Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены

Гости
Илья Огородников
главный редактор журнала «Движок» (г. Санкт-Петербург)

Петр Кузнецов: С пробегом и с выгодой. Подержанные автомобили в России дорожают быстрее новых. По подсчетам Авто.Ру, в I квартале рост цен на вторичке составил почти 5,9%, в дилерском сегменте еще выше – 10%, тогда как на новые – всего на 3,8%.

Оксана Галькевич: Тенденция прослеживается еще с прошлого года, когда бэушные машины подорожали на четверть, а новые на 15%. Это при том, что объем продаж машин на вторичном рынке рос, а количество проданных новых авто только падало.

Петр Кузнецов: Ну и, в общем, сейчас закрепим: годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены. На рынке ожидают, что еще несколько лет машины не будут терять в стоимости после выезда из автосалона. Эксперты говорят, что ситуации способствует дефицит новых машин и их постоянное удорожание. Так ли это?

Оксана Галькевич: С чего вдруг, да? Так ли это? Откуда вдруг этот дефицит нарисовался, друзья? И, кстати, если вы продавали или покупали в последнее время машины или собираетесь это сделать, приценились уже, знаете, что почем, – звоните, пишите, поделитесь своим мнением, какой-то информацией.

Петр Кузнецов: Илья Огородников, главный редактор журнала «Движок», с нами на связи. Здравствуйте, Илья.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Илья Огородников: Добрый день.

Оксана Галькевич: Илья, вы можете нам объяснить, что называется, на пальцах, откуда вдруг и какой такой дефицит взялся? С чего это? У нас последние лет 15, наверное, по всей стране – Калужская область стала кластером автомобилестроения, Татарстан, Ленинградская область. И вдруг, нате вам – дефицит.

Илья Огородников: Да. На самом деле все достаточно просто. После кризиса 2014-2015 годов, когда авторынок обвалился вдвое, его, так скажем, производители, опять-таки основываясь на своем опыте предыдущих кризисов, посчитали, что он отскочит. Т. е. какое-то время будет провал, а потом все восстановится до обратных значений. И поэтому свои производственные планы очень многие производители, которые работают в России, не меняли. Но, соответственно, все получилось не так, все получилось гораздо хуже, в результате чего по многим маркам, которые были, произошло так называемое затоваривание. Когда конвейеры работают в полную силу, рассчитывая на рынок, как минимум, 2,5-3 млн. автомобилей, а реально продается 1 млн. 600 – 1 млн. 700. И тут наступает соответственно вот этот коронавирус и все, что с ним связано, локдаун. И, собственно, многие, чтобы не допустить повтора ситуации 2014-2015 года, практически мгновенно перестраивают производственные планы и сокращают производство. Но вот в этом году, как раз таки, как только все карантинные ограничения были сняты, фактически произошел отскок, и отложенным спросом фактически к концу года мы вышли на показания 2019. Там не хватило буквально месяца. Но производство вернуть обратно в таком же объеме и с такой же оперативностью не получилось. Поэтому на сегодняшний день, условно говоря, вот этот кризис был создан, т. е. дефицит, который наблюдается сейчас, причем это не то что там машин нет вообще – нет отдельных модификаций популярных отдельных марок. Вот на сегодняшний день он не скомпенсировался. Поэтому восстановление этих конвейерных поставок, которые есть, конвейерного производства, оно идет в отсроченной перспективе. Отсюда образовался дефицит, которым на сегодняшний день пользуются как дилеры, так и соответственно продавцы на вторичном рынке. Отсюда и повышение цен, отсюда и, собственно, спрос на вторичном рынке.

Петр Кузнецов: Мы слышали, что вот этот дефицит может быть связан в том числе и с масштабными закупками каршеринга. Чуть ли не многие автоцентры, заводы, автосалоны переориентировались именно на такие заказы изначально, и машин для физлиц остается мало, таким образом.

Илья Огородников: Нет, нет…

Петр Кузнецов: Насколько масштабна работа каршеринга в этом плане, чтобы повлиять на дефицит?

Илья Огородников: …нет, не могу подтвердить таких данных. По крайней мере, основные продавцы, которые работают именно, ну, так называемые флитовые продажи, т. е. корпоративные, которые уходят, они на сегодняшний день по самым, вот одна из таких популярных марок, которая пользуется и в такси, и в каршеринге, это компании, например, Шкода, – вот они на сегодняшний день регистрируют, что за 2020 год по крайней мере у них корпоративные продажи там практически не изменились. Т. е. здесь не основное корпоративные продажи и связанный с этим каршеринг. Тем более что, давайте говорить откровенно, что каршеринг популярен в основном только в столицах, в большой степени, либо в городах-миллионниках, – это все-таки не вся Россия…

Петр Кузнецов: Да.

Илья Огородников: …и продажи не по всей России. Поэтому – нет, здесь…

Петр Кузнецов: Около 20 городов, по-моему.

Оксана Галькевич: Ой, а вы знаете, а мы обсуждали как-то эту тему в прямом эфире. 19 городов уже каршеринги запустили. И так, не миллионники…

Петр Кузнецов: Но тем не менее, видишь, не хватает, даже если…

Оксана Галькевич: Там даже какой-то небольшой город, стотысячник, по-моему.

Илья Огородников: Все равно масштаб несопоставимый. Здесь даже, да, говорить в целом по России и конкретно про 19 городов-миллионников, все равно в целом продаж, там, 1 млн. 600 – 1 млн. 700 автомобилей в год, и в этом выделять процент каршеринга, – конечно, там будут крохи. Нет, дело все не в этом. На сегодняшний день вот этот, так скажем, дефицит этот – условный. Потому что мы прошлись тут некоторое время назад по дилерам, и в общем-то машины на самом деле в наличии есть, но не в большом количестве, не так, как раньше. Поэтому идет, к сожалению, здесь есть обратная сторона медали: то, что люди, опять-таки, покупатели, испугавшись очередного кризиса в России, который был связан, в очередной раз пошли, что называется простым языком, сбрасывать наличку.

Оксана Галькевич: Ага. Машины, пылесосы, холодильники.

Илья Огородников: Поэтому переводить, условно говоря, свои сбережения, кто побогаче, в недвижимость, кто победнее – соответственно, в автомобили, какие бы то ни было. И образовался вот этот дефицит самых популярных, еще раз повторюсь, самых популярных моделей, самых популярных марок. Если вы зайдете, там, не в Хюндай и Киа или в Фольксваген, а зайдете, например, в салоны Шкоды, Пежо и Ситроена, например, которые чуть менее популярны, то там по большому счету какого-то такого принципиального дефицита вы не наблюдаете.

Но если возвращаться именно ко вторичному рынку и почему там происходит рост. Это прямое следствие, собственно, этого дефицита. Люди, пришедшие в салон за новым автомобилем, во-первых, увидели увеличенные цены, во-вторых, соответственно, к сожалению, дилеры сейчас практически открыто пользуются вот этой ситуацией, накручивая сверху на автомобили допоборудование. И на сегодняшний день купить популярные машины без доплаты, там, от 100 до 500 тыс. руб. практически невозможно. Соответственно, люди, посмотрев на это, уходят на вторичный рынок, на котором…

Петр Кузнецов: Да, Илья, – где цены уже накручивают перекупщики.

Илья Огородников: Естественно. Но не в таком масштабе. Условно говоря, вы приходите в автосалон новых автомобилей, и вам говорят: вы знаете, мы вам машину не отдадим, пока вы сверху не докинете 300-400 тыс. Человек приходит на вторичный рынок, где ему говорят: ну, раз вам за новую зарядили доплату 400 тыс., мы с вас попросим сверху 200. И вот таким образом происходят продажи соответственно и рост цен на вторичном рынке. Я вам могу сказать: за предыдущее лето до конца года со вторичного рынка фактически вымели все максимально удачные предложения. Т. е. предложения с небольшим пробегом, в хорошем состоянии, без ДТП, автомобили с одним хозяином. На сегодняшний день это большая редкость. Такие машины на сегодняшний день многие даже не выставляют в продажу. Они сразу звонят списку клиентов, которые ищут такую или иную машину, и сразу, даже не вынося в объявления, их продают. Поэтому на сегодняшний день вот эта ситуация, пока не настроится ситуация с производством и с дефицитом на первичном рынке не исправится, будет продолжаться рост цен и будет продолжаться дефицит хороших предложений на рынке вторичном.

Вторичный рынок на сегодняшний день спасает только одно: то, что он в 3 раза больше, чем рынок первичный. Т. е. там намного большее предложение и намного больший разброс цен по автомобилям. Т. е. на вторичке можно купить…

Оксана Галькевич: Да.

Петр Кузнецов: Да, там можно найти все, это правда.

Илья Огородников: …и за 300, и за 400, и соответственно и выше.

Оксана Галькевич: А у нас в эфире можно всегда найти и дать слово нашим зрителям. Ольга из Самары у нас на связи. Ольга, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: У вас в автомобиле не настроен блютуз? Ольга?

Зритель: Да-да-да, я вас слушаю, вы…

Оксана Галькевич: Вы в прямом эфире, страна вас слушает. Что вы хотели сказать? Программа «ОТРажение» на связи.

Зритель: Да-да-да, я говорю, буквально вот вчера, я с девушкой разговаривала сейчас, и буквально вчера мы узнавали по поводу новых автомобилей. В Интернете сумма стоит 704 руб., а в идеале, в натурале, вернее, сумма машины 940 руб. Вот. И плюс еще, правильно как вот сейчас мужчина говорил, что комплектация, все от комплектации зависит, и еще они добавляют и добавляют суммы. Вот. Я считаю, что у нас нет вообще никакого дефицита. Мы живем, у нас власть такая, такой огромный завод работает, мы ближайшие к Тольятти. Откуда у нас должен был дефицит? У нас дефицит делают сами мы же, люди. Вот делают дефицит.

Оксана Галькевич: Спасибо, Ольга, спасибо. Илья, и последний вопрос. Просто прокомментируйте. Действительно, мы как-то упоминали другие марки и не вспомнили нашего старейшего отечественного производителя. Они наращивали производство в последние годы?

Илья Огородников: Нет, здесь, если мы берем касательно АвтоВАЗ и УАЗ, там в принципе в общем-то ситуация достаточно стабильная. Это на сегодняшний день самая продаваемая и самая покупаемая машина. Все по простой причине: они играют в сегменте лоукост, это самая, т. е. дешевле, чем Лада, вы на сегодняшний день автомобиль не купите. Поэтому Лада Гранта до сих пор самая продаваемая машина, Лада Веста там соответственно тоже идет в одном из лидеров. За что можно похвалить в этом плане АвтоВАЗ? То, что они расширяют модельную линейку, расширяют модификации, обновляют, продолжают это делать. Но, к сожалению, рост цен не отстает и от них. Или они от него.

Петр Кузнецов: Илья, извините, и напоследок очень коротко. Можно ли сейчас сказать, что в этой ситуации, когда машина, выезжая из салона, не теряет в цене, если мы говорим о продаже на вторичке, а то и можно продать дороже, чем ты покупал на вторичке, купив на вторичке, – можно ли сказать, что машина сейчас становится выгодным вложением денег?

Илья Огородников: На конкретный момент, т. е. это вот на текущую ситуацию, пока сохраняется вот эта дефицитно-кризисная история и которой все пользуются, это действительно так. На сегодняшний день не исчерпан процесс инфляции. Продавцы на сегодняшний день компенсируют свои затраты, которые потеряли в 2020 году. Рост цен на сегодняшний день до конца года еще не исчерпан. Он будет продолжаться. И сейчас реально говорить о том, что если вы хотите купить машину дешевле, ее надо покупать сегодня. Потому что завтра она реально будет дороже, и завтра действительно, к концу года машину, купленную сейчас, действительно можно будет продать, как минимум, за те же деньги.

Петр Кузнецов: Классно. Спасибо. Илья Огородников, главный редактор журнала «Движок». Мы движемся дальше к людям в «Движке»…

Оксана Галькевич: Продаешь?

Петр Кузнецов: …может быть.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)