Государство поддержит отечественных виноделов

Гости
Юрий Юдич
руководитель аналитической группы «Алкоэксперт»
Леонид Попович
президент Союза виноградарей и виноделов России

Оксана Галькевич: Так, Костя, как называлось последнее французское вино, которое ты пил, ну или там, не знаю, итальянское, испанское, что-нибудь такое, бразильское?

Константин Чуриков: Ну, французское – это дорого, португальское. Ну, я уже не помню... Сорт винограда могу назвать.

Оксана Галькевич: Так-так-так. Нет, вот отлично, очень хорошо, что не запомнил даже название, информации много, столько всего лишнего, не стоит, я думаю, тратить на это время, запоминать там что-то...

Константин Чуриков: И рекламировать, кстати.

Оксана Галькевич: Вспоминаем, друзья, учим, узнаем, зависит от того, на каком вы этапе, названия отечественных вин. А все почему, Константин?

Константин Чуриков: Кстати, отечественные, между прочим, могу вспомнить, да. А потому что государство решило всерьез поддержать индустрию производства наших российских вин. С будущего года, с 2022-го, то есть уже совсем скоро, в рамках федерального проекта стимулирования развития виноградарства и виноделия ежегодно будут выделять значительные субсидии. Я думаю, что можно даже показать, да, вот как эта программа выглядит, чтобы было нагляднее, да.

Оксана Галькевич: А мы сейчас покажем, более того, насколько значительные субсидии будут выделяться, почти 2,5 миллиарда рублей, друзья. Цель такая – к 2030 году на 35% нужно увеличить площадь виноградников в нашей стране. Ну, как вам такие задачи, такие цели? Вы вообще любите российские вина или старательно по-прежнему обходите стороной в магазинах их? Как у вас с выбором вот в вашем городе, в вашем регионе, он есть, или, может быть, его нет? Звоните нам, пишите, расскажите, что и как, бесплатные номера у вас на экранах, все это... Бесплатные номера, все это бесплатно.

Константин Чуриков: Назвал бы я, да нельзя рекламировать, вот.

У нас сейчас на связи Леонид Попович, президент Союза виноградарей и виноделов России. Леонид Львович, здравствуйте.

Леонид Попович: Здравствуйте. Рад слышать вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Да, мы тоже очень рады.

Оксана Галькевич: Мы рады взаимно.

Константин Чуриков: Леонид Львович, ну...

Леонид Попович: Вы меня слышите?

Оксана Галькевич: Слышим, все хорошо.

Константин Чуриков: На самом деле это, наверное, не будет таким смелым предположением, что спрос-то на вина все равно есть, он хороший, хотелось бы большего, большего хотелось бы и от вас, безусловно. Но сейчас вот давайте все-таки опираться на ту конъюнктуру, которая есть. Проблемы сейчас с тем, что растут цены на все, у людей, наверное, меньше денег на то, чтобы приобретать более качественную, а следовательно, более дорогую продукцию, плюс еще проблемы с неурожаем. Давайте сейчас про текущий момент поговорим в отрасли.

Леонид Попович: Ну смотрите, очень коротко. Прежде всего, я хочу поблагодарить вас за то, что вы нас называете отраслью, отраслью виноградарства и виноделия, а ни в коем случае не обзываете нас алкогольной отраслью, как нас называли последние 25 лет, это замечательно.

Значит, теперь что у нас в отрасли? Мы недавно закончили уборку урожая, и мы фактически собрали столько же примерно винограда, или даже чуть-чуть больше, чем было собрано в предыдущем году. То есть, в общем-то, российского вина и другой винодельческой продукции из этого винограда будет сделано столько же, как и в прошлом году, и эта продукция вся будет через магазины на столах у наших людей.

Значит, сегодня у нас, если брать соотношение, мы импорт тут вспоминали, Францию и прочее, то примерно 50% на полках магазинов вина из российского винограда, а 50% вина из других стран. Но ведь это неслучайно...

Оксана Галькевич: Леонид Львович, но ведь совсем недавно было не так еще на самом деле, вот прямо совсем недавно было совсем не так.

Леонид Попович: Было совсем не так, было 65% российского и оставшаяся импортного. Но что произошло? Был принят закон о развитии российского виноградарства и виноделия, который, в общем-то, ограничил производство в России вина из винограда других стран.

Оксана Галькевич: Виноматериалы так называемые, да?

Леонид Попович: Виноматериалы, совершенно верно, для того чтобы стимулировать посадку виноградников у нас и производство именно вина из российского винограда. И это работает, это работает, и вот та программа, часть которой вы показали на слайдах, направлена именно на это.

Константин Чуриков: Леонид Львович...

Леонид Попович: Мы сегодня имеем то, чего не было несколько лет назад, виноград российский предстал в дефиците. И сегодня его стараются произвести как можно больше и сделать из него вина как можно лучше.

Константин Чуриков: Есть, безусловно, сорта, названия, опять-таки не будем их называть, которые действительно вполне себе, с моей точки зрения, очень-очень конкурентные, наверное, любители и там могли бы оценить, если бы были налажены экспортные поставки. Но как быть все-таки с тем, что, как правило, потребитель видит на полке, и это, честно говоря, расстраивает, я имею в виду какие-то ну совсем уже такие, знаете, ну откровенно столовые сорта, которые и надо было бы написать, что это вино столовое? И еще удивляет вопрос, почему у них там за рубежом на бутылочке четко написано, сколько градусов, 12,5, 13, а у нас ты видишь от 11, понимаете, до 14. Это как? Это что, технологии нет, как бог на душу положит? Почему так?

Леонид Попович: Вы знаете, это маленькая хитрость. Дело в том, что, когда у них написано «10 градусов», то их нормативные документы позволяют делать вино от 11 до 9 градусов, один плюс, один минус. А мы совершенно спокойно пишем этот диапазон, внутри которого помещается тот градус, который есть, и далеко не всегда тот градус, который написан на бутылке, соответствует именно тому градусу, который там есть. Поэтому это просто так, привычные надписи для нас, мы делаем так, как мы делали на протяжении, скажем, последних 70–80 лет.

Константин Чуриков: Ну просто потребитель, извините, он же как бы выбирает среди прочих вот российское вино, например, ему это важно, он привык, что у них там во Франции, например, написано конкретно, он ждет того же, видимо, от наших производителей.

Леонид Попович: Да, да.

Оксана Галькевич: Леонид Львович...

Леонид Попович: Проблемы-то нет, мы с удовольствием напишем это... Вы хотели что-то спросить?

Оксана Галькевич: Давайте Московскую область выслушаем, Евгений у нас на связи.

Константин Чуриков: Да, где виноград все-таки не растет, растет декоративный.

Оксана Галькевич: Зато растут вина.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, да.

Вот имею опыт проживания 5 лет в Испании, в регионе Риоха несколько раз был, много раз точнее был. Очень вкусное вино. Так вот я все время думал, почему вот такая кислятина продается в России на полках и такое вкусное вино в Испании. И за 5 лет я выяснил это. Собственно говоря, во-первых, культура производства вина там издревле, там 100, 200, 300 лет, там специальные полочки, все обрабатывается. Может, и у нас так же обрабатывается... Но там делают красное сухое вино, там нет ни полусладкого, ни полуполусладкого, ни красного сладкого, а есть красное сухое вино. Все, что здесь производится, оно разбавляется, люди пьют и говорят: «Ой, кислятина». Вот испанское пьешь вино, оно...

Оксана Галькевич: Евгений, простите...

Константин Чуриков: Ну, Евгений, я чуть поспорю, не всякое.

Оксана Галькевич: Это же на самом деле вкусовые предпочтения.

Константин Чуриков: Да. Нет, может быть, какой-то сорт конкретный...

Оксана Галькевич: Простите, пожалуйста, они грибы не едят, вот те, которые мы с вами в лесу собираем, так что ж теперь, вот вы мне объясните?

Зритель: Почему? Едят. Лисички...

Оксана Галькевич: Они едят не те грибы, которые мы с вами едим. Вы им покажите подберезовик, они вообще в обморок упадут.

Константин Чуриков: Давайте мы о грибах в другой раз поговорим.

Оксана Галькевич: Нет, я просто к тому, что есть вкусовые предпочтения, слушайте. Они и вареники, наверное, не поймут, и все такое прочее.

Константин Чуриков: Так, Евгений, да.

Зритель: Наверное, знаете, вкусовые предпочтения не у меня одного...

Леонид Попович: Вы знаете, как всегда...

Константин Чуриков: Сейчас, секунду.

Зритель: Я не единственный там русский человек, проживающий в Испании, а все пьют вино, и столовое вино. У них есть... Вот у нас есть красное сухое, полусладкое, а у них есть знаете какое? Молодое, выдержанное, потом дальше идет Reserva, это как бы выдержанное 5 лет, и Gran Reserva, это как портвейн...

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Ну да, мы тоже уже поднаторели в этом всем. Так.

Зритель: Понимаете, вот все, из красных вин только четыре вида, легкое, которое вот...

Константин Чуриков: Хорошо, Евгений, да, спасибо. Готовы с вами и далее говорить, надо вот Леониду Львовичу...

Оксана Галькевич: Да. Леонид Львович, что скажете?

Леонид Попович: Вы знаете, дело в том, что молодец, он жил в Риохе, но дело в том, что надо жить в России и смотреть, что происходит в России. В России тоже есть и молодые, и выдержанные, и коллекционные вина, и красные, и белые. Но, вообще-то говоря, нас всегда учили, что правит бал покупатель, вот что покупатель просит, то ему и предоставляется. Так вот в России любят полусладкие вина, поэтому более половины ассортимента наши виноделы делают специально полусладкие вина, потому что их требует покупатель. Потому что берется, делается сухое вино, а потом оно подслащивается виноградным соком, для того чтобы стать полусладким. Поэтому здесь вопрос не к Испании или к России, а вопрос к россиянам, которым такое вино нравится.

Константин Чуриков: Наверное, пока нет смысла обсуждать саму программу, потому что правительство ее должно будет сформулировать и предложить президенту на утверждение. Но вот уже известно, что президент поручил развивать в России винный туризм, главам Краснодарского, Ставропольского краев, Крыма, Севастополя и Дагестана нужно утвердить комплекс мер для увеличения вот этого винного туризма.

Леонид Львович, ну хорошо, человек вот приедет, вот сегодняшняя ситуация в нашей стране, откроет для себя действительно отличный сорт вина, понравится ему – а он это сможет найти в продаже? У нас это все вот есть? Или многие, так сказать, вина, сорта вин просто остаются там, на месте, в том же Дагестане, в том же Крыму и все, в Москве ты это не увидишь условно, ну во Владивостоке?

Леонид Попович: Вы знаете, тут двоякий ответ. Есть крупные предприятия, которые производят большое количество вина и большими сериями, миллионными, и они, как правило, расходятся по всей стране. А есть маленькие и средние предприятия, которые производятся, вы абсолютно правы, 10, 15, 20 тысяч бутылок одного наименования, и оно просто невозможно, через существующую систему не может попасть во все места. Но для того, чтобы решить эту проблему, мы все время говорим о так называемой интернет-продаже, и вот в ближайшее время «Почта России» в следующем году должна провести эксперимент, который должен позволить любому покупателю из любой точки страны купить то вино, которое он захочет, непосредственно у производителя на юге России, где его производят. Это позволит приблизить, я считаю, покупателя к тем замечательным винам, которые есть на юге.

Константин Чуриков: И к моменту доставки вино уже будет выдержанное такое, да, потому что доставка же небыстрая, наверное, да.

Оксана Галькевич: Или молодым, Костя, в зависимости от того, какое ты любишь, какое предпочитаешь.

Леонид Попович: Смотрите, момент доставки – это 10–15 дней...

Оксана Галькевич: Леонид Львович, у меня вот такой вопрос. Вот нам пришло сообщение из Ленинградской области, пишут, что «очередное пьяное шатание государства». Но, знаете, я вот поняла это для себя так. Ведь у нас же были разные периоды в истории страны, мы объявляли антиалкогольные кампании, мы вырубали виноградники. Вот та цель, которая поставлена до 2030 года, +35% площадей виноградников в нашей стране, увеличить на 35%, – это все что, некий восстановительный рост? Мы до сих пор восстанавливаем то, что было тогда потеряно, в 1980-е гг.? Или все-таки мы уже это отыграли, мы идем дальше?

Леонид Попович: Ну, давайте о цифрах. Сейчас в России примерно 100 тысяч гектаров виноградников, вместе с Крымом. Было время, когда в одной России было 200 тысяч гектаров виноградников и не менее 100 тысяч было в Крыму. То есть в принципе у нас сегодня исторически максимум занята одна треть от того, что было занято. Поэтому, конечно, идет восстановление. Конечно, было время, когда мы потребляли в России на душу населения гораздо больше вина, чем сейчас. Скажем, где-то в 1980-е гг. это было порядка 24 литров на душу населения. Сегодня мы с трудом набираем 7–8 литров. Вот примерно такое соотношение. Поэтому я бы не назвал это пьяным шатанием, я бы сказал, это скорее уход от потребления крепкого алкоголя в потребление прекрасного вина, которое, в общем-то, является частью культуры и нашей страны, и...

Константин Чуриков: Благородный, изысканный напиток, хотя Минздрав, конечно же, рекомендует воздержаться.

Оксана Галькевич: Ну, знаете, я это поняла как шатание государства, знаете, от борьбы с виноградниками, от вырубки до вот такого восстановления, до поддержки их развития, вот в этом смысле, я так поняла мнение нашего зрителя.

Константин Чуриков: Порадуйся, Оксана, и не припоминай плохое.

Оксана Галькевич: А я, кстати, что припоминаю плохое?

Леонид Попович: Если это так, то это очень хорошо, да.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Леонид Попович, президент Союза виноградарей и виноделов России, был у нас на связи.

Костя, я на самом деле хочу тебе сказать, что эта сфера очень сильно у нас, очень хорошо развивается в последние годы в нашей стране.

Константин Чуриков: Ты, так сказать, наблюдатель?

Оксана Галькевич: Я наблюдатель.

Константин Чуриков: Ценитель.

Оксана Галькевич: Да, наблюдатель, в отличие от тебя.

Константин Чуриков: Ха-ха, да, вот.

Оксана Галькевич: А ты все ругаешь только...

Константин Чуриков: Челябинская область: «У меня сватья очень вкусную настойку делает». Курская: «Плодите алкоголиков», – не плодим, просто изучаем рынок, и, кстати говоря, Минздрав советует воздержаться.

Оксана Галькевич: От чрезмерного употребления.

Константин Чуриков: Москва: «Пейте сами свой кисляк». Ленинградская область: «Чем градус больше, тем вино лучше». Давайте сейчас подключим Юрия Юдича.

Оксана Галькевич: Слушайте, а я люблю сухое кисленькое, а мне так нравится.

Константин Чуриков: Сухое, только, только сухое. Вот что мы с тобой работаем так давно...

Оксана Галькевич: А португальцы, они же любят крепенькое, Костя.

Константин Чуриков: Нет, все разные, не надо.

Оксана Галькевич: Ну ладно, хорошо. Юрий Юдич, руководитель аналитической группы «Алкоэксперт». Здравствуйте, Юрий.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Юрий.

Юрий Юдич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Юрий, скажите, пожалуйста, как алкоэксперт, вот какие наши возможности? Это очень важно. Ну, все равняются на Францию...

Оксана Галькевич: Просто эксперт.

Константин Чуриков: ...все равняются на Бордо, все равняются на Бургундию, а это... Мы же там как-то широтами совпадаем, да, и климат у нас где-то тоже совпадает. Или нет, или я... ?

Оксана Галькевич: Подожди, кто «все»? С чего ты взял?

Константин Чуриков: Вообще весь мир любит французское вино.

Оксана Галькевич: Ага.

Юрий Юдич: Анапа на широте Бордо находится, там есть сходство по климату и по другим условиям. Ну, вполне мы имеем возможность выращивать виноград на тех территориях, которые есть у России сейчас. Хотя вот Леонид Львович уважаемый передо мной выступал, он приводил примеры, действительно, я с ним полностью согласен. Надо просто еще обратить внимание, что мы часто сравниваем, у нас было СССР, у нас была Молдавия, Грузия, Украина, все они входили, это все винопотребляющие были республики и винопроизводящие. Поэтому мы лишились виноградников не из-за вырубки их, а скорее от потери этих республик, вырублено там было, слава богу, не так много. Ну, мы можем выращивать виноград на тех территориях, которые у нас есть, у нас пять крупнейших регионов, которые могут производить виноград и вино из него.

Оксана Галькевич: Слушайте, просто Костя говорит, что весь мир ориентируется на Францию. На самом деле можно ли так говорить? Потому что вино производят те, кто может, уж и Греция, слушайте, родоначальник, и Италия, и Испания, и Грузию вы вспомнили, и Германия, и Австрия, слушайте, Канада делает вино Ice Wine, это что-то, конечно, такое специфическое...

Константин Чуриков: Новая Зеландия делает вино, Аргентина делает вино.

Оксана Галькевич: Австралия, Чили. И что теперь, вот всем, понимаешь, с ума сойти, что они не Франция, и не делать?

Константин Чуриков: А пускай Юрий ответит.

Юрий Юдич: Да-да. Ну вот смотрите, начнем с того, что вино становится фетишем таким для государства и оно превращается в некую фишку, которой гордятся страны. Например, в Китае сейчас огромное внимание виноделию, по виноградникам Китай занимает сейчас второе место в мире...

Константин Чуриков: Да вы что?

Юрий Юдич: То есть они вкладываются в эту экономику.

Оксана Галькевич: Понял, кукусик?

Юрий Юдич: Есть регионы, в которых затрудненное виноградарство, укрывное виноградарство, но они пашут, набрасываются на этот виноград, откапывают, закапывают его и производят вино, огромные винодельни строят красивые, как дворцы такие. И надо понимать, что надо гордиться тем, что у нас есть территории, на которых мы можем выращивать виноград. Наши вина уже давно на конкурсах занимают ведущие места...

Оксана Галькевич: Да, кстати.

Юрий Юдич: ...получают медали...

Оксана Галькевич: Платину брали, да, и золото брали, вообще молодцы. Я, кстати, пробовала однажды узбекское вино, Узбекистан по-прежнему производит...

Константин Чуриков: Так, и как?

Оксана Галькевич: Я тебе потом скажу, чтобы страны не поругались, ха-ха.

Юрий Юдич: Бутылочка Каберне ликерного 1968 года, моего года рождения, и она до сих пор лежит, и она произведена в Узбекистане, это была очень винопроизводящая республика. И сейчас она производит виноград, вино, и там сейчас очень большие меры в поддержку виноделия начинаются, и они приглашают и гостей к себе, и очень хотят свое вино поставлять во все страны мира, не только сами употреблять.

Константин Чуриков: Нам пишут: «Нашли чем хвалиться, вином. Остановите Землю, я сойду». Очень много на самом деле либо вот такого, либо есть ценители, который пишут: «Хорошее». И много, кстати, ну давайте признаем проблему, пишут, что, правда, ну не тот вкус, ну не то, ну вот...

Оксана Галькевич: Не тот – это какой, Костя? Грузинское и французское вино – разное вино? А греческое вино ты пробовал?

Константин Чуриков: Про наше, российское пишут.

Оксана Галькевич: Оно другое, естественно. Нельзя сказать, что оно все хорошее.

Константин Чуриков: Пишут, что...

Оксана Галькевич: Я сейчас буду своих защищать.

Константин Чуриков: Пишут, что некачественное. Юрий, имеет место быть такое?

Юрий Юдич: Ну, где они покупали, за какие деньги. То есть все можно...

Константин Чуриков: А за какие деньги можно купить, вот смотрите, где граница между плохим вином и хорошим? Она существует в деньгах?

Оксана Галькевич: Не все должно нравиться.

Юрий Юдич: Ну смотрите, я вам такой пример приведу. Вот в области балета мы впереди планеты всей, да, но балет можно посмотреть хороший в Большом театре, а можно посмотреть его в каком-то региональном тоже хороший, а можно посмотреть плохой, все зависит от труппы, от режиссера, от артистов. Понимаете, в любой отрасли так же, понимаете. Мы не можем сейчас... Кто-то попробовал какое-то кислое вино, или ему показалось, что оно кислое, мы не можем сейчас судить обо всей отрасли в целом. Тем более что люди, они большей частью подвержены слухам, мифам, каким-то суждениям досужим, то есть это никак не касается развития нашей промышленности. Смотрите, какие у вас кадры, какое виноградарство, какой это большой труд, лозу вырастить...

Константин Чуриков: Огромный, огромный труд.

Юрий Юдич: Ей только 3 года расти...

Оксана Галькевич: Слушайте, сколько нюансов там.

Юрий, вы знаете, я на самом деле все время удивляюсь, когда разговоры такие идут, неужели вот люди, которые жили в Испании, еще где-то и пробовали местное вино, производства из разных стран, им все нравится исключительно? Вот честно скажу, ну да, вот мы путешествуем там, что-то пробуем, не все нравится. Не все испанское вино прекрасное (вау!), не все итальянское, не все французское.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Да, Костя, да.

Константин Чуриков: Я согласен.

Юрий Юдич: Те вина, которые вы пробуете здесь зарубежные, они уже прошли отбор нашими импортерами.

Оксана Галькевич: Нет, я говорю там, даже если мы там пробуем.

Юрий Юдич: А там как раз попробовать плохое вино очень даже запросто можно. Я пробовал разные вина очень дешевые, очень некачественные, похожие на водку, очень сильно танинные или какие-то там прокисшие... То есть это все может быть за рубежом тоже, просто такое вино уже, как правило, к нам не привезут, то есть если даже это самое дешевое вино, все равно оно более-менее стоящее, потому что импортер – это как бы как естественный отбор, то есть он производит среди этих вин и притаскивает сюда то, что заслуживает спроса, выдерживает конкуренцию у закупщиков сетей и т. д.

Константин Чуриков: И коротко спрашивают многие зрители, я присоединюсь: Pinot Noir хороший урожай в этом году?

Юрий Юдич: Отличный, отличный, Константин!

Константин Чуриков: Ой, спасибо, Юрий.

Оксана Галькевич: Спасибо, Юрий.

Константин Чуриков: Юрий Юдич.

Оксана Галькевич: Юрий Юдич, руководитель аналитической группы «Алкоэксперт», был у нас на связи.

Константин Чуриков: Ну, теперь, правда, надо до пятницы как-то дожить, а так мы уже все «алкоэксперты».

Оксана Галькевич: А я не очень как-то вот по нуарам... Ну ладно.

Константин Чуриков: Итоги дня сейчас будем подводить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)