Государственный рентный фонд для одиноких стариков

Гости
Павел Склянчук
эксперт тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда»
Игорь Кокин
Член комитета по предпринимательству в сфере ЖКХ ТПП

Дарья Шулик: Ну что же, к следующей теме. В России предложили создать государственный рентный фонд. В его распоряжение будет передаваться жилье одиноких пенсионеров, которые за это получат пожизненное содержание. С такой инициативой в Правительство обратился Союз потребителей.

Иван Гостев: По их мнению, это может помочь снизить мошенничество в этой сфере. Сейчас схемы по содержанию стариков в обмен на их жилье часто оборачиваются обманом и криминалом.

Позвоните нам и расскажите, как вы относитесь к этой инициативе. А мы обсудим ее с нашим экспертом – Павлом Склянчуком, экспертом тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда». Вы нас слышите, Павел Дмитриевич?

Павел Склянчук: Да. Добрый день.

Иван Гостев: Отлично! Павел Дмитриевич, расскажите, почему именно сейчас появился этот проект?

Дарья Шулик: Что за инициатива и почему?

Иван Гостев: Каким образом? И будет ли она востребована, как вы считаете?

Павел Склянчук: Как вы уже сказали, инициатива исходит от общественной организации, которая занимается вопросами защиты прав потребителей. Я со своей стороны оцениваю эту инициативу как перспективную.

Дело в том, что у нас действительно есть в стране большое количество одиноко проживающих пенсионеров, которые имеют в собственности имущество – приватизированную квартиру. Собственно говоря, для них это (договор ренты) был бы способ получить неплохую прибавку к пенсии, получить, возможно, какой-то уход дополнительный со стороны людей, которые получат взамен эту квартиру, когда пенсионера не станет. Вы правильно сказали, что сегодня…

Иван Гостев: Простите, пожалуйста, я сразу перебью. Павел Дмитриевич, вы говорите «эту квартиру». Насколько я понял, в общем, человек вносит деньги, а затем, когда выплачивает всю сумму, он получает свободную квартиру из фонда. То есть необязательно ту квартиру, деньги за которую перечисляют человеку. Правильно?

Павел Склянчук: Ну да. Это та правовая конструкция, которая сейчас направлена в Правительство. На мой взгляд, здесь могут быть разные варианты. Можно смотреть на это гораздо проще. Есть конкретные гражданско-правовые отношения, договор ренты. В чем задача государства? Обеспечить гарантии его выполнения, с одной стороны, чтобы были у нас выплаты тому человеку, который обладает этим недвижимым имуществом, а с другой стороны, чтобы тот человек, который выплачивал, имел какую-то гарантию, что он эту квартиру, в конце концов, получит.

Я говорю именно про эту квартиру, поскольку, как мне кажется, это должно иметь такой приземленный, адресный характер. Есть непосредственная квартира, есть ее владелец, который заключает договор ренты. Собственно говоря, его задача – выплачивать ежемесячно тот размер ренты, который будет установлен, как будет оценена страховыми компаниями, например, стоимость этой квартиры.

Иван Гостев: Павел Дмитриевич, ну хорошо, понятно. Давайте сравним эту инициативу с обычной ипотекой. Получается, что человек платит деньги, а потом получает свою квартиру, даже сразу в нее въезжает. А тут он платит деньги… В общем, совершенно непонятно, через какое время он сможет в ней жить.

Дарья Шулик: Главное – непонятно, через какое время и какая именно будет квартира в итоге.

Иван Гостев: И вот это тоже вопрос.

Дарья Шулик: Я так поняла, квартира может быть совершенно другой.

Иван Гостев: Если это конкретная квартира, которую он с самого начала за собой «забронировал», то это еще одно дело. А если это будет какая-то любая квартира из фонда, то как тогда быть?

Дарья Шулик: То есть он рассчитывает на какой-то метраж, на ее место, в каком виде она будет. Вот как все это будет оговариваться?

Иван Гостев: Просветите нас.

Павел Склянчук: Вы правильно рассуждаете, конечно. Я об этом и говорю. Когда человек заключает договор ренты, то здесь, наверное, государство может быть посредником. Но опять-таки мы можем получить некий вариант реновации, когда ты не знаешь, что тебе взамен будет предоставлено. Если ты, например, выбрал конкретную квартиру, у нее есть собственник, на эту квартиру нет никакого обременения, то есть на нее не претендуют наследники, она не находится в залоге, то, соответственно, ты начинаешь выплачивать ренту. Собственно говоря, до того момента, пока не закончатся права владения у действующего собственника, ты ее не получишь. Но когда человек уходит, например, в мир иной, то она переходит тебе, и ты доплачиваешь оставшуюся сумму уже государству.

Иван Гостев: Павел Дмитриевич, а давайте поговорим об условиях финансирования. Я прочитал, что в инициативе говорится о том, что жилье оценивать будет за свои деньги госфонд. А кто возьмет на себя, допустим, юридическое ведение сделки? Это все ляжет на покупателей?

Павел Склянчук: Ну смотрите, как сегодня это происходит. Есть чисто гражданско-правовые отношения. Есть владелец какого-то объекта недвижимости, квартиры. Как правило, мы рисуем ситуацию: это одиноко проживающий пенсионер. Когда он умрет, когда его не станет, квартира сейчас переходит в государственный и муниципальный фонд. И государство выдает ее кому-то, кто нуждается в улучшении жилищных условий.

Собственно говоря, вот эту целевую часть, скажем так, предназначения этой квартиры, когда она переходит в муниципальный или государственный жилищный фонд, ее нужно сохранить. Но поменяется немножко сам подход. То есть тот собственник, который этой квартирой сейчас владеет, он уже будет примерно знать, кто претендует на нее, когда его не станет.

Но здесь могут быть еще дополнительные условия. У нас же может быть не только денежное возмещение ежемесячно нынешнему владельцу. Я считаю, что очень правильно развивать систему в целом содержания и помощи одиноко проживающим пенсионерам – ну я не знаю, обеспечивать уход, доставку лекарств, продуктов.

Иван Гостев: То есть не только деньгами, да?

Павел Склянчук: Конечно, конечно. То есть тут немножко подмена понятий и путаница. Сегодня, например, как это происходит? Есть одинокий пенсионер, и есть соседка или сосед, который и так в рамках своей помощи ходит, убирает в квартире, помогает в бытовых каких-то вещах. А в обмен заключается договор, что после смерти квартира переходит этой соседке. Условно говоря, вот это правовое поле сегодня государством никак не регулируется. У нас нет анализа правоприменительной практики, какие у нас бывают судебные процессы. Например, бабушка может передумать и, соответственно, в одностороннем порядке расторгнуть этот договор.

Дарья Шулик: Поэтому и возникают такие спорные ситуации, о которых мы все знаем. Павел Дмитриевич, мы вас благодарим за комментарий. Я напомню, это был Павел Дмитриевич Склянчук, эксперт тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда».

А у нас есть звонок, нам дозвонилась Татьяна из Саратова.

Иван Гостев: Татьяна, здравствуйте. Вы нас слышите?

Зритель: Алло. Слышу, слышу прекрасно.

Иван Гостев: Татьяна, здравствуйте. Ну расскажите, как вы относитесь к этой инициативе.

Зритель: Я отношусь отрицательно. Почему? Потому что пока старики еще в сознании, так сказать, нужно лучше за ними ухаживать, чтобы от государства была действительно помощь. Понимаете? А сейчас такие пенсии ужасные, что на них не проживешь. И люди должны при жизни знать, допустим, или соседи, или кто-то там, что они нормально за ними ухаживать будут. А если они попадут в какое-то госучреждение, так сказать, в дом престарелых, то неизвестно. Вы сами знаете, какое отношение.

Дарья Шулик: Как раз и предлагают, чтобы по-другому было.

Иван Гостев: Как раз, казалось бы, такая инициатива. То есть человек живет, ему перечисляют деньги. Вот Павел сказал, что, может быть, не только деньгами помогают, а и ухаживают, лекарства приносят.

Зритель: Ну, это сейчас. Просто за все это надо платить. Правильно?

Иван Гостев: Ну а потом квартиру перечисляют. То есть не перечисляют, а квартиру отдают в фонд. Вот как раз за это.

Зритель: Но лучше, допустим, когда знакомые и так далее. И чтобы все это контролировалось на государственном уровне. У меня даже пример есть, когда соседи получили квартиру, при жизни ухаживали за ней – правда, недолгий срок.

Иван Гостев: И все благополучно было, да?

Зритель: Да. Лучше, мне кажется, со стороны государства. А со стороны государства никакой помощи нет. Как были мизерные пенсии… И очень мало на вашем канале именно о пенсионной реформе и так далее.

Иван Гостев: Ну, сегодня поговорим, сегодня пообсуждаем.

Зритель: Ведь на пенсию же не проживешь.

Иван Гостев: Спасибо большое, Татьяна.

Дарья Шулик: Спасибо, Татьяна.

Иван Гостев: А вот как раз люди говорят о том, что много какого-то страха, что будут какие-то мошеннические схемы.

Давайте мы как раз это сейчас и спросим у нашего следующего эксперта. У нас на связи Игорь Кокин, член Комитета по предпринимательству в сфере ЖКХ Торгово-промышленной палаты. У нас телефонный звонок. Игорь Александрович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Игорь Александрович, здравствуйте.

Игорь Кокин: Здравствуйте.

Иван Гостев: Вот как раз люди, видите, боятся доверять свою квартиру незнакомым людям, предпочитают родственников. Как вы считаете? Вообще расскажите, какая сейчас ситуация с мошенничеством. Насколько вообще распространен криминал в этой сфере?

Дарья Шулик: В этой сфере, да.

Игорь Кокин: На самом деле однозначной и четкой статистики в этом вопросе нет и быть не может, потому что подобные случаи отслеживаются только тогда, когда уже возникает судебное дело или следствие идет. Я думаю, что достаточно много ситуаций неприятных, когда люди договариваются, потом передумывают, или наоборот – другой человек передумывает. Это бывает.

Но предложенный вариант тоже очень опасен, потому что, понимаете, сегодня вопросы, с кем заключить договор, кому подарить квартиру, продать квартиру, ставит пожилой человек. А в предлагаемом варианте это будет решать какой-то чиновник. И кого этот чиновник выберет для данной квартиры, по какой цене – будет зависеть от полноты налитого стакана.

Так что в этом смысле я бы так прямо резко не рассчитывал на то, что в государстве будет все в порядке, будет качественное жилье людям предоставлено, люди ни в чем не будут нуждаться.

Дарья Шулик: То есть предложение бы еще доработать не мешало? Я правильно понимаю?

Игорь Кокин: Конечно, конечно. Я думаю, что здесь очень много всяких подводных камней, которые надо дорабатывать. С коммунальными услугами надо разбираться: в этот период кто платить будет, в каких объемах? Понимаете, пожилой человек, старый человек. Вот он, не знаю, включил воду – и она льется, не останавливается. Должен ли этот потенциальный собственник оплатить весь объем воды? Или это все же задача пенсионера? Тут очень много всяких нюансов возникает, с которыми надо разбираться.

Иван Гостев: Ну да, вопросов, конечно, много. Игорь Александрович, подскажите, как вы считаете, по каким критериям будут отбирать претендентов на это жилье? Я прочел, что там были какие-то возрастные критерии, для молодежи. Какие вообще тут возможны критерии?

Игорь Кокин: Те, кто будет получать потенциально это жилье, да?

Иван Гостев: Да.

Игорь Кокин: Вот эти лица? Ну, я могу множество критериев приводить.

Я бы в первую очередь подумал о многодетных семьях, потому что у них подрастают дети, детям нужно будет где-то жить. И это категория, которая у нас учитывается, которую мы знаем, которую опекают органы опеки.

Вторая категория, о которой я бы подумал, – это молодые специалисты, которым, например, надо переместиться из одного города в другой. Предприятия готовы их взять, а жилья у них потенциально нет. И я бы о таких людях подумал, потому что развивать мобильность нашего населения – это очень важная задача.

Дальше все очень сложно, потому что там нужен отбор тех, кто нуждается в жилье, кто не участвовал в приватизации и так далее. То есть множество критериев.

Иван Гостев: Понятно. Спасибо большое за комментарий, Игорь Александрович. Мы общались с Игорем Кокиным, членом Комитета по предпринимательству в сфере ЖКХ Торгово-промышленной палаты.

Я буквально несколько сообщений сейчас хочу прочесть. Вот Рязанская область пишет: «Идея хорошая, но плохие люди могут превратить это в криминал». И вот таких сообщений очень много.

Дарья Шулик: Кстати, про криминал очень много сообщений, действительно. Прямо пишут: «Эта тема – это сплошной криминал».

Иван Гостев: А у нас есть звонок, давайте пообщаемся с нашим телезрителем.

Дарья Шулик: К нам дозвонилась Нина из Тулы. Здравствуйте, Нина, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте, дорогие ведущие. Я смотрю постоянно вашу передачу, она мне очень нравится.

У меня вот такое предложение. Почему этими одинокими стариками не заняться государству? Ну, сиделки или кто-то от государства, чтобы они были приставлены к ним. И эти квартиру отходили бы государству. Сколько у нас многодетных, нуждающихся не могут купить жилье. Сколько у нас детей-сирот, которые годами ждут квартиры, им не достается. Сделать текущий ремонт в квартире и отдать бесплатно либо многодетным, либо детям-сиротам. Почему этого нельзя сделать? Я не понимаю!

Дарья Шулик: Нина, у нас чуть ранее был звонок, и наоборот, было другое мнение: не хотят государству доверять, боятся, что стариков поместят в жуткий дом престарелых, что будет все с ними плохо.

Зритель: Ой, ну хватит такие глупости городить! Да скорее частники это сделают, угробят либо еще что-то сделают с ними, чем государство.

Иван Гостев: Понятно, спасибо большое за ваше мнение. На связи была Нина из Тулы.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Ну а переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Сможет защитить их от мошенников, обещающих уход за жилье