Глобальные эпидемии: что нам грозит?

Глобальные эпидемии: что нам грозит?
Артист цирка Михаил Ермаков – о дрессуре: У собак всё как у людей – кто-то с ходу ловит, а кто поглупее, учится дольше
Когда будет вакцина? Мнения трёх медицинских экспертов
Проведи карантин с пользой. Советы психиатра, спортсмена и диетолога
Траты на ЖКУ вырастут?
Крови не хватает
Один в капсуле: как переносят изоляцию космонавты и полярники?
Сидим дома: самоизоляция продолжается
Время действовать!
«Архимедовы силы, или Почему не тонут корабли». Новая сказка из цикла «Марина и удивительные силы»
Как мы можем помочь друг другу. Своих не бросаем. Весенний призыв. Свадьбы не будет? Воюем из дома.
Гости
Евгений Ачкасов
президент «Российского медицинского общества», доктор медицинских наук
Ирина Ермакова
доктор биологических наук

Константин Чуриков: Итак, коронавирус. Человечество в панике, и можно понять, почему. Во-первых, только о нем и говорят, кричат и пишут все СМИ в течение последнего месяца, даже больше. Во-вторых, только ему почему-то удалось замедлить рост мировой экономики и снизить спрос на нефть.

Оксана Галькевич: И тут еще данные о резком росте смертности. Вот перед вами сейчас будет последняя информация. Больше 70 тысяч заболевших, и 1 775 уже умерли. Сегодня же стало известно и о первой россиянке, которая заразилась коронавирусом, она находилась на борту круизного лайнера в Йокогаме и, как было сказано, ее, конечно же, обязательно будут лечить.

Константин Чуриков: Ну и она все еще там находится, там сейчас решается вопрос, как ее доставят на берег, как ее будут лечить, информация о ней пока засекречена. Ну и «вишенка на торте» – прогнозы советника Всемирной организации здравоохранения, эпидемиолога: Айра Лонджини заявил, что новым коронавирусом могут заразиться вообще 2/3 населения нашей планеты, 2/3. Он это вычислил, исходя из некой математической модели, по которой каждый инфицированный непременно заражает 2–3 человек.

Оксана Галькевич: У него там в этой модели до 50 тысяч человек ежедневно могут заражаться, ну и вот по этой модели Айра Лонджини, если найдут даже способ вдвое замедлить скорость распространения вируса, то инфицированными рискуют оказаться около 30% людей на планете, как раз 2/3.

Константин Чуриков: Это притом, что у нас население Земли – это 7 с лишним миллиардов, 7 700.

Оксана Галькевич: Да. Какие-то страшные, чудовищные картины рисует эпидемиолог.

Константин Чуриков: Страшные, то есть это может затронуть всех нас, говорят специалисты Всемирной организации здравоохранения. Насколько все-таки оправдана эта паника, можно сказать истерия? А может, мы и правда перед лицом новой мегаэпидемии? Сейчас это будем выяснять.

У нас в студии Ирина Ермакова, доктор биологических наук...

Оксана Галькевич: ...международный эксперт по экологической и продуктовой безопасности.

Константин Чуриков: И Евгений Ачкасов, президент «Российского медицинского общества», доктор медицинских наук.

Оксана Галькевич: Профессор.

Константин Чуриков: Добрый вечер, уважаемые гости.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Евгений Ачкасов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну что, расскажите нам, это что? Это все так серьезно? Это действительно не какой-то вымысел, не придумка каких-то специалистов из фарминдустрии, чтобы продать свои препараты? Как вы считаете?

Евгений Ачкасов: Но и серьезность принижать инфекции этой нельзя, но и нельзя поддаваться панике. Потому что, мне кажется, все-таки немножко мы сейчас гиперболизируем...

Оксана Галькевич: Это не мы, это вот Айра Лонджини.

Константин Чуриков: Всемирная организация здравоохранения, авторитетный источник.

Евгений Ачкасов: Как бы из средств массовой информации немножко гиперболизированно даются такие вот заявления, что 2/3 населения заразится, ну будет поражено...

Оксана Галькевич: Может заразиться.

Евгений Ачкасов: Да, может, это так больше, ближе к кошмарам. Но на самом деле инфекция действительно серьезная, если посмотреть, и летальность при этом выше, чем при простом гриппе, поэтому действительно надо серьезно относиться к этой проблеме. И правильно, что принимаются такие серьезные, мне кажется, адекватные меры противодействия у нас в стране.

Константин Чуриков: Выше, чем при гриппе, в процентах вы имеете в виду?

Евгений Ачкасов: Конечно.

Константин Чуриков: Не в абсолютных случаях, да?

Евгений Ачкасов: В процентах, конечно.

Константин Чуриков: Ага.

Ирина Владимировна, почему это все в Китае возникло? Почему китайцы в основном пострадавшие?

Ирина Емракова: Вы знаете, я, в общем, хотела выдвинуть тоже свою версию, что там происходит.

Константин Чуриков: Давайте.

Ирина Емракова: Потому что если мы понимаем причину, почему возникла эпидемия, то тогда, может быть, найдем и правильный способ лечения.

То, что сейчас в Китае... Ну в Китае большая плотность, я вот хотела объяснить, почему именно в Китае. Дело в том, что поражает, если брать то, что сейчас происходит? Во-первых, это действительно очень высокая смертность, причем каждый день по 130–140 человек умирает, по 1,5 тысячи заражается, и они не могут пока остановить. Они в принципе делают все как положено, но остановить не могут. В то же самое время, например, 800 человек, которые заразились вне Китая, там смертность на самом деле не очень большая, там 5 человек из 800, это меньше 1%.

Оксана Галькевич: Чем это можно объяснить?

Ирина Емракова: Вот я хотела бы, конечно, предположить, выдвинуть свою версию. Я думаю, что здесь не только коронавирус или не столько коронавирус. И тут я хотела бы начать с некоего такого начала, то есть как это все происходило. Дело в том, что первый заболевший, вот была информация, он же умерший, он покупал рыбу на этом рынке в Ухане. И вот всплеск смертей как раз пришелся на первый день Нового года, 25 января, там сразу было 15 смертей, на следующий день еще 16, то есть после застолий. И тогда китайцы делают такой вывод, что это продукты питания.

Но поскольку вирус, поражение было легких, а антибиотики не действовали, то есть это не бактерия, получается, то они сделали вывод, что это коронавирус. Если говорить о коронавирусе, то коронавирус есть вообще, наверное, в любом человеке, ну не в любом, я имею в виду в китайцах есть в латентном состоянии, в неактивном и неопасном для окружающей среды, только при определенных условиях он начинает активизироваться.

Что произошло? Скорее всего, попали продукты, зараженные такой бактерией искусственно созданной, Синтия. Вот это действительно очень опасная бактерия...

Константин Чуриков: Синтия?

Ирина Емракова: Синтия.

Оксана Галькевич: Искусственно созданная – это уже лабораторная какая-то работа предполагается? О чем речь?

Ирина Емракова: Значит, эта бактерия была создана, для того чтобы убрать нефтяную пленку. Нефть, мы знаем, что такое нефть, это 85% углерода и 12% водорода. Все живые организмы состоят из белков, а белки из аминокислот, это тоже углерод и водород. То есть фактически эта Синтия, которая была искусственно создана, там полностью искусственная ДНК, мы все как бы нефть, и она нацелена была на уничтожение вот этой нефти. Соответственно, попадая в живой организм, она тоже уничтожает и животных, и растений, и человека.

Значит, в это время, перед Новым годом шли фуры с рыбой на уханьский рынок, и не исключено, что попала рыба с этой Синтией. Там есть отличия, как действует вирус, например, и как действует сама вот эта бактерия. Сама бактерия... Почему, например, тоже произошла мутация коронавируса? Дело в том, что вирус совершенно спокойно проникает и в бактерии, а сама вот эта Синтия основана на микоплазме, то есть без клеточной оболочки. И вирус, который туда проник, а коронавирус – это РНК-вирус, он фактически списал информацию с этой бактерии, и фрагмент того, что было искусственно сделано, преобразовалось в РНК, и получилась рекомбинантная РНК.

Константин Чуриков: Мы еще вам дадим слово.

Евгений Евгеньевич, ну вот про рыбу Ирина Владимировна говорит, была версия, что это от змеи передалось...

Оксана Галькевич: От летучей мыши была основная такая версия.

Константин Чуриков: Летучая мышь, да, то есть это в любом случае... Правильно мы понимаем, что это при отсутствии термической обработки мясных продуктов происходит, правильно?

Евгений Ачкасов: Вы знаете, мы сейчас можем много теорий выдвигать, но мы не найдем все равно окончательную точку зрения...

Константин Чуриков: Но все равно хочется сначала выдвинуть какие-то теории, вашу выслушать тоже.

Евгений Ачкасов: Я никакую теорию появления вируса не выдвину. Вообще вирусы – это одна из форм жизни, вирусу свойственно как раз очень частое мутирование, появление новых каких-то форм, и как раз с этим может быть связано. Даже вирус гриппа постоянно мутирует, у нас каждый сезон появляются новые штаммы или новые такие как бы подвиды, проще сказать, вируса.

Оксана Галькевич: Но вот меня интересует, коронавирус – это не новое нечто, да?

Евгений Ачкасов: Нет.

Оксана Галькевич: В науке известное уже?

Евгений Ачкасов: Конечно. Коронавирусов много видов, они существуют в природе, живут рядом с нами...

Оксана Галькевич: И они все патогенны для человека?

Евгений Ачкасов: В той или иной мере они для разных биологических объектов патогенны. Но такой агрессивный для человека вот сейчас впервые появился. Причины такой мутации с такой высокой степенью вирулентности или агрессии, если простым языком сказать...

Оксана Галькевич: Да, лучше простым.

Евгений Ачкасов: Да, это вот сейчас впервые появилось. Причину сложно сказать. Даже иногда выдвигают некоторые эксперты версию, что это специально созданное биологическое оружие, где-то там утечка произошла или специально вброс...

Оксана Галькевич: Ну вот сегодня появилась информация в очередной раз о том, что источником распространения нового коронавируса могла стать лаборатория в городе этом Ухань, якобы там проводились какие-то работы. Но вот у меня вопрос: если коронавирус – это не нечто новое для науки, он уже был давно известен в том или ином виде, соответственно, его действие так или иначе в какой-то части изучено, соответственно, есть меры безопасности, которые подходят для хотя бы предупреждения, для того, чтобы как-то обезопасить себя, они тоже понятны?

Евгений Ачкасов: Нет, понимаете...

Ирина Емракова: Не получается, видите? Не получается.

Евгений Ачкасов: Коронавирус – это вирус, передающийся воздушно-капельным путем.

Оксана Галькевич: Воздушно-капельным?

Евгений Ачкасов: Да. И никаких новых специальных методов защиты, профилактики не существует. Вот то, что мы используем для профилактики...

Оксана Галькевич: То же самое, что для гриппа?

Евгений Ачкасов: ...гриппа, острых респираторных вирусных инфекций, которые мы знаем...

Оксана Галькевич: Маска, мыть руки?

Евгений Ачкасов: Маски, мыть руки, это и правильный образ жизни, иммунитет, поддержка нормального иммунитета и так далее, это все известно.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага.

Давайте сейчас спросим наших зрителей, запустим SMS-голосование. Отвечайте как думаете: вы боитесь коронавируса? «Да» или «нет» на номер 5445, в конце этого часа подведем итоги.

Собственно, это будет наш первый вопрос Нине из Московской области, которая до нас дозвонилась. Нина, вы боитесь коронавируса? Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Нет, я ничего не боюсь, но пока мы не займемся экологией, будут и вирусы еще, и говорить можно все что угодно. Я вам говорю, вот я живу в Подмосковье, посмотрите, лес уходит, одни коттеджи стоят, скученность людей. Посмотрите, что творится! Речка уходит, я живу на Истре, не было такого! Природа защищается. Только экология! Правильно президент говорит, что экология, хотя американцы вот не согласны, они откуда-то там вышли, ушли. Экология!

Оксана Галькевич: Да, Нина, спасибо. Здоровье природы – здоровье людей.

Константин Чуриков: Ну, то, что речка уходит, может, и к лучшему, комаров зато, наверное, поменьше, а комары тоже разносчики.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, скажите, вот это вот возникновение таких масштабных эпидемий, распространение их во всем мире, вот смотрите, вспоминается, что у нас за последнее время? Свиной грипп был, да, атипичная пневмония, птичий грипп. С такой вот частотой, за неполные 20 лет уже такие 3 серьезных случаях. Всегда так было? Вот если оглядываться куда-то назад в историю...

Константин Чуриков: История эпидемий, давайте вот так выскажетесь.

Евгений Ачкасов: Нет... Ну, может быть, коллега лучше расскажет как биолог.

Константин Чуриков: Да, давайте, Ирина Владимировна.

Ирина Емракова: Нет, в принципе нет, с такой частотой, конечно, не было. То, что сейчас очень много действительно эпидемий непонятно каких, их даже объяснить очень сложно. Это говорит о том, что действительно идет мутация серьезная вирусов, идет мутация как раз, направленная против человека. Даже если, вот то, что я там говорила о Синтии, он же также поражает и бронхи, и легкие, почему и путаются, не могут понять, что это такое.

На самом деле просто чтобы избежать вот эту эпидемию, нужно искать не только коронавирус, но нужно искать и пытаться выявить эту бактерию. Если она там есть, то, соответственно, уже принимать меры против бактерии. А там есть определенные отличия, например, то есть бактерия действует намного быстрее, чем вирус, и когда, извините, вскрывают человека, то клетки полностью разрушены, а при вирусе этого нет. Поэтому в принципе можно выявить, можно определить, что реально действует.

Константин Чуриков: Сколько лет у человечества, извините, уходит на борьбу, скажем так, на купирование той или иной эпидемии? У нас же, вот Оксана перечислила, до этого еще была испанка, грипп...

Оксана Галькевич: Эбола... А, ты имеешь в виду раньше.

Константин Чуриков: Если уж совсем раньше.

Евгений Ачкасов: Знаете, давайте так. Если мы возьмем сейчас, вот мы начали про истории эпидемий...

Константин Чуриков: О других эпидемиях.

Евгений Ачкасов: Конечно, мы можем сейчас вспомнить чуму в Средние века.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Ага.

Евгений Ачкасов: Мы можем вспомнить большое такое распространение холеры, как у нас в Астраханской области был период, когда наши советские эпидемиологи разработали целый комплекс мер и успешно поборолись с этим. Да, есть хорошие примеры борьбы. Конечно, чем наука больше развивается, тем совершенствуются меры профилактики, борьбы с эпидемиями, и результаты все лучше.

Но я вот не совсем согласен с тем, что вы сказали, что только в последние два десятилетия участились случаи эпидемий. Их было много и до этого, их много было и до этого, в последнее время они, может быть, более так как-то озвучены в прессе, они известны, на памяти. И я хотел сказать, обратите внимание, где появляются вот эти вот очаги эпидемий? Посмотрим. Свиной грипп, если мне не изменяет память, по-моему, в Мексике, я могу ошибаться, но, по-моему, так. Средняя Азия – основное количество очагов эпидемии. И всегда... Это Африка, тоже очаги эпидемии появляются.

Оксана Галькевич: То есть это... ?

Евгений Ачкасов: Все регионы, где...

Константин Чуриков: ...высокая плотность населения?

Евгений Ачкасов: Значит, обвиняется что? Санитарно-эпидемиологические неблагоприятные районы, первое. Второе – климатическая зона особая, жаркий климат, где создаются предпосылки для развития вируса. И третий фактор, который очень важный, – это все регионы с не самой благоприятной ситуацией в плане здравоохранения, развития медицинской помощи.

И, что интересно, в этих регионах людей не совсем доверяют медицине. Если мы возьмем, например, Южную Африку, ведь это самый большой... Страна вместе с Лесото, где самый высокий уровень инфицированности ВИЧ-инфекцией, да? Что здесь еще важную роль играет? – люди не верят медицине, там очень большое значение, знаете, придается магическим всяким, шаманским вещам, и медицина отходит в сторону.

Оксана Галькевич: Практики.

Константин Чуриков: Слушайте, вы нас пугаете, у нас люди тоже не очень верят медицине.

Оксана Галькевич: И лечатся тоже разными способами.

Евгений Ачкасов: И вот это вот как раз один из факторов, который способствует развитию этих всех...

Оксана Галькевич: То есть мы в этом смысле далеко впереди, надо сказать, да?

Евгений Ачкасов: Ну, в общем, конечно, мы благоприятная страна в этом плане.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, подождите, ну вот Китай, страна, как нам кажется, с достаточно развитой и медициной, у нас даже есть, простите, медицинский туризм, в Китай ездят у нас многие наши соотечественники лечиться.

Евгений Ачкасов: Да, но с точки зрения санитарно-эпидемиологической Китай не впереди планеты всей, это точно абсолютно. Если кто был в Китае и видел...

Оксана Галькевич: Мы сейчас даже не планетами меряемся, мы пытаемся свое состояние медицины с медициной Китая сравнить.

Евгений Ачкасов: Ну вот мы сейчас говорим не только про медицину, мы говорим... И то, что даже появилось в Китае, были такие версии, почему именно в Китае возникло, потому что очень высокая плотность населения, низкий санитарно-эпидемиологический такой уровень, и это все вместе дало как раз возможности мутации вирусов в замкнутых пространствах и появления таких вот агрессивных штаммов.

Ирина Емракова: Еще какая-то вот всеядность китайцев, которые едят, по-моему, все.

Константин Чуриков: Так.

Ирина Емракова: Все, что летает, плавает, ползает, передвигается на четырех лапах. Причем, например, у них такое считается интересное даже не блюдо, а они любят пить сырую кровь змей. Считается, что это хорошо для долголетия.

Оксана Галькевич: Но они же не вчера стали это делать, понимаете как?

Ирина Емракова: Не вчера.

Оксана Галькевич: Если бы это что-то новое было в их пищевой культуре, тогда можно было бы задуматься, а веками...

Ирина Емракова: Понимаете, если попали... Когда вы проводите термическую обработку, вы фактически убиваете там какие-то бактерии. Но если попали зараженные животные, даже дикие, это тут же распространяется и соответственно влияет на человека.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Давайте сейчас еще обратимся к такой теме, как китаефобия. Действительно, под воздействием опять-таки вот этой атаки в СМИ люди стали бояться людей, которые выглядят потенциально как граждане Китая. Поднялась целая не только у нас волна китаефобии. Давайте сейчас Алексей Дашенко, наш корреспонденты, расскажет об этом подробнее.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Нам сразу жители пишут: «Не китайцев надо бояться, а неправильного образа жизни, слабого иммунитета». Я просто добавлю, что сегодня эту же проблему, эту серьезную, как мы понимаем, болезнь обсуждают наши коллеги в программе «Прав!Да?», и после нашего эфира тоже продолжится обсуждение, там еще больше экспертов и еще больше самых разных мнений.

Пожалуйста, отвечайте на вопрос «Вы боитесь коронавируса?», «да» или «нет» на номер 5445, уже минут через 20 подведем итоги.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, эта история с коронавирусом началась в конце прошлого года, да, во второй половине, и, естественно, сейчас разговоры о том, что мир в ожидании вакцины находится. Как быстро в таких случаях, когда появляется какая-то новая болезнь, новая проблема, появляется вакцина? Самые быстрые сроки, когда можно ждать? Самые оптимистичные, скажем так?

Ирина Емракова: Ну, на самом деле самый быстрый – это вообще действительно в течение нескольких недель, уже может быть вакцина, потому что достаточно иметь, в общем, зараженную кровь, и вы можете создать вакцину.

Оксана Галькевич: Этого не случилось в этом случае.

Ирина Емракова: Но этого не случилось, поэтому... И, более того, я хотела добавить, что атипичная пневмония, которая была в Китае в 2003 году, она затихла в течение 2 месяцев. Объяснили они это тем, что... Это тоже был коронавирус, он пришел от животных, попал в человека, у человека немножко другой цикл, и он как бы там быстро затих, затух. Что будет здесь... Вот Трамп пообещал, что в апреле уже не будет никакой эпидемии, он во всеуслышание сказал. ВОЗ тем не менее говорит о том, что нужно полгода для создания вакцины, если не больше, поэтому сейчас прогнозы очень разные. Но я думаю, что это оттого, что не получается пока справиться с этой эпидемией.

Константин Чуриков: Но с точки зрения даже вот этой формулы Лонджини, смотрите, если можно каждого заболевшего умножать на 3, сейчас у нас сколько, 70 тысяч примерно, 70 умножаем на 3, сразу получаем 210 тысяч, да? На следующий день получаем уже 630 тысяч...

Евгений Ачкасов: Нет, подождите, эта формула должна работать так: если всех выстроить, в одно помещение поместить и все друг друга заражают. Есть же факторы: состояние иммунитета, состояние разрозненности жителей на земле, противоэпидемиологические меры, разработка вакцины и так даже. Много мер, которые, конечно, это все ограничат. Как раз то, что эту формулу нельзя переводить в жизнь вот так огульно, это показывает то, что в Китае уже инфекция есть, эпидемия, и соседняя рядом Россия, у нас все, слава богу, более-менее сейчас благополучно, вообще благополучно.

Ирина Емракова: На самом деле благополучно.

Евгений Ачкасов: Да, благополучно, поэтому нельзя эту формулу так переводить, она не работает.

Оксана Галькевич: Но первый заболевший, к сожалению, появился сегодня.

Ирина Емракова: И еще много вылечившихся.

Константин Чуриков: Так.

Ирина Емракова: То есть где-то порядка уже 6 тысяч, которые выписались, у них все нормально.

Константин Чуриков: Из 70 тысяч.

Оксана Галькевич: Ну вот, кстати, о чем говорят эти цифры? Число умерших и число выздоровевших на число заболевших, вот эта формула как работает в оценке распространения, опасности той или иной эпидемии?

Ирина Емракова: Я все-таки еще раз хотела сказать, что 800 человек, которые заразились вне Китая, там смертность очень низкая, 4 или 5 человека.

Оксана Галькевич: Но просто непонятно, с чем вы это связываете, с качеством медицины, понимаете, я не знаю, лучшей санитарной обстановкой... ?

Ирина Емракова: Китай, во-первых, там идет помощь из всех стран, и лекарства, и маски, и все...

Константин Чуриков: Нет, подождите, вот мы не понимаем, почему, в общем-то, в основном не вылечиваются как раз граждане КНР, это какой-то... Что это за такая высшая сила, которая так решила управиться?

Евгений Ачкасов: Подождите, понимаете, мы сейчас не можем делать преждевременные выводы.

Ирина Емракова: Согласна.

Евгений Ачкасов: Еще очень мало наблюдений на самом деле во временном периоде и в количественном отношении. Это всего сейчас небольшой период времени, сколько, около 2 тысяч, как заявлено, человек умерло. Это не так много, для того чтобы делать большой анализ в плане статистики. Надо понять, кто погибает, от коронавируса ли люди умирают, или они погибают от сопутствующих заболеваний, на которые наслаивается коронавирус. Надо с этим разбираться. Потому что вот еще версия есть, что дети мало заражаются коронавирусом, вроде как меньше, чем взрослые. Причины, почему это? Это надо все разбираться. Мы не готовы пока еще дать ответы на вот эти вопросы, какова реально летальность, сколько погибнет из тех, кто сейчас болеет, это только время покажет.

Оксана Галькевич: Подождите, а вот та динамика, которая приводится нам уже, вот та статистика, которая приводится, она разве не дает вообще никакой пищи для размышлений? Ведь 1 775 умерли, 70 тысяч заразились, 6 тысяч выздоровели.

Евгений Ачкасов: Первичную дает, конечно, но мы не ответим на вопрос, почему погибают китайцы, а другие национальности не болеют, ну в процентном соотношении китайцев просто больше заражено. Сложно нам сейчас ответить на эти вопросы, мы не найдем сейчас ответов.

Константин Чуриков: Нам звонит наш зритель Павел из Твери. Павел, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Павел.

Константин Чуриков: Боитесь ли вы коронавируса?

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие и эксперты. Вот это я хочу с вами поговорить, пообщаться по поводу этого коронавируса.

Константин Чуриков: Вы сначала скажите, вы боитесь или нет?

Зритель: Я? Нет, а чего мы его должны бояться-то? Русские ничего не боятся.

Константин Чуриков: Это точно.

Зритель: Тем более у нас медицина нормальная, если человек за собой ухаживает, как он может заболеть? Вы меня извините.

Потом я хочу сказать, вот самое главное, что я хочу сказать, – это рукотворный вброс этой бациллы.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Понимаете? Рукотворный.

Константин Чуриков: Чья рука вбросила, Павел, как вы думаете?

Зритель: М-м-м... Есть такая организация за океаном, вы все знаете, есть там истеблишмент такой, который мечтает о золотом миллиарде. Еще один товарищ, царство ему небесное, который владел большой компьютерной компанией, сказал, что народу очень много на Земле, пора бы и разредить.

Оксана Галькевич: Павел, откуда такие данные в Твери?

Зритель: Как откуда такие данные? Надо новости смотреть.

Ирина Емракова: С телевидения, Интернета.

Константин Чуриков: Телевизор надо смотреть, Оксана Глебовна.

Оксана Галькевич: А, вот так вот, да?

Зритель: Газеты читать, все это написано.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Павел.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Павел.

Константин Чуриков: Спасибо. Нужен ваш комментарий, Ирина Владимировна.

Ирина Емракова: Ну, вы знаете, насчет биологического оружия я не совсем согласна. Почему? Потому что эпидемия на самом деле невыгодна, поскольку если, например, запустили в Китае какой-то вирус, который вызвал эпидемию, то в результате мутации эта эпидемия может вернуться опять к тем, кто его запустил. Поэтому эпидемия вряд ли выгодна. Более того, на Китай завязана вся торговля практически многих стран мира, тоже невыгодно очень многим странам.

Если бы они хотели биологическое оружие, то, скорее всего, они бы запустили какой-нибудь генетически модифицированный продукт, который не дает возможность нормально размножаться, или этническое какое-то оружие, чтобы не появлялись люди с такими-то признаками. Но коронавирус, я так думаю, вот это была моя версия с Синтией, что это произошло в какой-то степени случайно. Почему перед Новым годом? Потому что пошел поток продуктов непонятно каких, и никто, конечно, их толком не проверял. Здесь мог быть не только коронавирус, но и вот эта Синтия. Но почему, на что...

Константин Чуриков: Еще раз, Синтия – это вот эта бактерия, да?

Оксана Галькевич: Искусственная бактерия.

Ирина Емракова: Синтетическая. Почему они тоже так всполошились? Потому что вот этот новый вид, COVID-19 коронавируса, он содержит рекомбинантную РНК, то есть там фрагмент чужеродный, непонятно, откуда он там появился. Поэтому вот и возникло такое предположение, что это из лаборатории. Но при этом это могло произойти необязательно из лаборатории.

Евгений Ачкасов: Вы знаете, я еще хотел бы добавить все-таки. И раньше эпидемии были, и никто не говорил о биологическом оружии. Они появлялись, уносили тысячи, миллионы населения, они прекращались тем или иным способом. Поэтому сегодня говорить нет оснований, что это биологическое оружие. Да, тяжелая эпидемия появилась, да, развивается. Но мы не готовы сегодня пока ответить на причины появления этой эпидемии.

Константин Чуриков: Ну подождите, давайте все-таки с вашей помощью совершим какой-то экскурс в историю, как, например, возникла чума, как она распространялась, как было, я не знаю, с холерой, как было с испанкой, с гриппом.

Ирина Емракова: Я думаю, этого никто не знает. Ну, например, про чуму говорили о том, что там как-то связывали это с солдатами, что вот они были распространителями. Понимаете, на самом деле толком никто не знает, почему вдруг возникает та или иная инфекция и вдруг начинает убивать огромное количество людей.

Евгений Ачкасов: Нет, вы знаете, я все-таки хотел... Извините, я так вот вмешаюсь. У каждой эпидемии свои источники, переносчики. В случае чумы мы говорили тогда о грызунах, что они были разносчиками; в случае холеры это немножко другой механизм, это водный путь заражения, в водной среде холерный вибрион, люди заражались. И в зависимости от путей распространения инфекции, конечно, применяются соответствующие меры. В данном случае мы говорим о воздушно-капельном заражении, здесь несколько другие методы профилактики. И как раз из-за приоритета того или иного пути распространения характеризуются вот эти эпидемии. Поэтому, как вы сказали, откуда они возникли, – да, там распространялись через мышей, а тут через грязные руки, воду.

Оксана Галькевич: Евгений Евгеньевич, спасибо вам, прекрасная подводка к небольшому опросу, который мы сейчас предлагаем вместе со зрителями посмотреть. Людей на улицах Тюмени и Иркутска наши корреспонденты спрашивали о том, боятся ли они эпидемии и что они делают, чтобы защитить себя. Давайте послушаем.

ОПРОС

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Разумно, кстати, все звучит.

Константин Чуриков: Что из этих рецептов вы одобряете, уважаемые гости?

Евгений Ачкасов: Вы знаете, меня вообще порадовал сейчас уровень образованности нашего населения в области предупреждения инфекций, противоэпидемиологических мероприятий. Все правильно сказано: и иммунитет, использование маски, здоровый образ жизни, витамины, укрепление, правильно все это...

Константин Чуриков: Чеснок, чай с имбирем.

Евгений Ачкасов: Да, такие народные методы очень действенные. Правильно очень было сказано, что надо избегать массового скопления людей по возможности, тоже верно. Это все правильно сделано, так что...

Оксана Галькевич: А вы обратили внимание, как последний, по-моему, человек, сибиряк сказал: «Вот сейчас там поедут в Москву, я бы сказал: «Масочки используйте, пожалуйста». Людей-то, я так понимаю...

Евгений Ачкасов: Правильно, все правильно говорят.

Оксана Галькевич: Конечно, из Иркутска в Москву – это все равно что на массовое мероприятие сходить.

Евгений Ачкасов: Все правильно.

Ирина Емракова: Еще хотелось бы, чтобы на местах начальство разрешало, если, допустим, у человека насморк или температура, конечно, все стремятся быстро на работу, потому что всегда нужно работать много, – чтобы все-таки начальство, если видит, что человек плохо себя чувствует, отправляли его домой.

Константин Чуриков: Сейчас же так и делают, вы что, люди напуганы, конечно.

Ирина Емракова: Сейчас уже делают? Ну слава богу, потому что...

Константин Чуриков: Сейчас уже: «Вы выходи, все, главное никого не зарази».

Евгений Ачкасов: Я вот хотел еще сказать что? Не надо думать о коронавирусе, надо думать, что есть масса других инфекционных заболеваний, которые не менее опасны: это и грипп, и, не знаю, гепатит тот же самый, масса инфекционных заболеваний, о существовании которых мы должны помнить и должны предохраняться различными способами.

Константин Чуриков: Нам Челябинск пишет: «Не боюсь коронавируса, боюсь отсутствия доступной медицины и боюсь оптимизации», – вот так. Люди нас просят не замалчивать о реальных проблемах в этот сложный момент.

Оксана Галькевич: Ну, мы о реальной проблеме как раз и не замалчиваем, друзья, не раз об этом говорили в эфире.

Давайте выслушаем Воронежскую область, Ирина у нас на связи. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: А вы боитесь коронавируса, Ирина?

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Так. Что вас пугает вообще?

Зритель: Вот скажите, пожалуйста, вот сейчас ученые работают над вакциной против коронавируса. Проходит какое-то время, вирус этот может мутировать. Не будут ли все труды на сегодняшний день ученых напрасными в дальнейшем? Коронавирус, допустим, будет мутировать, а все, что на сегодня ученые, допустим, все достижения будут напрасны.

Константин Чуриков: Да, пропадет даром, а также наши расходы на какое-то лекарство, которое, предположим, нам скажут, помогает от коронавируса. Да, спасибо, Ирина. Как вы думаете?

Оксана Галькевич: Что скажете?

Евгений Ачкасов: Ну, вирус действительно мутирует, мы с этого начали, и каждый год прививаются от гриппа именно от того штамма, который преобладает в текущем году. Нельзя вакцинироваться на долгие годы вперед от гриппа, точно так же и здесь ситуация. Видимо, должен быть поиск, каждый раз подбор новой вакцины.

Оксана Галькевич: Слушайте, а вот, знаете, еще у меня такой вопрос. Ну вот, допустим, есть вакцина от гриппа, вакцина еще от чего-то, плюс есть еще календарь прививок. А вообще иммунитет человека сколько таких вот прививок от опасных заболеваний потянет? Ведь календарь прививок состоит из достаточно большого количества вакцинаций. Сколько вот можно включать, до какого предела вакцин в профилактику здоровья человека?

Евгений Ачкасов: Хороший вопрос.

Оксана Галькевич: Я вдруг что-то подумала.

Константин Чуриков: Пока кожа на теле есть здоровая, понимаешь.

Оксана Галькевич: Подожди. Евгений Евгеньевич, Ирина Владимировна?

Евгений Ачкасов: Хороший вопрос. Календарь прививок состоит из прививок, которые обязательны, и прививок, которые, если мы выезжаем куда-то в регионы повышенной опасности, там мы прививаемся. Тот календарь прививок, который мы обязательно делаем, не такой большой на самом деле, он достаточно ограниченный, перечень. Именно поэтому, когда выезжаете в какой-то регион, где много неизвестных для человека, вот для нас, для россиян, инфекций, выбирается... Есть там, где обязательные надо делать вакцины, есть, где, может быть, рекомендованная, это, наверное, лучше меня коллега расскажет в этом плане. Но совсем не обязательно... То есть как сказать? Если мы едем в регион, надо изучить, какие специфические для этого региона инфекции, и только исключительно к ним прививаться.

Оксана Галькевич: Но я имела в виду нагрузку такую, знаете, вакцинальную или как это сказать.

Константин Чуриков: Повышенную, да.

Оксана Галькевич: Ведь так или иначе вакцинация – это провокация иммунитета человека на ответную реакцию.

Евгений Ачкасов: Ну конечно, да.

Оксана Галькевич: Вот, собственно, пределы, нагрузка, которую может выдержать организм человека?

Константин Чуриков: Оксана просто уже от всего привита, еще одной она не выдержит.

Оксана Галькевич: А ты нет, Константин? Я завтра с тобой в эфир не сяду.

Евгений Ачкасов: Мне сложно представить, что человек начинает от всех каких-либо возможных инфекций прививаться.

Ирина Емракова: Да.

Евгений Ачкасов: В крайность такую.

Константин Чуриков: А вот я вспомню, какой это был, 2010-й или 2011 год, и на всех углах начали называть определенный препарат, значит, от этой атипичной проклятой пневмонии, все побежали, значит, за этим лекарством, а потом что-то раз! – и уже атипичной пневмонии и нет, а все лекарство купили, а стоило оно в тех деньгах больше тысячи рублей...

Оксана Галькевич: Ну за 2 месяца, Ирина Владимировна же сказала.

Ирина Емракова: Да, там было два таких всплеска тоже коронавируса в 2002 году и в 2012-м в Южной Корее. Но как бы они справились, действительно все затихло, затухло постепенно.

Константин Чуриков: Но лекарство многие купили.

Ирина Емракова: Ну, как говорится, береженого бог бережет.

Оксана Галькевич: Я правильно понимаю, коронавирус – это те вирусы, которые связаны с животным миром, да? Потому что вы тоже называете атипичную пневмонию коронавирусом, а она тогда была связана с какой-то фауной нашей планеты?

Ирина Емракова: Ну да, вот стала опасна тем, что стала передаваться человеку.

Евгений Ачкасов: Нет, если мы говорим о названии коронавируса, вообще откуда пошло название коронавируса?

Оксана Галькевич: Есть коронавирусы, а есть не коронавирусы. Вот чем коронавирусы от не коронавирусов отличаются?

Евгений Ачкасов: Если мы говорим по строению, коронавирус имеет на своей поверхности специальные такие как бы маленькие шипы...

Константин Чуриков: Пупырышки, вот мы сейчас их иногда показываем.

Евгений Ачкасов: Да, пупырышки.

Оксана Галькевич: По происхождению?

Евгений Ачкасов: По происхождению, наверное, нам лучше биологи расскажут, откуда происходят вирусы и когда. Это одна из форм жизни, коронавирусы...

Оксана Галькевич: Хорошо, мы это как-нибудь отдельной темой сделаем.

Евгений Ачкасов: Да.

Константин Чуриков: Вы знаете...

Ирина Емракова: Эти шипики почему есть на этом вирусе? Потому что с помощью шипиков они проталкивают оболочку клеточную, и вирус вдавливается в эту клетку. Это способствует хорошему проникновению. И, видно, вот этот вирус оказался очень устойчивым, соответственно стал распространяться.

Но дело в том, что вот интересная информация тоже была, что 80% людей имеют антитела от коронавируса, я не имею в виду от этого, не COVID-19, а вообще, потому что, как сказал коллега, около 40 разновидностей этого коронавируса. Только форма его и определяет, какой это вирус.

Константин Чуриков: Вы знаете, что еще интересно? Там же в Китае как пытаются вылечивать людей, пролечивать? Переливают плазму тех, кто вылечился.

Ирина Емракова: Плазму, правильно.

Константин Чуриков: Насколько вообще это применимая в медицине практика?

Ирина Емракова: Да, и у них, кстати, за счет этого очень большой процент вылечившихся.

Константин Чуриков: Так. А еще вопрос, тоже была информация, что если женщина беременна, заболела не дай бог коронавирусом, то ребенку это все не передается. Вот по этим параметрам что уже можно сказать об этой болячке?

Евгений Ачкасов: Я сейчас затрудняюсь ответить на свойства вот этого конкретного вируса...

Константин Чуриков: Узкий, специальный вопрос.

Евгений Ачкасов: Да, затрудняюсь. Но то, что вирусы имеют свойство преодолевать различные биологические барьеры внутри организма, гематоэнцефалический барьер, то есть проникают в головной мозг, и есть вирусы, которые преодолевают и барьер плацентарный между матерью и ребенком, такое есть. Поэтому что касается данного вируса, наверное, мы еще не набрали достаточного опыта, чуть позже будет накоплена информация.

Оксана Галькевич: Надежда из Тамбовской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Во-первых, на ваш вопрос я хочу сказать, что я не боюсь коронавируса. И хотела бы спросить у ваших экспертов: а почему вот идет... Знаете, говорят об эпидемии. Потому что у нас каждый божий день, на мой взгляд, заражаются раком, болеют раком и умирают от рака гораздо больше, сердечные болезни, той же пневмонией несчастной гораздо больше людей заболевает, гораздо больше. Но никто не кричит об эпидемии, да о том же гриппе. А здесь вот о коронавирусе ну такой крик на весь божий свет, на весь земной шар, а людей-то умерло в принципе не больше, чем... Ну гораздо меньше, чем от сердечных болезней.

Константин Чуриков: Значит, смотрите, вообще мы изучали статистику ВОЗ, каждый год 1 миллиард жителей земли болеет обычным гриппом и погибают от этого дела 650 тысяч человек. Спасибо за ваш хороший вопрос, Надежда. Откуда вообще вся эта история?

Ирина Емракова: Ну потому что, если больше 5%, там же не только которые умерли, а те, кто заразились, и даже сейчас стали учитывать тех, которые вылечились, их до этого не учитывали, и там получается уже 14%. Раз больше 5%, считается эпидемия. Значит, соответственно, все остальные не дают этот процент.

Константин Чуриков: Теперь буквально в режиме блиц. Спрашивают зрители, вернее пишут, что пропили арбидол всей семьей для профилактики – помогает, нет?

Евгений Ачкасов: Не решает проблему.

Константин Чуриков: Не решает проблему.

Спрашивают многие зрители, надо ли пить водку.

Евгений Ачкасов: Не надо.

Константин Чуриков: Считают тоже профилактическим средством. Не надо, да?

Ирина Емракова: Ну, была тоже информация, что англичанин вылечился от коронавируса, выпив виски с медом. Но я думаю, взрослому человеку, наверное, это даже не помешает. Я, конечно, прошу прощения, это не значит, что нужно каждый день...

Оксана Галькевич: Слушайте...

Ирина Емракова: ...пить водку, но по крайней мере даже на этом лайнере наши россияне не заразились, но они, правда, да, принимают иногда немножко.

Евгений Ачкасов: Но все-таки...

Константин Чуриков: То есть пока ученые спорят, это водка или мед, вернее виски или мед?

Евгений Ачкасов: Подождите, пока еще ни в одном медицинском учебнике нет информации, что алкоголь является средством профилактики инфекционных заболеваний, вот так вот.

Оксана Галькевич: Слушайте, я на самом деле хотела только коротко сказать, что, оказывается, англичане и их виски с медом гораздо ближе к нам, чем они сами думают о нас.

Спасибо большое, уважаемые гости. Давай подведем итоги нашего опроса.

Константин Чуриков: Итоги опроса таковы, фактически 50 на 50: «да», говорят, что боятся, 49%, «нет» 51%.

Смотрите, через несколько минут в нашем эфире, это мы еще с вами отдельно об этом поговорим, программа «Прав!Да?», посвященная сегодня тоже коронавирусу и всему, что с ним связано, будет много мнений, будет целая дискуссия, так что смотрите ОТР.

Оксана Галькевич: Расширенный экспертный состав.

Ну а у нас сегодня экспертный состав был следующий. В студии «ОТРажения» были Ирина Владимировна Ермакова, доктор биологических наук, международный эксперт по экологической и продуктовой безопасности, и Евгений Евгеньевич Ачкасов, президент «Российского медицинского общества», доктор медицинских наук, профессор. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски