собственную повестку, как это на таком каком-то микроуровне делает это Вышеградская группа. Да, они идут вразрез с политикой старой Европы. Пока предсказать трудно, но, в общем, они достаточно четко говорят, что в отношении…

Вы понимаете, в чем дело? Все же понимают, будем называть вещи своими именами. Почему им давали кредиты 15-20 лет назад? Их хотели вырвать из сферы интересов СССР и России, понятно.

Юрий Коваленко: Из так называемого соцлагеря.

Сергей Лесков: Поэтому были очень выгодные кредиты. Да, это помогло им перестроить экономику. Я думаю, что, впрочем, некоторые страны пошли на слишком большие жертвы – та же Болгария, например, закрыла атомную станцию. Болгария всегда продавала электроэнергию, а сейчас она вынуждена закупать. Не все страны сумели использовать эти западные кредиты к своей пользе, но тем не менее сейчас-то кредитов нет. По-моему, 2017 год был последним годом, когда ЕС давал деньги восточно-европейским странам. "Дорогие мои, – сказали восточно-европейские страны, – хлеб-соль закончилась, и все, мы будем сами ловить рыбку".

Юрий Коваленко: В таком случае почему же тогда Польша сейчас – новость сегодняшнего дня с международной арены – призывает США распространить санкции на строительство "Северного потока-2"? То есть они рассчитывают, все-таки еще свято верят, что деньги еще придут?

Сергей Лесков: Кстати говоря, Земан поддерживает "Северный поток-2", в отличие от Польши.

Нет, у каждой страны своя история. Если говорить про Польшу и Россию, мы знаем, что достаточно тяжелые у нас отношения, у Польши есть основания для исторических обид, кстати говоря, и у России есть основания для исторических обид, что их перечислять, их очень много накопилось. У Чехии тоже ведь есть основания для обид, но, видимо, какая-то более мудрая там политика. На обиженных воду возят, в общем-то, каждая страна может обижаться на своего соседа, мировая история достаточно непростая.

Я вот, кстати, если тут говорить об истории, буквально днями увидел совершенно фантастическую версию, почему в 1938 году произошло вот это трагическое присоединение Чехословакии к Германии, когда Германия фактически без военных действий при молчаливом согласии Англии и Франции, которые были гарантами безопасности Чехословакии… Они под прикрытием защиты судетских немцев захватили всю Чехословакию. Не знаю, правда это или нет, к вопросу о развитости чехословацкого машиностроительного комплекса: там была такая машина Tatra 97, и немцы сперли, переделали и сделали вот этот знаменитый Volkswagen Beetle, который почти копия, и Tatra подала на них в суд в 1937 году. Делом заинтересовался Гитлер, дело было заранее проигрышное, и тогда он решил решить экономический спор другим методом.

Что любопытно, можно улыбаться в эту версию или нет, европейские суды продолжали рассматривать этот иск, в 1967 году Volkswagen выплатил Tatra 2 миллиона немецких марок штрафа за то, что заимствовал эту идею. Европейская история – это очень интересное дело; я думаю, что на самом деле, в общем-то, надо идти вперед, и мудрость Земана состоит в том, что он видит какую-то перспективу, а не пытается палкой ворошить прошлое, как делают…

Ольга Арсланова: …вспоминать пражскую весну, например, он тоже мог бы вполне обижаться на нашу страну.

Сергей Лесков: Да, например, мог бы. Это более, скажем так, свежая история, чем то, что вспоминают руководители Польши, например.

Ольга Арсланова: А что действительно конструктивного мог предложить его соперник? Там, насколько я понимаю, такие стандартные европейские либеральные идеи, при этом маленький очень политический опыт.

Сергей Лесков: Вы понимаете, при достаточно… Россия входит в десятку торговых партнеров Чехии, сама-то Чехия для России в конце второй двадцатки, 18-19-е места. Но Россия для Чехии всегда была в первой десятке, они потеряли очень много, видите, в 3 раза снизился торговый оборот, и это не польские яблочки, которые перестали идти, это на самом деле машины и трамваи, например, чешские, это большие деньги, для Чехии это большие потери, они кровно заинтересованы в этом. И, в общем-то, когда Земан предлагает деньги, а деньги, в общем-то, часто…

Ольга Арсланова: Кто же может от них отказаться.

Сергей Лесков: …оказываются важнее каких-то там глобальных абстрактных соображений. К тому же Европа перестает платить, в этом году больше не будет кредитов Восточной Европе, так что здесь все понятно.

Если уж мы проявляем такой интерес к экономике, давайте проговорим про Давос, там были достаточно интересные…

Ольга Арсланова: А давайте…

Юрий Коваленко: Одну секунду, у нас звоночек есть по этому поводу.

Ольга Арсланова: Да, прежде чем мы к Давосу перейдем, все-таки закончим нашу историю с Чехией, тем более что у нас зрители очень интересуются выборами в Чехии. Виталий у нас на связи, Виталий звонит из Москвы. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я бы хотел немножко подкорректировать господина Лескова.

Ольга Арсланова: Вы готовы к этому, Сергей?

Сергей Лесков: Ну конечно.

Зритель: Дело в том, что я живу в Словакии уже 20 лет и интересуюсь тем, что делается в Чехии. Так вот выборы, которые произошли – это Земан не победил своего противника, кандидата, он победил Прагу, потому что в основном голосовали за Драгоша, только Прага и область.

Что касается дисбаланса в товарообмене, это тоже неправильно. Дело в том, что российские компании имеют очень много таких, скажем, компаний, в которых они акционеры, они поставляют со Skoda очень много машиностроительного оборудования для Росатома. Это не нарушение баланса, просто теперь русские компании являются акционерами чешских компаний, делают продукцию для себя. А самое главное в моей коррекции то, что Земан выиграл у Праги.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Сергей Лесков: Я не совсем понял, в чем состоит коррекция.

Ольга Арсланова: Просто дополнение.

Сергей Лесков: Насколько я понимаю, Skoda вообще принадлежит не российским бизнесменам, а она входит в концерн Volkswagen, между прочим.

Юрий Коваленко: Может быть, телезритель хотел сказать, что просто победил, как и Трамп, истеблишмент чешский в правительстве?

Сергей Лесков: Ну да, как это, "красные шеи" голосовали за Трампа. Ну ради бога. Но естественно, совершенно естественно, что Прага больше ориентирована на Запад, да у нас и Москва больше ориентирована на так называемые либеральные ценности, а, предположим, Урал больше ориентирован на какие-то другие ценности. Это так во всех столицах мира происходит, какие-то либеральные настроения более свойственны мегаполисам, чем провинции. Так что тут, в общем, открытия нет.

Тем не менее давайте все-таки проговорим про Давос, потому что к очень любопытным открытиям пришел Орешкин, а они, конечно, небезразличны для российской экономики. Дело в том, что… Собственно, и Трамп в своих сенсационных речах в Давосе об этом говорил, убеждая, что всем надо инвестировать в Америку и тогда будет для всех счастье. Но ведь только что там проведена налоговая реформа, которая повысила тонус американской промышленности. Но в то же самое время она повергла в ужас европейских партнеров, потому что им теперь невыгодно будет работать на американском рынке. Одновременно какие открываются возможности? Это российский рынок, который находится под американским санкциями. В основном этим и вызван оптимизм Орешкина; к тому же рейтинговые агентства дают хорошие прогнозы, к тому же минимальные кредитные риски, но кредиты высоки.

Были очень интересные разговоры у Орешкина с европейским бизнесом, и один из бизнесменов ему прямо сказал: "Что мы там ни планируем в России, всегда находится какой-то чиновник, который в последний момент говорит слово "нет", и ничего мы сделать не можем". Министр Орешкин, конечно, нашелся, что ему ответить, что везде есть свои какие-то сложности и условности. Но российский рынок, с одной стороны, привлекателен своей стабильностью, очень стабильный курс рубля, это на самом деле так, нет инфляции, политическая стабильность большая и некоторые другие моменты привлекательны. Но с другой стороны, есть и трудности, это же жизнь, и на самом деле это высокая кредитная ставка.

Ольга Арсланова: И плюс буквально сегодня ожидается этот кремлевский доклад, подробности по очередным санкциям…

Сергей Лесков: Ну это мы можем пока гадать.

Ольга Арсланова: Я к тому, что при всех плюсах…

Сергей Лесков: …есть и минусы, да.

Ольга Арсланова: …многие эксперты отмечают, что вот это ощущение изоляции преследовало российскую делегацию и  Давосе в том числе, как и российскую экономику.

Сергей Лесков: Есть такое, но объективные цифры говорят, что портфельные инвестиции в российскую экономику в последние 2 месяца растут. Это, правда, портфельные инвестиции, а не прямые инвестиции. Жизнь сложна, в общем-то, никто же не говорили, что мы будем жить в раю.

Так или иначе крупнейшее в мире рейтинговое агентство Moody's повысило рейтинг России, он теперь тоже положительный, как и у агентства Fitch и у агентства S&P, и, в общем, это признание стабильного, пусть слабого, конечно, роста российской экономики. Между прочим, если мы говорим про Америку, вы обратили внимание, что два танкера с российским сжиженным газом, один уже пришел в США, а второй подходит к нему, на рейде Бостона стоит? Это очень интересно: пока американцы пугали Европу своими поставками сжиженного газа, Россия с первого своего СПГ на Ямале уже начала эти поставки. Вы видите, политики говорят одно, а жизнь и бизнес какие-то формулируют другие тренды, скажем так.

Юрий Коваленко: А вы знаете историю происхождения российского газа в Штатах? У них из-за банальной невозможности доставить из одного штата в другой газ усложнилась ситуация настолько, что проще было покупать в России.

Сергей Лесков: Да, там нет трубопроводов, трубопроводная сеть очень слабая. Но в то же самое время не будем забывать и о санкциях. Вот Оля говорит об этом дамокловом мече, который висит, но ведь они уже ввели санкции против силовых машин за поставки оборудования в Крым, а силовые машины – это одно из крупнейших российских машиностроительных гигантов, которые поставляют генераторы на все континенты. Как силовые машины выйдут из этой ситуации, не совсем понятно. Оборудование силовых машин стоит на всех атомных станциях, которые строит Россия в других странах мира. Должно, видимо, пройти время, чтобы мы поняли, как все это будет происходить.

Ну и ладно, что же мы все о боли да о грустном? Как я уже сказал, Moody's радостный рейтинг опубликовала. А вот еще результаты исследования. Как я уже сказал в анонсе, мировые лидеры по оптимизму. Мы все любим посыпать голову пеплом и жаловаться на тяготы всякие. Так вот страны двадцатки – все оказались позади стран БРИКС, а это Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Америка. Ну так вот самая оптимистичная страна – это Китай, на втором месте Индия, а третье и четвертое место делят Россия и Южная Африка. Вот все вот эти хваленые США, Великобритания, Франция за нами, меньше 80%, а в России оптимистов 84%.

Ольга Арсланова: Бедные, но счастливые.

Сергей Лесков: А самая пессимистичная страна – это Япония, там только 44%, вообще меньше половины.

Ольга Арсланова: А кто считал этот рейтинг?

Сергей Лесков: Подождите, я сейчас еще про другие социологические исследования, которые объясняют вот эти вот цифры.

Ольга Арсланова: Хорошо, извините.

Сергей Лесков: Итак, Россия по оптимизму занимает третье и четвертое место. Продолжительность трудового стажа у мужчин и женщин – здесь на первом месте Япония, у мужчин трудовой стаж больше 45 лет.

Ольга Арсланова: То есть вы считаете, поэтому они так несчастны?

Сергей Лесков: Поэтому они совершенно растеряли свой оптимизм.

Юрий Коваленко: По-русски это дважды ветеран труда.

Сергей Лесков: Это просто против человеческой природы не попрешь. Ну смотрите, вот здесь, конечно, разница большая. У нас же, кстати, хотят поднять пенсионный возраст. Я буду говорить два цифры, сначала мужчины, потом женщины (в Японии вообще дольше всего работают люди) – 45.2, 35.5. Голландия является лидером в Европе: 42.8 и 37.3. Ну и так дальше: в Италии 35.6, 25.8, в Венгрии 35 и 30. А в России сколько работают люди? конечно, цифры быстро забываются, но в Европе, вы помните, мужчины примерно 38, а в России мужчины меньше 34 лет работают, а женщины 32.1. То есть…

Ольга Арсланова: Меньше живут и раньше выходят на пенсию.

Сергей Лесков: Я сейчас объясню. То есть мужчины у нас работают заметно меньше, чем европейские, а женщины примерно столько же, больше, чем некоторые, меньше, чем некоторые. Наши женщины отличаются многими достоинствами, но по части трудолюбия они находятся совершенно на европейском уровне. А мужчины, конечно, просто… У нас 50% мужчин не доживают до пенсионного возраста уже сейчас, у нас сейчас пенсионный возраст ниже, чем в Европе, в среднем на 5 лет.

Юрий Коваленко: Получается, что и этим счастливы.

Сергей Лесков: Но даже и до этого возраста половина наших мужчин не доживает – поэтому, а не потому, что наши мужчины такие ленивые, наши мужчины настолько любят работу, что сгорают на работе, только 33.8 лет они успевают поработать. Разные специалисты называют разные причины, но вот еще один рейтинг мне попался на глаза, который объясняет, кстати говоря, отчасти и высокие цифры этой смертности. Смертность на дорогах в России – фантастические совершенно цифры: в России на 100 тысяч населения гибнет на дорогах каждый год 21 человек – это самый высокий показатель в Европе. Непонятно, например, считать Казахстан европейской страной или нет, иногда считают, вот в Казахстане выше, а так с Россией из всех европейских стран может конкурировать только одна страна, но это стыдная для нас конкуренция – это Албания. Но и в Албании меньше, чем в России, хотя тоже больше 20, а именно 20.8. А вообще в Европе 3, 4, 5 человек на 100 тысяч населения гибнет, а у нас 21.

Юрий Коваленко: Может быть, у нас сложно понимать, что дорога, а что не дорога, поэтому статистика грешит?

Сергей Лесков: Ну я не знаю, причин много. Конечно, многие сетуют на низкую дисциплину, что ли, на то, что мы правила нарушаем (человеческий фактор) – наверное, не без этого, но мне кажется, что не настолько, в общем-то. Я совершенно уверен, что высокая аварийность и следовательно смертность на российских дорогах является, конечно, результатом плохой дорожной инфраструктуры. Отвратительные дороги, просто отвратительные. А часто еще и плохие машины – не такие, как Skoda и Tatra, как мы говорили. Tatra, кстати, легковых машин уже не делает после событий, о которых мы рассказывали.

Ольга Арсланова: Я все сижу и думаю: а с чего вдруг такой оптимизм тогда?

Сергей Лесков: Вот такая загадочная русская душа. Вот смотрите, Норвегия, например, где мужчины работают 41 год и женщины примерно столько же. Вы знаете, какая смертность в Норвегии на дорогах? В Норвегии смертность в 10 раз ниже, то есть 2 человека на 100 тысяч населения, а у нас больше 20 человек гибнет. У нас более чем в 2 раза, чем на Украине, например, где вроде бы такие же люди, больше чем в Грузии, где сконцентрировались по нашему советскому опыту все лихачи и пилоты Формулы-1, даже в Грузии в 2 раза меньше гибнет народу. Ну как так может быть? Там ведь горных дорог много. И, конечно, то, что у нас сейчас задуман бюджетный маневр и больше будет денег выделяться на три направления – здравоохранение, образование и инфраструктуру, а инфраструктура и есть строительство новых дорог – это, конечно, вопрос не только экономический, но и демографический. Стыдно в XXI веке иметь такие показатели.

Ольга Арсланова: Ну и напоследок, Сергей, буквально два сообщения от наших зрителей. "Готов работать 45 лет, – пишет наш зритель из Петербурга, – но будет ли у меня японская пенсия?" Это вряд ли.

Юрий Коваленко: Чуть ранее SMS про японскую пенсию – это 1.5 тысячи долларов.

Ольга Арсланова: Ну и резюмирует зритель из Москвы: "Можно быть оптимистом, правда, это на уровень жизни не влияет". Действительно парадоксальные результаты, есть о чем подумать.

Сергей Лесков: Это не влияет, например, и на рождаемость. Законы человеческого общежития очень сложны. Это популяция животных подчиняется одним-двум факторам, а на социальную жизнь нашей цивилизации влияет такое огромное количество параметров, что ни один компьютер рассчитать будущее не может.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Сергей Лесков, мы подводили итоги дня. С Сергеем мы встретимся послезавтра, правильно я понимаю?

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: Сразу предупреждаем наших зрителей. Просто, Сергей, если вы из эфира пропадаете, нас уже подозревают в чем-то нехорошем, очень волнуются наши зрители, так что заранее предупреждаем: послезавтра в прямом эфире в то же время "Итоги дня" с Сергеем Лесковым.

Сергей Лесков: До свидания.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты