Гражданин был пьян

Гражданин был пьян | Программа: ОТРажение | ОТР

О смертельном ДТП по вине Михаила Ефремова

2020-06-09T13:28:00+03:00
Гражданин был пьян
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Саммит по климату. Чего ждать от заявлений глав ведущих мировых держав?
Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Гости
Сергей Радько
адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия»
Александр Малькевич
член совета Общественной палаты РФ.

Тамара Шорникова: Итак, как уже говорили в новостях, московская полиция возбудила уголовное дело после аварии с участием Михаила Ефремова. Накануне вечером в районе Смоленской площади артист вылетел на встречную полосу и врезался в фургон LADA. Водитель этой машины – 57-летний Сергей Захаров – скончался в больнице. Как сообщают полицейские, Ефремов был пьян. Это подтвердила экспертиза. После аварии он был отпущен под подписку о невыезде. Следствие планирует просить о домашнем аресте. Актеру грозит до 12 лет колонии.

Иван Князев: Ну, сейчас многие зададутся вопросом: а понесет ли заслуженный артист наказание? В нашей стране достаточно много случаев, когда известные люди, влиятельные люди от ответственности уходили либо отделывались незначительным сроком и выходили на свободу досрочно.

Не только Ефремов позволяет себе садиться за руль пьяным. Четыре года назад на Никитском бульваре Москвы полицейские задержали Валерия Николаева. Во время погони нетрезвый актер врезался в автомобиль ДПС и протащил на капоте своей машине автоинспектора. Днем ранее Николаев тоже подшофе наехал на женщину и скрылся с места ДТП. За неповиновение сотруднику полиции водитель отсидел десять суток, а потом по решению суда был оштрафован на 150 тысяч рублей.

А певца Витаса задержали недалеко от ВДНХ – он сбил девушку, которая ехала на велосипеде. Жертву госпитализировали в ближайшую больницу. Виновник ДТП отказался пройти медосвидетельствование и пытался изобразить сердечный приступ, чтобы избежать наказание. Как пишут СМИ, единственным наказанием для Витаса стал штраф в 100 тысяч рублей за сопротивление полиции.

Тамара Шорникова: О преступлениях под алкоголем и о наказании для разных людей – для обычных и для известных – будем говорить сейчас вместе с экспертами. Ждем ваших звонков и сообщений. Рассказывайте. Возможно, вы знаете о таких случаях.

Иван Князев: Были свидетелем или, не дай бог, с вами такое случилось. Позвоните и расскажите нам.

Тамара Шорникова: И как относитесь к вот таким эпизодам, фигурантами которых становятся известные и уважаемые люди? Звоните и рассказывайте.

А сейчас на связь с нами выходит Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия». Сергей Александрович, здравствуйте.

Сергей Радько: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сергей Александрович, вот сейчас есть информация о подписке о невыезде. Насколько это распространенная история в ситуации, когда есть погибшие в ДТП?

Сергей Радько: В основном, конечно, такая мера пресечения применяется, когда виновник не был пьян. Если он был пьян, то здесь с прошлого года уже год как действует новая редакция статьи 264-й Уголовного кодекса. Это преступление уже относится к тяжкой категории, поскольку там срок лишения – от пяти до двенадцати.

Правда, все равно по закону данное преступление является неосторожным, и поэтому мера пресечения избирается с учетом всех обстоятельств: есть ли место жительства у виновного, имеет ли он намерение скрыться и так далее. Здесь очевидно, что вряд ли такой известный человек будет предпринимать попытки скрыться и уклониться от следствия и суда, поэтому, наверное, следствие действительно пойдет в суд с ходатайством о применении домашнего ареста.

Иван Князев: Сергей Александрович, вот смотрите, наши телезрители уже пишут. Из Воронежа пришла SMS: «Почему в нашей стране звезды неприкосновенные? Перед законом все равны». И уже поднимается вопрос, может быть, об ужесточении наказания за подобные случаи. Вот как вы к этому относитесь?

Сергей Радько: Как только я узнал об этом происшествии, то первое, что я предположил – сейчас опять поднимется очередная волна: «Давайте мы усилим наказание, закрутим гайки!»

Ну, что касается безнаказанности звезд, то, наверное, это не совсем так, потому что даже в приведенных примерах с господами Николаевым и Витасом все они были наказаны и понесли наказание. То есть говорить о том, что они безнаказанные, наверное, не совсем правильно.

Иван Князев: Я думаю, здесь просто вопрос поднимается о соразмерности вины и наказания.

Сергей Радько: Ну, в данном случае от 5 до 12 лет лишения свободы – это, мягко говоря, наказание довольно строгое, особенно для тех, кто знает, что такое СИЗО, этапы, тюрьмы и так далее. Поэтому, наверное, все-таки говорить о том, что это мягкое наказание, здесь не приходится.

Тем более нужно понимать, что бесконечным усилением наказаний мы ничего не добьемся, так как есть категории людей, которые, скажем так, патологически не способны закон соблюдать и всегда его нарушают. И пытаться, так сказать, данную статистику «обнулить» – это абсолютная утопия. То есть нигде никому никогда не удавалось никакими мерами свести количество преступлений и правонарушений к абсолютному нулю.

Поэтому здесь, наверное, вопрос об усилении наказания – это не самое главное. Главное – как вообще людей воспитывать так, чтобы они не пили. Ведь мы же знаем, что господин Ефремов в последнее время, мягко говоря, очень любил алкоголь. В общем-то, это закономерно привело к тому, что мы сейчас обсуждаем.

Тамара Шорникова: Вот смотрите – еще SMS, которые приходят. Они, конечно, тоже за ужесточение. Здесь уже речь не идет о том, звезда или нет, а здесь речь идет о преступлениях, совершенных на почве алкоголя: «Сел за руль пьяным – пожизненно», «Лишать прав любого» и так далее.

Не секрет, что, например, не знаю, в сельской местности очень часто это в принципе нормальная история – то есть человек сильно пьяный поехал, и необязательно даже за добавкой в магазин, а просто поехал по делам, потому что это своя территория.

Иван Князев: Ну, потому что это деревня.

Тамара Шорникова: Да, абсолютно. Что делать с таким рецидивистами, наверное?

Сергей Радько: Вот я об этом и говорю. Здесь дело, наверное, в привычке и в менталитете, в безнаказанности, а не в отсутствии наказания. Потому что все, кто садятся за руль в пьяном виде, они прекрасно знают, что за это есть наказание. Просто дело в том, что когда человек садится пьяный за руль, то он все-таки, наверное, не думает о том, чтобы сейчас на кого-нибудь наехать и убить. Он как раз надеется ровно на другое – на то, что его не поймают.

Тамара Шорникова: Но это вряд ли успокоит родственников погибших – думал об этом человек или нет.

Сергей Радько: Нет, я сейчас говорю о наказании, о субъективном отношении того, кто садится за руль и почему он это делает. Он делает это ровно потому, что… Он надеется на то, что, во-первых, скорее всего, его не поймают, потому что полиции мало у нас в последнее время. Государство направляет все силы на автоматизацию наказаний, развешивает камеры, а они нарушений, как известно, не фиксируют.

Эти люди надеются на то, что, если их поймают, они могут договориться на месте. И размер взятки всем давно известен – от 100 тысяч рублей и выше. Может быть, в провинции чуть ниже, а в столице чуть выше. Ну, примерно так.

То есть здесь проблема комплексная. И просто переписав в очередной раз цифры в Уголовном кодексе… Ну напишем, что 20 лет лишения свободы, 25 лет. Ну и что?

Иван Князев: Сергей Александрович, вот такой вопрос. Вы говорите, что от 12 до 15 лет. Я не ошибся?

Сергей Радько: Нет, сейчас по данной статье от 5 до 12 лет.

Иван Князев: Вот! Прошу прощения, от 5 до 12 лет. Это наказание будет – колония строгого режима, колония-поселение? Какие шансы, что человек условно-досрочно освободится? Потому что мы все такие истории знаем.

Сергей Радько: Что касается вида учреждения, то он определяется судом. Если не ошибаюсь, по данной категории, если виновный является ранее несудимым, то здесь будет, скорее всего, колония общего режима.

Что касается условно-досрочного освобождения по делам этой категории, то оно допускается после отбытия не менее половины назначенного срока. То есть дадут ему, допустим, пять лет по минимуму – тогда через два с половиной года он может просить об УДО. Ну, кроме того, нужно понимать, что если он будет находиться на домашнем аресте, то срок домашнего ареста будет в срок лишения свободы зачислен из расчета: полтора дня домашнего ареста за день лишения свободы.

Иван Князев: То есть здесь, я так понимаю, есть смысл тогда затягивать суд, затягивать сроки рассмотрения этого дела?

Сергей Радько: Безусловно.

Иван Князев: Собирать хорошую характеризующую базу, получать по минимуму с помощью хорошего адвоката. И через два с половиной года колонии-поселения ты выходишь на свободу за то, что ты пьяный убил человека. Я правильно понимаю?

Сергей Радько: Ну, я скажу так, что можно выйти на свободу условно-досрочно, даже если не пьяный, а умышленно убил человека, потому что такая возможность, в принципе, для любого осужденного теоретически применима. Поэтому здесь все зависит от того, как будет вести себя виновный. Большое значение имеет и мнение потерпевших, то есть какая будет компенсация, будет ли она вообще, принесет ли он свои извинения. Потому что суды всегда прислушиваются к мнению пострадавшей стороны относительно тяжести наказания.

Конечно, вопрос об условно-досрочном освобождении тоже решается с участием потерпевших, которые должны свое мнение по этому поводу сказать. Поэтому просто заявить о том, что он два года отсидит и пойдет домой – ну, наверное, это не совсем правильно, потому что здесь все зависит во многом от стороны потерпевшей.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия», был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Масса SMS! У нас есть телефонные звонки. Сначала – сообщения. «Усильте наказание – у меня будет возможность брать взятки в разы больше». Непонятно, кто это пишет.

Иван Князев: Давайте звонок, Сергей у нас на связи.

Тамара Шорникова: Как говорится, неужели честный гаишник? Да, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Краснодарский край.

Тамара Шорникова: Слушаем ваше мнение.

Зритель: Это вас беспокоят из Краснодарского края, Мостовской район.

Иван Князев: Добрый день.

Зритель: Семь лет назад сбили человека, которому 60 лет, который находился со мной в больнице, в Мостовской ЦРБ. Ему ампутировали ногу, у него пошла гангрена. Сбили его дэпээсники. За это никто не понес никакого наказания, абсолютно никакого, хотя они были пьяные. Ни экспертиз, ничего. Они на этого дедушку все нагрузили. Он пролежал полтора месяца в 16-й палате и скончался от гангрены.

Ну почему у нас правительство делает такие антинародные законы? Любой закон идет против народа. Почему наши чиновники, вот этот «золотой миллиард»…

Иван Князев: Ну да, понятно, Сергей. Это такие достаточно риторические вопросы вы сейчас задаете.

Еще один звонок у нас, Валентина на связи.

Зритель: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Валентина.

Зритель: Я согласна с Сергеем. Конечно, ужесточить. Тем более он неоднократно попадался пьяный. Это раз.

Вы подумайте о семье погибшего. У меня вся семья за рулем, мне 60 лет, дочка, зять. И мне очень страшно, когда они едут по дороге, а им такой урод навстречу попадется. Понимаете? Почему не думают о семьях погибших? Почему?! Где у нас законы?!

Тамара Шорникова: Спасибо, Валентина, за ваш эмоциональный звонок.

Иван Князев: Спасибо вам, Валентина.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем эксперта. Александр Малькевич, член совета Общественной палаты России. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Алло.

Иван Князев: Сейчас мы увидим Александра Александровича…

Александр Малькевич: Да, я здесь, я слышу вас.

Тамара Шорникова: Мы вас пока не видим.

Иван Князев: Слышать-то слышим, но…

Тамара Шорникова: Вот теперь и видим. Вы, наверное, слышали предыдущий звонок. И таких сообщений масса – о том, что наказание у нас в стране бывает различным, ну, в зависимости от ранга, статуса человека и так далее. Это, конечно, не может не возмущать многих людей. А что-то сделать с этим мы можем?

Александр Малькевич: Это возмущает, это раздражает. И мы должны еще иметь в виду, что есть часто неформальный статус – это когда человек является неким лидером общественных мнений или инфлюенсером, есть такое слово.

То есть мы уже сейчас видим, как в социальных сетях разворачивается целая кампания… Мне грустно было осознавать о том, что Ефремов либерал, за либеральные ценности. Я уже прочитал даже целую серию постов о том, что это все ему подстроили, естественно, специально, чтобы его покарать. А параллельно мы видим в режиме реального времени, как он закапывает себя еще глубже, потому что когда к нему приехали полицейские проводить опрос, то он их в квартиру не пускает со словами, что он себя плохо чувствует, похмелье, ему нездоровится и так далее, и так далее.

Мы привыкли, к сожалению, к тому, что часто чиновники, какие-то люди при должностях пытаются занизить им наказание, они пытаются «отскочить». А здесь другая история – это когда включается маховик так называемого общественного мнения: «Человек творческий, он устал, надорвался, перенервничал», – и так далее, и так далее.

Но я хочу обратить наше с вами внимание на еще одну печальную историю. Насколько я слышал, ведь он был, говорят, в машине не один. Якобы там был его коллега с ним…

Тамара Шорникова: Вот сейчас коллега эту информацию опровергает. Он говорит, что узнал об этом, подъехал. Их сфотографировали рядом с машиной вдвоем, поэтому уже сделали выводы. Пока такая информация из его уст.

Александр Малькевич: Хорошо, это важно.

Тамара Шорникова: И еще одна ремарка: по сообщениям адвоката Ефремова, Михаил Ефремов признал себя виновным в ДТП.

Александр Малькевич: Ну, было бы странно, если бы он не признал – с учетом огромного количества видео с места, на которых зафиксировано, в каком безобразном состоянии он находился и что он говорил на месте.

Но я почему про коллегу сказал? Ведь, в принципе, наверное, нужно подумать, чтобы хоть какую-то ответственность несли люди, которые выпускают таких людей. Ведь он же где-то находился.

Иван Князев: Он же откуда-то ехал и с кем-то был, скорее всего.

Александр Малькевич: Да, конечно. Об этом и речь. То есть он там с кем-то выпивал. И люди, которые видели, в каком он безобразном состоянии, они позволили ему уехать. Возможно, должна быть какая-то солидарная ответственность.

И я поспорю с адвокатом, который был в эфире. Это совершенно неприемлемо для многих людей знать… А сколько было громких историй, когда погибли дети, в которых въехала на машине то ли пьяная, то ли просто неадекватная какая-то дама – и она потом получает год колонии-поселения или два года условно. Это что такое? Почему у нас так копеечно оценивается жизнь людей, погибших в ДТП, которые спровоцировал водитель, который не думает о безопасности?

Иван Князев: Вот об этом и речь.

Александр Малькевич: Да, конечно, непопулярные слова, если я буду говорить про какие-то ужесточения. Ну подождите, у нас есть такая известная расхожая тема: «Вот смотрите – в Сингапуре очень чисто, там люди не бросают окурок на улицу, потому что иначе там штраф до 10 тысяч долларов». Так значит они добились своими мерами вот этой самой чистоты. Почему мы жизнь людей настолько обесцениваем? «Ну, это же ДТП. С кем не бывает?» А что значит «с кем не бывает»?

Мы должны, к сожалению, через какие-то запретительные меры, такие строгие, в том числе показательные… Ну, потому что так получается, что Ефремов будет сейчас примером для показательной порки тем, кто в таком состоянии садиться. Я не вижу здесь, честно говоря, никаких смягчающих обстоятельств, кроме того, что мы видели его в десятках фильмов, он талантливый артист и сын великого артиста.

Иван Князев: Мне кажется, многие телезрители сейчас скажут: «Коль он известный человек, наоборот, он должен быть примером». И то, что он известный, служит отягчающим обстоятельством.

Александр Малькевич: Где-то вы здесь правы, потому что на самом деле любой публичный человек вот это бремя публичности несет и должен…

Иван Князев: …осознавать свою ответственность.

Александр Малькевич: Да, совершенно верно.

Иван Князев: Конечно. Спасибо, спасибо вам большое. Александр Малькевич был с нами на связи, член совета Общественной палаты России.

Тамара Шорникова: А наши коллеги вернутся к обсуждению этой темы вечером. А мы переходим к новой теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О смертельном ДТП по вине Михаила Ефремова