Госуслуга: микрозаймы

Гости
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»
Андрей Лебедев
президент Союза «Микрофинансовый Альянс»

Оксана Галькевич: Когда делают что-то, становится легче, но от этого совсем не становится, увы, веселее. Вот вы знали, что микрозайм теперь получить стало гораздо проще? Не нужно собирать какие-то справки о своих финансовых доходах, ходить по офисам этих организаций. Это все уже, друзья, прошлый век. В наши дни достаточно иметь просто страницу на Госуслугах и уже оттуда ну буквально за считаные минуты можно подать заявку, ну и я думаю, что и получить одобрение на получение заемных средств тоже. Со стороны выглядит все так здорово, так классно! А на деле?

Константин Чуриков: Ну да, на деле можно получить не только, так сказать, деньги до зарплаты (а именно за этим чаще всего в эти микрофинансы и обращаются), но и, как сейчас говорят, геморрой на свою голову. Мошенники, хорошо знающие современные технологии, начали массово взламывать аккаунты россиян без их ведома и брать на их имя кредиты и микрозаймы.

Кстати, вся эта эпидемия буквально началась в конце июня месяца. После этого об этом стали говорить эксперты. Вот сейчас уже на государственном уровне есть такой проект «Цифровой профиль», в нем участвуют 19 банков и две микрофинансовые организации, прямо первые ласточки.

Ну, на практике обычно как бывает? Мы изучали эту тему. Пока человек осознает все произошедшее и начнет что-то предпринимать, какие-то действия, в полицию обращаться, на нем уже обычно «висит» приличная сумма, еще и с процентами. Ну и приходится очень быстро… вернее, очень долго доказывать, что ты не верблюд.

Оксана Галькевич: Ну вы просто подумайте о том, как быстро вы, например, можете спохватиться. Я почему об этом говорю? Потому что по опросам, по разным исследованиям, подавляющее большинство россиян у нас признают, что знаний по кибербезопасности им просто не хватает. А больше 80% убеждены, что это не их забота в принципе, а думать об этом должно государство, провайдер услуг, владельцы сайтов. Ну, по большому счету, можно, конечно, и так сказать. Даже нужно сказать: действительно, провайдеры услуг должны думать о безопасности, владельцы сайтов и государство. Но лучше бы и нам с вами этим вопросом тоже, друзья, озаботиться. И вот почему.

Константин Чуриков: Ну да. И не придумывать пароль «Вася12345». Или «Петя».

Оксана Галькевич: Ну, просто потому, что это портал, который содержит информацию о важнейших ваших персональных данных. И это не только имя и фамилия, адрес проживания. Нет. Это номер социального страхования.

Константин Чуриков: Он же СНИЛС, да?

Оксана Галькевич: Да. Номера ваших банковских карт и прочее, и прочее, и прочее.

Константин Чуриков: Так благо это или не благо? Давайте сейчас спросим Игоря Костикова – это доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза». Вы тоже звоните и говорите.

Игорь Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, я подумала о том, что тут ведь еще можно не только кредит на человека «повесить», простите, а там ведь можно и фирму-однодневку, располагая его личными, персональными данными, какие-то криминальные деньги. И потом не отмоешься.

Игорь Костиков: Безусловно, проблема персональных данных, в общем, она не решена. И несмотря на то, что постоянно ужесточается закон «О персональных данных», она существует. Все начинается с того, что до сих пор не определено, кто же является владельцем этих персональных данных – то есть гражданин или тот банк, или та финансовая организация, которая получила эти данные. Причем, как правило, сейчас уже спрашивают о том, в каких целях можно их использовать.

Но, к сожалению, их используют в широком плане. Мы знаем достаточно большое количество случаев, когда персональные данные утекали из финансовых структур. Ну и последнее, о чем стало известно, – в том числе и на Госуслугах тоже возникают проблемы с сохранностью персональных данных. Это, конечно, все заставляет задуматься. Безусловно, необходимо, чтобы государство в первую очередь об этом задумалось, поскольку это касается всех граждан. Наверное, надо, во-первых, принимать меры технического характера, но и менять законодательство.

Константин Чуриков: Я хочу сейчас привести цитату из «Российской газеты», как она об этом буквально написала несколько дней назад: «МФО – небольшой по объемам, но важный элемент финансовой системы страны. Микрофинансисты часто представлены в регионах, где мало банков и где поэтому сложнее получить кредит гражданам и малому бизнесу. МФО удовлетворяют потребность населения в коротких и небольших займах, которые нужны гражданам срочно, так называемые «займы до зарплаты».

Это государственная политика такая, Игорь Владимирович, если так немножко обобщить?

Игорь Костиков: Вы знаете, что тут у нас есть противоречия с той же «Российской газетой». Мы считаем, что микрофинансовые организации – это все-таки ростовщический бизнес. И мы неоднократно об этом говорили, писали. Необходимо его таким образом регулировать.

То есть на самом деле нам нужно переходить к тому, что эти микрофинансовые организации, которые добросовестно работают, переводить в небанковские кредитные организации, превращать их в другие структуры, а расставаться с микрофинансовыми организациями, которые, на мой взгляд, несмотря ни на какое регулирование, продолжают действовать, в общем, обирая граждан.

Константин Чуриков: Игорь Владимирович, а если их перевести, как вы говорите, в другие структуры, то что это даст?

Игорь Костиков: Ну, соответственно, это изменит структуру процентов. Это изменит вопрос, связанный с резервированием. Это изменит то, каким образом выдаются кредиты. То есть они практически будут работать так же, как и банки.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, давайте послушаем нашу зрительницу Нину, она звонит нам из Кемерова. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я живу в Кемерове, зовут меня Нина. Я смотрела сегодня вашу дневную передачу и очень хотела поучаствовать, дозвониться до вас. Я против вообще любых кредитов через Интернет, учитывая то, что через Интернет могут воспользоваться персональными данными и взять кредит на тебя. То есть люди не защищены. Даже те, кто не берут кредиты, не защищены от мошенничества. А тут государство на Госуслугах дает возможность. Тем более что у вас на той неделе, ну, недавно была передача, что через Госуслуги уже есть факты, что берут кредиты на людей для мошеннических действий.

Оксана Галькевич: Да, Нина, это мы рассказывали как раз случай одного из наших коллег, который вовремя спохватился.

Зритель: Да-да-да. У нас в городе в каждом супермаркете по два-три пункта микрозаймов. То есть если человеку надо, он может прийти и взять этот микрозайм. В магазин ходит каждый и каждый день. Ну, не каждый день, но ходит каждый. И совершенно необязательно это все вводить через Интернет.

Константин Чуриков: Нина, понимаете, мне кажется, в чем еще беда? В небольшом городе вообще, скажем так, за пределами Москвы это вообще чуть ли не каждому первому надо, потому что по-другому никак не продержаться до следующей зарплаты. А что касается Москвы… Вот я вам отвечаю. На окраине сейчас живу, в Крылатском. Слушайте, на каждом углу, микрозаймы, ломбарды! И это уже не просто где-то там, знаете, на периферии, это уже везде. Далее – везде.

Игорь Костиков: На самом деле есть еще одна проблема, о которой надо сказать, – это агрессивная реклама. То есть агрессивная реклама касается не только рекламы в Интернете или на традиционных средствах массовой информации, а это реклама такая, где висят объявления, они развешиваются в том числе, как официальные, так и неофициальные микрофинансовые организации, которые давят на гражданина и обещают ему, что это все будет легко и просто, он легко и просто с этим рассчитается. Что неправда. И с этим как раз тоже нужно бороться, потому что вот такая пропаганда кредитования ни к чему хорошему не приводит.

Оксана Галькевич: Нам тут пишут зрители из Воронежской области, мол, что не надо оставлять свои личные данные на каждом шагу, мошенники со всех сторон атакуют. Ну так в том-то и дело, друзья. Мы о чем говорим? О том, что далеко не на каждом шагу, а просто на одном из важнейших ресурсов, на государственном ресурсе вы оставляете свои личные, персональные данные, и вот ими могут нехорошие люди воспользоваться.

Константин Чуриков: Игорь Владимирович, скажите, пожалуйста, а можно где-то куда-то прийти, в МФЦ, гражданину любому – не знаю, Иванову/Петрову/Сидорову – и написать бумагу: «Я, Иванов/Петров/Сидоров запрещаю брать от моего имени кредиты на любых порталах и в любых организациях»? Можно это как-то узаконить?

Игорь Костиков: Вы знаете, сейчас депутаты внесли такое предложение перед выборами в Государственную Думу о том, чтобы предложить гражданам дать такую возможность, чтобы можно было написать заявление о том, что они не берут кредиты. Вот мы ждем, что с этим дальше будет. Понятно, что Дума соберется уже в октябре. Возможно, эта инициатива получит дальнейшее развитие.

Но на самом деле ведь тут есть другая проблема (мы ее с вами уже как-то обсуждали) по поводу этой инициативы. Можно написать ответное заявление: «Я теперь от этого заявления отказываюсь», – используя персональные данные на Госуслугах. И фактически использовать те же данные для того, чтобы получить кредит, несмотря на отказ.

Константин Чуриков: Ну да, что за меня сделает другой какой-нибудь мошенник. Понятно.

Игорь Костиков: Конечно.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, слушайте, а может быть, здесь с другой стороны подступиться? Ну смотрите, у нас паспорт сейчас требуют ну везде – надо, не надо. Любая какая-то незначительная операция – «Предъявите паспорт. Дайте-ка я запишу, скопирую паспорт». С чего вдруг? Я помню, знаете, в торговом центре такую каталку для детей в виде какой-то машинки взять – «Дайте паспорт». С чего вдруг?

Игорь Костиков: Безусловно, это проблема, потому что закон «О персональных данных» на самом деле собирает запрещать излишнюю информацию. Но дело в том, что этот закон легко, так сказать, обходится нашими и торговыми сетями, и всем кому не лень. С вас требуют – и вы отдаете, потому что иначе они отказывают вам предоставлять услуги.

И вот здесь государство нужно государству на самом деле наказывать более жестко за нарушение закона «О персональных данных», чтобы прекратили требовать документы тогда, когда в этом нет необходимости. Это в законе прописано.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Игорь Костиков, доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза», был в нашем эфире.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим, сколько люди переплачивают за то, что используют микрокредиты. Наши корреспонденты, конечно, разговаривали с теми людьми, которые сознательно на это шли – в Чебоксарах, Краснодаре и Кемерове.

Константин Чуриков: Или несознательно.

Оксана Галькевич: Да, или несознательно. Как это? Неконтролируемые покупки, да? Есть такое понятие. И потом продолжим наш разговор со следующим экспертом.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот такие мнения.

И, конечно, бурное обсуждение на SMS-портале. «Не можешь побороть – возглавь!» – Калининград. Тверь пишет: «Государство возглавило все бандитские наработки», – вот так считают наши зрители. Что еще? А, Кострома, вот нам понравилось: «Почему в России только «столовая» и «деньги до получки» написаны на русском языке?» А правда.

Оксана Галькевич: Слушайте, друзья, ну нельзя говорить, что государство что-то там бандитское возглавило. Мошенники, знаете, тоже не дураки.

Константин Чуриков: Я прочел, что пишут люди.

Оксана Галькевич: Давайте поговорим дальше с нашими людьми, с еще одним экспертом. Андрей Лебедев, президент союза «Микрофинансовый альянс», у нас на связи. Здравствуйте, Андрей Анатольевич.

Андрей Лебедев: Да, добрый день, коллеги.

Константин Чуриков: Андрей Анатольевич, ну вы понимаете, как настроены люди.

Оксана Галькевич: Вам сейчас придется убеждать наших людей в необходимости микрофинансовых организаций и в том, какие благие цели, так скажем, вы помогаете людям достигать.

Андрей Лебедев: Ну, я думаю, здесь убеждать нет смысла. Дело в том, что микрофинансовые организации используются во всем мире. Это всего лишь инструмент финансовый. Если мы не научились им пользоваться и он, что называется, бьет, большую отдачу дает, то нужно учиться это делать.

Константин Чуриков: Так, Андрей Анатольевич, можно сразу вопрос? Как учиться это делать при минимальной зарплате в стране, которую, если бы сейчас мы провели опрос, я думаю, получали бы очень многие наши зрители – около 12 тысяч рублей, чуть больше? Вот как тогда научиться, скажите, пожалуйста, людям с семьей, например, с детьми?

Андрей Лебедев: Согласен. Вот когда человек покупает машину, ему же не приходит в голову сесть и сразу поехать, даже если срочно надо куда-то ехать. Он идет учиться. То же самое и микрофинансовый инструмент. Конечно, руководители микрофинансовых организаций заинтересованы в том, чтобы люди брали микрозаймы, платили проценты. Понятно, это их доход, их бизнес. У меня нет особой нужды убеждать в необходимости микрофинансовых организаций, потому что в этом убеждает рынок, их насущность, их востребованность. Рынок можно регулировать, но закрыть его нельзя.

Константин Чуриков: Андрей Анатольевич, а почему вас так много стало? Почему вы (ну, «вы» – имеются в виду микрофинансовые организации как бизнес) просто везде? Вы нужны, вы не нужны, но вы все равно просто повсюду стали. Вам кто-то помогает?

Андрей Лебедев: Нет. Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли. Я возглавляю саморегулируемую организацию, которая призвана как раз контролировать и регулировать этот рынок. Стало не нас много. СРО всего три в России. Микрофинансовые организации, находящиеся в реестре Центрального банка как мегарегулятора, за последние три года их количество сократилось почти вдвое. Но потребность в микрофинансах (и мы видим это по цифрам отчетов), она не уменьшается.

Оксана Галькевич: Андрей Анатольевич, вот смотрите. Мы до этого приводили такие факты о том, что микрофинансовые организации (да мы и сами знаем это, когда ездим по стране), они в основном разворачивают свою бурную деятельность в небольших городах, в небольших населенных пунктах, где, в принципе, ну по идее, должны быть в том числе и крупные банки.

Почему вы идете в эту нишу? Ну можно же точно сказать, что там самые невысокие зарплаты у людей, невысокие возможности. Соответственно, такой рискованный сектор для вас. Но вы именно там работаете. Это какое-то сознательное продвижение именно в эту аудиторию, да?

Андрей Лебедев: Я бы не сказал, что микрофинансовые организации работают только в небольших городах и сельских населенных пунктах.

Оксана Галькевич: Я не говорю, что только. Но, приезжая в какой-нибудь малый город, знаете, можно долго искать, я не знаю, зеленый банк или какой-то синий, красный банк, но микрофинансовые организации вот так подряд будут идти на главной улице.

Константин Чуриков: Это просто очень заметно, правда.

Андрей Лебедев: Да, на самом деле это так. И это объективно. Потому что большие банки не идут в маленькие регионы, в сельскую местность.

Оксана Галькевич: Почему?

Андрей Лебедев: Там нет их клиентов. Банкам не интересны люди с очень небольшой платежеспособностью. А потребность перехватить у людей до зарплаты от 2 до 10 тысяч есть, поэтому микрофинансовые организации и предлагают им такую услугу за 365% годовых – что определено нашим законом. Больше, дороже они не имеют права продавать эти деньги.

Константин Чуриков: Слушайте, мне кажется, достаточно 365% в принципе, чтобы попасть в ту самую ловушку бедности, над которой сейчас ломает голову, не знаю, половина правительства, как людей вывести из нищеты. Тем не менее, ну, так получилось (понятно, что не вы писали закон), но такие законы у нас существуют.

Давайте послушаем Ирину из Курска. Ирина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте, дорогая редакция. Как раз по теме. Ровно неделю назад случайно на Госуслугах я узнаю о том, что мое имущество – квартира, гараж – арестовано за долг по кредиту.

Оксана Галькевич: Кошмар!

Зритель: 224 тысячи, которые я никогда не брала. Он взят в банке города Омска жителем Хабаровска, но со всеми моими паспортными данными.

Константин Чуриков: «Замечательно»! Ваши дальнейшие действия, Ирина?

Оксана Галькевич: А что тут замечательного-то, Костя?

Константин Чуриков: «Замечательно» в кавычках, конечно.

Зритель: Нет, я поэтому вам звоню. Я преподаватель музыкальной школы, и я не знаю, как мне защититься. Тем более что я, естественно, в жизни…

Константин Чуриков: Ирина, первое – в полицию заявление написали?

Зритель: Еще нет.

Константин Чуриков: А сколько времени прошло?

Зритель: На той неделе я об этом узнала.

Константин Чуриков: На той неделе? Ирина, первое – в полицию обращайтесь, в прокуратуру обращайтесь.

Оксана Галькевич: Вам надо срочно действовать, Ирина!

Константин Чуриков: Просто срочно.

Оксана Галькевич: Конечно. Это и так будет достаточно непростой путь. Ой!..

Константин Чуриков: Значит, обратитесь в МФЦ. Возьмите, пожалуйста, какие-то, скажем так, «письменные следы» того, что кто-то от вашего имени взял кредит. Это не шутки. 224 тысячи быстро превратятся в совсем другие деньги.

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Вот смотрите, что я сделала. Может быть, и неправильно. Я отправила в банк в Омске и Хабаровск, где суд произошел. Самое интересное, что житель зарегистрирован был там. Я никогда в жизни не регистрировалась в Хабаровске и так далее. Я отослала им нотариальную доверенность паспорта, больше ничего. Я не знала, что делать. Я там никогда не было.

Константин Чуриков: Понятно. Смотрите…

Оксана Галькевич: Ирина, вам нужно срочно разбираться с этой ситуацией. Вам срочно нужно разбираться, и не просто самой что-то кому-то отправлять, а обращаться в полицию и в прокуратуру.

Константин Чуриков: Оставьте нашим продюсерам свои координаты, попробуем вам чем-то помочь.

Оксана Галькевич: Андрей Анатольевич, скажите, пожалуйста… Вот смотрите, такая ситуация. Человек живет в Курске (и это не единственный случай), а запрос на кредит отправляется в Омск, Хабаровск, еще куда-то. Простите, а почему так легко организация в Омске, Хабаровске или где-то еще выдает дистанционно некие кредиты, зная, что это достаточно рискованно, они могут быть вовлечены в некие мошеннические действия? Вам не кажется, что здесь все-таки надо было бы построже, подкрутить бы, не разрешать, а запрещать?

Андрей Лебедев: Вы очень верно определили. Здесь налицо все признаки мошенничества. Первое – нужно, конечно, написать заявление в ОВД, в прокуратуру. Второе – разобраться с компанией, которая выдала микрозайм. Находится ли она в реестре ЦБ? Это тоже может оказаться компания, которая находится в «серой» зоне. Потом, если это все-таки официальная, «белая» компания, выяснять, каким образом мошенники завладели личными данными этой преподавательницы и смогли получить на ее имя кредит.

Дело в том, что кредит онлайн выдается без непосредственного участия человека, он выдается через Интернет, поэтому, конечно, нужно разбираться с каждым конкретным случаем.

Константин Чуриков: Так вот, давайте подумаем вместе, Андрей Анатольевич. А надо ли, чтобы через Госуслуги теперь можно было брать и микрозаймы, если у этих структур такие бреши?

Оксана Галькевич: О том и речь.

Константин Чуриков: Ну что получится? Ну извините, вы бизнес, да? Вам тоже, так сказать, надо работать, как-то жить тоже, наверное. Ну, если всех нас, как говорится, повяжут и все будут должны, потому что нас либо взломали, либо мы взяли на последние деньги кредит – ну и что тогда? К какому развитию страна придет?

Андрей Лебедев: Вот как раз Госуслуги призваны быть дополнительным барьером, ограждающим мошенникам путь к такому легкому варианту обогащения. Дело в том, что у микрозаймовых компаний большая проблема с идентификацией клиентов, потенциальных заемщиков. Это как раз те, которые берут кредиты онлайн. Госуслуги дают возможность решить этот вопрос…

Константин Чуриков: Андрей Анатольевич, да взламывают Госуслуги, взламывают! Мы с этого начали нашу программу. Нам зрители звонили и вспоминали, как мы об этом рассказывали. Наша коллега тоже стал жертвой. Вот в том-то и дело, понимаете? Замкнутый круг какой-то!

Андрей Лебедев: Дело в том, что наше правительство взяло уверенный курс на цифровизацию, и оно в мировом тренде. А все, что связано с «цифрой», все, что связано с компьютерными программами – это соревнование замка и взломщиков.

Константин Чуриков: То есть нам не важно, чем это все закончится, а главное – быть в тренде, как весь остальной мир? А там уж посмотрим…

Андрей Лебедев: Нет, вы не правы. Госуслуги не так просто взломать, как, например, личный аккаунт через почту. Это сделать гораздо сложнее. Это серьезная программа, за которой стоит государственный ресурс, и взломать ее не так просто. Хотя мы знаем примеры в мире, что взламывают и натовские сайты, и сайты американских предвыборных кампаний. Хакерские атаки есть. Но ведь там все упирается в цену вопроса и время. Я не думаю, что из-за возможности получить микрозайм в 20 тысяч хакеры будут вкладывать серьезные средства, чтобы взломать Госуслуги.

Оксана Галькевич: Кстати, Андрей Анатольевич, скажите, а предельная сумма какая? Вот вы сказали, что предел по процентам – 365%.

Константин Чуриков: В год.

Оксана Галькевич: В год, да. А предел по сумме, которую можно получить в МФО?

Андрей Лебедев: Там нет такого понятия «предел».

Оксана Галькевич: То есть как? Что, можно миллион взять и «повесить» на кого-то? Тогда, извините, уже игра для мошенников стоит свеч.

Андрей Лебедев: Нет, дело в том, что миллион никто не берет. Если кто-то заявляется на миллион, мы уже можем предполагать, что это мошенники. Дело в том, что средний размер займа – от 10 до 30 тысяч максимум. Поэтому никогда никто миллион не берет под 365%.

Константин Чуриков: Андрей Анатольевич, это понятно, да. Но, понимаете, человеку, который, извините, деньги не печатает на станке и которые ему не с неба падают, понимаете, ему эти 10–20 тысяч (кстати, когда проценты набегают, вы знаете, это уже совсем другие деньги), они очень дороги. И он как раз хочет, чтобы вот этих, извините, подонков ловили на этапе, когда они взяли 10–20 тысяч. Это было бы очень здорово.

Оксана Галькевич: Да я просто к тому, что, слушайте, в микрофинансовых организациях ведь тоже люди живые. Тут человеческий фактор. Понимаете? Кто-то начинает подозревать мошеннический запрос, а кто-то спокойненько себе это все одобряет, оформляет, отправляет – и все. А разбираться будут потом, если надо будет. Понимаете? Ну, я к тому, что вот этот человеческий фактор тоже должен отфильтровываться системой на некоем уровне.

Андрей Лебедев: Коллеги, ну вопрос можно решить очень просто. Давайте вообще закроем микрозаймы, ведь это в силах государства. Давайте объявим эти деньги ростовщическим капиталом, как в Испании, и закроем его. И не будет темы для обсуждения. Но просто это все уйдет в «серую» зону, и люди будут занимать какие-то криминальные деньги, которые нигде никак не фиксированы. Понимаете?

Во всем есть проблемы. Не все у нас сразу работает. И финансовая грамотность населения растет медленно. И мошенники пытаются подобрать ключи, чтобы взломать. Это процесс, к которому мы идем. Ну что делать? Есть издержки. Есть, конечно, люди, которые страдают.

Константин Чуриков: Как нам один гость, знаете, на прошлой неделе… Вот сидел у нас в студии один гость и сказал, на самом деле искренне и правдиво сказал: «Ну ничего, мы стараемся. Зато мы готовимся к какому-то лучшему будущему».

Давайте звонок послушаем – Михаил, Ханты-Мансийск. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Да, здравствуйте. У меня ситуация с сестрой. Взяла микрозайм. Вовремя пошла платить – не получилось, было закрыто. Потом набежали проценты. Начала расплачиваться. В результате потом начали из пенсии полпенсии высчитывать. Потом оказалось, когда начала разбираться, почему полпенсии высчитывают, оказалось, что у нее в Челябинске квартира, а она не платит коммунальные услуги. Без ее ведома перепродали ее долг. В результате выиграла суд. Там 280 тысяч где-то, ну, приблизительно, врать не буду, где-то 200 с копейками. Выиграла суд, а ей сказали: «До свидания». И она сидит без своей пенсии и без денег.

Оксана Галькевич: Кошмар!

Зритель: Вот где правду искать – уже не знаем.

Константин Чуриков: То есть даже суд человек выиграл, и все равно?

Зритель: Даже суд выиграли. В Челябинск она ездила в суд, тратила свои деньги. Выиграла суд, все. А они сказали… Квартиры нет в Челябинске и не было. А получилось так, что…

Константин Чуриков: Михаил, вы знаете, нам сегодня на самом деле не один зритель рассказывал в эфире, что когда, в общем-то (ну, может быть, так совпадает), когда наши коллеги, наши корреспонденты берутся за изучение вопроса, и мы показываем сюжеты потом в эфире, с картинкой так, крупно, в федеральном телеэфире, то обычно те, кому надо, обращают на это внимание. Оставьте, пожалуйста, свои координаты.

Оксана Галькевич: Андрей Анатольевич, скажите… Не будем какие-то эмоциональные такие решения принимать, в обсуждении какой-то поворот давать этой теме, но все-таки вот вы как специалист по работе микрофинансовых организаций (мы же все-таки людям добра желаем), какие вы можете советы дать людям, которые приходят в МФО за деньгами, чтобы не оказаться в сложной ситуации?

Константин Чуриков: Три коротких совета.

Оксана Галькевич: Да. Что нужно держать в голове?

Андрей Лебедев: Во-первых, мы как саморегулируемая организация получаем огромное количество жалоб от таких же людей, которые попали в неприятную ситуацию. Естественно, это требует определенных разбирательств. Мы с каждым конкретным случаем разбираемся, анализируем его. Дело в том, что есть недобропорядочные люди, которые пытаются использовать ситуацию в своих корыстных интересах.

Три совета? Самый главный совет – будьте внимательны. Мы прекрасно понимаем, что люди, которые попали в ситуацию, когда у них образовался какой-то кассовый разрыв и нужно срочно получить две, три или четыре тысячи до зарплаты, они спешат, им нужно быстрее деньги. Они невнимательные. Они не читают договор.

Константин Чуриков: Не торопиться, не торопиться.

Андрей Лебедев: Не торопиться ни в коем случае. Понятно, что 5, 10 или 20 минут не спасут ситуацию.

Константин Чуриков: Понятно.

Андрей Лебедев: Но, прочитав договор, они понимают, какие риски они несут, подписывая его. Это очень важно.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо большое, Андрей Анатольевич. Андрей Лебедев, президент союза «Микрофинансовый альянс». Узнали, что не надо спешить и надо смотреть, что подписываешь.

Оксана Галькевич: Ну а от себя, друзья, добавим, что все мы пользуемся Государственными услугами. Не первый раз обсуждаем эту тему. Если у вас есть кабинет на Государственных услугах, пожалуйста, потрудитесь разобраться с тем, как установить себе двухфакторную аутентификацию.

Константин Чуриков: Чтобы этот кабинет был надежно заперт.

Оксана Галькевич: Чтобы войти внутрь вашего кабинета вы могли только при подтверждении SMS-сообщения и так далее, и тогда. Или как это? Видео, Face ID, изображение ваше чтобы использовалось при входе в кабинет. Ну как-то попытайтесь разобраться, чтобы самих себя обезопасить.

Константин Чуриков: Мы продолжим через пару минут и вспомним о том, что сегодня праздник в стране, вообще-то.

Оксана Галькевич: Твой день рождения?

Константин Чуриков: День ВДВ.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Зачем это Центробанку и для чего гражданам?