Готовы ли вы поехать работать в другой регион?

Готовы ли вы поехать работать в другой регион? | Программы | ОТР

Как по всей России распределяются трудовые ресурсы

2021-02-20T21:45:00+03:00
Готовы ли вы поехать работать в другой регион?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Татьяна Лобанова
доцент департамента организационного поведения и управления человеческим ресурсом, кандидат психологических наук
Ольга Кузнецова
профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук

Оксана Галькевич: Шире стали забрасывать невод наши работодатели в поисках соискателей. Теперь, оказывается, все чаще они ищут сотрудников в других регионах, причем любой удаленности от места потенциального трудоустройства. Активнее всего в этом столичные компании: почти половина московских структур готовы взять на работу иногородних, годом ранее таких было только 45%.

Иван Князев: Ну и региональные компании тоже не отстают, 35% присматриваются к жителям соседних и не очень краев и областей. Но разница между вакансиями из столицы и из регионов все же есть: москвичи чаще ищут людей для работы в сфере культуры и искусства, а также услуг населению, а вот регионам нужны специалисты в сфере услуг для бизнеса.

Оксана Галькевич: То есть это уже другая квалификация получается.

Иван Князев: Да-да-да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Какой-то некий менеджмент, наверное, да?

То, что запросов на сотрудников с другим местом жительства стало больше, может быть, и хорошо, все-таки больше выбора у тех людей, которые находятся в поисках, а уж им самим там дальше решать, ехать в другой регион на работу или нет. Вот, кстати, в связи с этим хотим вас спросить, уважаемые зрители, а вы готовы переехать по работе в другой регион? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте, пожалуйста, на наш SMS-портал, в конце беседы, этой получасовки, мы подведем итоги.

Иван Князев: Ну да, тут еще важно понимать, на каких условиях люди готовы. Об этом, кстати, тоже можете написать, уважаемые телезрители, уже отдельно в SMS или позвонить нам в прямой эфир.

Ну а сейчас на связи Ольга Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ольга Владимировна.

Ольга Кузнецова: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Ольга Владимировна, скажите, пожалуйста, как вы думаете, как в принципе это можно объяснить? Может быть, это сказывается эффект отсутствия мигрантов в связи с тем, что из-за пандемии многие не могут приехать, начать работу? Потому что вот, допустим, столичный регион – это все-таки сфера услуг во многом в том числе.

Ольга Кузнецова: Если я правильно поняла те данные, которые приводились, они касались работников очень разной квалификации.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Ага.

Ольга Кузнецова: В каких-то случаях действительно речь идет о том, что не хватает людей, которые могли бы работать в сфере услуг, причем не очень сложной. Скорее всего, не хватает сейчас кадров для клининговых компаний, для каких-то аналогичных видов бизнеса. С другой стороны, если мы говорим о культуре и искусстве, если мы говорим о других похожих сферах деятельности, то в данном случае явно ищут людей, которые имеют соответствующую высокую квалификацию, и очень может быть, что да, в Москве несмотря на то, что рынок труда очень широкий, людей какой-то квалификации, каких-то специалистов не хватает. Может быть, хотят найти людей более активных, более заинтересованных в заработке; может быть, в какой-то степени хотят людей не столь избалованных предложением на рынке труда. Поэтому ситуации, скорее всего, бывают очень-очень разные.

Иван Князев: Избалованных по сравнению с москвичами, видимо, да? Ольга Владимировна, смотрите...

Ольга Кузнецова: Не настолько избалованных, да.

Иван Князев: Смотрите, какой момент. Ну ведь здесь же процессы, например, от привлечения мигрантов и от привлечения внутренней нашей рабочей силы несколько отличаются, потому что разные условия труда, на разные условия труда точнее соглашаются люди.

Ольга Кузнецова: Да, конечно. Но тут еще важно учитывать, кого мы сами, допустим, как заказчики услуг, даже если речь идет о бытовых услугах, хотим видеть в качестве исполнителей услуг. Хотим ли мы видеть квалифицированных людей, которые, допустим, способны сделать качественный ремонт в квартирах, которые готовы оказать качественные услуги за определенные деньги. Нам ведь тоже далеко не всегда нужны люди, которые сделают лишь бы подешевле, но непонятно какого качества.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Вот интересно по регионам. Региональные компании, 35%, в общем, они тоже занимаются тем, что ищут активно людей в других субъектах федерации. Ну понятно, когда речь идет о добыче сырья, это, скорее всего, может быть, те, кто работают вахтовым методом. Но тоже, кстати, есть культура и искусство, достаточно много, 47% вакансий именно на этот счет, много таких запросов, не только услуги для бизнеса. Вот интересно, как это происходит, вот почему на HeadHunter, обычно вот это государственный сектор, они как-то находили информацию друг о друге через собственные государственные структуры, а когда мы говорим о таких сервисах по поиску работы, как вот «Работа.ру», SuperJob, HeadHunter, это уже выход на другие источники, так скажем?

Ольга Кузнецова: Я думаю, что работодатели просто пытаются действительно задействовать разные каналы поиска людей. Ведь они всегда разные: кто-то ищет на официальных сайтах разных служб занятости; кто-то, допустим, устраивает специальные дни по вербовке, допустим, студентов-выпускников лучших вузов; кто-то приглашает к себе на практику, пытается уже в деле опробовать студентов; кто-то ищет по коллегам, спрашивает рекомендации, квалифицированные кадры когда нужны. Разные бывают вариант. И, насколько я знаю, у разных каналов есть свои плюсы, свои минусы, тут варианты могут быть действительно разные.

Оксана Галькевич: Ольга Владимировна, так как вы с кафедры экономической и социальной географии России, у нас, знаете, вот часто, когда мы говорим о мобильности населения, то мы ставим нашим людям в вину то, что они в принципе не очень-то и мобильны. На самом ли деле это так?

Ольга Кузнецова: Когда у нас говорят о низком уровне мобильности, у нас чаще всего сравнивают со статистикой, которая существует в экономически развитых странах. И да, в экономически развитых странах среднее количество переездов человека в течение жизни больше, чем у нас в России.

Иван Князев: Ага.

Ольга Кузнецова: И да, вот говорят, что наши люди не настолько мобильны. Но с другой стороны, надо понимать, что у нас ведь есть свои условия, своя специфика. У нас, допустим, гораздо чаще люди владеют своим жильем, и владеют не потому, что вот им прямо так хочется, а потому, что у нас нет цивилизованного рынка съемного жилья. Если вы хотите приехать в другой город, вы вряд ли найдете компании, которые специализируются на том, что содержат доходные дома и сдают квартиры в аренду, вы это должны делать, скорее всего, будете в частном секторе. Ставки аренды жилья у нас таковы, что, в общем-то, предполагается, что очень часто выгоднее купить квартиру. Есть какие-то традиции, связанные с тем, что у нас, допустим, старшее поколение помогает с младшим поколением, и отчасти это традиция, отчасти это опять же вынужденные меры. Поэтому нельзя вот просто сравнивать нас с другими странами только по каким-то отдельным параметрам.

Иван Князев: Ну, это уже не говоря о том, что у нас действительно очень большая страна, у нас разные климатические условия, у нас многонациональная страна и у нас совершенно разные традиции могут быть от одного региона к другому. И кстати, вот интересно, мы только что запустили опрос по поводу мобильности, вот то, что Оксана спрашивала, 83% пока проголосовали, что нет, не готовы переехать.

Оксана Галькевич: Подождите, а традиционный уклад, вот Иван сказал, разные традиции – традиционный уклад какой-то культурный, социокультурный, он как-то может влиять на этот показатель, параметр мобильности населения из того или иного региона?

Ольга Кузнецова: Да, конечно. Ну, если у нас в семьях принято так или иначе разным поколениям друг другу помогать, бабушки и дедушки помогают с внуками, молодые люди помогают, допустим, людям старших возрастов, когда им нужна такая помощь физически. У нас не очень-то принято, и, наверное, правильно, сдавать своих пожилых родственников, допустим, в дома престарелых. Да, если так принято, то, конечно, когда человек принимает решение о том, что он переедет в другой город, он тысячу раз подумает, может ли он оставить своих, допустим, пожилых родителей в другом городе или нет. Здесь нельзя же за это осуждать людей, если у них такие обстоятельства.

Оксана Галькевич: Ага. Давайте узнаем мнение нашей зрительницы Салтанат из Омска, готова она менять работу в своем регионе или нет. Салтанат, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Знаете, это вопрос не в том, чтобы переехать, а вопрос именно в том, что они набирают рабочих в других регионах, но мы работаем здесь. Я работаю тоже на Москву в организации, но мы работаем здесь, так как москвичи за такую зарплату и на таких условиях жестких никогда не пойдут работать. Это все равно что колония, Омск как колония Москвы, мы работаем...

Оксана Галькевич: Подождите, Салтанат, то есть это какая-то дистанционная работа у вас, которую можно удаленно просто выполнять, находясь в Омске, заказы москвичей, да?

Иван Князев: Или у вас там, может быть, дочернее какое-то... ?

Зритель: Верно, да. И многие условия... Допустим, у нас завод стоит в Омске нефтеперерабатывающий, стоит здесь, засоряет все здесь, а отчисления идут в Москву. Земля, допустим, она здесь, а отчисления все идут в Москву. То есть мы как колония Москвы. Это ни в коем случае не идет речь о том, чтобы приезжали, нам здесь условия ставят такие, что на работу идти – это сняться кошмары, такие условия ставят.

Оксана Галькевич: Салтанат, скажите, у вас работа какая? Вот вы говорите, вы работаете, так скажем, на Москву, вы чем занимаетесь?

Зритель: Разумеется, кол-центр.

Оксана Галькевич: А, кол-центр.

Зритель: Точно я сказать не могу, это запрещено...

Оксана Галькевич: Кол-центр, кстати, да, сейчас очень распространенная такая история. Спасибо, Салтанат.

Иван Князев: Спасибо, Салтанат.

Оксана Галькевич: Ну, отчисления куда идут, зависит от того на самом деле, где юридический адрес, я правильно понимаю, да, у этой компании?

Иван Князев: А мне вот, я прошу прощения, интересно просто, что Салтанат сказала. Вот кол-центр – это все-таки такая невысокая квалификация, да, требуется? Вот в регионах как раз-таки именно невысокую квалификацию людей ищут, чтобы вот там они что-то делали, то, что здесь, в Москве, за эти деньги делать не будут? Или даже специалистов там нанимают?

Ольга Кузнецова: Опять же разные ситуации. Конечно, в первую очередь мы знаем примеры создания действительно прежде всего кол-центров, центров обработки данных, где нужна не очень высокая квалификация. И это те случаи, когда можно сэкономить на заработной плате, потому что, да, в Москве она выше, чем в регионах. В каких-то случаях нанимаются и квалифицированные кадры, я, например, знаю примеры, когда люди вплоть до того, что преподавательской работой дистанционно занимаются индивидуально, в качестве репетиторов выступают. Бывают какие-то творческие профессии, когда тоже есть возможность какую-то работу делать удаленно.

Опять же разные варианты, разные квалификации, опять же разные условия труда. Если это простой неквалифицированный труд, то, конечно, работодатели выносят его за пределы Москвы ради экономии на издержках. Если это более квалифицированный труд, просто квалифицированный труд, то условия могут быть, конечно, гораздо лучше.

Иван Князев: Ну и удаленка этому поспособствовала как раз.

Оксана Галькевич: Да. Ольга Владимировна, вот еще, если можно, последний вопрос. Скажите, а вот такое явление, как отходничество, нам казалось, что это где-то осталось в XVIII–XIX вв., может быть, в начале XX, но такое ощущение, что в последнее время набирает обороты, очень многие так работают. Вы не занимались изучением этого вопроса, насколько большая часть экономически активного населения у нас в это вовлечена?

Ольга Кузнецова: Оценками отходничества, и очень интересные работы на эту тему делались в Институте географии Российской академии наук. И эксперты этого института, отдела социально-экономической географии, как раз очень пристально изучали это явление. Я сейчас не возьмусь говорить о конкретных цифрах, но явление действительно значимое, причины его вполне понятные: люди едут за работой в Москву, не имея возможности перевезти сюда всю семью, потому что жилье дорого, жизнь дорогая.

И плюс бывает так, что в каких-то случаях и не хотят переезжать всей семьей в Москву, потому что, допустим, семья, дети с бабушками как раз живут в небольших городах, эти небольшие города более комфортны для детей, для школьников по экологии, по уровню преступности и так далее. А сюда, в Москву, они приезжают на заработки, и как раз те деньги, которые они зарабатывают в Москве, позволяют им по сравнению с теми, кто работает на местах, гораздо легче решать, допустим, ту же жилищную проблему, у них по основному месту жительства.

Оксана Галькевич: Ольга Владимировна, а это признак, скажем так, какого уровня развития экономики? То есть, может быть, это слаборазвитые экономики, для них характерно такое активное отходничество? Или это в принципе во всех экономиках присутствует? Как можно этот параметр оценить в отношении нашей экономики?

Ольга Кузнецова: Я бы как раз сказала, что здесь дело не столько в уровне развития экономики как таковом, сколько в состоянии и уровне развития жилищной сферы. Ну нет у нас хороших условий для переезда с семьей в другие регионы из-за неразвитости рынка съемного жилья.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Ольга Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук.

Ну вот подтверждают наши телезрители то, что говорил наш эксперт. «В советское время многие работали в режиме командировки, и работнику предлагали остаться». «Работаю вахтой в Москве, но при первой возможности вернусь домой, не могу бросить родных», – это из Ярославской области SMS. Из Приморского края: «Русский народ оседлый, привыкли работать так, где живут». Опять же из Московской области: «Работать дома, быть с семьей. Нужно создавать рабочие места именно там, где живешь, а не болтаться по стране».

Оксана Галькевич: Что нам скажет Виктор из Ленинградской области, давайте выслушаем его. Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Да-да, здравствуйте. Виктор, Ленинградская область.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Что хочу сказать? А я хочу сказать, а не пора ли спросить у наших двух столичных граждан, Москвы и Петербурга, а не хотят ли они переехать в российские регионы работать и жить вахтовым методом в том числе? Может быть, хватит нам, жителей регионов, приучать к вахте или к вам приезжать? Может быть, надо и вам переезжать из Москвы, из Петербурга?

Иван Князев: Да, Виктор, спасибо...

Зритель: А насчет мобильности я вам хочу сказать, весь XX век граждане России, неважно, Советского Союза или сегодняшнего, занимаются мобильностью. Может быть, вспомните, сколько в 1990-х гг. с карты России пропало сел, деревень и небольших городов? Уж куда еще мобильности вам надо? Чтобы... И так пустая страна! Мы вас ждем, уважаемые господа двух наших столиц, в регионах, чтобы жить и работать в регионах, так же и вахтовым методом.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Виктор.

Оксана Галькевич: Да.

Иван Князев: Кстати, вот очень интересный момент Виктор отметил.

Оксана Галькевич: Да. Но, справедливости ради, все-таки исход из села начался не в 1990-е гг., просто это был еще один такой сложный момент, в который это все просто усилилось.

У нас еще один эксперт на связи. Друзья, мы по-прежнему ждем ваших звонков и сообщений. Татьяна Николаевна Лобанова, доцент департамента организационного поведения и управления человеческим ресурсом, кандидат психологических наук.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна Николаевна. Я вот просто хотел как раз-таки оттолкнуться... Слышите нас, да?

Оксана Галькевич: Так, а мы вас не слышим.

Иван Князев: А вот мы вас не слышим...

Оксана Галькевич: Давайте звук наладим, наше общение...

Иван Князев: Так-так-так...

Оксана Галькевич: Так, давайте, пока мы попробуем наладить эту связь, чтобы мы слышали тоже нашего эксперта, а пока выслушаем Андрея из Смоленской области.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Вы извините, я много раз пытался вам дозвониться на разные темы, у вас очень отличная передача.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Ну вот сейчас наконец-таки дозвонился.

Просто я что хочу сказать? Я выскажу свое мнение как бы, но не думаю, что это мое личное. Но лично мне не нужно где-то там 100 тысяч, 150 и так далее, где-то в Москве, в Петербурге. Мне нужна нормальная зарплата в моем регионе. Потому что чтобы, понимаете, когда мужчина уезжает куда-то далеко, у него нет ни семьи, ни детей, ни личной жизни, ничего. И понимаете, вот один мой знакомый, он несколько лет в Москве работал охранником, он тоже живет в своем доме, жил. И он несколько лет работал и вернулся назад только потому, что, он говорит, «я не вижу ни жены, ни детей, ничего; я работаю в Москве, а у меня в доме ремонт делают кто-то, я нанимаю людей». Ну это ненормально.

Оксана Галькевич: Ну да.

Иван Князев: Да, Андрей, спасибо, спасибо вам за ваше мнение. Ну, то, что переехать в чужой город, особенно без семьи, это эмоционально тяжело, особенно когда это на какой-то длительный период.

Оксана Галькевич: Но молодые, мне кажется, люди гораздо легче это все переносят...

Иван Князев: Молодым попроще, да.

Оксана Галькевич: А вот когда тебе, в общем, лет не 18, это все гораздо сложнее. Татьяна Николаевна, теперь вот...

Татьяна Лобанова: Да, добрый вечер. Меня слышно?

Оксана Галькевич: ...мы слышим друг друга.

Иван Князев: Да, Татьяна Николаевна, смотрите, наш телезритель вот первый, который до этого был, который Виктор из Ленинградской области, сказал, что пора бы москвичам и петербуржцам приезжать в регионы. А ведь же наметилась, наверное, такая тенденция, да?

Татьяна Лобанова: Да, конечно.

Иван Князев: Сейчас очень много предприятий открываются именно в регионах, и именно москвичи, причем с серьезными профессиями, специальностями, как раз-таки уезжают на вахты именно в регионы, причем даже дальние регионы. У меня просто есть даже личные примеры такие. Как это у нас сейчас выглядит в стране?

Татьяна Лобанова: Вы знаете, это действительно реально, то есть многие москвичи уезжают и приглашаются в регионы. Но это, наверное, в большей степени либо руководители, либо топ-менеджеры.

Иван Князев: Ну вот я, позвольте, не соглашусь. У меня просто есть в семье такой личный пример, просто производство, где работает мой родственник, их в Москве уже нет. Он специалист в строительстве, и вот у них основные объекты – это либо Урал, либо Дальний Восток и тому подобное, потому что в Москве, по-моему, в их сфере все построили, в их секторе.

Татьяна Лобанова: Ага.

Оксана Галькевич: Так, у нас какое-то бесконечное эхо идет в эфире...

Татьяна Лобанова: В чем вопрос? В том, что они переезжают?

Иван Князев: Да. Татьяна Николаевна, просят наши звукорежиссеры у вас звук на компьютере убрать, потому что у нас задержка и повторение постоянные идут.

Татьяна Лобанова: Я звук на компьютере выключила.

Иван Князев: Да.

Татьяна Лобанова: Меня слышно через телефон.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, давайте вот выслушаем звонок, пока сейчас еще попробуем как-то наладить нашу связь.

Татьяна Лобанова: Давайте.

Оксана Галькевич: Александр из Москвы у нас. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ну, если вы москвич, вы, наверное, вахтовым методом не работаете, вы, наверное, ищете, находите работу на московском рынке, он довольно обширный.

Зритель: В вашей программе нужно вопрос поставить по-другому, почему нельзя работать в нашей стране в другом регионе. Я объясняю, почему нет. Мы смотрим на Запад, на американцев. У них зарплата позволяет взять всю семью, взять в аренду жилье и жить припеваючи. У нас с нищенской зарплатой вся страна сидит, и переехать и снять жилье значит ничего не получать. То есть один даже, без семьи, поедет, и он ничего не будет иметь, вот и все. Так что у вас вопрос совершенно неправильный.

Экономика наша в нуле просто, поэтому, естественно, у нас не может быть никакой работы в другом регионе. Работать могут только высококвалифицированные специалисты, понимаете, только единицы, вот у вас сейчас 12%, они сейчас будут падать у вас.

Иван Князев: Ну да... Спасибо, Александр, за ваше мнение. Посмотрим, конечно, еще по итогам голосования. Но то, что вы говорите, понятно, это действительно вопрос жилья становится, когда приезжаешь в регион.

Оксана Галькевич: Еще один звонок у нас, Марат из Астрахани. Марат, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Хотел бы ответить от имени тех, кто работает по вахте.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: В 22 года, восьмая вахта, сейчас мне 38, 16 лет я катаюсь по всему миру, по регионам. Есть две стороны. С одной стороны, можно зарабатывать немного больше, чем в своем регионе, платить бесконечные кредиты. С другой стороны, печальная сторона всей этой системы в том, что люди, кто работают на вахте, не видят семью, не видят, как растут дети, за это мы платим тем, что мы немного больше зарабатываем, чем те люди, которые сидят в регионах. Но в регионах точно так же есть люди, которые готовы получать 20 тысяч рублей и сидеть дома возле своей жены, возле своей семьи, возле своих детей. Есть люди, которых вообще не загнать на вахту, никуда.

Оксана Галькевич: Ни на какую работу, да? Ну так а какая позиция тогда, собственно?

Зритель: Ни на какую работу, готовы работать здесь.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Мне просто интересно: Марат, вы кем работаете?

Зритель: Инженер, обычный инженер.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Марат, а как вы себе представляете, мыслите свою жизнь? «Вот еще несколько лет поезжу, а потом уже пора как-то более спокойный себе режим выстраивать»? Или вы понимаете, что вот у вас такая профессия, вы будете ездить, пока есть силы и возможность?

Зритель: Вот смотрите, на этот вопрос, когда я только начинал, мне было 22 года, дяденька, который отработал на трассе 26 лет, он мне сказал: «Если вдруг ты уволишься в течение года, то будешь как нормальный человек жить со своей семьей, со своими детьми. Если в течение года не уволишься, будешь, как и я, по съемным квартирам, вагончикам, в модулях жить и так далее». Вот, похоже, для меня эти полгода еще не прошли, до сих пор катаюсь.

Иван Князев: Марат, а такой вопрос: а вот за все эти годы хоть что-то скопить удалось, ну когда вам уже это все, когда вы не сможете больше ездить по вахтам, какой-то запас?

Зритель: Ну, скопить удалось, ипотеку закрыть.

Оксана Галькевич: Но ипотеку все-таки в каком-то городе, в Астрахани, да?

Зритель: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Значит, вы все-таки смотрите...

Зритель: Потому что другие регионы... Например, смотрите, есть такая ситуация, в другом регионе, условно если возьмем Москву и Санкт-Петербург, если я буду, например, получать условно деньги, которых мне будет хватать, ну те же деньги, которые я заработаю условно на Севере или где-то еще, в отдаленном острове каком-нибудь, то я буду бо́льшую часть денег съедать в Москве, где-то тысяч 60 я буду съедать, и у меня на руки будет оставаться не особо много. Соответственно, я лучше выберу для себя уехать куда-то там вдаль, где сидят только такие, как я, но я соберу денег, условно на 50–60 тысяч рублей больше.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Поэтому как бы Москва и Питер, ну...

Оксана Галькевич: Понятно, больше заработки, но и расходы тоже больше. Спасибо, Марат.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Хотя мне показалось, 60 тысяч в месяц проесть в Москве – это надо, конечно, очень постараться.

Иван Князев: Ну, это так.

Оксана Галькевич: Ну, может быть...

Давайте попробуем еще раз все-таки продолжить разговор с Татьяной Николаевной Лобановой. Татьяна Николаевна?

Татьяна Лобанова: Да-да, добрый вечер еще раз.

Оксана Галькевич: Вот-вот, теперь гораздо лучше. Скажите, пожалуйста, какой психологический портрет? Вот только что нам Марат рассказывал, одни люди встают и едут, а другие люди вот не едут и вроде как и жизнью недовольны, но и ехать никуда не хотят, никакой мобильности проявлять, даже если есть предложение. Психологический портрет вот этих людей каков? Чем они отличаются?

Татьяна Лобанова: Ну, конечно, они отличаются большей активностью, безусловно. То есть это как бы люди, которые хотят как-то продвинуться, что-то изменить в своей жизни, в том числе заработать, например. И это очень здорово, потому что для Москвы, например, таких людей не хватает очень часто.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, так оба этих человека, вот эти два типажа, они оба хотят, они говорят по крайней мере: «Вот меня не устраивает, у меня вот это вот плохо, вот это вот плохо», – они оба так говорят, но они меняет, а другой не меняет. Почему?

Татьяна Лобанова: Ну, потому что мотивация разная, соответственно, как бы у одного есть больший, какой-то длительный аспект жизни, как бы видение такой стратегии, у второго как бы меньший, то есть ориентация только на какие-то краткосрочные цели.

Иван Князев: Татьяна Николаевна, если вот, смотрите, резюмировать то, что нам подсказали наши телезрители, то, что говорили, то, что мы уже с вами обсудили, в какие основные трудности психологические человек упирается, когда у него встает выбор, либо ехать, либо не ехать?

Татьяна Лобанова: Ну, безусловно, одна из трудностей – это оторваться от привычного. Естественно, что это легче сделать более молодым людям, у которых еще не накопилось какого-то, ну, так сказать, какой-то истории жизненной, поэтому им, безусловно, легче собраться, измениться, они видят еще большие перспективы в потенциале. В принципе они более ориентированы на высокий..., как бы хорошо работают, они готовы выполнять больший объем работы, это очень важно.

Иван Князев: Я просто почему-то думал, что вы сейчас, Татьяна Николаевна, скажете, что это все-таки вопрос жилья. И вот отталкиваясь от этого, будут ли работодатели как-то пересматривать свои подходы?

Татьяна Лобанова: Да, конечно, жилье важно. Но если человек решил, то он будет этот вопрос решать самостоятельно. Конечно, здорово, если работодатель этот вопрос каким-то образом улаживает и в некоторых крупных компаниях есть отдельные программы по релокации, по программе мобильности, то есть это, в общем, нормально. Но, конечно, если речь идет о, например, рекламном агентстве, о каком-то там, не знаю, фотоателье, маркетинговых услугах или, например, геймерах, тестировщиках, дизайнерах, то в маленьких компаниях это не происходит.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, если говорить не о тех людях, которые вот переезжают, а говорить о компании, которая ищет себе сотрудников в другом регионе, пусть они даже там, на месте остаются, с точки зрения взаимодействия насколько сложно вот эти вот партнерские отношения выстроить, Москва – регионы, регионы – Москва или регион – регион между собой? С точки зрения качества именно коллектива и нормальной работы, качественной?

Татьяна Лобанова: Ага. Ну, здесь, безусловно, вы правы, Оксана, что управленческий аспект здесь является таким ключевым. То есть в принципе работники из регионов отличаются более лояльным отношением к поручениям, они более послушны, более сговорчивы, но об этом и Ольга Владимировна говорила, вот. Поэтому, конечно, здесь очень важно обучать наших управленцев подобного рода отношениям, то есть это тоже один из важных аспектов развития компании в разных регионах.

Оксана Галькевич: Такая корпоративная культура определенная, да?

Татьяна Лобанова: Да, и кросс-культурные различия, вы абсолютно правы. То есть вот эти кросс-культурные различия очень важны. Например, компания Ozon, да, очень крупная компания, ретейлер, который занимается и логистикой, и продажами, там работники работают в совершенно разных регионах, и, конечно, честь и хвала тем управленцам, которые умеют держать корпоративную культуру.

Оксана Галькевич: Слушайте, а вот эти кросс-культурные различия, они могут быть весьма существенным фактором успешности или неуспешности, так скажем, показателей каких-то регионов. Я подумала, что у нас страна ведь настолько разная в этом смысле, и это необязательно какие-то национальные республики, национальные автономии, это могут быть регионы какие-то абсолютно ярко выраженные, так скажем.

Татьяна Лобанова: Конечно. Есть особенности национальные, есть люди, которым трудно работать, например, с одной национальностью или с другой. Еще, между прочим, очень важный момент – это возрастные отличия.

Оксана Галькевич: Ага.

Татьяна Лобанова: Потому что у нас работают уже четыре поколения в компаниях, поэтому это тоже отдельные культурные и ценностные, я бы сказала, отличия людей.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Непростой это процесс.

Да, спасибо. Татьяна Лобанова была у нас на связи, доцент департамента организационного поведения и управления человеческим ресурсом, кандидат психологических наук. Вот жаль, мы только в последний момент смогли связь нормальную наладить, тем не менее было очень интересно.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Теперь давайте подведем итоги нашего опроса. Мы спрашивали, друзья, вы готовы поехать работать в другой регион? Готовы...

Иван Князев: «Да» сказали только 11%, «нет», соответственно, 89%.

Оксана Галькевич: Ну, все-таки будем учитывать, здесь много довольно нюансов, которые так или иначе включены в эти «да» и в эти «нет».

Иван Князев: Да, которые предстоит решать еще, возможно, со временем.

Ненадолго прервемся. Через несколько минут встречаем Сергея Лескова в студии.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Яков
Конечно, нет. Даже если бы мне было не 60 лет ни за что бы не поехал.