Готовы ли российские пилоты летать по старинке?

Готовы ли российские пилоты летать по старинке? | Программы | ОТР

Разъясняем новые правила авиации

2020-12-01T12:40:00+03:00
Готовы ли российские пилоты летать по старинке?
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Что нового? Симферополь, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
Гости
Андрей Литвинов
летчик 1-го класса, капитан А-320, «отличник «Аэрофлота»
Альфред Малиновский
вице-президент Профсоюза летного состава России, пилот, заслуженный работник транспорта РФ

Ольга Арсланова: Авиаполеты, возможно, станут опаснее. Дело в том, что на днях у пилотов России начнется непростое время. С 3 декабря им придется сажать самолеты по старинке – вслепую, при помощи диспетчеров или при помощи бумажных карт. Данные десятков аэропортов России не успели внести в новую схему полетов.

Иван Князев: Поставщики аэронавигационных данных не успевают с кодированием полетных процедур из-за большого массива изменений и запоздалой публикации поправок в навигационных базах данных. Пилотам как минимум до 30 декабря придется заходить на посадку, ну не знаю, по приборам, по указаниям диспетчеров.

Ольга Арсланова: Казалось бы, да?

Иван Князев: Да. Или опять же по бумажным картам. Авиакомпания «Победа» даже отменила часть рейсов.

Чем это все нам грозит? Будем разбираться вместе со специалистами.

Ольга Арсланова: С нами на связи, конечно же, прямо сейчас летчик первого класса, капитан A320 Андрей Литвинов. Андрей Александрович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вообще звучит это все для простого зрителя довольно странно – указания диспетчеров и бумажные карты. А разве не так раньше летали десятки лет пилоты?

Андрей Литвинов: Главное что в этом? Во-первых, перестаньте пугать людей. Вы такой ажиотаж вокруг этого создали, журналисты, что просто люди сейчас вообще перестанут летать.

Ольга Арсланова: Это наша работа.

Андрей Литвинов: На самом деле все не так страшно, как вы об этом рассказываете.

Значит, рассказываю, что это значит и чем это чревато, как выражаетесь. Каждые 28 дней Jeppesen, за который отвечает компания Boeing, они вносят поправки. То есть какие-то новые частоты, новые высоты, что-то новое появляется. Они каждые 28 дней обновляют свою базу данных. Здесь они просто не успевают это сделать. Естественно, это какие-то неудобства вызовет, но это не влияет на какую-то безопасность полетов. В общем-то, ничего криминального в этом нет.

Ольга Арсланова: А почему «Победа» тогда отменила часть своих рейсов, если это обычное дело?

Андрей Литвинов: Вы знаете, мне сложно говорить за «Победу». Может, у них нет ресурсов напечатать бумажные карты временно, чтобы раздать их летчикам перед вылетом. Может, они все деньги на фаллоимитаторы потратили. Я не знаю, чем они там руководствуются.

Иван Князев: Жестко вы так!

Ольга Арсланова: Поясните, пожалуйста, зачем они им?

Андрей Литвинов: Ну, они рисуют в небе, топливо тратят, деньги тратят, обращают на себя внимание. Им не до карт, наверное. Потому что все остальные компании нормально работают. Диспетчерская служба сказала, что они готовы к этим всем неожиданностям и будут помогать экипажам. То есть если вдруг, допустим, нет в базе данных какой-то точки, то экипажи будут по координатам «забивать» эту точку, как в навигаторе. Вы когда делитесь своим местоположением в телефоне – по координатам.

И это не составит никакого труда. Если кому-то понадобятся бумажные схемы захода на посадку в конкретном аэродроме, то их можно выдавать. Мы всю жизнь летали по бумажным картам, и никакой проблемы не было. Это потом уже перешли на электронную версию всех документов.

И еще одна очень важная поправка, которая с 3 декабря вступает в силу. Весь мир летает по давлению QNH. Существует два давления – QNH и QFE. QNH – это давление относительно уровня моря, а QFE – это давление относительно уровня аэродрома, то есть относительно земли. Разница в том, что у нас система метрическая, мы летаем в метрах, а весь мир летает в футах.

Вот для того, чтобы все привести к соответствию, так как мы летаем на импортных самолетах, теперь мы везде будем летать в футах. И если раньше нам приходилось пересчитывать давление в России одно в другое, когда мы летим, то… Ну, это просто какое-то неудобство вызывало у экипажей. Вот теперь хотят привести все в соответствие. И это правильно.

Единственный здесь «косяк» со стороны Росавиации – то, что они заранее не информировали компанию Jeppesen, хотя бы за 56 дней (два срока по 28 дней), чтобы они внесли вовремя все эти поправки и не создавали неудобство диспетчерам и экипажам.

Иван Князев: Андрей Александрович, ну а пилотам вообще удобней в футах-то все измерять?

Андрей Литвинов: Так как мы летаем на импортных самолетах, то, конечно, это удобно.

Иван Князев: А если ошибется?

Андрей Литвинов: Понимаете, там прибор сразу показывает в футах. Мы, наоборот, переводили футы в метры, когда мы летали по России. И это вызывало очень много неудобство. Всего несколько аэродромов, которые перешли в футы. Они у нас есть в России, крупные аэродромы. Но все основные наши российские аэродромы – они как работали в метрической системе, так и остались.

Иван Князев: Нет, просто для пилота это же, наверное, важно, да? Если потолок облачности у тебя 500 метров, то пилот понимает, грубо говоря, какое у него расстояние до земли. А если он посчитает это в футах и немножко неправильно все поймет?

Андрей Литвинов: Нет-нет, мы же переводим по формуле футы в метры, метры в футы, туда и обратно, когда мы летаем по России. Никаких проблем с этим не было, это было так всегда. А в связи с тем, что самолеты сейчас в основном все эксплуатируются – это Boeing и Airbus, это создает некое неудобство для полетов, для экипажей и для диспетчеров. Ну и вообще просто организация. Поэтому чтобы привести все это в соответствие, чтобы мы везде летали стандартно, как во всем мире, и вводятся эти поправки с 3 декабря.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Андрей Литвинов, летчик первого класса, был у нас в эфире.

Продолжаем беседу. С нами на связи Альфред Малиновский, вице-президент Профсоюза летного состава России. Альфред Августович, здравствуйте.

Альфред Малиновский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Все-таки наши зрители, которые еще летают (таких немного, но есть), волнуются: а готовы ли наши пилоты летать по старинке?

Альфред Малиновский: Я за это время, за этот час, чтобы не быть наглым и не заявлять свою точку зрения, опросил очень много участников этих изменений. Не могу разделить оптимизма Андрея Литвинова, хотя я отношусь к нему с большим уважением. Вот последнее заявление, что перестановка давления, футы и так далее. Последний случай… Я не помню число. A380 заходил в «Домодедово» на посадку. И заходил, снижаясь так, что диспетчер вынужден был угнать на второй круг, потому что он шел ниже глиссады и мог «поцеловать» землю где-то в районе ближнего привода.

Поэтому оптимизма этого я не разделяю. Дело в том, что… Если объяснять популярно, то представьте себе систему навигации, навигатор на автомобилях. Ездили привычно по маршрутам. И вдруг все поменялось! Оптимизировали, сократили расстояния, срезали углы. То есть все во благо. Но люди не привыкли. Чтобы привыкнуть, нужно работу проводить. Что касается больших компаний, где есть ресурсы, методические кабинеты, методисты, то там работа проводилась. А вот в маленьких компаниях работа с летчиками, увы, не на таком уровне.

И шероховатости будут. И потребуется несколько месяцев, чтобы эти изменения… чтобы доводка Jeppesen была быстрой, своевременной и соответвовала возможностям современных самолетов.

Иван Князев: Альфред Августович, нам тут просто пилоты уже начали писать, в частности из Саратовской области: «Пролетал десять лет. И мне не понятно, о каких неудобствах идет речь. Лишний раз пошевелить мозгами – и все».

Альфред Малиновский: Мозгами пошевелить нужно, безусловно, в каждом полете и каждому пилоту. Но повторяю, что я отношусь к этим изменениям с таким осторожным оптимизмом. Службы движения, организации воздушного движения, да, они ближе, они более готовы. Что касается летных экипажей, то я здесь этого оптимизма не разделяю. Потребуется несколько месяцев, чтобы привести в соответствие доводку, скорость доводки изменений Jeppesen во все авиакомпании, в мелкие авиакомпании.

Ольга Арсланова: И это стресс определенный все-таки, да?

Иван Князев: Ну конечно. Ты же, помимо того, что штурвал держишь, у тебя еще куча приборов, и какие-то расчеты нужно проводить.

Ольга Арсланова: Зачем это нужно?

Иван Князев: Я правильно понимаю, что все будет зависеть от опыта пилота того или иного?

Альфред Малиновский: Да. А опыт будет набираться, эти ошибки будут устраняться «методом тыка» в течение нескольких месяцев. Да, будет векторение. То есть в случае каких-то ляпов, «косяков» при заходе на посадку будут угонять в зону ожидания, где объяснят экипажу все, подведут и так далее, и так далее.

Но шапкозакидательством хватит заниматься. Мы за 50 лет не внедрили систему управления безопасностью полетов, ничего не сделано. В 2008 году нас проверяли, были проверяльщики из Европы. И они сказали: «Вы не готовы». И с тех пор вообще ничего до сих пор не сделано.

Иван Князев: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Альфред Малиновский был с нами на связи, вице-президент Профсоюза летного состава России.

Ну, как-то немножко страшно все-таки летать будет в ближайшее время.

Ольга Арсланова: Все зависит от опыта пилотов. Надеюсь, что пилоты у нас опытные и лететь с ними будет не страшно.

Иван Князев: Давайте к следующей теме пойдем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)